WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«С.И. РЕКОРД МЕТОДОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ КЛАСТЕРНЫХ СИСТЕМ КАК МЕЗОУРОВНЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ИЗДАТЕЛЬСТВО ...»

-- [ Страница 5 ] --

Можно заметить, что многие факторы являются одновременно стимуляторами и ограничителями развития сетей. Однако нам представляется, что факторы, ограничивающие сетевое развитие российско-финляндского бизнеса, все же, преодолимы.

К факторам, пока ограничивающим распространение сетевого подхода на российско-финляндские экономические связи, следует отнести различия в организации обществ в обеих странах: более иерархическая система отношений в России и более эффективная для развития сетевой экономики горизонтально ориентированная, гетерархическая структура связей в Финляндии. Тем не менее, процесс конвергенции между странами неизбежен, хотя и происходит достаточно медленно, и, в этом смысле, важное значение имеет развитие российско-финляндских образовательных программ и запуск совместных научных проектов.

Развивающийся процесс поддержки и регистрации российских старт-ап – компаний в Финляндии с помощью финских фондов, с одной стороны, развивает предпринимательские инициативы российских инноваторов, с другой – данный процесс пока приводит к вывозу высококвалифицированной рабочей силы («утечки умов») и потенциальных прибыльных бизнесов из России.



Фактором, не только положительно влияющим, но и, во многом, обусловливающим развитие российско-финляндских промышленноинновационных сетей, является взаимодополняющая структура возможностей и потребностей российского и финляндского бизнеса. Например, с российской стороны – это емкий рынок, образованные производители и потребители, фундаментальные научные знания, потребность в инвестициях и инновациях. Важной общей потребностью для обеих стран является поиск решений экологических проблем – как платформа для сетевых инициатив.

Принципиальное принятие инновационной парадигмы развития на официальном уровне в России, включение понятий «кластер» и «инновации» во все основные документы по развитию территорий, «кластерный энтузиазм» в регионах страны – факторы, обеспечивающие правовые гарантии и долгосрочный курс на развитие сетевых структур между Россией и Финляндией.

Скептики сетевого подхода могут заметить, что российско-финляндское экономическое сотрудничество уже сейчас развивается довольно активно на уровне взаимной торговли и инвестиций, и создание трансграничных сетей пока является слишком радикальным способом усиления сотрудничества.

Однако, учитывая значительный накопленный мировой опыт развития промышленно-инновационных кластеров (в том числе – трансграничных), мы можем утверждать, что формирование сетей позволяет бизнесу:

- быстрее получить эффект синергии,

- создать механизмы информационной диффузии в трансграничном регионе (в случае России и Финляндии – по-настоящему взаимного обмена ценными знаниями и опытом на уровне бизнеса, образовательных и научных структур).

Важно отметить преимущество гибкости сетевого подхода к развитию совместного российско-финляндского бизнеса: промышленно-инновационные сети могут быть различной степени формальности и взаимопроникновения (особенно это характерно для кластерной концепции) – все зависит от модели, принятой ее участниками. В некоторых случаях нет необходимости изменять структуры производства, проводить реструктуризацию бизнеса, как это бывает в результате слияний/поглощений компаний – достаточно создания единых платформ, например, в сфере информационно-коммуникационных технологий, образования, дизайна.

С точки зрения сбалансированности подхода к формированию сетевых промышленно-инновационных структур важно сочетать детерминизм и волюнтаризм, эволюционный и конструктивистский подходы. Таким образом, государственная политика должна сочетаться с инициативами бизнеса, естественный процесс сетевого сотрудничества – дополняться созданием структур, обеспечивающих благоприятную питательную среду для их развития – таких, например, как форум ЕвроРоссия, деятельность которого направлена на развитие сети контактов между финскими и российскими малыми и средними предприятиями в сопредельных регионах.

При планировании сетей важно в равной степени учитывать мнения т.н.

«ключевых лиц» и самих предпринимателей сопредельных регионов.

Возникает вопрос, в каких отраслях на сегодняшний день возможно и полезно осуществлять попытки создания промышленно-инновационных сетей. Среди перспективных направлений следует назвать сотрудничество в судостроении и строительстве буровых платформ для нефтегазовой отрасли, как менее пострадавшей от экономического кризиса. Перспективы разработки морского шельфа, развитие российской объединенной судостроительной корпорации, российско-финляндский опыт развития в данной отрасли позволяют развивать сетевые формы межфирменной кооперации.

Исследуя особенности российско-финляндских экономических отношений, В.А. Шлямин выявляет три перспективных направления сотрудничества двух стран, обобщенные нами в табл. 3.7.

–  –  –

Кроме того, на наш взгляд, на сегодняшний день существует значительный спектр отраслей для развития российско-финляндских трансграничных кластеров:

машиностроение и инжиниринг, лесной кластер (лесозаготовка и лесопереработка являются важными составляющими российско-финляндского экономического сотрудничества и нуждаются в повышении эффективности, в первую очередь, для России), пищевая промышленность, логистические услуги, здравоохранение, туризм, информационно-коммуникационные технологии и услуги, энергетика (как традиционная, так и альтернативная).



Все приведенные выше сектора являются чрезвычайно емкими для развития не только отраслевых, но и межотраслевых трансграничных кластеров.

Как уже упоминалось, общие экологические проблемы могут явиться основой для многих совместных проектов. Возможное направление – внедрение альтернативных источников энергии в заполярных малонаселенных районах севера СЗФО – в частности, энергии ветра. Финляндия – как один из ведущих производителей оборудования для ветряных электростанций – может выступить в данном направлении ключевым партнером России. Также к экологическим проектам следует отнести возможность организации совместных структур, оказывающих услуги по рекультивации лесов после вырубок.

Это лишь некоторые направления, в которых возможно развитие совместного бизнеса по сетевому принципу. При этом следует отметить, что идея развития трансграничных промышленно-инновационных сетей состоит не в абсолютизации данного формата совместного бизнеса, как единственно верного; возможно, он подойдет не всем производителям.

Однако, бесспорно, сетевая парадигма развития трансграничного бизнеса является одной из наиболее эффективных, даже в современных сложных экономических условиях.

Для анализа возможностей развития российско-финляндских трансграничных кластеров возможно взять за основу существующую методологию анализа потенциальных и развивающихся кластеров, предложенную М. Портером в рамках Института стратегии и конкурентоспособности Гарвардской школы бизнеса110.

Тогда алгоритм анализа будет выглядеть следующим образом111:

1. Оценка национальной конкурентоспособности России и Финляндии (модель конкурентного ромба М. Портера), также оценка конкурентоспособности приграничных регионов.

2. Оценка готовности национальной институциональной и бизнессреды для определенного трансграничного кластера, включая PESTLE-анализ.

3. Факторный анализ возможностей и препятствий для развития определенного трансграничного кластера.

4. Кластерный анализ (цепи поставок, доступ к ресурсам, спрос и предложение) – существующие и потенциальные взаимосвязи, роли российских и финляндских предприятий.

5. Создание «карты кластера» (cluster map), включающей основных производителей, провайдеров услуг, поддерживающие исследовательские структуры, правительственные организации, а также дистрибьюторов, потребителей и т.д.

6. Формирование конкурентного ромба потенциального трансграничного кластера.

Актуальным направлением российско-финляндского сотрудничества является, на наш взгляд, внедрение энергосберегающих технологий. Данное направление приобретает особое значение также в связи с новым российским Федеральным законом № 261-ФЗ от 23.11.2009 г. «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». В частности, для выполнения статьи 11 данного закона («Обеспечение энергетической эффективности зданий, строений, сооружений») возможно использовать опыт Финляндии по строительству энергосберегающих и генерирующих энергию зданий.

Идея энергосбережения и энергоэффективности в широком смысле в настоящее время одинаково важна для лидирующих и догоняющих комОфициальный сайт Института стратегии и конкурентоспособности Гарвардской школы бизнеса [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.isc.hbs.edu Данный алгоритм исследования был апробирован в процессе руководства международным магистерским проектом по дисциплине «Создание и развитие международных сетей компаний» в рамках магистерской программы «Международная экономика» СПбГУЭФ и магистерской программы Сайменского университета прикладных наук (Финляндия) в 2010 и 2012 гг. По итогам исследований в российско-финских группах издан сборник научных работ «Исследование возможностей развития российско-финляндских трансграничных кластеров» / Под ред. С.И. Рекорд, М. Икавалко. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2011. – 9,0 п.л. (на англ. яз.).

паний различного масштаба, государств и отдельных муниципалитетов, ученых и отдельных граждан. В этой связи представляется целесообразным развитие трансграничного зеленого кластера энерго- и ресурсосберегающих технологий, отвечающего единым стандартам энергосбережения в Регионе Балтийского моря, для Санкт-Петербурга и нескольких балтийских городов. Развивающийся кластер объединит компании различных отраслей, администрации городов, экономические и инженерные университеты и научные центры.

Для развития трансграничного кластера необходимо достигнуть более краткосрочной и конкретной цели – создать сеть обмена знаниями в области энергосбережения и выработать механизм прямого трансфера лучших практик энергосбережения, первоначально в строительном секторе, в рамках сетевого взаимодействия трех балтийских городов.

Можно выделить следующие факторы, обосновывающие выбор энергосбережения в качестве основной идеи для развития сетевого сотрудничества между тремя балтийскими мегаполисами:

1. Энергосберегающие техники и технологии обеспечивают «разумный баланс» между развитием промышленности и устойчивым развитием.

2. Проблема энергосбережения одинаково важна как для бизнеса (делает его более «умным», более экологичным), так и для администраций городов, научных учреждений и граждан.

3. Экономики России и ЕС в настоящее время находятся в схожем положении – постиндустриального транзита – и нуждаются в новой модели роста.

4. Снижающаяся эффективность сектора традиционной энергетики заставляет компании искать источники снижения затрат, включая решения по энергосбережению.

5. Идея сети обмена знаниями в области энергосбережения может встраиваться во многие промышленные и инновационные проекты в Регионе Балтийского моря.

Официальные документы, исследования и проекты, проанализированные для обоснования данного проекта, суммированы в таблице 3.8.

Краткий анализ документов показывает, что вопросы энергосбережения и энергоэффективности одинаково важны для всех трех балтийских городов и могут объединить их в процесс формирования «зеленых» сетей сотрудничества, которые могли бы стать сильной общей повесткой для долгосрочного взаимодействия.

–  –  –

Источники: Энергоэффективная Россия. Пути снижения энергоемкости и выбросов парниковых газов. Основные выводы. – Исследование McKinsey&Company. – 2009.

Федеральный закон Российской Федерации от 23.11.2009 г. № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Стратегия социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа на период до 2020 года.

Action Plan. Commission staff working document, accompanying the communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions concerning the European Union Strategy for the Baltic Sea Region. – Jan. 2012 version.

Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions. Energy Efficiency Plan 2011.

Baltic Development Forum State of the Region Report-2012: “The top of Europe Bracing itself for difficult times: Baltic Sea Region-Collaboration to Sustain Growth”.

Официальный сайт проекта “COOL Bricks” URL: www.co2olbricks.eu Проект программы «Сохранение исторического центра Санкт-Петербурга на 2013–2018 годы».

Идея формирования трансграничного энергосберегающего кластера основывается на четырех основных принципах:

1. Принцип тройной спирали, означающий обязательное участие в мероприятиях Проекта трех категорий партнеров: предприятий, администраций городов и научно-образовательных учреждений.

2. Сетевое сотрудничество как основной принцип взаимодействия, включая его виртуальную часть («облачные вычисления») и личное взаимодействие, приводящее к конвергенции деловых практик и, в конечном итоге, гуманитарных ценностей.

3. Принцип формирования среды, основанный на открытых источниках информации, свободном обмене знаниями, что обеспечивает значительные преимущества в долгосрочном периоде.

–  –  –

Как видно из приведенной выше логики реализации проекта, именно ИТ-платформа, как виртуальный прообраз развития международного кластера, выступает инструментом формирования полноценного кластерного взаимодействия. Данный механизм иллюстрирует рис. 3.2.

–  –  –

• Конкретные результаты (здания-бенчмарки в исторических центрах) Рис. 3.2. Международная ИТ-платформа «Виртуальное облако решений по энергосбережению» как основа для развития международного балтийского кластера Для анализа ожидаемых результатов развития трансграничного кластера целесообразно подразделить потенциальную эффективность на три типа: методологическую, социальную, технологическую.

I. Методологическая эффективность

• Развитие методологии для анализа правовой и социальной среды, включая стимулы и пробелы в законодательстве, процедурах и деловых культурах для внедрения знаний в сфере энергосбережения.

• Определение возможностей и препятствий для применения лучших практик в области энергосбережения в городах-участниках.

• Разработка общей методологии «Регионального энергетического барометра» как инструментария для будущего мониторинга регионального уровня энергосбережения.

II. Социальная эффективность

• Формирование механизма обмена знаниями и рост осведомлённости общества о техниках энергосбережения через личные контакты, интерактивные семинары и виртуальный ресурс по энергосбережению в Регионе Балтийского моря.

• Конвергенция российских и европейских стандартов бизнес-практик, имея в виду постепенный переход к конвергенции ценностей в рамках общего социального пространства для более глубокого сотрудничества.

III. Технологическая эффективность

• Создание модели прямого трансфера энергосберегающих технологий в секторе строительства и недвижимости.

• Развитие и внедрение инструментов трансфера лучших практик и решений в области энергосбережения.

• Шаги в направлении сближения европейских и российских технологических платформ.

Также определяющее значение имеет трансграничная значимость проекта, под которой мы будем понимать «трансграничную добавленную стоимость».

Ее можно кратко суммировать в следующих пунктах:

• инкорпорирование Северо-запада России, представленного СанктПетербургом, в интегрированное, гармонизированное развитие Региона балтийского Моря как единого целого;

• вклад в обеспечение системы энергобезопасности между Российской Федерацией и Европейским Союзом;

• развитие сети мегаполисов в Регионе Балтийского моря, где должны развиваться сети профессиональных «элит» (инновационные, творческие, управленческие и др.);

• сохранение потоков международных инвестиций в рамках Региона Балтийского моря, что очень важно во времена диверсификации потенциальных мест для прямого инвестирования в других регионах мира.

Важным вопросом в прчоцессе планирования проектов такого масштаба является его устойчивость. В данном случае она обеспечивается:

- возможностями дальнейшего использования и развития IT-платформы как виртуального рынка предложений энергосберегающих решений;

- приоритетами энергосбережения, провозглашенными в официальных документах Российской Федерации, Европейского Союза и Региона Балтийского моря на период по меньшей мере до 2020 г.;

- серьезными потребностями предприятий в снижении издержек в долгосрочной перспективе, даже если энергосберегающие технологии потребуют расходов в кратко- и среднесрочном периодах.

На наш взгляд, проект развития международного кластера энергосберегающих технологий с участием российских компаний должен обеспечивать мультипликативные эффекты, в частности:

• возможности для сближения европейских и российских технологических платформ;

• приведение российских предприятий в соответствие с приоритетами энергетического сотрудничества в Регионе Балтийского моря;

• формирование единого пространства «зелёного бизнеса» между Санкт-Петербургом и другими городами РБМ.

Таким образом, развитые экономические взаимоотношения между Россией и Финляндией предоставляют поле для развития не только трансграничных, но и международных кластерных систем.

ГЛАВА 4. ВОЗМОЖНОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ МЕЗОУРОВНЯ

ИНТЕГРАЦИИ ЕДИНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

РОССИИ, БЕЛОРУССИИ И КАЗАХСТАНА

НА ОСНОВЕ КЛАСТЕРНОГО ПОДХОДА

Проанализировав последовательно особенности современной теории и практики международных интеграционных взаимодействий и определив международные кластерные системы как основные элементы мезоуровня региональных интеграционных систем, целесообразно выявить предпосылки и возможности по формированию данного уровня интеграции в рамках активно развивающегося Единого экономического пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации.

4.1. «Квазиинтеграция» на постсоветском пространстве:

терминологическая и сущностная проблема Рассматривая промышленно-инновационные кластеры как мезоуровневый механизм международной экономической интеграции, мы сталкиваемся с различным пониманием термина «квазиинтеграция» как с терминологической и сущностной проблемой. В процессе анализа таких сложных систем, как интеграционные группировки и международные кластеры, предлагается отойти от дихотомии «интеграция-дезинтеграция» и отнести гибридные и новые формы взаимодействия на мезоуровне к квазиинтеграции. В научной литературе существуют различные подходы к пониманию данного термина. По нашему мнению, наиболее адекватным является определение М.Ю. Шерешевой: «Квазиинтеграцией следует считать объединение экономических субъектов, предполагающее развитие устойчивых долгосрочных связей между ними и делегирование контроля над управлением совместной деятельностью при отсутствии юридически оформленного трансфера прав собственности»112. Определяющим свойством квазиинтеграции, по мнению большинства исследователей (Третьяк В.П., Шерешева М.Ю. и др.) является «наличие контроля над управлением при отсутствии формального контроля над собственностью»113 (курсив наш – С.Р.), т.е. квазиинтеграционные – это сетевые структуры, к которым в полной мере можно отнести промышленно-инновационные кластеры.

Шерешева М.Ю. Межорганизационные сети в системе форм функционирования современных отраслевых рынков: Автореф. дис. … д-ра экон. наук по спец-ти 08.00.01 – Экономическая теория (область исследования – институциональная теория). – М., 2006.

Шерешева М.Ю. Межфирменные сети. – М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2006. – С. 90.

В приведенной М.Ю. Шерешевой классификации межфирменных сетей (стратегический альянс, цепочка (сеть) создания ценности, фокальная сеть поставок, динамическая фокальная сеть и виртуальная организация) отсутствует такая форма квазиинтеграции, как кластер. Согласимся с тем, что кластер целесообразно считать не межфирменной, а межорганизационной стратегической сетью (курсив наш – С.Р.): это стратегическая межорганизационная сеть отраслевого или межотраслевого характера, объединяющая ресурсы и ключевые компетенции не только фирм, но и других организаций.

В табл. 4.1 представлены существующие различия в понимании термина «квазиинтеграция» по отношению к развитию промышленно-инновационных кластеров и международных интеграционных группировок.

–  –  –

Таким образом, имеются две проблемы: с одной стороны, промышленно-инновационные кластеры являются основным звеном и критерием состоятельности международных интеграционных объединений (в данном случае – объединений стран СНГ), с другой стороны – термин «квазиинтеграция», неотделимый от понятия «кластер», имеет совершенно другой смысл в интеграционной риторике на постсоветском пространстве. В связи с этим, представляется необходимым по отношению к интеграции стран СНГ использовать термин «квазиинтеграция», анализируя развитие различных форм сетевых взаимодействий и, в первую очередь, – промышленно-инновационных кластеров.

Необходимо определить критерии оценки современного уровня развития квазиинтеграции на пространстве СНГ.

Для этого целесообразно воспользоваться Системой индикаторов евразийской интеграции Евразийского банка развития, которая включает в себя три блока, соответствующих трем основным аспектам регионального взаимодействия:

(а) анализ региональной интеграции как интеграции рынков.

В данном случае оценивается сближение стран с позиции масштабов потоков товаров, услуг и факторов производства между ними.

В данный блок входят две группы показателей:

• общие показатели: торговая интеграция и интеграция в сфере мобильности рабочей силы;

• функциональная интеграция: интеграционное взаимодействие в трех ключевых областях экономического и социального взаимодействия стран региона СНГ (электроэнергетика, сельское хозяйство и образование);

(б) анализ региональной интеграции как конвергенции экономических систем.

В данном случае оценивается сближение стран с позиции сходства основных количественных характеристик их экономического развития в четырех основных сферах: макроэкономика (динамика роста), финансовая политика, фискальная политика и денежно-кредитная политика;

(в) анализ институциональной кооперации.

В данном случае оцениваются результаты взаимодействия стран в рамках формальных интеграционных проектов, функционирующих на постсоветском пространстве, с учетом широкого диапазона целей этих структур116.

Термин квазиинтеграция на пространстве СНГ близок понятию «корпоративная интеграция», используемого Б.А. Хейфецом и А.М. Либманом для характеристики региональной интеграции «снизу», когда в реСистема индикаторов евразийской интеграции ЕАБР 2009. – Алматы, 2009. – С. 12-13.

зультате международной экспансии бизнеса соединяются специфические преимущества корпорации (firm-specific advantages, FSA) с преимуществами конкретной страны размещения операций (country-specific advantages, CSA). В процессе накопления компаниями опыта и роста их инвестиций в конкретный регион FSA и CSA коэволюционируют, «порождая» функциональные регионы, объединенные корпоративными инвестициями и взаимной торговлей117.

Для анализа развития квазиинтеграционных взаимодействий на пространстве СНГ наиболее очевидно было бы остановиться на концепции субрегиональной интеграции в виде региона как «квазикорпорации» – крупного субъекта экономической деятельности, производящего частные и общественные трансграничные блага, взаимодействующего с корпорациями и правительствами и, таким образом, являющегося одним из субъектов экономической власти118. Однако, по нашему мнению, трансграничная интеграция является комплексным процессом и порождает в результате сложные системы, поэтому трансграничный регион несет в себе множество политико-экономический функций.

На наш взгляд, именно корпоративная интеграция играет ключевую роль в процессе возможного формирования международных кластеров как мезоуровня интеграции на пространстве СНГ119. Эволюция анализа бизнес-взаимодействий на постсоветском пространстве, включая количественный и качественный анализ взаимных инвестиций, моделей совместного бизнеса, систем государственной поддержки, показывает, что данной проблеме уделяется недостаточно внимания. В то же время, это одна из наиболее сложных тем, наталкивающихся на объективные ограничения для оценки, включая вопрос страны и компании происхождения прямых иностранных инвестиций, с учетом оффшорных схем инвестирования. В целом, вопросы промышленных взаимодействий на постсоветском пространстве последовательно изучались в процессе его эволюции от центробежных к центростремительным тенденциям (Мельников В.А., 2001;

Хейфец Б.А., Либман А.М., 2006, 2007, Хейфец, 2011). Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития осуществил мониторинг взаимных инвестиций стран СНГ, а также представил 12 отраслевых докладов по атомной энергии, водным ресурсам, электроэнергии, эколоСм. Хейфец Б.А., Либман А.М. Корпоративная интеграция: альтернатива для постсоветского пространства. – М.: Изд-во ЛКИ, 2008. – С. 11-13.

Там же. – С. 13.

Прибегая к биологическом аналогиям, можно сказать, что если социальная интеграция, включая развитие наднациональных социо-культурных общностей (не делая акцента на более жестком термине «идентичность») – это «сердце» региональной интеграционной системы, то корпоративная интеграция, активно формирующая потоки взаимных инвестиций, а следовательно, и всех факторов производства – это ее кровеносная система, несущая питание и обновление.

гическим проблемам, транспорту, изменению климата, сельскому хозяйству, космической отрасли, связи и сотрудничеству на фондовом рынке.

Задача данного исследования состоит не в исчерпывающем анализе статистики взаимного инвестирования и развития совместного бизнеса на пространстве СНГ, а в ответе на вопрос, возможно ли на современном этапе интеграционного развития постепенное преобразование моделей корпоративной интеграции в квазиинтеграционные взаимодействия в виде, в частности, международных промышленно-инновационных кластеров.

4.2. Единое экономическое пространство как научная категория и интеграционная модель для стран СНГ Евразийская интеграция к настоящему времени прошла значительный путь от созданного в 2000 г. Евразийского Экономического Сообщества к формированию Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, заработавшего с 1 июля 2011 г., и далее намечено движение от действующего с 1 января 2012 г. единого экономического пространства, к будущему Евразийскому союзу.

Государства ЕврАзЭС в совокупности располагают значительными запасами различных видов первичных энергоресурсов: на долю Сообщества приходится почти 18% мировых запасов нефти и 40% запасов природного газа, а также 12% мировой добычи нефти и 20% мировой добычи газа. В рамках Сообщества по всем макроэкономическим показателям преобладает Российская Федерация: на ее долю приходится 89,4% суммы ВВП стран ЕврАзЭС, 86,7% – производства промышленной продукции, 79,3% – продукции сельского хозяйства, 91,4% – оборота розничной торговли. Россия имеет все ресурсы для обеспечения дальнейшей интеграции стран-участниц120.

Об успехе сформированного Таможенного союза свидетельствует объем взаимной торговли, исчисляемый как сумма стоимостных объемов экспортных операций государств – членов Таможенного союза во взаимной торговле, который составил в 2011 г. 62,3 млрд долларов США. По сравнению с предыдущим годом его величина увеличилась на 32,1%. Даже если предположить, что в данном случае подействовали психологические эффекты, и в дальнейшем произойдет некоторая коррекция взаимных торговых потоков в сторону уменьшения, тенденция роста при прочих равных условиях, по нашему мнению, сохранится.

Почти две трети объема взаимной торговли (65,2%) приходится на Российскую Федерацию. Доля Республики Беларусь составляет 23%, РесШкваря Л.В. Инновационное сотрудничество России со странами ЕврАзЭС // Инновации. – 2009. – № 11. – С. 21.

публики Казахстан – 11,8%. При этом взаимная торговля со странами – членами Таможенного союза занимала по итогам 2011 г. 46,4% объема внешней торговли Республики Беларусь, 18,2% внешнеторгового оборота Республики Казахстан и 7,5% объема внешней торговли Российской Федерации121. Важной положительной особенностью сформированного внутреннего рынка Единого экономического пространства (ЕЭП) также являются значительные доли во взаимной торговле стран-участниц машин, оборудования и транспортных средств (19% объема взаимной торговли), металлов и изделий из них (12,7%), а также продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (9,3%)122.

При этом необходимо отметить, что сам формат международной экономической интеграции в виде единого экономического пространства является достаточно редким явлением, и категория «экономического пространства» требует более подробного раскрытия в интеграционном контексте. Это тем более важно, что современная парадигма сетевых взаимодействий является именно пространственной, а не территориальной, о чем подробно говорилось выше, следовательно, именно экономическое пространство может явиться той эффективной общей категорией, которая обеспечит мезоэкономический подход к развитию интеграции экономик России, Белоруссии и Казахстана с перспективой присоединения других стран.

Согласно подходу Минэкономразвития РФ, типология единых (общих) экономических пространств включает «мягкие» и «жесткие» формы (табл. 4.2).

–  –  –

Таким образом, ЕЭП Белоруссии и Казахстана и России является наиболее оформленной моделью единого экономического пространства с институциональной точки зрения. При этом, согласимся с многочисленными экспертными оценками, в т.ч. – экспертов Минэкономразвития РФ – что, несмотря на достаточно высокий темп интеграции стран-участниц ЕЭП, на текущем этапе существуют серьезные структурные проблемы.

«Слабая интегрирующая роль российского внутреннего рынка: при очевидном экономическом доминировании в ЕЭП доля России во взаимном импорте не превышает 30% (на США падает 83% суммарного ВВП трех стран НАФТА и 60% внутрирегионального импорта).

Крайняя несбалансированность торгово-экономического сотрудничества внутри ЕЭП: 99% внутрирегиональной торговли и инвестиций формируются с участием России, тогда как Беларусь и Казахстан очень слабо взаимодействуют между собой.

Снижение доли взаимной торговли в общем товарообороте стран ЕЭП в последние годы (12% в ЕЭП, 16% в МЕРКОСУР, 25% в АСЕАН, 40% в НАФТА, 65% в ЕС).

Отсталая структура взаимной торговли стран ЕЭП, где две трети приходится на топливно-сырьевые товары и металлы (в зарубежных объединениях минимум две трети взаимной торговли приходится на продукцию обрабатывающей промышленности).

Снижение интенсивности внутриотраслевой торговли (включающей кооперационные поставки) между странами ЕЭП в последние годы»123.

Преодоление большинства указанных проблем возможно только при системном подходе, который на концептуальном уровне должен безусловно включать целую группу понятий, избранных и определенных нами ранее: «мезоуровень экономической интеграции», «трансграничные кластеры», «экстерритриальные кластеры» «облака внутри- и межкластерных взаимодействий».

Обратим внимание, что одним из этапов развития ЕЭП является формирование интегрированных отраслевых рынков, что очень важно и, по сути, неизбежно с точки зрения развития трансграничных промышленно-инновационных кластеров между странами-участницами. Таким образом, возникает вопрос скрытых резервов экономического сотрудничества (в т.ч. – с точки зрения кооперации и специализации). Для этого необходимо понять, что означает стадия «единого экономического пространства»

для интеграционных процессов в целом, и для экономик России, Белоруссии и Казахстана, в частности. Представляется целесообразным рассмотреть категорию ЕЭП в двух контекстах (табл. 4.3).

Презентация Министерства экономического развития РФ «О Соглашениях, формирующих Единое экономическое пространство Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации». – 09.10.2010 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/connect/0af44a8046f664a28c97ceb4415291f1/ presentation_FEEP.ppt?MOD=AJPERES&attachment=true&id=1306164283021. Дата обращения: 26.11.2012 г.

–  –  –

Для анализа возможностей применения в рамках ЕЭП концепции международных кластерных систем как мезоуровня экономической интеграции необходимо определить стартовые условия для развития трансграничных и экстерриториальных промышленно-инновационных кластеров, в т.ч., в виде «облаков» внутри- и межкластерных взаимодействий. Данные условия понимаются нами в широком смысле слова, как необходимая среда для информационного и «знаниевого» обмена (табл. 4.4).

–  –  –

Приведенные в табл. 4.4 необходимые условия для развития международных кластерных систем ЕЭП могут быть восприняты как достаточно формальные, выраженные на начальном этапе, в основном, в виде официальных документов: международных договоров, стратегий, программ. Однако, на наш взгляд, именно такая комплексная постановка задачи, учитывающая европейский опыт технологического развития, эволюцию независимого экономического развития стран-участниц ЕЭП в течение последних двадцати лет и, с другой стороны, сохраняющиеся между ними черты социально-экономической общности, позволяет активизировать важнейший механизм и одновременно критерий эффективности интеграционного образования – создание международных кластерных систем.

Для формирования информационных «ноо-кластеров», о которых говорилось в начале исследования, необходим сопоставимый уровень развития виртуальных сетей информационного обмена. В данном случае избраны 3 индекса, характеризующие степень информационной и сетевой однородности ЕЭП (табл. 4.5).

–  –  –

Таким образом, следует отметить относительную гомогенизацию Единого экономического пространства в позиции развития человеческого потенциала (а, следовательно, образовательных систем), информационнокоммуникационных технологий, модернизационного развития125, что позволяет достигнуть единого представления о развитии международных информационных кластерных систем.

При этом неизбежно существуют барьеры, препятствующие развитию международных кластерных систем в рамках Единого экономического пространства. Один из них – инвестиции в ЕЭП из т.н. странвнерегиональных конкурентов (ЕС, КНР, США, Турции и др.). В частности, по мнению А.Н. Спартака, укрепление экономических позиций Китая, «кроме общего усиления конкуренции на рынках государств СНГ и изменения конфигурации их внешнеторговых связей, ведет к примитивизации структуры внутрирегионального обмена. Крупномасштабные поставки из КНР готовых промышленных товаров, прежде всего потребительского наМодернизационные парадигмы (или концепции реиндустриализации) приняты на государственном и экспертном уровнях во всех трех государствах ЕЭП, что также облегчает выработку единых стимулов взаимодействия.

значения, заметно ухудшают перспективы налаживания широкого кооперационного взаимодействия на постсоветском пространстве, развития внутриотраслевой торговли в секторе машин и оборудования, других отраслей глубокой переработки» 126.

4.3. Развитие Единого экономического пространства (ЕЭП) Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации как пространства кластерного взаимодействия Для осуществления анализа возможностей развития ЕЭП как пространства кластерного взаимодействия необходимо рассмотреть данный вопрос последовательно на трех уровнях:

I. Степень развития национальных кластерных систем стран – участниц ЕЭП.

II. Возможности формирования трансграничных кластерных систем на основе приграничного сотрудничества.

III. Предпосылки для формирования международных кластерных систем России, Белоруссии и Казахстана.

4.3.1. Национальные предпосылки стран – участниц ЕЭП для развития промышленно-инновационных кластеров Россия Мероприятия по развитию кластеров в России, как часть модернизационного процесса, в первую очередь, исходили из развития регионов.

Согласимся с позицией Емельянова Ю. и Хачатуряна А. в том, что «сегодня Россия состоит из регионов, часть из которых находится (или приближается) в фазе постиндустриального развития (Москва, в некоторой степени ближнее Подмосковье, Санкт-Петербург), другие – в фазе индустриального развития (Урал, Красноярск, Татария и другие промышленные центры), а часть, и довольно значительная, в доиндустриальной и даже неофеодальной фазе (Тува, Горный Алтай, Чечня, Ингушетия, Дагестан, Калмыкия и др.). … Из 85 российских регионов сейчас только порядка 20 экономически самостоятельны как хозяйствующие единицы, т.е.

имеют возможность самостоятельно формировать свои собственные бюдИнтеграционные процессы в мире и на пространстве СНГ: накопленный опыт, современные тенденции и перспективы: Коллективная монография / Под общ. ред.

С.И. Долгова и А.Н. Спартака; Всероссийская академия внешней торговли Минэкономразвития России. – М.: ВАВТ, 2012. – С. 105-106.

жеты. Остальные 65 являются реципиентами, получающими финансовую помощь из центра. 28 регионов находятся на крайне низком (исходя из поставленных в стране задач модернизации) уровне экономического развития. для этих регионов модернизация прежде всего попытка перехода от неофеодализма к индустриальному развитию, для индустриальных регионов – к модели постиндустриального развития. … Центр и регионы должны совместными усилиями сформировать (с учетом экономических, технологических, природных и культурных особенностей регионов) «модернизационный профиль» каждого региона, выявить приоритетные «прорывные» направления и основные задачи, решение которых возможно за счет совместных усилий Центра и региона»127. В табл. 4.6 кратко обобщены институты и механизмы, призванные прямо или косвенно способствовать развитию промышленно-инновационных кластеров в России.

–  –  –

Емельянов Ю., Хачатурян А. Модернизация российской хозяйственной культуры:

исторический подход // Проблемы теории и практики управления. – 2010. – № 6. – С. 19.

–  –  –

Приведенные в табл. 4.6 примеры инфраструктуры для развития кластеров (без проведения оценки эффективности их работы), также как примеры отраслевой поддержки кластеров в России, представленные в приложении 1, и примеры развития кластерных инициатив (приложение 2) свидетельствуют о постепенной диверсификации подходов к финансированию проектов и поддержке кластеров в конкретных отраслях. Особое внимание необходимо уделить Томской области как полноценной инновационной экосистеме, содержащей предпосылки для развития перспективных кластеров, способных конкурировать на международном уровне.

Удачным примером развивающегося национального промышленноинновационного кластера, на наш взгляд, также может служить кластер «Титановая долина», формирующийся на базе ОАО «Корпорация ВСМПО «Ависма» в с. Верхняя Салда Свердловской области (обеспечивает 27% мирового рынка титановой продукции и лидерство России на этом рынке).

В контексте вопроса о потенциальной международной конкуренции промышленных кластеров, нами был проведен анализ развития титановых кластеров в России и Китае. Таким образом, в табл. 4.7 представлен анализ российского титанового кластера и Титановой долины Баоджи в китайской провинции Шаньси.

–  –  –

Окончание табл. 4.7 Титановая долина Титановая долина Баоджи, в Свердловской области провинция Шаньси, КНР

• В 2012 г. AVISMA приобрела на Украине предприятие по переработке титановой руды.

• В качестве ядра кластера выступает компания из традиционной отрасли, но кластер становится высокотехнологичным! Цель – развитие высокотехнологичных переделов титановой продукции, создание импортозамещающих производств, развитие новых рабочих мест в регионе Источники: Li and Fung Research Centre (2010). “Update on Industrial Clusters in China 2010,” Industrial Cluster Series, 6, 2010. Retrieved on February 6, 2011.

URL: http://www.funggroup.com/eng/knowledge/research/LFIndustrial6.pdf Titanium Valley of China ushers in new development opportunities URL: http://yunch-cn.com/en/news_details.asp?/20.html В течение нескольких лет обсуждался проект развития особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Титановая долина», предполагающий создание вокруг основного производства (ВСМПО, выпускающего исходные полуфабрикаты) кластера зарубежных и отечественных производителей готовых титановых изделий, и уже в 2007 г. свое участие в нем подтвердили 16 крупных компаний из России, США, Франции, Великобритании, Японии и Германии. В ноябре 2010 г.

было принято решение о начале строительстве ОЭЗ «Титановая долина» в 2012 г., что даст возможность развить международный промышленноинновационный кластер титановой продукции для самолетостроения и авиакосмической промышленности. На наш взгляд, уже в настоящее время бренд крупной корпорации имеет достаточную подъемную силу для развития и роста стоимости бренда территории Свердловской области – даже в условиях кризиса предприятие оставалось прибыльным, а котировки акций ВСМПО значительно превышали как индекс РТС, в целом, так и его суб-индексы: «РТС-Металлы и добыча» и «РТС-Промышленность».

Кроме того, образовав совместное предприятие с корпорацией Boeing, ВСМПО продолжает развивать собственный бренд на международном уровне.

Основные примеры развития кластеров обобщены нами в приложении 2. В целом, довольно сложно выявить определенные модели кластерного развития в России. Тем не менее, Е.Б. Ленчук и Г.Б. Власкин предлагают следующую региональную классификацию (табл. 4.8).

–  –  –

Хотя данная классификация рассматривает сугубо национальные кластеры, развивающиеся на территории России, она может быть полезна для развития трансграничных кластеров с точки зрения умеренного целеполагания: разумной достаточности конкретных целей развития кластеров, которые реально достичь.

Авторы приведенной классификации сознательно не включают в нее такие направления, как энергетика и тяжелая промышленность: понятно, что в данных секторах региональную составляющую выделить довольно сложно, кроме того, для них типична естественная монополизация бизнеса. Однако, на наш взгляд, данные направления являются важными с позиций развития кластеров в России в среднесрочной перспективе, в первую очередь – за счет получения доходов от экспорта и наличия крупных «якорных» компаний.

По итогам анализа кластерных политик и инициатив в России представляется возможным сформулировать основные особенности российской кластерной концепции и ее воплощения на современном этапе развития:

1. Кластеры в России воспринимаются пока в большей степени как географически локализованные, территориальные образования («территориально-производственные кластеры»), что зачастую приводит к формированию промышленных зон с простой концентрацией предприятий одной и той же отрасли на определенной территории. Данная тенденция искажает кластерную концепцию, которая направлена на взаимодействие различных организаций (бизнеса, органов власти, науки и образования).

2. Вектор кластерного строительства в России направлен, в основном, «сверху вниз», имея в виду региональные органы власти, определяющие механизмы, приоритеты и участников кластерного процесса. Пользуясь методологией Европейского Союза, т.е. системой координат развития кластеров между «эволюцией» и «конструированием», а также между «волюнтаризмом» и «детерминизмом»129, следует отметить, что в России пока преобладает искусственный подход конструирования и детерминизма. В первую очередь, это касается системы выбора территорий для создания кластеров и отбора компаний-резидентов. В основном, образование кластеров происходит путем реализации программ промышленной политики в регионах России.

3. На региональном уровне кластерная концепция понимается поразному, что приводит к сложностям при сопоставлении результатов развития региональных кластеров.

4. Неразвитость малого и среднего бизнеса в России является одной из основных причин недостаточного развития т.н. «мягкой», поддерживающей инфраструктуры для развития кластеров.

Белоруссия Оценивая опыт развития промышленно-инновационных кластеров в

Белоруссии, целесообразно разделить наше исследование на две части:

1. Развитие кластерной идеи как таковой на уровне государственной стратегии и политик, научных концепций и бизнес-моделей (кластеры «де-юре»);

2. Опыт промышленно-инновационного сотрудничества кластерного типа с участием производственных предприятий, научных центров и органов власти (кластеры «де-факто»).

В первой части возьмем за основу государственные программы социально-экономического и инновационного развития, а также «Обзор инновационного развития Республики Беларусь», проведенный Европейской Экономической Комиссией ООН в 2011 г.

Утвержденная 11.04.2011 г.

Программа социально-экономического развития Республики Беларусь на 2011–2015 гг., которая также получила отражение в Обзоре инновационного развития как шаг в направлении более эффективных моделей развития бизнеса, содержит четыре упоминания термина «кластер», в частности130:

Slvell. Clusters – Balancing Evolutionary and Constructive Forces. 2-d ed.,

Grafiska, deshg, January, 2009. URL:

Danagеrds http://www.clusterresearch.org/redbook.htm.

URL: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=P31100136&p2={NRPA} в качестве одного из направлений модернизации экономики отмечается «создание новых для Беларуси организационных форм хозяйствования (холдингов, кластеров, стратегических альянсов и других)»;

в части преобразований в промышленности говорится о том, что «новым направлением станет совершенствование организационных форм в промышленности путем исключения непрофильных активов, преобразования и оптимизации крупных объединений промышленных предприятий в хозяйственные общества кластерного типа (холдинги, совместные предприятия и другие производственные и научно-производственные объединения)»;

в сфере услуг «предусматривается дальнейшее формирование в сфере услуг крупных конкурентоспособных организаций, интегрированных структур, в том числе сетей, кластеров, создание совместных предприятий (торгово-промышленные холдинги, туристические кластеры)».

Государственная программа инновационного развития Республики Беларусь на 2011–2015 годы подразумевает переход к формированию государственной структурной и промышленной политики на основе кластерного подхода (табл. 4.9).

–  –  –

Кластеры в Белоруссии на государственном уровне понимаются как альянс науки, бизнеса и государства, т.е. в соответствии с принципом «тройной спирали». В «Обзоре инновационного развития Республики Беларусь», проведенном экспертами Европейской экономической комиссии ООН, само понятие кластер определяется как система тесных связей между фирмами, поставщиками, клиентами, научно-исследовательскими организациями, порождающая инновации, в которую могут входить предприятия-конкуренты.

Также отмечаются слабые и сильные стороны инновационной деятельности страны, в т.ч. – с точки зрения развития кластеров. В частности, среди сильных сторон можно отметить, что из всех научноисследовательских организаций, действующих в отраслях промышленности, 78% приходится на машиностроение, где собственные средства предприятий являются гораздо более значимым источником финансирования, чем средства государства. Европейские эксперты отмечают, что указанная специализация может стать важным достоинством всей системы в целом при условии широкого распространения результатов через кластеры, в виде положительных экстерналий и через механизмы передачи знаний.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



Похожие работы:

«Россия и АТЭС: перспективы сотрудничества Общий итог разочарование Что касается вопроса о перспективах Форума, то попытка ответить на него была предпринята, в частности, на саммите АТЭС, проходившем 14-15 ноября 2009 г. в Сингапуре. Поскольку он почти совпал с 20-летим создания АТЭС, не обошлось и без подведения итогов. Так, представлявший на саммите Россию президент Д.А.Медведев в статье «АТЭС: на пути к стабильному, безопасному и процветающему сообществу», опубликованной в СМИ стран-участниц...»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ КРЫМ Об организации и обеспечении отдыха детей и их оздоровления в Республике Крым Принят Государственным Советом Республики Крым 20 мая 2015 года Настоящий Закон принят в целях создания в Республике Крым правовых, социально-экономических, организационных условий для обеспечения прав детей на отдых, оздоровление, сохранение и развитие организаций, деятельность которых направлена на отдых детей и их оздоровление. Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 1. Правовое регулирование...»

«УДК 331.1 СТРУКТУРИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ КЛЮЧЕВЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ Мизиковский И.Е., Граница Ю.В., Фролова Э.Б. ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского», Нижний Новгород, Россия (603950, г. Н.Новгород, пр.Гагарина, 23), e–mail: mossad1313@rambler.ru,elina_firman@mail.ru, ygranica@yandex.ru Одна из актуальных проблем в экономике – это проблема эффективности предприятия. Эффективность предприятия — это рациональное использование ресурсов для...»

«Мировые товарные рынки Мировой рынок исламского страхования С.В. Громова, УДК 364.35 (100) ББК 65.271 (0) старший преподаватель Всероссийской академии внешней торговли, Г-875 М.Б. Миляева, кандидат экономических наук, профессор Всероссийской академии внешней торговли Аннотация Статья посвящена анализу современного состояния и основных тенденций развития мирового рынка исламского страхования. Рассматриваются особенности данного вида страхования, проводится сравнение с классическим страхованием....»

«РЕГИОНАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ТАРИФАМ КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПРОТОКОЛ заседания правления региональной службы по тарифам Кировской области № 43 05.12.2014 г. Киров Беляева Н.В.Председательствующий: Мальков Н.В. Члены правлеТроян Г.В. ния: Вычегжанин А.В. Петухова Г.И. Кривошеина Т.Н. Юдинцева Н.Г. Никонова М.Л. по вопросам электроэнерОтсутствовали: гетики Владимиров Д.Ю. по вопросам электроэнергетики Трегубова Т.А. Секретарь: Новикова Ж.А., Ивонина З.Л., УполномоченКалина Н.В., Шаклеина А.В., ные по делам:...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ГОРОДА МОСКВЫ ГИМНАЗИЯ №1562 ИМ. А.БОРОВИКА Особенности развития международного туризма в современной России. Исследовательская работа Ван Юаньчжэ учащегося 10/3 класса Научный руководитель: учитель географии: Потапова О.В. МОСКВА – 2014-2015 СОДЕРЖАНИЕ Введение.. ГЛАВА I. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТУРИЗМ КАК ГЛОБАЛЬНОЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ СОВРЕМЕННОГО МИРА. 1.1 Определение понятия международного туризма. 1.2 Международный туризм...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Протокол № 6 заседания Ученого совета Экономического факультета от 11 июня 2015 г. Присутствовали: Белозёров С.А., Богомазов Г.Г., Воробьева И.В., Дубянский А.Н., Иванов В.В., Канаева О.А., Ковалев В.В., Колесов Д.Н., Колышкин А.В., Конюховский П.В., Кузнецова Н.П., Лезина Т.А., Лякин А.Н., Лялин В.А., Молчанов Н.Н., Пахомова Н.В., Протасов А.Ю., Пятов М.Л., Рязанов В.Т., Соколова С.В., Сутырин С.Ф., Халин В.Г. Повестка дня: 1. Обсуждение...»

«В. И. Нечаев Е. И. Артемова ПРОБЛЕМЫ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ЖИВОТНОВОДСТВА Краснодар УДК 33:001.895]:636 ББК 65.9(2)32 Н 59 доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Рецензенты: РАСХН, Алтухов А. И; доктор технических наук, профессор Бершицкий Ю. И. Нечаев В. И, Артемова Е. И. Проблемы инновационного развития животноводства: Монография. – Краснодар: «Атри», 2009 г. – 368 с. Издаётся по решению Учёного совета ФГОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет», протокол №2...»

«проект Постановление на проект закона Республики Татарстан № 110-5 «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Республики Татарстан до 2030 года» Рассмотрев проект закона Республики Татарстан № 110-5 «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Республики Татарстан до 2030 года», Комитет Государственного Совета Республики Татарстан по законности и правопорядку ПОСТАНОВЛЯЕТ:1. Президиуму Государственного Совета Республики Татарстан включить вопрос о проекте закона...»

«ОБ ЩЕ Р Е Г ИОН А ЛЬ Н Ы Е ПРОБ ЛЕ МЫ РА З В И Т ИЯ © Арунова Л.В. ИВ РАН ЭТАПЫ ИНТЕГРАЦИИ СТРАН АСЕАН В ЕДИНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО Стремительно изменяющаяся экономическая ситуация в мире в послевоенный период для некоторых государств ЮгоВосточной Азии продемонстрировала, что наступил момент для регионального сотрудничества, в противном случае будущее региона оставалось сомнительным. Региону была необходима перестройка, и, действуя вместе, государства имели возможность добиться больших...»

«Распоряжение префектуры От 23.04.2015 №229-рп О реализации направления «деловое совершенство» в ГБУ «Жилищник» районов Зеленоградского АО г.Москвы В целях выполнения пунктов 9, 13 Плана мероприятий, направленных на увеличение доходов, оптимизацию расходов и совершенствование долговой политики города Москвы на 2014 год и плановый период 2015 и 2016 годов, утвержденного Заместителем Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений...»

«Унитарное предприятие: хозяйствующий субъект или невидимая рука государства Экспертный совет при Правительстве Российской Федерации ПРОЕКТ 15 октября 2014 года УНИТАРНЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ: РОЛЬ В ЭКОНОМИКЕ КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ ДАННЫЕ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОТРАСЛЕВАЯ СТРУКТУРА УНИТАРНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ, ИМЕЮЩИХ ПРИЗНАК ДОМИНИРОВАНИЯ НА РЫНКАХ ХАРАКТЕРИСТИКА УНИТАРНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ 38% 10% Розничная ЖКХ торговля 4% Похоронные услуги Показатели экономической Организации всех Унитарные Доля унитарных Единица 3%...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Самарский государственный экономический университет Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского – Национальный исследовательский университет Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского – Национальный исследовательский университет Российская академия наук Институт экологии Волжского бассейна ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И ОБРАЗОВАННОСТЬ – ДВА «КИТА» УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ Самара, Тольятти, Нижний Новгород,...»

«СОВРЕМЕННАЯ МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА THE MODERN WORLD ECONOMY Евгений КАЧУРОВСКИЙ Е. П. Качуровский СОВРЕМЕННАЯ МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА Минск Белпринт УДК 339.5 ББК 65.5 К31 Качуровский, Е. П.К31 Современная мировая экономика / Е. П. Качуровский. — Минск : Белпринт, 2012. — 582 с. ISBN 978-985-459-250-3. УДК 339.5 ББК 65.5 ISBN 978-985-459-250-3 © Качуровский Е. П., 2012 © Оформление. ООО «Белпринт», 2012 Оглавление От автора 9 Мировая экономика 12 1.1. Сущность мировой экономики 12 1.2. Основные этапы...»

««NAUKARASTUDENT.RU» Электронный научно-практический журнал График выхода: ежемесячно Языки: русский, английский, немецкий, французский ISSN: 2311-8814 ЭЛ № ФС 77 57839 от 25 апреля 2014 года Территория распространения: Российская Федерация, зарубежные страны Издатель: ИП Козлов П.Е. Учредитель: Соколова А.С. Место издания: г. Уфа, Российская Федерация Прием статей по e-mail: rastudent@yandex.ru Место издания: г. Уфа, Российская Федерация Булгакова И.Б., Юрченко Н.А. Анализ коммуникативной...»





 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.