WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«В.Е. ВАРАВЕНКО ОБРАТНАЯ ОСТЫЛКА И ОТСЫЛКА К ПРАВУ ТРЕТЬЕГО ГОСУДАРСТВА КАК ПРОБЛЕМА ПРИМЕНЕНИЯ ИНОСТРАННОГО ПРАВА ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию РФ

Владивостокский государственный университет

экономики и сервиса

_________________________________________________________

В.Е. ВАРАВЕНКО

ОБРАТНАЯ ОСТЫЛКА И ОТСЫЛКА

К ПРАВУ ТРЕТЬЕГО ГОСУДАРСТВА

КАК ПРОБЛЕМА ПРИМЕНЕНИЯ

ИНОСТРАННОГО ПРАВА

Монография

Владивосток

Издательство ВГУЭС

ББК 67,9 В 18 Рецензент: Е.В. Прокофьев, канд. юрид. наук, доцент, Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации Варавенко, В.Е.

В 18 ОБРАТНАЯ ОТСЫЛКА И ОТСЫЛКА К ПРАВУ

ТРЕТЬЕГО ГОСУДАРСТВА КАК ПРОБЛЕМА

ПРИМЕНЕНИЯ ИНОСТРАННОГО ПРАВА [Текст] :

монография / под науч. ред. канд. юрид. наук С.Ф. Литвиновой. – Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2010. – 208 с.



Исследованы обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства в международном частном праве – одна из проблем применения иностранного права в России. Освещены вопросы системной принадлежности и современных тенденций развития международного частного права, его внутреннего строения. Проанализированы причины и условия, порождающие проблему обратной отсылки, смежные проблемы применения иностранного права (проблема установления содержания иностранного права, оговорка о публичном праве и др.), а также решения проблемы обратной отсылки в международном частном праве России и зарубежных стран.

Предназначена для специалистов в области международного частного права.

ББК 67,9 © Издательство Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, 2010

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

ОБРАТНОЙ ОТСЫЛКИ И ОТСЫЛКИ К ПРАВУ ТРЕТЬЕГО

ГОСУДАРСТВА

1.1. Область возникновения обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства

1.1.1. Системная принадлежность международного частного права

1.1.2. Современные тенденции развития международного частного права

1.2. Место норм об обратной отсылке в системе международного частного права России

1.2.1. Внутреннее строение отрасли международного частного права и место норм об обратной отсылке в этой системе 28 1.2.2. Видовая принадлежность норм, направленных на решение проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства

1.3. Доктринальные подходы к обратной отсылке и отсылке к праву третьего государства в науке международного частного права.....45 1.3.1. Общетеоретические подходы

1.3.2. Теоретико-прикладные подходы

1.3.3. Практические подходы

Глава 2. ОБРАТНАЯ ОТСЫЛКА И ОТСЫЛКА К ПРАВУ

ТРЕТЬЕГО ГОСУДАРСТВА КАК ПРОБЛЕМА,

ВОЗНИКАЮЩАЯ В ХОДЕ КОЛЛИЗИОННО-ПРАВОВОГО

РЕГУЛИРОВАНИЯ

2.1. Понятие обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства

2.2. Причина и условия, порождающие проблему обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства

2.2.1. Юридические коллизии: понятие, свойства, виды............ 77 2.2.2. Частноправовая природа коллизионных норм международного частного права

2.2.3. Место коллизии коллизий в процессе коллизионноправового регулирования

2.3. Сущность проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства

2.3.1. Идея справедливости

2.3.2. Идея международной вежливости

2.3.3. Идея необходимости защиты частных интересов............ 100 2.3.4. Идея международного общения

2.3.5. Идея уважения суверенитета иностранного государства

Глава 3. ПОДХОДЫ К РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМЫ

ОБРАТНОЙ ОТСЫЛКИ И ОТСЫЛКИ К ПРАВУ

ТРЕТЬЕГО ГОСУДАРСТВА

3.1. Решения проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в международном частном праве зарубежных стран

3.1.1. Решения проблемы в зарубежной судебной практике

3.1.2. Решения проблемы в законодательстве зарубежных стран

3.1.3. Решения проблемы в международных договорах............ 121

3.2. Решения проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в международном частном праве России.................. 126 3.2.1. Решение проблемы в отечественной доктрине международного частного права

3.2.2. Решение проблемы в отечественной юридической практике

3.2.3. Решения проблемы в отечественном законодательстве.133 3.2.4. Критика решения проблемы, закреплнного в действующем законодательстве

3.3. Механизм решения проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства

3.3.1. Общие требования к применению иностранного права.143 3.3.2. Основания применения иностранных коллизионных норм

3.3.3. Порядок применения иностранных коллизионных норм

3.3.4. Пределы применения иностранных коллизионных норм

3.3.5. Каким должно быть решение проблемы?

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение А. Законодательные решения проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в международном частном праве зарубежных стран

Приложение Б. Сравнительный анализ содержания привязок коллизионных норм, закреплнных в законодательстве России и стран АТР, используемых для выбора права, применимого к определению правового положения физического лица





Приложение В. Институты международного частного права Российской Федерации

ВВЕДЕНИЕ

Повышение значимости международного частного права (далее – МЧП) в России началось сравнительно недавно в связи с политической, экономической и правовой реформами. Развитие международного сотрудничества требовало от науки МЧП, прежде всего, практических решений. Вследствие этого первоочередное развитие получили правотворческая и правоприменительная составляющие МЧП. Практика регулирования частноправовых отношений, осложннных иностранным элементом, стала основной темой, обсуждаемой в российской научной литературе.

Вместе с тем дискуссионными остаются некоторые общетеоретические положения МЧП. Предмет и метод МЧП, его внутреннее строение, состав источников и даже само существование МЧП как элемента позитивного права – это вопросы, требующие своего разрешения. От детальной проработки теоретических положений МЧП зависит эффективность регулирования частноправовых отношений, осложннных иностранным элементом, согласованность норм МЧП разных стран.

Одним из дискуссионных вопросов в науке МЧП является обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства (далее – обратная отсылка). Обратная отсылка представляет собой пример рассогласованности действия норм МЧП разных стран. Е относительно редкое появление в практике регулирования частноправовых отношений, осложннных иностранным элементом, не является показателем незначительности данной проблемы и е оторванности от юридической практики. Одним из показателей практической значимости проблемы обратной отсылке является закрепление норм, направленных на е решение в законодательстве большинства государств. В новейших кодификациях МЧП зарубежных стран за последние 10 лет, в частности, в Азербайджане, Бельгии, Болгарии, Словении, Украине, Эстонии нормы об обратной отсылке закреплены в текстах соответствующих законов1.

С момента появления в судебной практике западноевропейских государств в первой половине XIX века и до настоящего времени обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства не нашла единого решения в юридической практике. К единообразному решению не пришли даже в рамках отдельных регионов и правовых семей2. В условиях одной страны законодательное решение проблемы обратной отсылки идт вразрез с доктринальной точкой зрения, что характерно, в частности, для Великобритании, где большинство учных высказываются за положительное решение проблемы, а законодательство развивается по пути постепенного отказа от принятия отсылок иностранных коллизионных норм3.

См.: Закон Азербайджанской Республики «О международном частном праве» № 889-IГ от 06.06.2000 г.: [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://www.base.spinform.ru/show_doc.fwx?Regnom=2633; Law of 16 July 2004 Holding the Code of Private International Law // RabelsZ. 70 (2006). S. 362; Bulgarien Gesetzbuch ber das Internationale Privatrecht.

vom 4. May 2007 // RabelsZ. 71 (2007). S. 466 – 467; Gesetz ber das Internationale Privatrecht und das Verfahren (IPRG) vom 8.7.1999 // RabelsZ.

66 (2002) S. 748–776; Закон Республики Украина О международном частном праве N2709-IV от 23 июня 2005 г.: [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://www.base.spinform.ru/show_doc.fwx? Regnom=16954; Закон Эстонской Республики О международном частном праве от 27.03.2002. (RT I, 2002, 35, 217): [Электронный ресурс]: Режим доступа:

http://www.skylaser.ee/?include=p_zone/db_common.

Например, страны, источники МЧП которых перечислены выше, входят романо-германскую правовую семью. Однако решения вопроса об обратной отсылке, закреплнные в этих источниках, существенно отличаются друг от друга. В бельгийском кодексе закреплн запрет на принятие отсылок иностранных коллизионных норм. В законах Словении, Украины, Эстонии разрешено принимать только обратную отсылку к праву этих государств. В источниках МЧП Азербайджана и Болгарии санкционируется принятие и обратной отсылки, и отсылки к праву третьих государств. Более подробно см.: приложение А.

См.: Briggs A. In Praise and Defence of Renvoi. // International and Comparative Law Quarterly. October 1998. Vol. 47: [Электронный ресурс]. – Полнотекстовая база данных «Журналы Оксфордского университета». Режим доступа: http://www.oxfordjournals.org.

В отечественном МЧП обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства получила, на первый взгляд, положительное решение, закреплнное в ст. 1190 ГК РФ. Однако нормы этой статьи порождают ряд вопросов по поводу сферы их действия, а также механизма применения иностранных коллизионных норм.

Исходя из буквального смысла п. 1 ст. 1190 ГК РФ, его действие распространяется на случаи выбора права при помощи коллизионных норм, закреплнных в части III Гражданского кодекса РФ.

Однако коллизионные нормы содержатся не только в Гражданском кодексе, но и в других кодифицированных федеральных законах1. Можно ли принимать отсылки иностранных коллизионных норм, к которым отсылают коллизионные нормы, закрепленные в СК РФ или в КТМ РФ? Если же согласно п. 2 ст. 1190 ГК РФ суд принимает обратную отсылку, т.е. применяет иностранную коллизионную норму для выбора применимого права, каким образом он должен устанавливать е содержание и есть ли границы, препятствующие е применению? Ни законодательство, ни судебная практика не дают ответы на эти вопросы.

Подобное состояние требует глубокого исследования вопроса об обратной отсылке и отсылке к праву третьего государства и подходов к его решению. Указанные обстоятельства обусловливают актуальность, теоретическую и практическую значимость исследования обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в отечественном МЧП.

Подробное освещение обратная отсылка получила в зарубежной литературе по МЧП, что послужило поводом для ироничного замечания Л.А. Лунца2. Однако интерес к данной теме в зарубежной науке МЧП не ослабевает, о чм свидетельствуют современные работы таких авторов, как А. Бриггс (ВеликобритаСемейный кодекс РФ (в ред. Федерального закона от 30.06.2008 г.

№ 106-ФЗ): [Электронный ресурс]. – СЭПС Консультант Плюс. М., 2008; Кодекс торгового мореплавания РФ (в ред. Федерального закона от 14.07.2008 г. № 118-ФЗ): [Электронный ресурс]: СПС Консультант Плюс.

«…проблема об обратной отсылке сделалась одной из излюбленных тем буржуазных коллизионистов и вызвала обширнейшую литературу (е объм настолько велик, что выходит даже за пределы значения проблемы)». См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. М.,

2002. С. 297.

ния), В. Балдинюк (Украина)1, а также материалы международных научных конференций и сессий международных организаций2.

В российской науке МЧП одними из первых исследовали обратную отсылку М.И. Брун, А.Н. Мандельштам3. В современной отечественной литературе обратная отсылка рассматривается, как правило, в рамках изложения общего курса МЧП4. Специальных исследований, посвящнных этому вопросу, немного. Это работы В.М. Корецкого, А.Б. Левитина5. Среди современных исследований следует отметить работы А.В. Аничкина, А.Н. Борисовой6.

Briggs A. In Praise and Defence of Renvoi. // International and Comparative Law Quarterly. October 1998. Vol. 47: [Электронный ресурс]. – Полнотекстовая база данных «Журналы Оксфордского университета».

Режим доступа: http://www.oxfordjournals.org; Балдинюк В.В. Забеспечення застосування колизiзiйно норми: квалiфiкацiя, заворотне вiдсилання, обхiд закону в мiжнародному приватному правi. Автореф.

дис. … кнд. юридичних наук: 12.00.03. Кив., 2008.

См.: Private International Law at the End of 20 th Century: Progress or Regress? // XVth International Congress of Comparative Law / Edited by S. Symeonides. L., 2000; Annuaire de L’Institut de Droit International. Session de Berlin. Vol. 68 – 1. P., 1999.

Брун М.И. Международное частное право: (Курс, читанный в Московском коммерческом институте в 1909/10 г.). М., 1910. С. 874 – 896;

Мандельштам А.Н. Гаагские конференции по кодификации международного частного права. Т. 1. Кодификация МЧП. СПб., 1900: [Электронный ресурс]: СПС Гарант.

См.: Ануфриева Л.П. Международное частное право. Т. 1. М., 2002; Богуславский М.М. Международное частное право. М., 2004; Звеков В.П. Коллизии законов в международном частном праве. М., 2007;

Международное частное право / под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 2003 и др.

Корецкий В.М. Очерки англо-американской доктрины и практики международного частного права. М., 1948; Левитин А.Б. Спорные вопросы международного частного права (отсылка) // Учные записки ВИЮН. Вып. 2/6. 1957.

Аничкин А.В. Институт обратной отсылки в современном международном частном праве // Московский журнал международного права.

2001. № 1; Борисова А.Н. Доктрина обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства (RENVOI): [Электронный ресурс]: автореф.

дис. …канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2008. Режим доступа:

http://www.msal.ru/main/aspyr31.html.

Однако и в отечественной, и в зарубежной литературе по МЧП отсутствует единая точка зрения по поводу обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства. Учные, как правило, исследуют нормы об обратной отсылке, которые закреплены в законодательстве, подходы к решению этой проблемы, которые сложились в судебной практике разных стран, не подвергая теоретическому анализу саму обратную отсылку и отсылку к праву третьего государства как проблемную ситуацию. Между тем за основу выработки и обоснования практического решения следует взять объективные характеристики проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства как ситуации, возникающей в ходе коллизионно-правового регулирования.

Целью данной работы является выявление объективных характеристик проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства и выработка е решения на основе результатов теоретического анализа проблемы, а также закономерностей правового регулирования частноправовых отношений, осложннных иностранным элементом.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач, в частности, исследовать область возникновения проблемы и факторы, влияющие на е возникновение и решение, в частности, системную принадлежность МЧП, его внутреннее строение, а также современные тенденции его развития; уточнить смысловые значения понятия «обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства»; исследовать доктринальные подходы к решению проблемы, провести их классификацию; выявить причину, порождающую проблему, а также условия е возникновения; выявить глубинную основу (сущность) проблемы; проанализировать практические решения проблемы, существующие в судебной практике, закреплнные в законодательстве и международных договорах с позиций результатов теоретического анализа проблемы; определить место законодательного решения проблемы в системе российского МЧП; исследовать нормы российского МЧП, определяющие основания, порядок и пределы применения иностранного права, и оценить возможность их применения для решения проблемы; предложить и обосновать механизм решения проблемы.

Объектом исследования является комплекс правоотношений, складывающихся в сфере взаимодействия внутригосударственных правовых систем в ходе коллизионно-правового регулирования частноправовых отношений, осложннных иностранным элементом. Предметом исследования является российское и зарубежное законодательство, судебная практика, международные договоры, в которых закреплены нормы, направленные на решение проблемы обратной отсылки, а также отечественная и зарубежная доктрина МЧП.

Теоретическую основу исследования составляют научные труды по МЧП и теории права российских учных, в частности, C.С. Алексеева, Л.П. Ануфриевой, М.М. Богуславского, М.И. Бруна, Т.Е. Бужигаевой, А.Б. Венгерова, И.В. Гетьман-Павловой, А.Г. Гойхбарга, Г.К. Дмитриевой, Н.Г. Дорониной, Н.Ю. Ерпылевой, А.Н. Жильцова, В.П. Звекова, И.А. Ивановского, Т.В. Кашаниной, В.М. Корельского, В.М. Корецкого, М.Н. Кузнецова, С.Б. Крылова, Л.А. Лунца, А.Н. Макарова, А.Н. Мандельштама, Ф.Ф. Мартенса, М.Н. Марченко, Н.И. Марышевой, Ю.Г. Морозовой, Р.А. Мюллерсона, Т.Н. Нешатаевой, В.Д. Перевалова, И.С. Перетерского, Е.В. Прокопьева, А.А. Рубанова, О.Н. Садикова, Ю.А. Тихомирова, В.Л. Толстых, Н.В. Тригубович, Г.Ю. Федосеевой, В.Г. Храбскова и др.

В работе использованы достижения зарубежной науки МЧП, отражнные в трудах таких исследователей, как Т. Бендевский, А. Батиффоль, А. Бриггс, А. Дайси, М. Иссад, Б. Карри, А. Миллз, П. Норт, Л. Раапе, С. Симеонидис, Дж. Фост, Ф. Францескакис, Х. Шак и др.

Методологическую основу исследования составляет диалектический метод, предполагающий объективность и всесторонность исследования обратной отсылки в е развитии и взаимосвязи с другими явлениями МЧП. На основе диалектического метода применяются общенаучные и частнонаучные методы познания правовой действительности, в частности, логический, исторический, формально-юридический, сравнительно-правовой методы, метод правового моделирования.

В данной работе автор попытался реализовать следующие теоретико-методологические требования: 1) опора на положения общей теории права и философии в качестве основы для анализа обратной отсылки и как проблемной ситуации, и как е решения, закреплнного в юридических нормах; 2) взгляд на ситуацию обратной отсылки как на проблему применения коллизионных норм иностранного МЧП; 3) комплексность исследования, выразившуюся, в частности, в анализе норм ст. 1190 ГК РФ во взаимосвязи с другими нормами МЧП, регулирующими смежные аспекты применения иностранного права. Последовательное соблюдение этих требований в ходе исследования феномена обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства позволило получить результаты, изложенные в данной работе.

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

ИССЛЕДОВАНИЯ ОБРАТНОЙ ОТСЫЛКИ

И ОТСЫЛКИ К ПРАВУ ТРЕТЬЕГО

ГОСУДАРСТВА

1.1. Область возникновения обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства Исследование обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства предполагает анализ области е возникновения. Такой областью является МЧП как элемент позитивного права, т.е.

системы регулирования общественных отношений. Проанализируем современное состояние МЧП как правовой общности, в частности определим его системную принадлежность, а также выявим тенденции его развития, влияющие на возникновение проблемы обратной отсылки и е решение.

1.1.1. Системная принадлежность международного частного права Сущностью вопроса о системной принадлежности МЧП является определение его соотношения с международным и внутригосударственным правом. Данный вопрос не является однозначно решнным в доктрине МЧП. Причины его дискуссионности лежат, прежде всего, в истории возникновения этой отрасли права. Но в большей степени они обусловлены современными тенденциями развития МЧП. По свидетельству Н.Г. Дорониной, «вопрос о соотношении международного публичного и международного частного права возник под воздействием, по крайней мере, двух объективных факторов: в связи с международнодоговорной унификацией правового регулирования и в связи с увеличением числа сделок, совершаемых между частными лицами различных государств, подчиннных действию единообразных норм международного права»1.

Точки зрения учных, высказанные по поводу системной принадлежности МЧП, можно объединить в четыре группы.

МЧП является составной частью: 1) международного публичного права («международный» подход); 2) национального права каждого государства («цивилистический» подход); 3) и международного публичного, и внутригосударственного права («полисистемный» подход); 4) правоведения, т.е. юридической науки, но не позитивного права.

Понимание МЧП как составной части системы международного права является исторически первым. Его корни уходят в итальянскую теорию статутов – первую доктрину МЧП, возникшую в XIV веке. Учные того времени не рассматривали специально вопрос о системной принадлежности МЧП по той простой причине, что ни международного публичного права, ни международного частного права в современном их понимании в то время не существовало. Однако, создавая правила, определяющие территориальный или экстратерриториальный характер действия статутов, итальянские статутарии стремились создать надгосударственные правила. На это указывают следующие обстоятельства.



Во-первых, формирование МЧП шло рука об руку с формированием международного публичного права. Так, основатели итальянской теории статутов Бартол и Бальд, наряду с разработкой коллизионных принципов МЧП, исследовали проблемы правового регулирования межгосударственных отношений, обосновывали юридическую независимость и равноправие государств на международной арене2, т.е. являлись родоначальниками принципов международного публичного права.

Доронина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций (постановка проблем и варианты решения) [Электронный ресурс]: дис.

… д-ра юрид. наук: 12.00.03. М.: РГБ, 2006. Режим доступа:

http://diss.rsl.ru.

Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. М.,

1990. С. 86.

Во-вторых, вырабатывая критерии территориальности / экстратерриториальности статутов, итальянские статутарии основывались на положениях римского частного права. Римское право в то время было своеобразным надгосударственным правом, эталоном правового регулирования1. Как пишут авторы работы «Частное право и государство», «средневековые юристы рассматривали Сorpus iuris civilis как священную книгу, содержащую непреходящие правовые истины. По своему авторитету она стояла на одной ступени с Библией, а также классическими философскими произведениями Платона и Аристотеля»2. «Надгосударственный»

характер римского права выражался в том, что статуты отдельных городов-государств, противоречащие положениям римского права, считались строго территориальными. Таким образом, римское частное право было если не источником то, во всяком случае, образцом, в соответствии с которым создавались первые коллизионные принципы МЧП. Его (римского права) надгосударственная природа, добровольно признававшаяся юристами того времени, говорит о намерении итальянских статутариев создать универсальную (т.е. единообразную, рассчитанную на применение всеми городами-государствами) систему правил для разграничения сферы действия локальных статутов.

Ещ одним аргументом, высказанным в пользу данного предположения, является естественно-правовое основание МЧП.

Алекс Миллз (Mills) в своей работе «Частная история международного права» пишет, что из концепции естественного права, составляющего основу создания и применения внутригосударственного права, следовало, что нормы МЧП рассматривались как верховные нормы естественного права, призванные разрешить спор о том, позитивное право какого из государств должно применяться для разрешения спора. Нормы МЧП расценивались как нормы универсального естественного права, помогающие и обеспечивающие существование различных внутригосударственных правовых систем. Следовательно, МЧП изначально рассматриваМандельштам А.Н. Гаагские конференции по кодификации международного частного права. Т. 1: Кодификация МЧП: [Электронный ресурс]: СПС Гарант.

Jensen N., Michaels R. Private Law and the State. Comparative Perceptions and Historical Observations // RabelsZ. 71 (2007). S. 373.

лось не как внутригосударственное, а как универсальное естественное право1.

На основании приведенных фактов можно с высокой степенью вероятности предполагать, что родоначальники доктрин МЧП создавали надгосударственное право.

Позднее о надгосударственном характере МЧП заговорили также в Италии. Теория, созданная в XIX веке профессором П. Манчини, была основана на принципе национальности. Как известно, среди основных признаков государства как политикотерриториального образования выделяют территорию и население. П. Манчини связывал действие национальных законов преимущественно со вторым из названных признаков. На этом основании он провозглашал экстратерриториальность законов в качестве общего правила и видел назначение МЧП в определении границ суверенитетов государств, т.е. границ власти национальных законов. Понимание МЧП как арбитра, разграничивающего национальные суверенитеты, предполагает его надгосударственный характер. О надгосударственном характере международного частного права прямо заявлял Л. фон Бар в свом труде Theorie und Praxis des internationalen Privatrechts2. В дореволюционной России сторонниками данной точки зрения были П.Е. Казанский, А.А. Пиленко, А.Н. Стоянов; среди советских учных, поддерживавших е, был С.Б. Крылов3. В современной российской науке МЧП сторонником данной точки зрения является В.Г. Храбсков4.

В соответствии с наиболее распространнной точкой зрения МЧП является частью системы национального права. Такое понимание системной принадлежности данной отрасли права зародилось в рамках голландской теории статутов, возникшей в Mills A. The Private History of International Law // International and Comparative Law Quarterly, January 2006, Vol. 55. P. 10: [Электронный ресурс]. – Полнотекстовая база данных «Журналы Оксфордского университета». Режим доступа: /http://www.oxfordjournals.org.

Мандельштам А.Н. Гаагские конференции по кодификации международного частного права. Т. 1: Кодификация МЧП: [Электронный ресурс]: СПС Гарант.

Международное частное право / под ред. Г.К. Дмитриевой. М.,

2003. С. 62–63.

Храбсков В.Г. Международное частное право в правовой системе // Государство и право. 2006. № 2. С. 51.

XVII веке. Голландские статутарии (П. Вут, И. Вут, У. Губер) отстаивали территориальный характер действия национальных законов. Иностранное право, по их мнению, должно применяться на территории государства в исключительных случаях. В обоснование возможности его применения голландские статутарии выдвинули идею международной вежливости (comitas). В понятие comitas учные вкладывали различные значения. Это «соображения вежливости, удобства или интереса» у П. Вута, «взаимная доброжелательность и взаимопомощь» у И. Вута, «молчаливое согласие народов, вызываемое их интересами» у У. Губера1. Учные сходились в одном: comitas является актом доброй воли национального правительства; она не обязывает последнее применять иностранное право на территории своего государства. Из этого следует, что нормы МЧП, при помощи которых избирается применимое право, создаются территориальной властью и являются внутригосударственными.

Впервые о МЧП как о составной части национального права заговорили американские юристы. МЧП США заимствовало основные идеи голландских статутариев. Восприняв идею comitas как основание применения иностранного права, американские юристы и учные утверждали принадлежность МЧП к внутригосударственной правовой системе. Так, по мнению Дж. Стори, «каждая нация имеет свою систему международного права, наиболее гармонирующую с е учреждениями, интересами, политикой»2. Впоследствии данное понимание места МЧП в системе правовых норм стало господствующим в других странах. В Англии данной точки зрения придерживались А. Дайси, Дж. Чешир.

Современная английская доктрина МЧП также основана на этом постулате3. По свидетельству Бирюкова П.Н. и Понедельченко Н.М., тот же взгляд на место МЧП разделяется многими французскими (П. Майе, И. Луссарн, П. Буррель), немецкими (Л. РааМандельштам А.Н. Гаагские конференции по кодификации международного частного права. Т. 1: Кодификация МЧП: [Электронный ресурс]: СЭПС Гарант.

Там же.

North P.M., Fawcet J.J. Cheshire and North’s Private International Law. 13-th ed. L., 1999. P. 3.

пе, Г. Кегель), итальянскими (Б. Конфорти) учными1. В дореволюционной российской науке МЧП сторонниками данной точки зрения были М.И. Брун, Н.П. Иванов, К.И. Малышев. «Сколько теорий, столько и систем коллизионных норм, столько и «международных частных прав»;… существует французское международное частное право, немецкое, русское…»2. В советской науке МЧП сторонниками взглядов на международное частное право как на отрасль внутригосударственного права были В.М. Корецкий, Л.А. Лунц, И.С. Перетерский. Многие современные отечественные учные поддерживают эту традицию. Среди них можно назвать Л.П. Ануфриеву, М.М. Богуславского, Г.К. Дмитриеву и др.

Понимание МЧП как общности, входящей в состав и международного публичного и национального права, появилось гораздо позже по сравнению с двумя рассмотренными выше подходами.

Зачатки данной точки зрения содержатся в работах немецкого учного XIX века Э. Цительмана. Он выделял надгосударственное и внутригосударственное МЧП как самостоятельные общности. Источником первой из них, по его мнению, являются «высшие начала международного публичного права», вторая создатся национальным законодателем3.

Родоначальником полисистемной концепции в отечественном МЧП является Р.А. Мюллерсон4. По мнению учного, предметом МЧП являются не внутригосударственные, а международные отношения («международные отношения невластного характера»). Метод правового регулирования МЧП – отсылочный, имеющий сво основание в национальном законодательстве разных государств. Единый предмет и метод связывают нормы, входящие в состав различных систем права (международного и наБирюков П.Н., Понедельченко Н.М. Ещ раз о международном частном праве // Международное публичное и частное право. 2005. № 3.

С. 31–32.

Брун М.И. Введение в международное частное право. Петроград:

Типография В.О. Киршбаума, 1915. С. 3–19.

Мандельштам А.Н. Гаагские конференции по кодификации международного частного права. Т. 1: Кодификация МЧП: [Электронный ресурс]: СПС Гарант.

Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права. М., 1982. С 114–124.

ционального), обусловливают их единство и, следовательно, существование МЧП как полисистемного комплекса.

Среди зарубежных авторов, придерживающихся данной точкой зрения, можно назвать алжирского учного М. Исаада. По его мнению, предмет МЧП составляют международные отношения, входящие в систему, «которая для удобства называется «международным сообществом». На этом основании он заключает: «Таким образом, вслед за многими авторами можно сказать, что МЧП является внутренним по своим источникам и международным по своему объекту»1. Среди современных российских учных данной точки зрения придерживается В.В. Гаврилов2.

Наконец, по мнению некоторых ученых, МЧП вообще не является отраслью права, а представляет собой отрасль правоведения (юридической науки). Указание на это можно найти в работах А. Пиллье: «Наша наука не должна разбиваться на множество территориальных доктрин, а, напротив того, стремиться к единству, исходя при разрешении международных вопросов из одних международных оснований. Международное частное право должно содержать только принципы одинаково верные и одинаково признанные во всех цивилизованных странах…»3. Современные российские авторы Бирюков П.Н. и Понедельченко Н.М.

также придерживаются данной точки зрения4.

Каждый из рассмотренных подходов к определению системной принадлежности МЧП опирается на свою систему доказательств, которые исчерпывающим образом описаны в учебной и научной литературе. Детальный анализ аргументации по данному вопросу выходит за рамки исследования и, кроме того, вряд ли необходим в силу следующих причин. Рассмотренные подходы к определению системной принадлежности МЧП основаны на применении формально-логической методологии, характерной для юридического позитивизма. Однако е применение для исИссад М. Международное частное право. М., 1989. С. 6–10.

Гаврилов В.В. Международное частное право. М., 2001. С. 12–13.

Мандельштам А.Н. Гаагские конференции по кодификации международного частного права. Т. 1: Кодификация МЧП: [Электронный ресурс]: СПС Гарант.

Бирюков П.Н., Понедельченко Н.М. Ещ раз о международном частном праве // Международное публичное и частное право. 2005. № 3.

С. 35.

следования явлений и процессов МЧП было переосмыслено в отечественной науке.

М.Н. Кузнецов в своей работе, опубликованной ещ в 1991 году, продемонстрировал, каким образом противоречие между «цивилистическим» и «международным» подходами преодолевается при помощи диалектической методологии. «С точки зрения формальной логики легко доказать, что международное частное право можно рассматривать и как отрасль внутреннего права, и как отрасль международной системы права. По существу же в силу установленной нами уникальности регулируемых международным частным правом отношений, особенностей применяемого при этом метода, учитывая двойственный характер природы его норм, его следует отнести к таким целостным явлениям материального мира, которые в философии получили название антиномий, где тезис и антитезис равнодоказуемы». И далее: «…на формирование МЧП как правовой целостности оказывают влияние диалектически взаимодействующие базисные факторы мировой экономики, с одной стороны, и экономики отдельно взятого государства – с другой.

Объективное существование и взаимозависимость одного и другого, являясь одним из тысяч факторов материального единства мира, через посредство волевой стороны производственных отношений обеих базисных частей рождает такие целостные, внутренне согласованные, но не укладывающиеся в привычные рамки представлений о системе права явления, как МЧП»1.

Таким образом, МЧП может рассматриваться и как внутригосударственное, и как международное явление в одно и то же время. Вместе с тем, применительно к исследуемой проблеме на передний план выходит внутригосударственная ипостась МЧП в силу того, что проблема обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства во многом обязана своему возникновению внутригосударственной природе коллизионных норм2. Для целей данной работы в дальнейшем изложении мы будем опираться на «цивилистический» подход. МЧП является элементом внутригосударственных правовых систем, поскольку: 1) регулирует частноправовые отношения, осложннные иностранным элементом,

Кузнецов М.Н. Международное частное право. Общая часть:

учебное пособие. М., 1991. С. 56.

См. § 2.2 данной работы.

т.е. имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие между физическими и юридическими лицами, лицами публичного права по их воле; 2) значительная часть источников МЧП – это внутригосударственные нормативно-правовые акты, содержащие коллизионные нормы.

1.1.2. Современные тенденции развития международного частного права МЧП находится в постоянном движении: изменяется содержание норм, формы их закрепления и т.д. Именно поэтому дискуссионный характер вопроса о системной принадлежности МЧП обусловлен, в большей степени, современными тенденциями развития этой отрасли права. Можно выделить две такие тенденции.

Первой из них, относящейся к «форме» МЧП, является унификация коллизионного права. Второй, относящейся к «содержанию» – отход от жстких коллизионных привязок и закрепление гибких коллизионных решений1.

Унификация представляет собой «сотрудничество государств, направленное на создание, изменение или прекращение одинаковых (единообразных, унифицированных) правовых норм во внутреннем праве определнного круга государств»2. Примером наиболее удачной унификации коллизионных норм является кодекс Бустаманте 1928 года3. В рамках Содружества независимых государств приняты международные договоры, содержащие унифицированные коллизионные нормы4. Но наибольшее развиСм.: Марышева Н.И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007; Мережко А.А. Наука международного частного права: история и современность. Киев. 2006;

Symeonides S. The American Choice-of-Law Revolution: Past, Present and Future. The Hague Academy of International Law. Vol. 4. L. 2006.

Международное частное право / под ред. Г.К. Дмитриевой. М.,

2003. С. 101.

Международное частное право: иностранное законодательство / сост. и науч. ред. А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. М., 2001.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 1993 г.) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. Ст. 1472; Соглашение о порядке рассмотрения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992 г.) // Вестник ВАС РФ. 1992. № 1.

тие унификация коллизионного права получила в Европейском союзе (далее – ЕС)1 хотя, по мнению некоторых авторов, единое коллизионное право ЕС в настоящее время ещ не сложилось2.

Направленность на унификацию коллизионных и материальных норм, регулирующих частноправовые отношения, осложннные иностранным элементом, настолько сильна, а е результаты настолько значительны, что это приводит к изменению доктринальных точек зрения на предмет системной принадлежности МЧП. М.М. Богуславский, который традиционно придерживался мнения о внутригосударственной природе МЧП3, пришл к выводу, что полисистемная концепция системной принадлежности МЧП в большей степени отражает объективные реалии данной отрасли права на современном этапе е развития4. Причиной этого является унификация норм МЧП (разработка и принятие международных договоров, содержащих единообразные нормы), а также воздействие различных международных факторов на принятие внутригосударственных правовых норм. По мнению А.А. Мережко, современное МЧП как часть национального права под влиянием интеграционных процессов в экономике превращается в глобальное частное право. Одной из главных тенденций формирования современного МЧП является унификация, т.е. создание единой универсальной системы норм5.

Унификация влияет на развитие МЧП не только в России, но и в других странах. Например, Питер Норт (North) среди наиболее важных изменений в МЧП Великобритании указывает на «вторжение» в систему источников этой отрасли английского права статутов, до недавнего времени состоявшей только из судебных прецедентов. Анализируя состав источников МЧП, Конвенция по вопросам юрисдикции и принудительного исполнения решений по гражданским и торговым делам (Брюссель, 1968); Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам (Рим, 1980).

Патрикеев Е.А. Развитие международного частного права странчленов Европейского Союза (на примере коллизионного права) // Правоведение. 2006. № 5. С. 132.

См.: Богуславский М.М. Международное частное право. М., 1974.

Богуславский М.М. Международное частное право. М., 2004.

С. 31.

Мережко А.А. Наука международного частного права: история и современность. Киев, 2006. С. 328–332.

П. Норт приходит к выводу, что причиной его изменения является деятельность международных организаций по унификации коллизионного права в рамках ЕС1.

Рассмотренная тенденция развития МЧП оказывает непосредственное влияние на решение проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства. Поскольку одной из причин возникновения данной ситуации является национальный характер коллизионных норм, логичным способом е устранения в практике коллизионно-правового регулирования является создание единообразных коллизионных норм, обязательных для всех государств, т.е. унификация коллизионных норм МЧП. Именно на такое решение проблемы обратной отсылки ориентировали российские коллизионисты ещ в конце XIX века2.

Практическим следствием унификации коллизионного права применительно к решению проблемы обратной отсылки является постепенный отказ от е положительного решения во внутригосударственном законодательстве разных стран. В национальные законы включаются нормы, запрещающие принимать отсылки иностранных коллизионных норм. На это недвусмысленно указывают европейские учные3.

Вторая из рассматриваемых тенденций характеризует развитие МЧП со второй половины XX века. Речь идт о результатах Присоединяясь к международному договору, Великобритания принимает внутригосударственный нормативно-правовой акт, которым нормы соответствующего международного договора имплементируются в правовую систему страны. См.: North P.

Private International Law:

Change or Decay? // International and Comparative Law Quarterly. July

2001. Vol. 50. P. 496–497.

Брун М.И. Международное частное право: (Курс, читанный в Московском коммерческом институте в 1909/10 г.). М., 1910. С. 896.; Мандельштам А.Н. Гаагские конференции по кодификации международного частного права. Т. 1. Кодификация МЧП: [Электронный ресурс]: СПС Гарант.

Briggs A. In Praise and Defence of Renvoi // International and Comparative Law Quarterly, October 1998, Vol. 47. P. 878 [Электронный ресурс]. – Полнотекстовая база данных «Журналы Оксфордского университета». Режим доступа: http://www.oxfordjournals.org; Lookofsky J. Danish Private International Law at the End of the 20 th Century: Progress or Regress? // XVth International Congress of Comparative Law / Edited by S. Symeonides. L., 2000. P. 159.

течения в науке МЧП, которое названо «американской революцией в коллизионном праве». Научной основой «революции» была теория правового реализма, сторонники которой «сознательно принижали значение юридических норм, отдавая предпочтение судейскому правотворчеству»1. Одним из постулатов реформаторов МЧП США был отказ от коллизионных норм как таковых:

«Традиционные нормы… не действовали и не смогут действовать. Но корень данной проблемы находится глубже. Пытаясь использовать нормы, мы сталкиваемся с трудностями, которые вытекают не из того факта, что некоторые нормы плохи, …но в большей степени из факта существования этих норм как таковых»2. Данная тенденция выражается в «более широком использовании современных «гибких» норм, основывающихся на применении критерия наиболее тесной связи с подлежащим применению правом, обращении к наиболее благоприятному для сторон праву, учте результата действия коллизионных норм…»3.

Несмотря на то, что результаты американской революции значительно повлияли на развитие МЧП, рассматриваемая тенденция ещ не так сильна, как международная унификация. Вместе с тем на е существование уже обращается внимание в литературе по МЧП. Так, А.А. Мережко, исследующий направленность развития современного международного частного права, отмечает, что «основная цель нового МЧП… – достижение справедливого решения – настоятельно диктует переход от жстких коллизионных норм к решениям ad hoc на основе использования коллизионной методологии и общих принципов права»4.

Представители американской науки МЧП более сдержаны в своих прогнозах. С. Симеонидис, завершая исследование «американской революции», опираясь на анализ практики коллизионноМережко А.А. Наука международного частного права: история и современность. Киев, 2006. С. 218.

См.: Currie B. Selected Essays on the Conflict of Laws. 1963. P. 180–

183. Цит. по: Symeonides S. The American Choice-of-Law Revolution:

Past, Present and Future. The Hague Academy of International Law. Vol. 4.

L. 2006., P. 14.

Марышева Н.И. Семейные отношения с участием иностранцев:

правовое регулирование в России. М., 2007. С. VII.

Мережко А.А. Наука международного частного права: история и современность. Киев, 2006. С. 332–333.

правового регулирования в США, констатирует отсутствие в судебной практике штатов единого органичного подхода к решению коллизионных вопросов. Оценивая направленность на отказ от применения жстких коллизионных привязок, он пишет: «откровенно говоря, гибкость предпочтительней не поддающейся критике жсткости, однако чрезмерная гибкость может принести тот же вред, что и е отсутствие»1. Учный считает, что необходимо принятие коллизионных норм, содержащих конкретные коллизионные критерии. Вместе с тем эти нормы должны «быть объектом оговорок, наделяющих суды полномочиями отклоняться от заранее запрограммированного результата в соответствующих случаях»2.

Усиление данной тенденции в развитии МЧП способно оказать противоположное по сравнению с унификацией влияние на решение проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства. Ведь принятие отсылок иностранных коллизионных норм к отечественному праву и к праву третьих государств и есть та «оговорка», которая направлена на обеспечение гибкости традиционных коллизионных норм.

В настоящее время преобладающее влияние на решение проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства оказывает первая тенденция – унификация коллизионного права.

Однако действительно ли унификация коллизионного права в свом современном состоянии позволила найти единственно верное решение? Для ответа на этот вопрос необходимо хотя бы в общих чертах рассмотреть результаты унификации и оценки этих результатов учными коллизионистами. Унификация норм МЧП носит региональный характер и наиболее широко распространена в рамках ЕС. Вследствие этого обратимся к работам зарубежных и отечественных учных, посвящнным оценке результатов унификации норм МЧП в указанном регионе.

По мнению учных, унификация коллизионного права не является совершенным средством решения коллизионного вопроса по нескольким причинам. Во-первых, она не решает коллизионSymeonides S. The American Choice-of-Law Revolution: Past, Present and Future. The Hague Academy of International Law. Vol. 4. L.,

2006. P. 423.

Symeonides S. Op. cit. P. 436.

ную проблему в отношении выбора права третьих стран, поскольку европейские конвенции применяются лишь в отношениях между договаривающимися государствами. Во-вторых, появляется проблема обеспечения единообразного толкования и применения унифицированных коллизионных норм. По свидетельству Е.А. Патрикеева, страны ЕС уже столкнулись с ситуациями, когда одни и те же нормы европейских конвенций применяются национальными судами по-разному1. В третьих, в результате унификации норм МЧП блокируется действие традиционных внутригосударственных средств правового регулирования частноправовых отношений, осложннных иностранным элементом.

Так, вследствие принятия Конвенции по вопросам юрисдикции и принудительного исполнения решений по гражданским и торговым делам (Брюссель, 1968) суды Великобритании лишились возможности применять доктрину forum non convenience для предотвращения злоупотреблений со стороны истцов так называемой «покупке юрисдикции» (forum shopping)2.

Таким образом, в ближайшее время унификация коллизионного права не освободит от необходимости обращаться к внутригосударственным коллизионным нормам МЧП во многих сферах правового регулирования частноправовых отношений, осложннных иностранным элементом. Более того, ссылаясь на мнение П. Норта, можно утверждать, что факторы, являющиеся в настоящее время движущей силой унификации коллизионного права, в равной степени могут стать толчком как к совершенствованию внутригосударственного коллизионного права, так и дальнейшей унификации коллизионных и материальных норм3. Указанный автор несколько скептически относится к перспективам унификации коллизионного права. По его мнению, Великобритания активно участвует в обсуждении проектов конвенций и моПатрикеев Е.А. Развитие международного частного права стран – членов Европейского Союза (на примере коллизионного права) // Правоведение. 2006. № 5. С. 124.

Briggs A. In Praise and Defence of Renvoi // International and Comparative Law Quarterly, October 1998, Vol. 47. P. 880 [Электронный ресурс]. – Полнотекстовая база данных «Журналы Оксфордского университета». Режим доступа: http://www.oxfordjournals.org.

North P. Private International Law: Change or Decay? // International and Comparative Law Quarterly. July 2001. Vol. 50. P. 502.

дельных законов в рамках международных организаций лишь потому, что она является их лояльным участником, а не потому, что введение унифицированных норм вызвано практической необходимостью1.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Санкт-Петербургский университет управления и экономики Удахина С. В., Костин Г. А., Косухина М. А. Разработка математических моделей оценки экономической эффективности предоставления инновационных образовательных услуг с использованием IT САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ И ЭКОНОМИКИ С. В. Удахина, Г. А. Костин, М. А. Косухина РАЗРАБОТКА МАТЕМАТИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ ОЦЕНКИ экономической эффективности предоставления инновационных образовательных услуг с использованием IT Монография...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ГОРОДА МОСКВЫ ГИМНАЗИЯ №1562 ИМ. А.БОРОВИКА Особенности развития международного туризма в современной России. Исследовательская работа Ван Юаньчжэ учащегося 10/3 класса Научный руководитель: учитель географии: Потапова О.В. МОСКВА – 2014-2015 СОДЕРЖАНИЕ Введение.. ГЛАВА I. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТУРИЗМ КАК ГЛОБАЛЬНОЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ СОВРЕМЕННОГО МИРА. 1.1 Определение понятия международного туризма. 1.2 Международный туризм...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ» КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ С.И. РЕКОРД МЕТОДОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ КЛАСТЕРНЫХ СИСТЕМ КАК МЕЗОУРОВНЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ББК 65.5 Р 36 Рекорд С.И. Р 36...»

«О порядке предоставления земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности № ПЕРЕЧЕНЬ актов Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, принятых в целях реализации положений Федерального закона от 23 июня 2014 г. № 171-ФЗ 1. Постановление Правительства РФ от 14.10.2014 № 1051 «О внесении изменений в Положение о Министерстве экономического развития Российской Федерации 2. Постановление Правительства Российской Федерации от...»

«1. Структура рынка Азербайджана.3 1.1 Структура экономики..3 1.2 Специфика бизнес-среды..12 1.3 Внешняя торговля и внешнеторговый оборот экономики.30 1.4 Условия доступа на рынок..43 2. Рекомендации для МСП Самарской области по развитию экспортной деятельности на рынке Азербайджана.56 2.1 Возможные риски и барьеры для входа на рынок.56 2.2 Проблемы, возникающие у МСП в ходе осуществлении торговых операций..65 2.3 Рекомендации относительно стратегии ввода товаров на рынок.68 2.4...»

«Департамент экономического развития области Некоммерческие организации Белгородской области: итоги совместной работы СО НКО и органов власти Департамент экономического Некоммерческий сектор Белгородской развития области области На территории Белгородской области по данным Белгородстата зарегистрированы следующие формы некоммерческих организаций: на 1 января на 1 января на 1 января на 1 января 2011 года 2012 года 2013 года 2014 года Общественные организации 513 540 515 515 Общественные фонды 91...»

«Утвержден “ 14 ” мая 201 5 г. Председатель Внешэкономбанка (уполномоченный орган управления эмитента, утвердивший ежеквартальный отчет) Приказ от “ 14 ” мая 2015 г. № 409 ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОРПОРАЦИЯ «БАНК РАЗВИТИЯ И ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ВНЕШЭКОНОМБАНК)» (полное фирменное наименование (для некоммерческой организации – наименование) эмитента) Код эмитента: 00004–Т за 1 квартал 20 15 года Адрес эмитента: 107996, г. Москва, проспект Академика Сахарова, д. 9 (адрес...»

«ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ на Гражина Ракаускене МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ ЛИТВЫ И ПРОБЛЕМA СНИЖЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДОХОДОВ В статье рассматриваются причины сокращения государственных бюджетных доходов Литвы на фоне стремительного экономического роста. Oбосновывается необходимость увязки роста ВВП с показателями фискальной, трудовой и социальной политики, определяются основные направления повышения государственных доходов. Особенности макроэкономического развития Литвы. Реформирование экономики...»

«Устойчивое развитие предприятия, региона, общества: инновационные подходы к обеспечению Монография Под общей редакцией доктора экономических наук, профессора О. В. Прокопенко Рекомендовано ученым советом Высшей школы экономико-гуманитарной (г. Бельско-Бяла, Польша), ученым советом Сумского государственного университета (Украина) Польша УДК 502.131.1:339.922 У 81 Рецензенты: Вишневский Валентин Павлович, д-р экон. наук, профессор, академик НАН Украины, заместитель директора по научной работе...»

«E/ESCAP/70/17 Организация Объединенных Наций Экономический и Социальный Distr.: General 17 March 2014 Совет Russian Original: English Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана Семидесятая сессия Бангкок, 4-8 августа 2014 года (этап II) Пункт 3g предварительной повестки дня* Рассмотрение вопросов, касающихся вспомогательной структуры Комиссии, включая работу ее региональных учреждений: социальное развитие «Дорожная карта» осуществления Инчхонской стратегии обеспечения реальных...»

«Технополис «Москва» – ФЛАГМАНСКИЙ ПРОЕКТ по созданию инфраструктуры для высокотехнологичных производств в Москве МОСКВА точка входа на рынки России и СНГ Москва – крупнейший международный политический, экономический, инновационный и логистический центр Москва – крупнейший рынок высокотехнологичной продукции, а также место концентрации высококвалифицированных кадров Около 18 миллионов человек проживают в агломерации города и генерируют 20% ВВП страны Правительство Москвы стимулирует модернизацию...»

«Интернационал общественного обслуживания Проект «За достойный труд и социальные гарантии для работников мигрантов в общественном обслуживании» О ИОО Интернационал общественного обслуживания (PSI) глобальная федерация профсоюзов работников общественного обслуживания, охватывающая 20 млн. человек, вовлеченных в предоставление таких общественных услуг, как здравоохранение, социальное обеспечение, коммунальные услуги, муниципальные и государственные услуги. Мы представляем более 7 миллионов...»

«22 Вестник СамГУ. 2014. № 4 (115) УДК 658.014 К.Б. Герасимов, Л.В. Ермолина* ТЕХНОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ ОПЕРАЦИОННЫМИ ГРАФИКАМИ ПРЕДПРИЯТИЯ В статье рассмотрен один из подпроцессов операционного менеджмента – управление операционными графиками предприятия; определены его системные элементы. Показаны взаимодействие управленческих задач, которые представляют собой функционально-полный состав задач управления операционными графиками; технология управления операционными графиками, позволяющая повысить...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию РФ Владивостокский государственный университет экономики и сервиса _ В.Д. ЦАРЕВА Н.А. ЮРЧЕНКО О.Ю. КУРГАНСКАЯ А.Г. КИМ ТЕНДЕНЦИИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКСПОРТА ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ РОССИЙСКИХ ВУЗОВ В КНР Монография Владивосток Издательство ВГУЭС ББК Т 33 Рецензенты: Л.И. Вотинцева, д-р экон. наук, профессор; М.В. Гринцевич, канд. полит. наук, доцент ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКСПОРТА Т 33 ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ...»

«Министерство образования и науки Украины Национальная академия наук Украины Сумский государственный университет Институт экономики и прогнозирования НАН Украины Институт экономики развития МОН и НАН Украины Сумы Сумский государственный университет Ministry of Education and Science of Ukraine Sumy State University METHODS OF ECOLOGICAL PROBLEMS SOLVING Monograph In seven volumes Volume 4 Environmental Challenges and Economic Opportunities Edited by Doctor of Economics, Professor Leonid Melnyk...»





Загрузка...


 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.