WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 

«студент института филологии ТГУ имени Г.Р. Державина, ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г.Р. ...»

УДК 811.161.1'28; 811.161.1'373

СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ «РЕБЕНОК»

В РУССКИХ НАРОДНЫХ ГОВОРАХ: АНАЛИЗ СТРУКТУРЫ*

И.В. Поповичева1, Е.В. Терина2

кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка,

студент института филологии ТГУ имени Г.Р. Державина,

ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина», Россия

Аннотация. В статье рассматривается структура семантического поля «Ребенок» в русских диалектах. Основой исследования послужили данные «Словаря русских народных говоров» (Вып. 1-43). В анализируемом языковом объединении было выделено 11 микрополей сложной организации. Классификационные страты отражают наиболее существенные элементы структуры поля и части диалектного лексикона, которые являются активными в репрезентации образа ребенка в диалектной картине мира.

Ключевые слова:русские народные говоры, семантическое поле «Ребенок», диалектная картина мира.

Традиционным для современной лингвистики стало исследование языковой системы методами полевого конструирования. Теоретические концепции и методологические подходы в интерпретации полевых моделей многообразны.Одним из вариантов систематизации языковых единиц по полевому принципу является их распределение по семантическим полям.

В данной статье мы обратимся к анализу структуры семантического поля «Ребенок» в русских народных говорах.



Как показали исследования Н.Г. Архиповой, А.В. Закировой [1], Д.А. Баранова [2], Е.Д. Звуковой [4], А.О.Коконовой [5], М.В. Костромичевой [6], Л.И. Лариной [7], М.М. Угрюмовой [12], Н.П. Федосеевой, И.А. Подюкова [13], П.А. Якимова, М.М. Кириной [14] и др., данная лексическая группа многочисленна в русских диалектах и вербализует важный для этноса фрагмент национальной картины мира.

В «Словаре русских народных говоров» (Вып. 1–43[11]) мы находим более 2500 лексических единиц, в словарных дефинициях, пометах, контекстных примерах которых присутствуют компоненты «ребенок» («дитя», «дети», «младенец», «мальчик», «девочка», «малолетний», «несовершеннолетний»),«о ребенке» («о детях», «о мальчике», «о девочке», «о младенце»), «детский», а также их грамматические варианты (типа: «к ребенку», «у ребенка», «у младенцев», «у детей», «для ребенка», «детское», «в детской»и т.п.) [8, 9]. Весь этот лексический массив может быть представлен как полевое объединение сложной структуры.

Выбрав в качестве оснований классификации лексико-семантические связи слов, в составе ЛСП «Ребенок» можно выделить как минимум 11 микрополей, состоящих из лексико-семантических групп и подгрупп.

I. Ребенок (дети): общие обозначения. Обращения: 1) наименования малолетнего субъекта без указания на признак пола (дитЁ (здесь и далее заглавной буквой обозначен ударный звук)– дитя, ребенок; дитЯтенька – дитя; ребятЕнко – ребенок, дитя; робЯш – ребенок («У меня двенадцать было принесено робяшев». Арх. «Восемь робяшев в доме».Печор. [11, вып. 35, с. 111])); 2) слова-обращения к ребенку (детЯтко – дитя, дитятко (чаще в обращении) («Что ж, мое детятко, что ходишь не весела?» Калуж. [11, вып. 8, с. 41]);

Ёшенька – ласковое обращение к ребенку; пЫпка – шутливое обращение к ребенку); 3) наименования двух и более детей, группы детей (детЕшки – ласк. детишки («В городе была ярмарка маненька для детешек. И детёшек там было». Урал. [11, вып. 8, с. 37]); малкИ – дети; мальвА – дети, ребятишки; мелозгА – собир. мелюзга (о детях) («Собралися мелозга семи годов да зажгали на повите». Перм. [11, вып. 18, с. 102]; объЯдь – собир. о маленьких детях («Если ты желаешь взять ее, хуть у ее нету объяди, то мы даем ей земельку, половину имуществ». Смол. [11, вып. 22, с. 279])).

II. Наименования ребенка (детей) 1) по физиологическим, природным, возрастным свойствам, признакам, особенностям физического развития, внешнего вида (мальчОнко – ласк. мальчик; похлОпчик – мальчик; жуклЁнок – маленький ребенок («Все ушли на работу, до последнего жукленка». Даль [без указ. места] [11, вып. 9, с. 223]); зЫбочник– младенец, который еще лежит в зыбке, колыбели; козАнок – о маленьком, плохо растущем ребенке; насЕдок – слабый ребенок, не умеющий ходить, сидень; белЯк – ребенок, имеющий очень белый цвет лица или волос; курнОсочка – о ребенке с курносым носом; курчАвешка – о курчавом ребенке; опЕкуш – толстый ребенок («Ребенок, як опекуш, як из теста слеплен». Смол. [11, вып. 23, с. 248]); опЕстыш – полный, здоровый, ухоженный ребенок; покрЁпыш – упитанный ребенок, крепыш; пузглЕнок – ласк.

толстенький мальчик, карапуз, ребенок («Ну подойди, пузгленок, пряника дам!» Волог. [11, вып. 33, с.113]);

скурЁнок – худой ребенок); 2) по психическим, эмоциональным свойствам, качествам, особенностям поведения и интеллектуального развития (исОй – весёлый ребенок; нЕбережь – неряха, грязнуля (о ребенке) («Вот небережь – не бережешься!» (ребенку, который, играя, перепачкался в грязи). Том. [11, вып. 20, с. 316]); гИза – о хитрой и ласковой девочке; лишник – нелюбимый ребенок; брезгА – капризный ребёнок; виньгУша – обидчивый ребенок, нюня; непОшлица – непослушная, капризная девочка; гуторОк – разговорчивый ребенок; раПоповичева И.В., Терина Е.В. / Popovicheva I.V., Terina E.V., 2015 зУмник – послушный ребенок; быстрЕчик – о способном, остроумном мальчике («Этот сын у его быстречик». Смол. [11, вып. 3, с. 349]); мЫзя – неженка, капризный, избалованный ребенок; бродУля – неусидчивый ребёнок; быстрЯк – о резвом, шаловливом мальчике («Из этого быстряка можно бы сделать хорошего человека». Яросл. [11, вып. 3, с. 351]); 3) по социально обусловленным признакам (нАйда – внебрачный ребенок;





пОбочень – ребенок, родившийся не от мужа («Пока благоверный ее находился в солдатах, у нее побочень родился».Забайкал. [11, вып. 27, с. 202]); болдырЁнок – ребёнок-метис, рождённый от смешанного брака («У нас болдырят много». Даль [без указ. места] [11, вып. 3, с. 72]); остАльчик – ласк. ребенок, оставленный, брошенный родителями («А это с Лошкина-ту, помнишь ле, была Филиха-та, дак это остальчик-от; хозяин-от у ее летось ле, осеняясь ле, бают, где-то на чугунке работал да умер, а мати-та куда-ту в услуженье в город ушла, там парня-ту не стала что-то держать-ту. Вот я ево и прибрал». Вят., Слов. карт. ИРЯЗ [11, вып. 24, с. 56]);

безОтня – сирота, ребенок, лишившийся отца («Безотню хоть мать приголубит, а круглого [сироту], кто».

Сев., Даль. [11, вып. 2, с. 197]); 4) по последовательности рождения, особенностям появления в семье, личностным предпочтениям родителей (вЫкормыш – неродной, приемный ребенок; найдЕнка – девочка-подкидыш;

покормлЯнка – девочка, взятая на воспитание; первИнчик – первый ребенок, первенец; почИночек – ласк.

первый, старший ребенок в семье, первенец (« – Как кума младенца зовут? – Починочком».Сарат., Афанасьев.

[11, вып. 31, с. 14]); мальшА – младший ребенок в семье; подшкрЁбок – последний ребенок в семье; одинАшка

– единственный сын или единственная дочь в семье; обОймыш – любимый ребенок, баловень; пОтка – о любимом ребенке); 5) по социально значимым действиям (трудовым или обрядовым функциям) (борноволОчка – девочка-бороновальщица; бороноволОк – подросток-бороновальщик («Нанимают бороноволока маленького.

Сеятель запряжет лошадей в бороны, посадит «передову» лошадь «бороноволока» (обыкновенно мальчика))»

Енис., Том. [11, вып. 3, с. 117]; казачОнок – 1) мальчик-подпасок; 2) мальчик-боронильщик; подсекАло – мальчик, помогающий косцу косить траву; подхвОстничек – ребенок, бегающий за ряжеными); 6) по действиям в игре (квач – в детской игре один из играющих, которому завязывают глаза, и он ловит остальных («Одному завязывают глаза и дражнют: «Квачу, квачу, я есть хочу», – а он гоняется». Курск., Орл. [11, вып. 13, с. 162]);

мазОк – в детской игре тот, кого запятнали; орИна – в детской игре тот, кто водит («Орина из овина, погоняй нас!». Волог. [11, вып. 23, с. 342]; водИло – в детской игре, под названием «палочка-татарочка», тот (та), кто бережет палочку и открывает спрятавшихся участников игры. Смол., Пск. [11, вып. 4, с. 336]); заугОльник – один из участников детской игры («Кто-нибудь из детей становится в угол или за угол, а прочие бегают вокруг него и приговаривают: «Заугольник, заугольник!». Заугольник выбегает за ними и ловит их». Перм. [11, вып.

11, с. 127]); пЕнь – водящий в детской игре «пень» («Пень стоит посредине, четверо кругом; разбегаются все, меняясь местами: кто остался, тот пень». Даль. [без указ. места]. [11, вып. 25, с. 345-346]); 7) в детских прозвищах (бачУка – в детских прозваниях; зырмАн – детское прозвище: плохой товарищ; кошкодЁр – о ребёнке, который любит кошек (детское прозвище); ломоня – детское прозвище; мЫшка – прозвище ребенка с тонким голосом; бекрЕнчик – прозвище низкорослого, полного, с развалистой походкой мальчика, держащего голову несколько вверх, а шапку надевающего всегда набок; бЕлка – прозвище цепкого ребенка; белкО – прозвище ребенка с белыми волосами).

III. Атрибутивные характеристики ребенка, указывающие на 1) возраст, прямо или косвенно (грудоОшный – грудной (о ребенке); колыбЕльный – грудной (о ребенке); лишОшный – новорожденный; неходАлый – не умеющий ходить (о ребенке) («Раньше седолки были, пока ребенок неходАлый был». КАССР. [11, вып. 21, с. 202]); однонОчный – ребенок, с момента, рождения которого прошла лишь одна ночь; парнОй – недавно родившийся, новорожденный. («Ребеночек тоже парной, шесть недель парной, штоб никто не видел, не полюбовался». «Не ходи, он ишшо парной, сырой, не сглазь»! Белогор., Амур. [11, вып. 25, с. 233]); первогОдный – годовалый или на первом году жизни (о ребенке) («Первогодный ребенок, а уж ножками побежал».

Тюмен. [11, вып. 26, с. 9]); невОзрастный (невозрастнОй) – несовершеннолетний, невозмужалый, невОзрастный. («Ране робята невозрастнЫе коров поили». Арх. [11, вып. 20, с. 354]); небОльшенький (небольшЕнький)

– ласк. малолетний («Последушек-то мой ишшо небольшенький». Ворон.,Тамб. [11, вып. 20, с. 321]); 2) физические особенности (запехтЯй – толстый, здоровый ребенок; спрАвненький – ласк. здоровый, крепкий (о ребенке); тверЁденький – ласк. крепенький: крепкий, здоровый (о ребенке) («Мальчик хороший, твереденький такой». Латв. ССР [11, вып. 43, с. 323]); 3) особенности характера, эмоциональность (разгрИбый – капризный, плаксивый (о ребенке); ревлИвый – плаксивый, капризный (о ребенке) («Не будь крикливой, не будь ревливой, будь уемной, будь угомонной» Тобол., «Парничок-то какой ревливый, глаза не просыхают, из-за каждого пустяка безлает». Свердл., «Он ревливый был, я ночь-ноченьки не спала, намаялася с им». Перм., «Не плач, Олешка, ревливый какой, загунь». Арх., Мурман., «Внучка веселая, по нас, а пацанок-то ревливый». Казакинекрасовцы. Вост-Казах., Новосиб., Томск., Краснояр. [11, вып. 35, с. 9]); скапрИзный – своенравный, капризный (о ребенке); неубОй – упрямый, своенравный ребенок («Ион у нас неубОй, хоть что ему ни кажи, ион никогда не слухает». Зап.-Брян. [11, вып. 21, с. 183]; неревлИвый – неплачущий, спокойный (о ребенке) («Старики у них смиренные, Да старухи небранливые, Да ребята неревлИвые». [свадебная песня]. Арх. [11, вып. 21, с.

142]); просУженький – ласк. толковый, смирный (обычно о детях, юношах); 4) особенности поведения (вертовАтый – о шаловливом ребенке, проказнике; вилЮчий – вертлявый (о ребенке); греховОдный – озорной, шаловливый (о ребенке) («Разбил блюдечко? Экой ведь греховодный мальчишка». Костром. [11, вып. 7, с. 135]);

зУдырный – беспокойный ребенок; неблагословЕнный – непослушный, озорной (о ребенке); пранцевАтый – шустрый, бойкий (о подростке); пЯленый – шаловливый (о ребенке); облЫй – избалованный (о ребенке); небАлованный (небалОванный) – неизбалованный, некапризный (о ребенке)); 5) интеллектуальные способности(нахвАтный – смышленый, сообразительный («Сразу все понимает; нахвАтный мальчик. У нее все дети нахвАтные такие, учатся хорошо». Моск. [11, вып. 20, с. 258]); 6) законность рождения (кряпИвный – незаконнорожденный, рождённый вне брака; лугОвой – внебрачный ребенок; любОвный – рожденный вне брака;

нагУленный – незаконнорожденный); 7) особенности рождения (пЕвородящий – перворожденный («Первородящие махочки детишки всегда родятся».Урал. [11, вып. 26, с. 12]; однобрЮшные – родившиеся одновременно от одной матери (о близнецах) («У ней две девочки однобрюшные. Женщина, если родит двух ребенков, это называется однобрюшные». Том., Кемер. [11, вып. 23, с. 36]); 8) последовательность рождения (зАдний – последний, самый младший в семье).

IV. Наименования действий, состояний, процессов, характерных для детей (гУлькать – издавать нечленораздельные звуки, выражая голосом удовольствие, гулить, бодрствовать (о младенцах) («У меня робенок-то по вечерам-то добре долго гулькает (гулюкает). Ну-ну-ну – и пущай. Нагуляется, крепче уснет».

Яросл. [11, вып. 7, с. 219]); замошИться – появиться (о волосах в виде пуха на голове ребенка); лялЯкать – болтать, лепетать (о ребенке); Окаться – повторять во время убаюкивания слова няньки (о ребенке); переступАть – сделать первый шаг (о ребенке) («Ждут, когда ребенок переступит, сделает первый шаг». Иркут. [11, вып. 26, с. 223]).

V. Наименования детских игр, предметов детских игр и забав (агарЫ – деревенская игра, состоящая в том, что становятся ребята в круг и один в середину; сей последний указывает пальцем на всех, причитывая несколько раз: «Первы-первы-первычики, когда, колодка, пьявица, соколец, мой конь-жеребец, вырвал травку положил на лавку. Родивон? Поди ж вон!» И с последним словом выгоняет по одному из круга. Последний становится «агарою»; около его бегают и кричат: «Агара! Агара! по полю гуляла, детей растеряла!» – и агара стареется поймать кого-нибудь и пойманному передает достоинство агары, и т.д. [без указ. мест.] [11, вып. 1, с. 200]; башИ – детская игра в пятнашки, сопровождаемая возгласом «баш»; горлАчик – весенняя детская игра, в которой участвуют мать, дочь, кот и «горлачики» (Мать в поле жнет, а дочь охраняет горлачики от нападения кота. В конце концов кот подвергается преследованию со стороны матери. «Давайте в горлачики играть». Смол. [11, вып. 7, с. 37]); гремчАлка – детская погремушка; гудЕлка – детская игрушка, гудок; деревЯночки – детские саночки; литОк – свинцовая бабка в детской игре).

VI. Наименования реалий детского мира:1)названия предметов детской одежды, головных уборов, обуви (гУня (гунЯ) – детская пеленка; гУнька – детская распашонка («Гуньки робенкам малым шьют». Киров.

[11, вып. 7, с.235]); задевАлка – род рубашки: наряд несовершеннолетней девушки; бОбушка – детская сорочка, рубашка; кАпка – детская шапочка, чепчик; пИмки – 1) род женских или детских туфель из оленьей шкуры шерстью наружу. Арх., 2) детские вязаные башмаки («Мы говорили: – Ребенку связали пимки; они: – чунки».

Куйбыш. [11, вып. 27, с. 33]); 2) предметы детского быта, ухода за детьми(гЫбка – люлька, подвешенная на шесте; дОйло – детская соска, рожок; дудА – соска-пустышка («Дай ему дуду, нехай угомонится». Курск. [11, вып. 8, с. 246]); зЫбель (зыбЕль) – колыбель, люлька; курИльник – детский горшок; маслЕнник – горшочек, в котором держали молоко для грудного ребенка; седАлко – низкий детский стульчик с подлокотниками («На седалко ребенка посадишь, а сама стряпашь. Как стульчак, только по бокам дощечки, чтоб не выпал».

КАССР [11, вып. 37, с. 111])).

VII. Наименования детских болезней, способов и средств их лечения (гУньба (гуньбА) – мелкая сыпь во рту у грудных младенцев; жаворАта – цыпки у детей на ногах («Весной ребята пачкаются в грязи, у них ноги трескаются, эти трещины здесь и называются жаворатами». Костром. [11, вып. 9, с. 54]); желтУха – детская болезнь ротовой полости; жернОвочка – порошок из рачьих жерновок, употребляемый в народной медицине как лекарство (особенно при детских болезнях) («Дай жерновочки, и кричать не станет». Ряз. [11, вып. 9, с. 143]); огОнь – детская болезнь, сопровождающаяся высокой температурой и сыпью на теле («Если огонь это, то сыпь сойдет, а если не огонь, то не знаю». Новосиб. [11, вып. 22, с. 341]); Одрик – детская болезнь с жаром и сыпью на губах (у детей); опАр – опрелость в паху у детей; перепекАнье – в суеверных обрядах способ лечения младенца от болезни «собачья старость»: его сажают на хлебную лепешку на лопату и подносят к устью горячей печи, произнося при это заговор. Новг., Перм., Иркут. [11, вып. 26, с. 181]).

VIII. Наименования детских учреждений (площАдка – детский сад («Он с детьми сидел: яслей тогда не было, площадок не было». Моск., Калин., Ленинг., Новг. [11, вып. 27, с. 161]); приЮрт – детский дом, приют).

IX. Наименования взрослых лиц и их действий, связанных с детьми: 1) названия действий, процессов, результатов действий взрослых по отношению к детям(баЮкать – укачивать ребёнка, тихо и ласково напевая, приговаривая что-л. (обычно баю-бай); возлЮлькать – вынянчить; гунить – утешать, успокаивать ребенка, приговаривая: агу, агу, гунюшки; заколыхАть – начать укачивать, закачать, укачать (ребёнка); зыбАть

– укачивать ребёнка в колыбели, в зыбке); 2) наименования лиц, чья деятельность связана с детьми (баЮкальщица – нянька; вожАтка – нянька; настАвник – школьный учитель; пеленАлка – нянька, пеленающая младенца («Пеленалки были, которы пеленали ребятишек») [11, вып. 25, с. 327]).

X. Междометия, употребляющиеся в речи ребенка, а также в речи взрослых при общении с маленькими детьми (Авка – детск. собака; вАва – детск. больное место, рана, ушиб, больно; кОкушка – 1) в разговоре с детьми: крестная мать, крестная, 2) детская рубашка; лявОшный – в детском языке: плохой, гадкий).

XI. Наименования мифических существ, которыми пугали детей или которые были героями детского фольклора (гугА – фантастическое существо, которым пугают детей; бука (Пугало для детей «бука» и под. Так стращают детей, когда они не спят: гуга придетъ». Тул. [11, вып. 7, с. 198]); бирЮк – страшилище, которым пугают маленьких детей, бука («Не плачь, бирюк услышит, ты плачешь – унесет тебя». Казан., Сарат., Урал. [11, вып. 2, с. 294]); бОмка – бука, страшилище, которым пугают детей («Вот посажу тебя в голбец, там тебя бомка схамкает». Перм. [11, вып. 3, с. 95]); буван [удар.?] – сказочное существо, которым пугали детей; бука («Спи, спи! А то вот буван придёт к окошку… и сволокет тебя к цыганам». Арх. [11, вып. 3, с.

235]); зАяц-месяц – обращение в детской песне («– Заяц-месяц, Иде был? – У лесе». Смол. [11, вып. 11, с.

203]).

Сложным, по верному замечанию Е.Д. Звуковой, является вопрос о включении в классификационные группы номинаций, которые связаны с различными приметами и обрядами (например: распоёса – ребенок, в отношении которого не был совершен суеверный обряд подпоясывания в шестинедельном возрасте суровой ниткой с тем, чтобы он хорошо рос и был здоров) или которые имеют единичный мотивационный признак (например: злотинютка – несчастный ребенок; незнаток – неузнаваемый ребенок) [4, с. 9].

Некоторые лексемы распределяют свои значения по разным подгруппам (детЯтко – 1) дитя, дитятко;

2) обращение к ребенку) или являются многозначными (обмЕн – 1) по народному поверью, ребенок лешего, черта, подмененный на человеческое дитя; 2) бранно по отношению к ребенку (обычно к мальчику), который плохо себя ведет; 3) подкидыш, незаконнорожденный ребенок), что, по мнению Е.В. Ерофеевой и Е.А. Пепеляевой, является показателем близости семантических областей поля и отражает процесс образования переносных значений [3, с. 17].

В зависимости от ядерности или периферийности, первичности или вторичности, интенсиональности или экстенсиональности семантического компонента «ребенок» в анализируемых словах, лексикосемантические группы занимают в общей структуре поля разные позиции.

Ядром поля являются общие наименования ребенка (детей) (дитЁ, ребятЕнко, рОбяш, детЕшки, мальвА и т.п.), т.е. лексические единицы, значения которых наиболее всего соотносимы с понятием, интегрирующим данное языковое объединение. В основном это существительные, производные от общерусских корней реб-, роб-, дет-, дит-, мал-, которые, как правило, «имеют дополнительный экспрессивный компонент, находящий формальное выражение в использовании уменьшительно-ласкательных суффиксов» [12, с. 14] или увеличительных (дитище). В группе слов-обращений к ребенку (детям) многочисленны метафорические наименования, большая их часть сопровождается в словарных комментариях положительными коннотативными пометами «ласковое», «шутливое» (пУпа – ласковое обращение к маленьким детям; пЫпка – шутливое обращение к ребенку).

К центральным объединениям можно отнести наименования ребенка и его атрибутивных характеристик по половозрастным, внешним, физиологическим, психологическим, эмоциональным свойствам и качествам. Это самый представительный по количеству языковых единиц участок поля (более 1000 слов). Народное сознание отмечало и фиксировало в языке особенности детского развития (коклЮшка – малютка, ребенок, только начинающий ходить; немтЮлька – маленький ребенок, не умеющий говорить), соответствие или несоответствие физическим нормам (покрЁпыш – полный, здоровый ребенок; счирЁнок – о болезненном, хилом ребенке), особую активность детей, их подвижность, эмоциональность, склонность к капризам и шалостям (гокунОк – резвый ребенок, шалун; нявгУн – плаксивый, капризный ребенок; зуй– жизнерадостный, подвижный ребёнок), приверженность к воображаемому миру и словотворчество (орИна – в детской игре тот, кто водит) и т.п. (см. также: [2, 4, 6, 12-14]).

Важны для диалектоносителей социальные характеристики ребенка: в частности, законность рождения, место в семейной иерархии, наличие кровных родителей, национальная принадлежность отца и матери. В этом информационном блоке наиболее ярко отражены представления русских о «норме», «эталоне» социального статуса ребенка, подразумевающего в первую очередь наличие кровных родителей одной национальности, состоящих в законном браке (см.: [1, 7, 12, с. 16-18].



В разной степени удалены от центра микрополя и группы слов, репрезентирующие особенности жизнедеятельности, развития, социализации крестьянских детей: названия действий, состояний, процессов, характерных для детей, детских болезней, способов их лечения, номинации детей по трудовым или обрядовым функциям.

Мир детской культуры отражают детские прозвища, названия и контекстные описания детских игр, предметов детских игр и забав, ролевые наименования детей в игре, междометия детской речи, имена мифических существ детского фольклора.

Лексические единицы, называющие предметы детской одежды, обуви, детского быта и ухода за детьми, детские учреждения, взрослых лиц и их действий, связанных с детьми, вербализируют реалии детской сферы крестьянского социума, важнейшими функциями которого было обеспечение о жизнеспособности детей, создание и поддержание социокультурных механизмов их развития, обучения, социализации. В крестьянской культуре это было прежде всего воспитание и трудовое обучение в семье, участие детей в традиционнообрядовой жизни общины.

В отличие от современной реальности [10], неразвитость детской инфраструктуры в сельских поселениях к. ХIХ – пер. пол. ХХ вв. нашла отражение в немногочисленности названий детских учреждений, а также взрослых лиц, чья деятельность связана с детьми.

Данные «Словаря русских народных говоров» позволили воспроизвести инвариантную для русских говоров модель структуры ЛСП «Ребенок». Классификационные страты отражают наиболее существенные элементы структуры поля и части диалектного лексикона, которые являются активными в репрезентации языкового образа ребенка в диалектной картине мира.

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ проекта проведения научных исследований «Образ ребенка в социокультурной картине мира русских крестьян» (проект № 13-34-01005)

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архипова, Н. Г. Образ ребенка в русской языковой картине мира: на примере оппозиций «брачный – внебрачный» и «родной – неродной» / Н. Г. Архипова, А. В. Закирова // Вестник Амурского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2014. – № 64. – С. 167–171.

2. Баранов, Д. А. Образ ребенка в представлении русских о зачатии и рождении: По этнографическим, фольклорным и лингвистическим материалам. Автореферат диссертации … кандидата исторических наук / Д. А. Баранов. – СПб., 1999.

3. Ерофеева, Е. В. Структура семантического поля «Человек» в сознании носителей русского языка / Е. В. Ерофеева, Е. В. Пепеляева // Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология. – 2011. – № 1. – С. 7–19.

4. Звукова, Е. Д. Специфика номинации дитя / ребенок в языке диалектного типа (на материале «Словаря русских народных говоров» (Вып. 1–42)) / Е. Д. Звукова // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Русская филология. – 2012. – № 4. – С. 5–10.

5. Коконова, А. О. РОЖДЕНИЕ и СМЕРТЬ в пространстве диалекта. Автореферат диссертации … кандидата филологических наук / А. О. Коконова. – М, 2011.

6. Костромичева, М. В. Этапы становления ребенка: особенности именования в говорах / М. В. Костромичева // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. – 2008. – № 1. – С. 76–78.

7. Ларина, Л. И. Обозначения внебрачного ребенка в курских говорах / Л. И. Ларина // Теория языка и межкультурная коммуникация. – 2014. – № 1. – С. 38–44.

8. Лексика тематической группы «Ребенок» в русских говорах (по данным «Словаря русских народных говоров». Вып.

1, 5, 7, 8, 9, 10, 12, 14, 15, 16, 17, 19, 22, 23, 24, 26) // Народные представления о детях в языке и культуре диалектного социума:

учебное пособие / Авт.-сост. И. В. Поповичева. – Тамбов, 2013. – Ч. 1. – С. 49–98.

9. Лексика тематической группы «Ребенок» в русских говорах (по данным «Словаря русских народных говоров». Вып.

2–4, 6, 11, 13, 18, 20, 21, 25, 27, 28, 29, 30–43) // Народные представления о детях в языке и культуре диалектного социума: учебное пособие / Авт.-сост. И. В. Поповичева. – Тамбов, 2014. – Ч. 1. – С. 70–152.

10. Поповичева, И. В. Кластер-анализ структуры семантического поля «Ребенок» (по лексикографическим данным) / И. В. Поповичева, М. А. Бунина // Путь науки. – 2014. – № 6. – С. 69–72.

11. Словарь русских народных говоров / Под ред. Ф. П. Филина, Ф. П. Сороколетова. – М.–Л., 1965–2010. – Вып. 1–43.

12. Угрюмова, М. М. Лингвокультурологический портрет ребенка в говорах Среднего Приобья. Автореферат диссертации … кандидата филологических наук / М. М. Угрюмова. – Томск, 2014.

13. Федосеева, Н. П., Подюков И.А. Диалектная лексика, характеризующая детей (по данным пермских говоров и комипермяцкого языка) / Н. П. Федосеева // Строгановские чтения. – Усолье, 2006. – Вып. 2. – С. 67–75.

14. Якимов, П. А. Концепт «Ребенок» в оренбургской диалектной картине мира / П. А. Якимов, М. М. Кирина // Мир науки, культуры, образования. – 2014. – № 1. – с. 218–220.

Материал поступил в редакцию 29.07.15.

SEMANTIC FIELD OF CHILD IN RUSSIAN VERNACULARS: STRUCTURE ANALYSIS

–  –  –

Abstract. In this research article the structure of the semantic field “child” in the Russian dialects is considered. The data of "The dictionary of the Russian national dialects"(issues 1-43) formed the research basis. In the language dialects the 11 microfield swith difficult organization were revealed. The classification striations reflect the most essential elements of field structure and part of a dialect lexicon, which are active in representation of child concept in the dialect worldview.

Keywords:vernaculars, semantic field “child”, dialect worldview.



Похожие работы:

«ПРОТОКОЛ заседания диссертационного совета Д 212.232.23 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете № 9 от «17» июня 2015 года Утвержденный состав: 25 человек. Присутствовало: 20 человек (Заместитель председателя д.ф.н. П.А. Скрелин, ученый секретарь к.ф.н. К.В. Манерова, еще 18 членов совета, в том числе 5 докторов филологических наук по специальности 10.02.19 – Теория языка): д. филол. н., профессор Павел Анатольевич Скрелин, д. филол....»





Загрузка...


 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.