WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 

«КРУХМАЛЕВ Александр Егорович - доктор философских наук. В последние годы появилось немало публикаций с утверждениями ...»

Размышления над новой книгой

© 2004 г.

А.Е. КРУХМАЛЕВ

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПОТЕНЦИАЛА СЕЛА

КРУХМАЛЕВ Александр Егорович - доктор философских наук.

В последние годы появилось немало публикаций с утверждениями чуть ли не

о предстоящей кончине российского села по причинам депопуляции, отсутствия финансирования, других экономических трудностей [1]. Однако село продолжает существовать, переживая глубинные внутренние перемены. В чем причины его жизнестойкости? Каков его потенциал? Каков характер его изменений? Ответить на эти и другие вопросы попытался доктор экономических наук профессор В.В. Пациорковский в монографии, рекомендованной к печати Ученым советом Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) РАН [2].



Автор известен работами по социологии села, опубликованными в ежегодниках ИСЭПН РАН, в приложении к журналу "Народонаселение" (серия "Библиотека социологии села") и др. изданиях. В новой книге обобщены результаты многолетнего изучения положения дел в сельской местности, которая оказалась в условиях коренных общественных преобразований в 1991-2001 гг. В работе проанализированы различные точки зрения на процессы изменений в жизни сельского населения, даны прогнозы относительно перспектив развития села. Основное внимание уделено исследованию различных сторон жизнедеятельности сельской семьи и домохозяйства, связанных с происходящей трансформацией последнего в мелкотоварное с соответствующими социальными характеристиками.

Хочу сразу отметить: книга, на мой взгляд, получилась интересной, содержательной. Можно выделить два обстоятельства, которые тому способствовали. Во-первых, значительную роль сыграла оригинальная и солидная эмпирическая база. Она основана на материалах исследований, проведенных под руководством автора лабораторией социальных проблем села ИСЭПН РАН в 1991-2001 гг. Были осуществлены разовые и повторные обследования сельских домохозяйств в 1991-1993-1995 гг. в Белгородской, Волгоградской, Ленинградской, Ростовской, Тверской и Ульяновской областях. Многоволновое панельное исследование в 1995-1999 гг. в Белгородской, Ростовской, Тверской (объем выборки 422 домохозяйства). Разовое обследование 2001 г. проводилось в селах Белгородской, Волгоградской, Новгородской областей, Краснодарском крае и Республике Чувашия. Объем выборки - 800 домохозяйств.

В том же году сходное обследование было выполнено в сельской местности Карачаево-Черкессии (объем выборки 160 домохозяйств). Во всех обследованиях выборка стратифицировалась по демографическому типу семьи (выделено 7 типов). В качестве основного метода исследования применялось формализованное интервью. Использовались также статистические данные и данные первичного учета, почерпнутые из книг сельских домохозяйств, материалы прессы, видеоинтервью (важны для качественного анализа проблем). Учтены (притом, критически) материалы и подходы к разработке аналогичной проблематики других научных коллективов, в частности, Госкомстата РФ, Новосибирской экономико-социологической школы, Центра крестьяноведения и аграрных реформ и др.

Второе обстоятельство, содействующее успешному анализу, - добротная методологическая оснащенность исследования. Системный и институциональный подходы к изучению проблематики обеспечили автору многостороннее освещение ее, что выгодно отличает данный труд от аналогичных работ, где обычно превалирует рассмотрение экономических аспектов.

Хронологические рамки исследования (1991-2001 гг.) совпадают с "запуском" процесса реформирования аграрного сектора и вместе с тем позволяют проанализировать некоторые итоги его осуществления. В.В. Пациорковский подробно освещает результаты хозяйствования в этом секторе, показывает их во многом негативный характер. Резкое ухудшение условий хозяйствования ("шоковая терапия") привело к обвальному падению объемов продукции крупных производителей, стагнации и разорению появившихся фермеров. Монография насыщена интересным экономическим материалом (особенно второй раздел, где рассматриваются вопросы формирования новой структуры субъектов хозяйствования, производства продовольствия и продовольственной безопасности). Но исследователь сознательно отдает первенство анализу социальных проблем села, институциональным переменам в нем.

Сегодня вряд ли кто будет оспаривать тезис о том, что институциональные изменения в аграрном секторе, вызванные его реформированием, весьма существенны. Остановимся лишь на одном моменте. В советское время во всех сферах сельской жизни ощущалась приоритетная роль коллективного хозяйства (колхоза или совхоза); трудоспособные члены подворий (домохозяйств) обязаны были участвовать в общественном производстве, а на приусадебном участке вести личное подсобное хозяйство (ЛПХ). И местные власти (сельсоветы), и крестьянские подворья находились под большим влиянием коллективных хозяйств, деятельность которых определяла всю жизнь сельского населения. Теперь же, как явствует из книги, в корне изменилось положение крупных хозяйств. В соответствии с новыми законами они были реформированы в коммерческие организации, превратились из землевладельцев в арендаторов земельных долей, собственниками которых стали крестьяне. Возникшие вместо колхозов и совхозов акционерные общества (АО), товарищества ограниченной ответственности (ТОО) и т.д. перестали отвечать за социальную инфраструктуру села, чем был нанесен большой урон социальному положению сельских жителей.





В связи с этим хотелось бы поставить вопрос: а верным ли шагом в реформировании был столь спешный "разгон" существовавших коллективных хозяйств? Когда-то они достались российскому крестьянству весьма дорогой ценой. Но ведь в принципе они представляли собой вполне подходящую форму производственной кооперации мелкого и среднего крестьянства. Более того, в российских условиях колхозы выступали не только как форма хозяйствования, но и во многом обеспечивали социальное обслуживание сельских жителей. И вдруг они стали торопливо заменяться объединениями "акционеров", которые по определению преследуют основную цель - приумножать свой капитал. А разве был какой-то капитал у массы жителей постсоветских сел и деревень? Им просто навязали "преобразования" в плохо подготовленных для успеха этого начинания условиях. Косвенным свидетельством неэффективности отмеченных преобразований, как представляется, может служить отказ от них в первой половине 1990-х годов более трети колхозов.

За десятилетний период исследования автор собрал много фактических данных относительно современного социального положения жителей села. Они подтверждают, что реформирование особенно пагубно сказалось на социальных условиях жизни сельского населения. Бедность и нищета стали устойчивым индикатором жизни многих селян [2, с. 33]. Как они выдерживают это? Родившись и довольно долго прожив в деревне, могу поддержать мнение автора: видимо, им помогает в это трудное время сохранившаяся историческая память о том, что их родителям и дедам было часто не лучше, а, может быть, в иные годы еще и гораздо хуже. Но главное, думается, не только и даже не столько в извечном крестьянском долготерпении. Реальный выход из тяжелой ситуации миллионные массы крестьян нашли в повышении доходности личного подворья путем интенсификации ручного труда и затрат времени каждого дееспособного члена семьи, быстрой переориентации на самообеспечение. Потеряв доходы, поступавшие ранее из общественного хозяйства, селяне, как доказывает автор, стали выживать в основном за счет роста доли продукции личных подворий, семейных домохозяйств. Новаторским можно считать вывод, сделанный в книге: существенным итогом преобразований в сельской институционной структуре в 1991-2001 гг.

явилось то, что домохозяйство выдвинулось на передний план не только аграрного производства, но и всей жизни современного села [2, с. 66]. Этот вывод обосновывается в ряде глав монографии (особенно 8-14).

В совокупности сельских домохозяйств автор выделяет 3 подгруппы: товарные, мелкотоварные и потребительские. Две последние насчитывают 10,8 млн., или 70% всех домохозяйств. Из среды сельских домохозяев, отмечается в книге, и формируется массовая прослойка среднего и низшего слоев среднего класса на селе [2, с. 333].

Именно сельские домохозяйства и стали в рассматриваемый период основными агентами повсеместного возрождения крестьянского уклада [2, с. 92].

Тут хотелось бы добавить: скорее всего, не от хорошей жизни! Мы сегодня сталкиваемся с парадоксом:

своеобразный ренессанс названного уклада стал одним из немногих, хотя и не ожидавшимся позитивным результатом реформирования. К нему подтолкнула массы селян суровая необходимость выживания в новых общественно-экономических условиях.

Сейчас много пишут о насильственном "раскрестьянивании" в советской России.

Но, оказывается, и внешне обратный процесс - современное "окрестьянивание" сельского населения происходит отнюдь не добровольно, а под огромным прессом экономического принуждения, в конце концов, под угрозой голода. Это заключение можно подтвердить данными многих конкретных социологических исследований, в том числе и автора монографии [2, с. 128-129].

Ренессанс крестьянского уклада надо, видимо, увязывать с таким новым явлением, описанным в книге, как самозанятость сельского населения. Угроза безработицы, особенно сильная именно для селян, заставляет их создавать формально не оформленные рабочие места на собственных подворьях, находить там средства для выживания. И опять-таки обнаруживается экономическое принуждение: чем меньше домохозяйства имеют других источников денежных поступлений (прежде всего, по линиям оплаты труда и пенсий), тем больше побуждаются к мелкотоварному производству, к продаже части продукции своего домашнего хозяйства. Самозанятых крестьян (говоря языком 1920-х годов, - единоличников) сегодня, по подсчетам автора, около 2,5-3 млн. человек [2, с. 99]. Это - новый слой мелких сельских производителей. К сожалению, как показывает практика, самозанятость пока не приобрела в глазах общественности необходимого престижа, правовое положение деревенских мелких товаропроизводителей еще в должной мере не определено: отсюда неясности с учетом трудового стажа, медицинского страхования и т.п. Это, конечно, сказывается на социальном статусе сельских хозяев-"единоличников".

Методологически правильно рассмотрение проблем домохозяйств осуществлять на фоне крупных процессов, происходящих в экономике и социальной сфере российского села. В.В. Пациорковский так и поступает. В его работе исследовано формирование новой структуры субъектов хозяйствования в аграрном секторе [они подразделяются на две группы: 1) капиталистические - агрохолдинги, долевые предприятия, фермерские хозяйства, товарные домохозяйства; 2) псевдокапиталистические - "консенсусные", смешанные разных видов, мелкотоварные и потребительские домохозяйства]. Раскрыта эволюция земельных отношений. Показаны изменения в области труда и занятости, в структуре сельского населения, особенно в демографическом разрезе - поселенческая, половозрастная, семейная и т.д. В контексте крупных перемен во всех сферах сельской жизни становятся понятнее внутренние процессы трансформации деревенского домохозяйства, проанализированные автором.

В связи с изменениями роли сельского домохозяйства, думается, уместно сопоставить его с такими категориями, как "личное подсобное хозяйство" и "крестьянское хозяйство". В работах некоторых исследователей [3] понятия ЛПХ и домохозяйства почти отождествляются. Между тем, первое из них - это категория советской реальности, когда сельская семья жила главным образом на средства, получаемые из сферы общественного производства, а продукция из приусадебного участка рассматривалась именно как дополнительный доход. Использование понятия ЛПХ сегодня уже не дает полного представления о переменах, происходящих в современном сельском подворье как очень важном звене сельской жизни и частного хозяйствования. С другой стороны, понятие "крестьянское хозяйство", широко употреблявшееся в работах А.В. Чаянова и его последователей, в их теориях семейно-трудового хозяйства [4], позволяет рассматривать домохозяйство как форму частнохозяйственного предприятия, базирующегося на труде членов семьи. Но к современной деревне не может применяться столь категорично, как лет 80 тому назад, ибо в ней живут не только крестьяне, но и иные социально-профессиональные группы, представители которых тоже ведут домашнее хозяйство. В заслугу автору можно поставить то, что он не допускает в своем анализе смешения указанных понятий, четко определяет собственные подходы к исследованию сельского домохозяйства и его функций [2, сс. 60-62, 84-87, 92, 108, 193-195 и др.].

В чем источники жизнестойкости сельского подворья? Из книги следует: прежде в с е г о, в ч е ло в е ч е с к о м капитале ( ЧК ), т. е. в с п о с о б н о с т и чле нов эт ог о х о з я й с т в а к совместному труду для удовлетворения своих потребностей. Сегодня в понятие ЧК включаются знания, навыки, другие производительные качества работника, которые, будучи неотъемлемым личным достоянием, требуют немалых затрат (инвестиций) при формировании, а затем происходит их "отдача", предполагающая хорошие доходы. Главы 10 и 11, где дается анализ теории крестьянского хозяйства и человеческого капитала сельского подворья, отличаются творческим характером и являются, на мой взгляд, одними из лучших в монографии. Автор разработал оригинальную методику измерения ЧК домохозяйства, исходя из таких индикаторов, как состав семьи, возраст ее членов, состояние их здоровья, уровень образования [2, с. 210-234], что позволило ему конкретнее представить потенциал современного села. Обследованные им домохозяйства разделены на 3 группы по уровню ЧК. Доля с низким уровнем составила 23,4%, средним-45,6%, высоким - 31% [2, с. 227].

В свете концепции ЧК применительно к сельскому домохозяйству очевидна огромная роль семьи, обеспечивающей развитие социальных и индивидуальных качеств личности и осуществление хозяйственной деятельности. В книге детально раскрывается эта роль, показаны изменения демографической структуры и функций современной сельской семьи. Для анализа выделены семь типов семьи: одиночки; брачные пары пенсионеров; брачные пары, в которых минимум один работник; нуклеарные семьи - брачные пары с детьми до 18 лет, неполные семьи - один из родителей с ребенком; сложные семьи (брачные пары с детьми до 18 лет и другими родственниками); смешанные семьи - родители с детьми старше 18 лет, бабушки (дедушки) с внуками, тети (дяди) с племянниками, другие комбинации кровных и некровных родственников. Данные социологических обследований позволяют выявить важну ю тенденцию — устойчивого роста доли сложных (многопоколенных) и смешанных семей [2, с. 152-153]. Она примечательна тем, что ведет к концентрации в сельской семье человеческого капитала как способности к труду на личном подворье. Следовательно, при в с е й п р о т и в о р е ч и в о с т и с и т у а ц и и в р о с с и й с к о м с е л е в н е м с к л а д ы в а ю т с я и предпосылки для усиления его потенциала.

Еще один важный источник жизнеспособности села - это, как ныне принято говорить в науке, социальный капитал, т.е. социальные связи и отношения. Речь идет главным образом о семейных, родственных, соседских, общесельских связях и отношениях. Они традиционно помогали селянам выживать в трудные времена. В значительной мере они помогают это делать и сегодня. Как видно из книги, это особенно относится к родственным и соседским связям: основной объем повседневной поддержки домохозяйств извне идет по линии этих двух видов социальной связи.

Обобщая сказанное, можно свести суть авторской позиции к следующему. Опираясь на свой человеческий и социальный капитал, сельские домохозяйства приспосабливались к новой обстановке, вызванной реформами в стране, постепенно приобретая мелкотоварный характер. В исследуемый период времени (1991-2001 гг.) формирование мелкотоварного сектора в сельской местности осуществлялось посредством трансформации потребительского домохозяйства сперва в хозяйство с более высокой долей самообеспечения продуктами питания, а затем - в мелкотоварное. Причем доходы от реализации товарной продукции выступали как важная часть наряду с доходами из других источников, что опровергает бытующие представления о потребительской ориентации сельских подворий, их натуральном характере, а также нетрудовых доходах и т.п. Перспективы их видятся так: они будут развиваться под определяющим влиянием капиталистических отношений и тяготеть скорее к фермерским хозяйствам, нежели к семейно-трудовым единоличным хозяйствам первых двух десятилетий прошлого века. В настоящее время, по мнению автора, реальность такова, что узловым звеном всех процессов, происходящих в сельской местности, выступают сельская семья и домохозяйство, а отнюдь не крупные товарные производители [2, сс. 301, 312, 315, 331].

В этой, весьма солидно обоснованной позиции все же, как представляется, слегка проявляются некоторая увлеченность автора достоинствами сельских домохозяйств и порой почти незаметный "перевес" в их пользу при сравнении с крупными хозяйствами (хотя о значимости последних в книге упоминается неоднократно). Да, в монографии аргументированным выглядит тезис о том, что на данном (переходном) этапе село устояло именно благодаря потенциалу домохозяйств. Убедительно доказано, что в качестве дополнительного источника доходов мелкотоварное сельскохозяйственное производство имеет большие возможности. Как предполагает исследователь, в период до 2010 г. примерно 50% сельских домохозяйств будут производить продукцию в целях повышения личного благосостояния, т.е. в режиме устойчивого развития. Еще около 30% - хозяйствовать в режиме выживания, т.е. как-то обеспечивать собственное потребление. Но, по авторским же прогнозам, в 20% домохозяйств производство продукции будет минимальным или полностью отсутствовать по двум прямо противоположным причинам: для 5% за ненадобностью (богатые), а для 15% в связи с недееспособностью [2, с. 345]. Значит, отдача домохозяйств имеет свои пределы.

Очевидно, что мелкотоварное сельскохозяйственное производство как основной вид производственной деятельности и доходов подворья может быть привлекательным только на определенном временном интервале. И не надо ему противопоставлять курс на укрепление только крупных хозяйств, что наблюдалось в рассматриваемые годы в ряде официальных документов соответствующего ведомства. Вместе с тем в социологических исследованиях села важно объективно и взвешенно оценивать место и значение мелкотоварных сельских подворий во всех процессах переустройства деревни, их перспективы, к чему автор, судя по работе, стремился.

Детально проанализированный в монографии опыт земельной реформы и приватизации в сельском хозяйстве России в 1991-2001 гг. показывает, что основной путь развития сельскохозяйственного производства связан с созданием в сельской местности на основе частной собственности многопрофильных предприятий. Такие предприятия должны интегрировать посредством различных форм кооперации крупные и фермерские хозяйства, а также миллионы мелкотоварных производителей в лице сельских домохозяйств. Как удачно высказался автор в одном месте книги: "развивая сельское хозяйство, надо ориентироваться одновременно на мелких производителей, фермеров и крупных производителей" [2, с. 344]. С этим нельзя не согласиться.

Достоинство любого творческого научного исследования в том, что оно побуждает к дальнейшим размышлениям над идеями и положениями, заложенными в его содержании. Монография В.В. Пациорковского, несомненно, вызовет интерес специалистов-социологов, которые в последние годы, надо сказать, ослабили внимание к разработке сельской проблематики. Она принесет пользу всем желающим лучше представить пути дальнейшего развития российского села, понять перемены, происходящие в нем, его потенциальные возможности и трудности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Мартынюк В. Северо-Запад: Молчание черных изб // Россия. 2002. 22-29 августа. С. 7;

Буданов М. Не станет школы - умрет деревня // Крестьянская Россия. 2002. 18-24 февраля. С. 1.

2. Пациорковский В.В. Сельская Россия: 1991-2001 гг. М.: Финансы и статистика, 2003.

368 с.

3. Россия и современный мир. 2002. № 3. С. 95.

4. Чаянов А.В. Избранные труды. М.: Колос, 1993.



Похожие работы:

«ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ И.И. Червонная Аппарат администрации Архангельской области Архангельск ВВЕДЕНИЕ Слова английского философа конца XVI — начала XVII вв. Фрэнсиса Бэкона о том, что сила заключается во владении знаниями более правдиво и актуально звучат в современное время — веке информации и знаний. В конце XX столетия на смену индустриальной эпохе пришла постиндустриальная, в которой доминируют высокие технологии и связанные с ними информационные, коммуникационные...»

«Крылов Сергей Николаевич АКТУАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ТЕХНИКИ МОНУМЕНТАЛЬНОЙ ЖИВОПИСИ В данной статье автор обращается к проблематике различий в понятиях технология и техника в монументально-декоративной живописи. Несомненно, что в результате этимологической и фонетической близости этих двух понятий не только обыватели, но порой сами художники не разделяют их значений. Автор описывает классические технологии монументальной живописи, предлагая доступный анализ, демонстрирующий очевидное отличие от...»

«НАСТУПАЕТ НОВАЯ ЭРА ЗЕМЕЛЬНОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ C.Lemmen, доктор философии, Delft University, The Netherland R.Bennet, доктор наук, профессор, University of Melbourne, University of Twente, ITC Faculty, The Netherland R.McLaren, почетный доктор, University of Glasgow, директор консалтинговой компании Know Edge Ltd, UK S.Enemark, почетный Президент FIG, профессор, Aalborg University, Denmark К. Слабодич, студент Белорусского государственного технологического университета – перевод на русский...»

«С. Переслегин Е. Переслегина А. Желтов Н. Луковникова СУММА СТРАТЕГИИ Санкт-Петербург – 2013 – Содержание Об этой книге .....................................................5 Благодарности ....................................................8 Материалы и источники. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .9 Базовые источники ..................»

«Бурганова Инна Николаевна СОГЛАШЕНИЕ О ЗОНЕ СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ И ЕГО РОЛЬ В ПРОЦЕССЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВ-УЧАСТНИКОВ СНГ Статья раскрывает эволюцию идеи формирования зоны свободной торговли (ЗСТ) на пространстве СНГ. Особое внимание автор обращает на проблемы в налаживании более тесного взаимодействия государств-участников постсоветского пространства в рамках ЗСТ. Адрес статьи: www.gramota.net/materials/3/2012/1-2/7.html Источник Исторические, философские, политические и юридические науки,...»

«Обложка СОЦИАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНА КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЙ Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Поморский государственный университет имени М.В.Ломоносова» Институт северных территорий А.А. Дрегало, В.И.Ульяновский, В.В.Брызгалов, В.И. Крикуненко, Т.П. Шехина СОЦИАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНА КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЙ Монография Архангельск 2008 УДК ББК С Печатается по решению...»

«Российская академия наук Институт Философии ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ В ФИЛОСОФИИ И НАУКЕ: ПОДХОДЫ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ Под редакцией В. Бажанова, Р.В. Шольца Рецензенты Дфн В.М. Розин Дфн И.В. Черникова Москва ББК 87.75 Ю0/8 УДК 141.201 Издание осуществляется при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) проект № 15-03-16012д Трансдисциплинарность в философии и науке: подходы, проблемы, перспективы Под редакцией В. Бажанова, Р.В. Шольца М.: Издательский дом...»

«Мартьянов Евгений Юрьевич ЭТИКА ТЕНЕЙ: ЧУВСТВЕННАЯ ИНТУИЦИЯ В ФИЛОСОФИИ МОРАЛИ А. И. ТИТАРЕНКО Исследование определяет главное содержание этики А. И. Титаренко как идеи чувственной интуиции криптосистемы внутри ортодоксальной советской этики. Работа развивает идею о влиянии на этику А. И. Титаренко таких философов как Н. О. Лосский и С. Л. Франк. Чувственная интуиция выступает как инструмент исследования неклассической (неаристотелевской) морали этики теней. Статья определяет ведущую роль А. И....»





Загрузка...


 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.