WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |

«Философия человека в культурноисторическом контексте Владимир ББК 87.7 Философия человека в культурно-историческом ...»

-- [ Страница 1 ] --

ГОУ ВПО «Владимирский государственный гуманитарный

университет»

Владимирское региональное отделение Владимирского общества РФ

Кафедра философии ВГГУ

Философия человека

в культурноисторическом контексте

Владимир

ББК 87.7

Философия человека в культурно-историческом контексте: Материалы

региональной (заочной) научной конференции, посвященной 80-летию

доктора философских наук

, профессора кафедры философии ВГГУ

Цанн-кай-си Федора Васильевича, декабрь 2009 года. - Владимир:

Владимирский государственный гуманитарный университет, 2010. – 350 с.

ISBN 978-5-8311-0475-2 Редакционная коллегия Белоусов П.А. (главный редактор), Андреева Л.С. (отв. редактор), Александрова Л.Ю., Тимаков Д.А.

Сборник предназначен для преподавателей, аспирантов, студентов и для всех интересующихся проблемами гуманизма.

Тексты докладов печатаются в авторской редакции.

© Коллектив авторов Посвящается 80-летию доктора философских наук, профессора кафедры философии ВГГУ Цанн-кай-си Федора Васильевича, декабрь 2009 года.

ФЁДОР ВАСИЛЬЕВИЧ ЦАНН-КАЙ-СИ

Цанн-кай-си Федор Васильевич родился 10 декабря 1929 г. в г. Ленинграде. В 1955 г. окончил Костромской педагогический институт. С 1953 г. по 1956 г.

обучался в аспирантуре на кафедре истории зарубежной философии философского факультета МГУ Кандидатскую диссертацию по теме «Мировоззрение немецкого революционного демократа Г. Бюхнера»

защитил в 1963 г. в институте философии АН СССР. С 1964 г. по настоящее время Федор Васильевич работает на кафедре философии Владимирского государственного педагогического университета.

В 1973 г. выходит его первая монография «Проблема человека в работах Маркса 40-х годов XIX века», а в 1975 г. Федор Васильевич защищает докторскую диссертацию в Ленинградском государственном университете на тему «Проблема человека в работах К. Маркса 40-х годов XIX века». С 1 сентября 1975 г. Цанн-кай-си Ф.В. - заведующий кафедрой философии ВГПИ, духовным и научным руководителем которой является и сейчас. За плодотворный труд в 1977 г. он был награжден знаком «Отличник народного просвещения».

В 1978г. Цанн-каи-си присвоено звание профессора по кафедре марксистско-ленинской философии, он открывает аспирантуру. Всего за время работы с аспирантами Федором Васильевичем подготовлено одиннадцать кандидатов философских наук. Философское сообщество знает Цанн-кай-си Ф.В. и как авторитетного члена диссертационного Совета Ивановского государственного университета. Кроме того, долгие годы он занимается теоретической и методологической подготовкой аспирантов и соискателей нефилософских специальностей. В 2001-2003 гг. Федором Васильевичем подготовлен и издан курс лекций в двух частях - «Философия как теоретическое мировоззрение» и «Исторические формы бытия философии», где реализована разработанная им концепция преподавания философии как теории мировоззрения. В 1980 г. Ф.В. Цанн-кай-си присвоено звание «Отличник просвещения СССР».

За многолетний добросовестный творческий труд Цанн-кай-си Ф.В.

отмечен государственными наградами - медалями «Ветеран труда» и «За доблестный труд».

Одновременно с научной и преподавательской деятельностью Федор Васильевич вносит большой вклад в развитие философского знания и культуры в регионе, с середины 80-х годов по настоящее время Ф.В. Цаннкай-си - организатор и председатель Владимирского отделения «Философского общества».

Научные и публицистические статьи Федора Васильевича публиковались в журналах «Философские науки», «Вестник Московского университета», «Свободная мысль», «Новый мир», «Дружба народов», в центральной и местной общественно-политической печати.

Под научным руководством Федора Васильевича кафедра исследует философско-антропологическую и гуманистическую проблематику.

Результатом этих исследований стали коллективные научные сборники и монографии.

Среди них наиболее известны философской общественности:

«Феноменология духовного», «Духовность человеческого бытия», «Сущность и структура человеческого бытия», «Смысл человеческого бытия», «Философская антропология и гуманизм».

Федор Васильевич Цанн-кай-си относится к тому неординарному типу людей, которым тесно в границах частной жизни, которые, чувствуя себя ответственными за то, что происходит с миром, делают историю. Они не прячутся от обстоятельств, а, оказываясь в гуще событий, стремятся самостоятельно понять и объяснить происходящее, найти прочные ценностно-смысловые основания своих слов и действий. Потому они последовательны в своих целях, преданны своим идеям. Так что и сама их жизнь становится историей, дающей нам уроки достойного человеческого бытия.

Конечно же, осуществление столь высокой социальной миссии Федора Васильевича - это и заслуга его семьи, где он всегда находил заботу, поддержку и понимание. Его супруга - Галина Петровна - всегда рядом: она и друг, и личный секретарь. Вместе они вырастили двух дочерей, а сейчас трое внуков вносят в их жизнь новые заботы и радости.

Начало социального становления Федора Васильевича приходится на сложную и противоречивую эпоху. Исторические драмы XX века ушли в прошлое, долгожданное послевоенное время рождает надежды и предчувствие перемен, особенно у поколения, вступающего в жизнь. Однако эта жажда достойного преобразования общества сталкивается с системой жестоких идеологических ограничений, советская система не могла принять ту меру свободы и человечности, которых ждали от нее «дети войны».

Они же, знавшие голод, нищету и сиротство, а многие и фронт, были слишком смелы и любопытны. Судьбы этих «смелых и любопытных»

сложились по-разному, многие сломались или смирились с давлением системы. Но были и те, кто, как Федор Васильевич, сумели сохранит человеческое достоинство, состояться как личность, сохранить дух поколения для истории.

Этот дух связал две половинки XX века в единый жизненный мир. Ведь он формировался под влиянием и тех, кто помнил и любил старую Россию, и тех, кто искренне верил в Советский Союз. Отсюда его имманентное стремление преодолеть исторический разрыв сознания советского общества, остановить процесс дегуманизации социального пространства.

Вопреки идеологическим усилиям официальной пропаганды, влияние этого дух росло и, как только система дала первые сбои, появляется феномен «шестидесятников Понятно, что споры о смыслах, ценностях и социальном развитии не могли обойти отечественную философию, где борьба идей приобретала характер профессионального дискурса.

Здесь недостаточно было выйти на площадь или трибуну, важно было убедительно и рационально, в рамках принятой научной парадигмы, обосновать абсолютную ценность личности, свободы и достоинства человека. Как известно, философские истина могут быть доказаны или опровергнуты только средствами данной парадигмы, изнутри философской теории. Несмотря на всю скудность исследовательских средств и методологических ограничений, присущих марксистско-ленинской философии, некоторым это удавалось сделать.

Читая сегодня работы Федора Васильевича тех лет, можно восхищаться не только гражданской смелостью, что стоит за самой постановкой рассматриваемых им проблем, но и высокопрофессиональным уровнем их анализа. Это тот уровень, который обеспечивает значимость научной работы независимо от места и времени.

Федор Васильевич внес значительный вклад в разработку гуманистических аспектов марксистского мировоззрения, важнейшим из которых является проблема преодоления отчуждения как фактора социально-исторической практики.

Федор Васильевич, несмотря ни на что, остается верным духу своего поколения Смелость, жажда достойной жизни общества - и в его философии, и в его жизни.

На лекции именно таких профессоров накануне и в период перестройки собиралась по всей стране университетская молодежь. В аудиториях не хватало стульев, лекции слушали стоя. Их высказывания цитировались в полемике идейных споров, на их теоретические положения ссылались, освобождаясь от интеллектуальной ограниченности и гражданской безответственности.

Эпоха перестройки выдвинула Федора Васильевича Цанн-кай-си на самый верх социального строительства. С 1990г. он - народный депутат РСФСР, а с 1991 г. - член Верховного Совета СССР от Российской Федерации, входил в состав Совета Республик Совета СССР. С присущими ему профессионализмом, четкой нравственной и гражданской позицией он работал в составе Рабочей группы Конституционной комиссии. Федор Васильевич является разработчиком раздела «Гражданское общество» парламентского проекта Конституции. Теоретическое обоснование этого раздела дано им в серии публикаций «Конституционного вестника» за 1991-1993 гг.

Федор Васильевич Цанн-кай-си отдал много сил демократическим преобразованиям в стране и области. Многие годы он сотрудничает с местными СМИ. В его очерках, беседах, интервью читатели и слушатели всегда находят смелые и мудрые суждения о вечных ценностях и острых вопросах современности.

Цанн-кай-си Ф.В. вел большую просветительскую работу. Избирался председателем правления Владимирского областного общества «Знание».

В 1996-1997 гг. он возглавлял Совет по правам человека при главе администрации Владимирской области.

Рядом с такими людьми, как Федор Васильевич, мир становится умнее, честнее, человечнее.

Раздел I. Философский гуманизм: история и современность

–  –  –

АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ

КАК ОСНОВАНИЕ ПРАКТИЧЕСКОГО ГУМАНИЗМА

Проблема человека выступает в качестве фундирующего основания философской тематики вообще. В тот самый момент, когда наряду с таинственностью и бесконечностью Космоса ум человеческий поразила таинственность и бесконечность Человека, философия отделяется от частных наук и находит свою собственную познавательную стезю. И в какие бы умозрительные дали затем ни восходил философский разум, он неизменно возвращался к человеку, как единственному самоочевидному основанию бытия и познания.

Таким образом, философия обречена заниматься человеком, и значимость конкретных учений определяется, прежде всего, тем, насколько далеко они продвинулись в постижении тайн и глубин человеческого бытия, что нового в многообразных аспектах и оттенках человеческого естества им удалось осмыслить.

В этом плане мне и хотелось бы подойти к философскому творчеству Федора Васильевича Цанн-кай-си.

Он обратился к проблеме человека в то время, когда эта тема была крайне идеологизирована и собственно философский анализ казался почти невозможным, даже в рамках марксистской парадигмы. Однако, читая сегодня работы Федора Васильевича тех лет, можно восхищаться не только гражданской смелостью, что стоит за самой постановкой рассматриваемых им проблем, но и высокопрофессиональным уровнем их анализа. Это тот уровень, который обеспечивает значимость научной работы независимо от места и времени.

Его приверженность марксизму носила именно философский характер, а потому смена официальных политических и идеологических основ общества и государства не упразднила значимости его исследований и не заставила его метаться в поисках новых смысловых ориентиров и оправданий профессиональной деятельности.

При этом он никогда не занимался апологетикой марксизма, прекрасно понимая как сильные, так и слабые стороны данного философского течения.

Он неоднократно с позиций приверженца классического марксизма подчеркивал неоднозначность и драматичность судьбы марксизма в XX веке. Возможно, поэтому в его творчестве прослеживается устойчивое стремление вернуться к философским истокам, т.е. к тому потенциалу гуманизма, который заложен в работах раннего Маркса и который оказался невостребованным в официальных политически ангажированных теориях XX века.

Федор Васильевич внес значительный вклад в разработку и развитие гуманистических аспектов марксистского мировоззрения. Помимо глубокого исследования проблем отчуждения как фактора социальноисторической практики, в его работах можно обнаружить как минимум две принципиально новые идеи, расширяющие гуманистический потенциал и антропологический горизонт марксизма. Первая из них состоит в том, что, помимо объективной обусловленности родовыми и социальными факторами, конкретный человек несет в себе и самоценную экзистенциальную исключительность. Вторая – это идея реабилитации повседневности как единственного действительного бытия конкретного человека.

Повседневность в антропологических построениях Ф.В. Цанн-кай-си включена в марксистский проект человеческого бытия как всемирноисторического процесса в качестве фундаментального основания всеобщей истории и культуры.

В целом философские воззрения Федора Васильевича можно обозначить как антропологический реализм. В работах разных лет с неизменной верностью принципу реализма он проводит глубокий и всесторонний анализ человека в качестве чувствующего, мыслящего и действующего в реальном мире повседневности. Возможно, эта повседневность человека и не устраивает, и он хотел бы жить в другом, более располагающем к счастью и радости мире, но он точно знает, что этот, полный слабостей и пороков мир и есть его жизнь.

Методологическая оригинальность исследований Федора Васильевича состоит в том, что, основываясь на марксистской традиции, подчеркивающей деятельностную природу конкретного индивида, как представителя Рода, он расширяет понятие деятельности, включая сюда и внутреннюю, автономную от социума деятельность души, ума, духа. Тем самым человек предстает не только как «совокупность всех общественных отношений», но и как проект самого себя. При этом марксистский акцент на деятельностной природе человеческого естества позволяет ему связать социум и экзистенцию как две производящие основы действия в единое бытие конкретного индивида.

Федор Васильевич уверен в том, что «преодолеть раскол мира человека на мир предметный и внутренний – суть онтологии гуманизма, ставящей целью исследовать, познать деятельное бытие человека» (1; 86).

Для Маркса было важно, с одной стороны, устранить антропологические мистификации религиозно-философских теорий, а с другой – преодолеть методологические слабости и непоследовательность находящегося в становлении антропологического материализма (прежде всего в лице Фейербаха). В связи с этими философскими задачами на первый план выдвигался родовой «человек действующий», т.е. практически преобразующий объективный мир, что позволяло уйти от проблематики, понятийного аппарата и философских соблазнов, как религиозных, так и субъективно идеалистических теорий человека. Таким образом, превращение объективных социальных реалий в главный предмет философского анализа имел в марксизме не только идейномировоззренческую заданность, но и методологическую необходимость, вытекающую из конкретных теоретических обстоятельств. При этом никаких препятствий к последующему расширению философского образа человека и методологических оснований его изучения основоположники марксизма не только не устанавливали, но и не предполагали, многократно отмечая сложность и противоречивость человеческого естества.

Следует подчеркнуть, что классический марксизм никогда не упразднял внутреннего мира человека, как, к примеру, не упразднял субъективных основ религиозности или морали. Однако в марксистских теориях XX века «совокупность всех общественных отношений», понятая буквально и вне всей полноты изначального контекста, чаще всего поглощает конкретного индивида, лишает его личностного суверенитета и значимости. В итоге само понятие человека теряет собственно философский смысл и неслучайно антропологическая проблематика в официальном марксизме постепенно угасает.

В этой связи те, кто стремился сохранить гуманистический потенциал теории и ее значимость для понимания природы и сущности человека, неизбежно обращались к периоду наибольшей актуальности проблемы человека в марксизме, а именно к раннему Марксу. Отсюда начинает реконструирование и развитие теории человека и Ф.В. Цанн-кай-си. К сказанному следует добавить, что в условиях жесткой цензуры и слияния идеологии и философии, работы раннего Маркса были своего рода легальным интеллектуальным убежищем для свободно мыслящих профессионалов.

Как отмечалось выше, исследуя марксистскую концепцию человека, Федор Васильевич развивает ее в направлении расширения границ личного и суверенного. Человек, к которому приходит Федор Васильевич, уже не сводим к родовой сущности помноженной на совокупность общественных отношений, но не является он и одинокой самодостаточной экзистенцией.

Человек у него – это сложная система родовых начал, социальных отношений и субъективных сил (чувств, воли, веры, ума…), порождающая конкретную индивидуальную бытийную реальность, конкретное «Я». В концепции Ф.В. Цанн-кай-си мы находим, по сути, максимальное преодоление «абстрактного человека», т.е. вариант решения одной из ключевых проблем классического марксизма.

Именно реальная личность, изо дня в день созидающая свою единственную жизнь и судьбу, предстает как действительный творец истории. Федор Васильевич убедительно показал, что «человек в своей повседневности выступает сотворцом мира, через его деятельность повседневное входит в совокупную культуру человечества, рода» (2; 129).

Таким образом, если у Маркса, не без влияния Гегеля, человек выступает как деятельное начало всемирной истории, он живет и действует в истории и для истории, то Федор Васильевич, не подвергая сомнению марксистское положение, вводит в проект человеческого бытия значительно более близкую и достоверную бытийную данность – повседневность.

Именно здесь человек прямо и непосредственно обнаруживает себя и других, здесь он радуется и страдает, творит и разрушает, любит и ненавидит, живет и умирает.

Конечно же, при такой проекции человеческого бытия утрачивается пафос непосредственной причастности надындивидуальному и всеобщему, но зато открывается ценность отдельной конкретной человеческой жизни, т. е. прочное основание практического гуманизма. Тем самым, Федор Васильевич стремится избавить реального человека, пусть даже и самого рядового обывателя, от опасности быть растворенным в «массе», от анонимности, а значит, и непроявленности бытия.

«Человек реальный», как отмечалось выше, – это действительный человек с конкретными чувствами и мыслями, слабостями и достоинствами.

Он не обязательно демонстрирует какие-либо исключительные дарования и достижения, он не является гением или спасителем человечества, но он достоин философского интереса. Причем философия не испытывает интеллектуальной брезгливости от столь малозначительного для нее предмета исследования, она находит в реальном человеке множество поводов к глубоким размышлениям о вечном, высоком и безусловном.

Ф. В. Цанн-кай-си в рамках марксистского подхода стремится сделать возможным тот опыт максимального приближения к суверенному значению жизни личности, который обычно относят к исключительным приоритетам субъективистских учений (философии жизни, феноменологии, экзистенциализму, персонализму и т.д.).

Вникая в философские интенции Федора Васильевича, с очевидностью понимаешь, что «человек реальный», выступая как деятельное начало социальной повседневности, ежедневно созидая себя и мир, может с полным основанием рассматриваться как исходная точка всей истории и культуры.

«Человек реальный» действует в пространстве жизни, связывающей объективные и субъективные начала точкой бытия, которую принято обозначать как «здесь и теперь». Модус настоящего времени в повседневности имеет приоритет над прошедшим и будущим, но не потому, что здесь личность не помнит прошлого или не мечтает о будущем, а потому, что реальная жизнь воспринимается как темпоральная целостность с центром в «сегодня».

Повседневность – это всегда настоящее, но она одновременно вбирает «в себя» прошлое и проектирует «из себя» будущее, образуя устойчивое смысловое основание жизни. Конечно же, следует согласиться с Федором Васильевичем в том, что «смысл нужно искать в наличной, сегодняшней жизни, находящейся между двумя полюсами: прошлым (вечным), уже существовавшим до нас в виде осмысленной жизни многих поколений, и будущим, той жизнью, какой она может стать» (2; 127).

Опасность идейных спекуляций, отдающих предпочтение прошлому или будущему перед настоящим, в том и состоит, что уничтожается смысл и ценность настоящего, а реалии повседневности, в том числе сам человек, предстают как бессмысленные, временные и неполноценные. Как показала история, ниспровержение повседневности неизбежно ведет к утрате ценности человеческой жизни, «расчеловечиванию» мира и, как следствие, к кровавым социально-историческим драмам и катастрофам.

Практический гуманизм, имея в виду реального человека, не идеализирует мир и далек от абсолютизации лучших сторон человеческого естества, но при этом ориентирован на абсолютную ценность жизни и личности. Практический гуманизм, как подчеркивает Ф.В. Цанн-кай-си, «обязан исходить из признания ценности человека, но учитывать при этом многомерность человеческой личности, сложность ее чувств и отношений, далеко не сводимых только к любви и доброте» (3; 29).

И если «реальный гуманизм» Маркса – «это, прежде всего, гуманизм, который по своей практической направленности носит революционнопрактический, преобразовательный характер, ставящий целью преодоление отчуждения родовой сущности» (4; 306), то задача «практического гуманизма», как она может быть эксплицирована из работ Ф.В. Цанн-кай-си,

– это прояснение того, как человеку оставаться гуманным, т.е.

соответствовать своей сущности, уже сегодня, пока отчуждение и вообще всякое зло не устранено, да еще и осознавая, что, возможно, оно в принципе неустранимо (3; 29). Можно ли представить себе более высокую и достойную участь человека?

Литература:

Онтология и антропология гуманизма: Материалы межвузовского 1.

симпозиума «Онтология и антропология гуманизма». – Владимир: ВГПУ, 2006.

Смысл человеческого бытия: Коллективная монография. – Владимир:

2.

ВГПУ, 2002.

Философская антропология и гуманизм: Коллективная монография. – 3.

Владимир: ВГПУ, 2004.

Цанн-кай-си Ф.В. Исторические формы бытия философии. Введение в 4.

философию как теоретическое мировоззрение: Курс лекций. – Владимир:

ВГПУ, 2007.

–  –  –

НОВОЕВРОПЕЙСКИЙ ГУМАНИЗМ: ФИЛОСОФСКОКРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

На церемонии вручения Нобелевской премии мира (1952 г.) А.

Швейцер в своем выступлении отметил, «что чем больше мы превращаемся в сверхлюдей, тем бесчеловечнее мы становимся» [Цит. по 7: 211]. Эти слова великого гуманиста в наибольшей степени подходят для того, чтобы стать отправным пунктом философской критики новоевропейского гуманизма, воплотившего свои принципы в современном обществе, в котором воспроизводится бесчеловечный человек. Полагаемая М. Вебером связь хозяйственного «этоса» современного общества с рациональной этикой аскетического протестантизма [1: 56], позволяет утверждать, что корни новоевропейского гуманизма содержатся в этике протестантизма и, исходя из этого, проводить его философско-критический анализ в сопоставлении с названной этикой.

В. Виндельбанд прав, подчеркивая в протестантизме стремление подтвердить на почве философии права мысль о тождестве откровения и разума через указание на то, что естественное право не что иное, как право, которого хотел сам Бог и которое Он установил вместе с созданием человека [2: 114].Индивидуализм в русле этого стремления выступал в аскетическом протестантизме как естественное состояние. М. Вебер правильно передает настроение пуританина, «занятого, по существу, только собой и помышляющего только о своем спасении» [1: 145]. Новоевропейский гуманизм воспринял индивидуализм как естественное свойство человека.

Люди, пишет Т. Гоббс, по природе действуют «ради любви к себе, а не к другим» [3: 301].

В аскетическом протестантизме новоевропейский гуманизм находит и идею равенства людей. Поскольку ни одному человеку заранее не известно предопределен он к спасению или к гибели, то у каждого человека должно быть право своей профессиональной деятельностью подтверждать свою избранность к спасению. В этом отношении все люди равны между собой.

Хотя считалось, что успеха в профессиональной деятельности могут достигать только избранные к спасению, однако ответственность за этот успех объективно ложилась на человека. Аскетический протестантизм настраивал людей на то, что в спасении им никто не может помочь. Никому нельзя доверять: доверять следует одному Богу. «Практически это означает, пишет М. Вебер, - что Бог помогает тому, кто сам себе помогает» [1: 151].

Равенство людей в правах было воспринято новоевропейским гуманизмом как естественное состояние. «Природа, - пишет Т. Гоббс, создала людей равными в отношении физических и умственных способностей». Имеющиеся физические и умственные различия среди людей не настолько значительны, чтобы любой человек, основываясь на них, «мог претендовать на какое-нибудь благо для себя, на которое другой не мог бы претендовать с таким же правом» [4: 149]. К благу, с точки зрения философа, каждый человек относит свое существование и возможность его улучшения.

Поэтому сохранение и улучшение своего существования – это естественное право каждого человека. Осознание в естественном состоянии человеком того, что ни одного человека нельзя лишать такого права, составляет моральную сторону человека, установки которой Т. Гоббс, отождествляя с принципами разума, назвал естественными законами. В соответствии с этими законами каждый человек понимает, что право на сохранение и улучшение своего существования – это не только его право, но и право каждого человека.

Исходя опять же из аскетического протестантизма, согласно которому человеческая природа принципиально испорчена, новоевропейский гуманизм полагает испорченность человеческой природы в естественном состоянии.

Наиболее полно это выразил Т. Гоббс, отмечая чувственную сторону в человеке. С точки зрения философа, «люди от природы подвержены жадности, страху, гневу и остальным животным страстям» [3: 292].

Чувственная сторона определяет стремление человека сохранять и улучшать свое существование любыми доступными средствами. Поэтому каждый человек хочет не только сохранить свою собственную свободу, но и приобрести господство над другими. В этом, согласно воззрениям Т. Гоббса, проявляется бесчеловечность человека. Таким образом, новоевропейский гуманизм с самого начала исходил из бесчеловечного человека.

Подобно тому как, согласно протестантизму, человек не может спастись, опираясь на собственные силы, так и ни один человек в естественном состоянии, согласно воззрениям Т. Гоббса, не может преодолеть, полагаясь на собственные силы, чувственную сторону своей природы и последовать естественным законам. Поэтому Т. Гоббс характеризует естественное состояние как «война всех против всех», война, которая не гарантирует ни одному человеку сохранение его существования, не говоря уже о его улучшении.

По этой причине, считает Т. Гоббс, вследствие общественного договора создается государство как средство придания естественным законам повелительной силы права, реализуемой в гражданских законах.

Право каждого человека на сохранение и улучшение своего существования становится абсолютным правом. В этом отношении люди равны перед законом. Воля государства гарантировать каждому человеку право на сохранение и улучшение своего существования совпадает с волей на это каждого человека. В этом смысле воля государства признается общей волей.

Общая воля – это воля всех.

Поскольку человеческая природа, с точки зрения Т. Гоббса, натуралистична, то бесчеловечный человек непрерывно воспроизводится и в государстве. Государство, несомненно, гуманизирует человека, однако оно делает это посредством принуждения, подавляя бесчеловечность человека.

Завет без содействия меча, подчеркивает философ, есть лишь слова. Таким образом, страх перед государством (неслучайно Т. Гоббс называет его «Левиафаном») полагается в новоевропейском гуманизме предпосылкой гуманизации человека. Человек гуманизируется там, куда распространяется действие законов, и проявляет свою бесчеловечность там, куда действие законов не распространяется.

Непоследовательность Т. Гоббса обнаруживается в том, что государство провозглашается в качестве естественного человека. Это означает, что на осуществляющих государственную власть людей действие законов не распространяется. А значит, государство выражает волю всех людей потому, что эти люди руководствуются естественными законами разума. Иначе говоря, эти люди, в отличие от других людей, могут, полагаясь на собственные силы, преодолеть бесчеловечность своей природы. А следовательно, люди не равны по природе. Если же все люди равны по природе, то, кто бы ни находился во главе государства, он обязательно проявит бесчеловечность своей природы. Поэтому прав Б. Спиноза, с точки зрения которого абсолютистская форма правления не соответствует понятию государства. Абсолютизм не есть государственная форма, а лишь один из видов борьбы всех против всех, и именно тот, в котором одна личность побеждает все остальные [2: 245].

Дж. Локк настаивает на равенстве всех людей по природе. В то же время, в отличие от Т. Гоббса, он исходит из того, что в естественном состоянии каждый человек может жить в соответствии с естественными законами. Люди, живущие в соответствии с разумом, и представляют, с его точки зрения, естественное состояние. Поэтому людей в естественном состоянии надо трактовать как «свободных, равных и независимых» [5: 56].

Естественные законы, которые управляют человеком, связывают каждого человека: каждый человек осознает, что он не должен нарушать право каждого человека на жизнь, свободу и собственность, нажитую собственным трудом. Эти права человека – естественные права.

Б. Рассел прав, указывая, что взгляды Дж. Локка на естественное состояние и естественные законы нельзя отделить от теологической основы.

Правила морали, отождествляемые с принципами разума, установлены Богом, их следует искать в Библии [6: 579]. Мы считаем необходимым только добавить, что естественные законы разума – это моральные установки аскетического протестантизма. Вопрос появляется тогда, когда требуется объяснить возникновение государства. Если люди в естественном состоянии, руководствуясь естественными законами, являются человечными, то нет необходимости в том, чтобы их гуманизировать.

Поэтому Дж. Локк допускает, что в вопросах собственности человек в естественном состоянии может проявить бесчеловечность своей природы.

Причину создания государства он находит в собственности. Главной и основной целью людей, объединяющихся вследствие общественного договора в государство, является охрана собственности каждого человека.

Воля каждого человека состоит в том, чтобы сохранить свою собственность.

В этом отношении воля государства совпадает с волей каждого человека, т.е.

с волей всех. В естественном состоянии воля к сохранению своей собственности одного человека может нанести ущерб собственности другого человека, потому что он сам является судьей в своем деле. Человек не должен быть судьей в своем деле, касающемся собственности, иначе, считает Дж. Локк, между людьми будут возникать недоразумения. Государство – это средство для разрешения таких недоразумений.

Получается, что, когда недоразумение касается сохранения собственности, люди, несмотря на осознание естественных законов, не могут, полагаясь на собственные силы, руководствоваться этими законами. Это означает, что в вопросах собственности в естественном состоянии человек проявляет бесчеловечность, поэтому государство призвано гуманизировать его именно в этих вопросах. Делает оно это посредством принуждения, подавляя бесчеловечность человека. Политическая власть, подчеркивает Дж.

Локк, - это право создавать законы с правом применения смертной казни, не говоря уже о меньших наказаниях, для охраны собственности. Таким образом, и в воззрениях Дж. Локка страх перед государством выступает предпосылкой гуманизации человека.

Поскольку государство призвано выражать волю всех, то люди, осуществляющие государственную власть, должны гарантировать охрану собственности каждого человека. Возникает вопрос, смогут ли они это сделать в тех случаях, когда возникающие относительно собственности недоразумения касаются их. С точки зрения Дж. Локка, эти люди, да и вообще любые люди, не смогут, полагаясь на собственные силы, преодолеть в таких случаях свою бесчеловечность. Поэтому осуществляющие государственную власть люди не должны быть судьей в своем деле.

Правосудие должно быть независимо от исполнительной власти, которая обязана подчиняться законам. Но тогда и законодательная власть должна быть отделена от исполнительной. Законодательная власть должна принадлежать народу.

Придя к идее правового государства, новоевропейский гуманизм открыл для занятых в государственной сфере людей правовые механизмы реализации моральной установки аскетического протестантизма, согласно которой мирская деятельность человека должна быть направлена на благо всех. Обратим внимание на то, что протестантизм распространял эту моральную установку на все виды человеческой деятельности, в том числе и на экономическую деятельность, которая полагалась определяющей. Мир, считал, например, пуританизм, предназначен для того, чтобы идти на пользу роду человеческому, что позволяет рассматривать профессиональную деятельность на благо всех как угодную Богу. Если существует какая-либо профессия, которая, разоряя многих, обогащает немногих, писал Кромвель, то это не служит благу общества [1: 99].

Экономическая деятельность человека направлена на благо всех, если он использует свою собственность на благо каждого человека. С точки зрения аскетического протестантизма, отмечает М. Вебер, «Богу угодно рациональное и утилитарное использование богатства на благо каждого отдельного человека и общества в целом» [1: 198]. Таким образом, аскетический протестантизм выступал за этически дозволенные способы использования человеком своей собственности. В то время как Дж. Локк настаивал, что естественным состоянием для людей является состояние абсолютной свободы, чтобы направлять свои действия и распоряжаться своей собственностью и личностью по своему усмотрению в рамках естественного закона, не спрашивая разрешения и не завися от чьей-либо воли. При этом, как справедливо подчеркивает Б. Рассел, никакой общественный договор, с точки зрения Дж. Локка, не прекращает естественного состояния, исключая лишь то, что создает государство [6: 580].

А государство создает гарантии того, что право собственности не будет нарушено. Государство не имеет право вмешиваться в то, как человек использует свою собственность.

Мы видим в этом непоследовательность новоевропейского гуманизма.

С одной стороны, осуществляющие государственную власть люди в вопросах, касающихся их собственности, не могут, полагаясь на собственные силы, пользоваться властью в рамках естественного закона. Для того чтобы их государственная деятельность была направлена на благо всех, на них должен распространяться имеющий повелительную силу закон. В противном случае, человек, пользуясь государственной властью, проявит бесчеловечность. С другой стороны, на человека, который пользуется своей собственностью, имеющий повелительную силу закон не должен распространяться. Считается, что в использовании своей собственности каждый человек может быть судьей. Поэтому в рамках естественного закона каждый человек будет использовать собственность на благо каждого человека и общества в целом. Иначе говоря, используя свою собственность по своему усмотрению, человек не может проявлять бесчеловечность.

Нет никаких оснований полагать, что в использовании своей собственности человек не проявит бесчеловечность. Опасение по этому поводу высказывали уже главы аскетических движений, согласно которым там, где увеличивается богатство, создается благодатная почва для гордыни, страстей и привязанности к мирским радостям жизни во всех их разновидностях. В результате этого сохраняется лишь форма религии, а дух ее постепенно исчезает [1: 201]. «В настоящее время, - пишет М. Вебер, стремление к наживе, лишенное своего религиозно-этического содержания, принимает… характер безудержной страсти, подчас близкой к спортивной»

[1: 207]. Переживаемый нами мировой финансовый кризис показывает, что охваченный страстью наживы человек готов пойти на неоправданные с точки зрения блага каждого человека и общества в целом действия по использованию своей собственности.

Ограниченность новоевропейского гуманизма состояла в том, что он не поставил проблему создания правовых механизмов, определяющих использование каждым человеком своей собственности на благо каждого человека и общества в целом. В соответствии с логикой названного гуманизма, согласно которой человек гуманизируется там, куда распространяется имеющий повелительную силу закон, эту проблему обязательно следовало поставить. Использование человеком своей собственности должно определяться гражданским законом, в противном случае, человек проявит свою бесчеловечность.

Этически допустимые с точки зрения аскетического протестантизма способы пользования своей собственностью, поскольку они приносят благо каждому человеку и обществу в целом, должны были получить юридическое закрепление. К этически допустимым способам пользования своей собственностью аскетический протестантизм относил использование капитала посредством внедрения его в производство. «Пуританизм, - пишет М. Вебер, - был носителем этоса рационального буржуазного предпринимательства и рациональной организации труда [1: 193].

Не будет преувеличением утверждать, что открытие промышленного капитализма с его рациональной организацией свободного труда во многом обязано моральной установке аскетического протестантизма, согласно которой человек обязан использовать свою собственность на благо каждого человека и общества в целом. М. Вебер прав, подчеркивая, что капиталистическое предпринимательство в своих внешних чертах и в своем «авантюристическом» аспекте было известно всем тем хозяйственным системам, где существовали имущество денежного характера и возможность использовать его для получения прибыли (посредством комменды, откупа налогов, ссуды государству, финансирования войн, княжеских дворов и должностных лиц). «Мы говорим о «докапиталистической» эпохе потому, пишет он, - что хозяйственная деятельность не была еще ориентирована в первую очередь ни на рациональное использование капитала посредством внедрения его в производство, ни на рациональную капиталистическую организацию труда» [1: 80]. Строй мышления аскетического протестантизма нашел в промышленном капитализме свою наиболее адекватную форму, а промышленный капитализм нашел в нем наиболее адекватную духовную движущую силу.

Поставленный таким образом вопрос не отменяет право каждого человека на свободу и собственность. Мы стремимся только подчеркнуть, что новоевропейский гуманизм не смог поставить вопрос о социальной ответственности каждого человека за то, как он использует свою собственность. Подобно тому как на людей, использующих государственную власть, новоевропейский гуманизм возложил социальную ответственность, так и на людей, использующих свою собственность, должна быть возложена социальная ответственность. Социальная безответственность приводит к тому, что человек в использовании своей собственности не несет никаких обязанностей по отношению к другим людям, обществу в целом, природе.

Поэтому ко всему он относится потребительски, используя как средство.

Отсутствие социальной ответственности за использование своей собственности имеет следствием рост разнообразных спекулятивных форм применения капитала, что можно квалифицировать как возврат к непроизводительному предпринимательству в его «авантюристическом»

аспекте. Мировой финансовый кризис показал, что в условиях современной рыночной экономики, отличающейся глобальной взаимозависимостью, «авантюристические» формы использования капитала способны подорвать основы промышленного капитализма. Как нам представляется, переживаемый нами финансовый кризис – это предупреждение о том, что промышленный капитализм нуждается в механизмах юридической защиты.

Отсутствие социальной ответственности человека за использование своей собственности – актуальная проблема и для современной России, в которой возрождается рыночная экономика. В связи с тем, что в России, наряду с этим, возрождается и православие, весьма полезным при осмыслении этой проблемы может оказаться творчество С. Булгакова.

С. Булгаков различает собственность в этическом и социальноэкономическом значении.

Под собственностью в первом значении понимается «привязанность к ней, жадность, любостяжание, своеобразно проявляющийся здесь эгоизм, отделяющий человека от других людей» [8:

39]. Победа над собственностью в этом значении может быть только нравственная. Православие содействует духовному освобождению от собственности.

Собственность в социально-экономическом значении находится в связи с экономической организацией данного общества. Форма собственности определяется относительной исторической необходимостью и целесообразностью данной формы производства. Поэтому собственность есть столько же право, сколько и обязанность.

«До тех пор, пока известный экономический строй, в данном случае капитализм, остается непоколебленным и представляет общее условие исторического существования, такая собственность налагает пред обществом весьма серьезные и ответственные обязанности на того, кому она досталась» [8:

101].

Нам представляется, что идеи С. Булгакова – это тот путь, который будет способствовать формированию в духовной культуре России моральных установок на использование каждым человеком своей собственности на благо каждого человека и общества в целом. Однако нельзя при этом повторить ошибку новоевропейского гуманизма. Было бы большим заблуждением ожидать, что человек станет руководствоваться этими установками как естественными законами разума. Моральные установки должны воплотиться в имеющие повелительную силу законы. Только таким образом промышленный капитализм получит юридическую защиту.

ЛИТЕРАТУРА

Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990.

1.

Виндельбанд В. История новой философии в ее связи с общей 2.

культурой и отдельными науками. В 2 т. Т.1. – М., 2000.

Гоббс Т. Избранные произведения. В 2 т. Т.1. – М., 1964.

3.

Гоббс Т. Избранные произведения. В 2 т. Т.2. – М., 1964.

4.

Локк Дж. Избранные философские произведения в двух томах. Т.2. – 5.

1960.

Рассел Б. История западной философии. – Новосибирск, 1997.

6.

Фромм Э. Человек для себя. Иметь или быть? – М., 1997.

7.

Христианский социализм (С.Н. Булгаков): Споры о судьбах России 8.

/Редактор-составитель В.Н. Акулинин. – Новосибирск, 1991.

–  –  –

КАНТОВСКИЙ АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ КАК УТОПИЯ

НЕНАСИЛЬСТВЕННОГО МИРА

Последние два десятилетия XX века и первое XXI века можно назвать «сменой вех» в системе ценностей российского общества, изменившей не только экономическую и политическую сферы, способы социального взаимодействия, но и ментальную, духовно-личностную сторону человеческой жизни – соотношение в ней личного и общественного интереса, эгоизма и коллективизма, утилитарного и бескорыстного отношения к жизненному миру, свободы и ответственности, материального и духовного в структуре потребностей человека и др. Тотальная критика марксистской идеологии в конце 80-х – начала 90-х годов прошлого века со стороны внутренней оппозиции предваряла резкий переход советского общества к неолиберализму с его приматом рыночных ценностей, основу которых составляют индивидуализм, конкуренция, личная свобода, прагматизм, толерантность, плюрализм, гедонизм. Социальная практика российского неолиберализма направлена на вытеснение патерналистских и коллективистских принципов в организации социальности, сложившихся за длительную историю существования российской цивилизации.

Корпоративный эгоистический индивидуализм, присущий экономике постперестроичной России, имеет мало общего с сутью либерального (буржуазного) индивидуализма, черты которого получили обоснование в новоевропейской философии XVII – XVIII веков.

Буржуазный индивидуализм формировался как принцип гражданскоправового устройства цивилизованного (западного) общества, устанавливающего границы личной свободы общими для всех законами права, соблюдение которых всеми следует в силу правильно понятой каждым собственной выгоды, а не только по причине принудительного характера самих законов. Марксистский проект социального переустройства, как известно, был ориентирован на западноевропейское индустриальное общество, которое формировало в отчужднной форме предпосылки для развития «богатой» (в е способностях и потребностях) индивидуальности нового типа, возникающего в результате коммунистического преобразования общества. Материалистическое понимание истории, разработанное К.

Марксом, определяло в качестве цели исторического прогресса идею безгосударственного коммунизма как «обобществившегося человечества».

Коммунистический проект основывался на принципе практики, полагавшем предметно-чувственную деятельность, труд субстанцией мировой истории.

Вместе с изменением производительных сил общества меняется сам человек и, в конечном счте, социальные обстоятельства становятся адекватными условиями всестороннего развития каждого индивида как предпосылки гармоничного развития всех.

Идея объединения человечества на тех или иных основаниях присутствовала в учениях многих мыслителей прошлого, но наиболее последовательно задачу преодоления разобщнности индивидов, народов и государств разработали К. Маркс и И. Кант. Оба проекта утопичны с точки зрения предлагаемых решений и конечных целей, но утопия «вечного мира», в отличие от марксистской, импонирует тем, что в ней сохранение человечества не связано с насилием над несовершенными общественными отношениями, а предполагает добровольное, осознанное включение граждан в процесс строительства всемирной «федерации государств» как единственно возможного сценария гарантированного для всего мира. «Разумеется, Канту недоставало ещ исторического сознания, поскольку он целиком находился в атмосфере Просвещения. Он не учитывал культурных различий между народами, не осознавал огромной опасности набирающего силу национализма, отдавал предпочтение европейской культуре и цивилизации и почти совершенно не учитывал роли и значения восточных цивилизаций в мировой политике, недооценивал укореннность европейского международного права в христианской культуре и цивилизации. Тем не менее основные идеи Канта, выраженные им в трактате «К вечному миру»

остаются и по сей день весьма значимыми и актуальными, особенно с учтом того, что XIX, XX и наступивший XXI век буквально кишели и кишат вооружнными конфликтами и разрушительными войнами… Для него установление мира во всм мире представляет конечную цель учения о праве. Народы должны стремиться к объединению только под эгидой законов международного права. Его идея всемирно-гражданского устройства на тврдой международно-правовой основе являет собой своеобразный императив и для современной мировой политики, которая должна вести народы от классического международного права к всемирно-гражданскому праву, к «союзу всех народов», не к государству народов, а к «союзу мира», который положит конец всем войнам и вооружнным конфликтам» 1.

Вера И. Канта в цивилизующую силу права в решении проблемы достижения мира на Земле обусловлено апелляцией к особенностям человеческой природы, к антропологическим характеристикам людей, в которых он видел некую непостижимую мудрость природы несмотря на эгоистичность человека, сопротивляющуюся мирному обустройству совместного существования. Прагматическая антропология И. Канта требует нового понимания в контексте глобальных проблем человечества, когда проект «вечного мира» из мечты призван стать необратимой реальностью, хотя разрыв между ними велик.

Апология западной (либеральной) модели организации общественной жизни, в основу которой положен принцип упреждающего доверия к автономному сомодостаточному разумному индивиду как частному лицу, связана с декларированием человека высшей ценностью и целью общественного развития. Новоевропеский (просвещенческий) гуманизм светской ориентации имплицитно включил в систему философскомировоззренческих обоснований самоцельности и самоценности индивида христианский постулат о богоподобии человека (разум, свобода воли, креативность) предданном всем представителям человеческого рода по их индивидуальной природе.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 17 |

Похожие работы:

«НОВЫЕ КНИГИ ЦЕНТРА БИБЛИОГРАФИИ И КРАЕВЕДЕНИЯ октябрь 2015 г. Антология произведений писателей Бурятии о Великой Отечественной войне, 1941-1945 гг. = Буряадай уран зохёолшодой 1941-1945 онуудай эсэгэ ороноо хамгаалгын агууехэ дайн тухай зохёолнуудай антологи. Улан-Удэ : Нова Принт, 2014. 570, [5] с. : ил. Исчезнувшие поселки : Каракалон, Первомайский, Самокут, Келяна, Многообещающая Коса, Безымянка, Телешма, Молодежный / [Администрация МО Муйский район ; автор-составитель Л. П. Баханова ;...»

«4 работает с материалами двух других мордовских исторических преданий «Сияжар» и «Сурай». Группа № 5 читает фрагменты удмуртского национального эпоса «Тангыра». Группа № 6 с фрагментами эпоса народа коми «Время героев». Группа № 7 анализирует сказания хантов и мансов об их героических предках. Группа № 8 знакомится с марийским героическим эпосом «Югорно». В ходе коллективной работы ученики вырабатывают новый продукт – краткое сообщение об одном из эпических преданий на английском языке. На...»

«ПЕРЕДВИЖНОЙ ВЫСТАВОЧНО-ЛЕКЦИОННЫЙ КОМПЛЕКС ОАО «РЖД» Москва 2014 Вагон «Инновационное развитие ОАО РЖД» ВАГОН «ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ ОАО “РЖД”» ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ Возникновение железнодорожного транспорта, его распространение в мире, начало бурного строительства железных дорог относится к началу XIX века. Прогрессивные представители технической интеллигенции России активно выступали за железнодорожное строительство, видели в железной дороге основу развития государства российского....»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ИСТОРИИ 2015–2016 уч. г. МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ЭТАП 9 класс Методика оценивания выполнения олимпиадных заданий В заданиях 1–3 дайте один верный ответ. Ответ внесите в таблицу в бланке работы.1. Какому средневековому историку принадлежит единственное сохранившееся описание внешности киевского князя Святослава Игоревича? 1) Прокопию Кесарийскому 3) Льву Диакону 2) Григорию Турскому 4) Жану Фруассару 2. В каком году произошло описанное ниже событие? «По Москве...»

«Уважаемые депутаты! Уважаемые коллеги! Сегодня я представляю Государственному Совету отчет Правительства Республики Крым за полтора года. Это был сложный период. Республика развивалась в условиях беспрецедентного давления со стороны внешних сил. Водная и транспортная блокада, западные санкции, фактическое разрушение финансовой системы – все это, по мнению врагов России и Крыма, должно было привести к коллапсу экономики и социальной сферы полуострова. Эти планы провалились. Наша республика не...»

«По состоянию на 18.05.2015 Сотрудничество КФУ с научно-образовательными центрами Республики Польша Казанский университет, который с первых дней своего существования становится восточной академической столицей России, явился уникальным местом для творческого развития талантливых представителей польской диаспоры. Она сформировалась здесь в немалой степени за счёт тех, кто оказался в ссылке за участие в освободительном движении. Университет распахнул перед ними свои двери, и многие польские...»

«УДК 94(3): 27: (37.091.3 + 37.014.523): 902 С. Н. Коротких УЧЕБНЫЙ КУРС «ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА» КАК БАЗА ДЛЯ ОСВОЕНИЯ УЧАЩИМИСЯ ОСНОВ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИХ И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫХ ТРАДИЦИЙ Раскрывается потенциальная роль учебного курса «История Древнего мира» в освоении отечественной истории и культуры, берущей начало в библейской традиции. Автор обосновывает необходимость изучения библейской истории, используя результаты согласования сведений Библии и современных научных данных....»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ИСТОРИИ 2015–2016 г. ШКОЛЬНЫЙ ЭТАП 10 класс Уважаемый участник! При выполнении заданий Вам предстоит выполнить определённую работу, которую лучше организовать следующим образом: внимательно прочитайте задание; если Вы отвечаете на теоретический вопрос или решаете ситуационную задачу, обдумайте и сформулируйте конкретный ответ (ответ должен быть кратким) и его содержание впишите в отведённое поле, запись ведите чётко и разборчиво. при ответе на тесты...»

«Шифр _ Итоговый балл _ _ (заполняется оргкомитетом) (подпись председателя жюри) Межрегиональная предметная олимпиада Казанского федерального университета по предмету «История» Очный тур 2014-2015 учебный год 9 класс 1. Исправьте семь ошибок в тексте: «В декабре 1724 г. по приказу Петра I была снаряжена Первая Камчатская экспедиция во главе с Н.Ф. Головиным. Первым его помощником стал П.А. Чаплин. В итоге экспедиции был проложен путь вдоль западных берегов Камчатки и южных и восточных берегов...»

«Москва 2010 Движение. День сегодняшний Движение Друзей заповедных островов развивается с 2000 года, оно объединяет детей и взрослых, желающих внести свой вклад в сохранение живой природы, рос сийского природного и культурного наследия. Наш девиз прост Будь другом помоги природе!!! ДРУЗЬЯ работают в школьных лесничествах, занимаются в кружках натуралистов, следят за состоянием воды в реках и речках, изучают историю края и культурные традиции, организуют экологические акции, выставки, праздники,...»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ИСТОРИИ 2015–2016 уч. г. МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ЭТАП 9 класс Методика оценивания выполнения олимпиадных заданий В заданиях 1–3 дайте один верный ответ. Ответ внесите в таблицу в бланке работы.1. Какому средневековому историку принадлежит единственное сохранившееся описание внешности киевского князя Святослава Игоревича? 1) Прокопию Кесарийскому 3) Льву Диакону 2) Григорию Турскому 4) Жану Фруассару 2. В каком году произошло описанное ниже событие? «По Москве...»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ИСТОРИИ 2015–2016 уч. г. МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ЭТАП 11 класс Методика оценивания выполнения олимпиадных заданий В заданиях 1–3 дайте один верный ответ. Ответ внесите в таблицу в бланке работы.1. Сарское городище и возникший на его месте Ростов был племенным центром 1) мерян; 3) полян; 2) кривичей; 4) радимичей. 2. В каком году произошло описанное ниже событие? «Однако ж все почти города, как только услышали, что в Москве присягали Королевичу, с рвением присягали...»

«С. А. Исамадиева ИСТОРИОГРАФИЯ ИСТОРИИ БИБЛИОТЕЧНОГО ДЕЛА В КАЗАХСТАНЕ (1917-1991 гг.) Павлодар Министерство науки и образования Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова С. А. Исамадиева ИСТОРИОГРАФИЯ ИСТОРИИ БИБЛИОТЕЧНОГО ДЕЛА В КАЗАХСТАНЕ (1917-1991 гг.) Монография Павлодар Кереку УДК 02(574) (09) ББК 78,33(5Каз) Рекомендовано к изданию решением Учёного совета Павлодарского государственного университета имени С. Торайгырова Рецензенты: 3. Д....»

«Псков № 42 2015 Памяти историка-краеведа Маргарита Тимофеевна Маркова (29.10.1938 — 31.12.2014) В последний день 2014 года, 31 декабря из жизни ушла Маргарита Тимофеевна Маркова — кандидат исторических наук, доцент, историк-краевед, постоянный автор журнала «Псков». М. Т. Маркова родилась в г. Красноярске, где провела раннее детство, совпавшее с годами трудного военного лихолетья. Отец находился на фронте, а ей вместе с сестрой и матерью, как и старшим членам семьи, довелось испытать на себе...»

«В.Е. Егоров Государственно-правовое регулирование организованного туризма (историко-теоретическое правовое исследование) Псков УДК 34 ББК 67я73+75.81я73 Е 30 Рецензенты: С.В. Васильев, доктор юридических наук, профессор, декан юридического факультета Псковского государственного университета Ю.Б. Шубников, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой Юридического института Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики Егоров В.Е. Государственно-правовое...»











 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.