WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |

«Н. М. Добрынин ФЕДЕРАЛИЗМ ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Новосибирск «Наука» УДК 342.1/.3 ББК 67.400 Д57 Рецензенты ...»

-- [ Страница 1 ] --

ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА

СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

Н. М. Добрынин

ФЕДЕРАЛИЗМ

ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ

АСПЕКТЫ

Новосибирск

«Наука»

УДК 342.1/.3

ББК 67.400

Д57

Рецензенты

доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации С. А. Авакьян член-корреспондент РАН, доктор юридических наук, профессор Д. А. Керимов доктор юридических наук, профессор А. Н. Кокотов доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации Б. С. Крылов доктор исторических наук, профессор Н. П. Носова Утверждено к печати ученым советом Института проблем освоения Севера СО РАН Добрынин Н. М.

Д57 Федерализм: Историко-методологические аспекты / Н. М. Добрынин. —

Новосибирск: Наука, 2005. — 368 с.: ил. [1]. — Рез.: англ. — Библиогр.:

с. 301–358. — 1000 экз. — ISBN 5-02-032376-4.



ISBN 5-02-032376-4 Монография представляет собой фундаментальное межотраслевое и прикладное исследование проблем государственного устройства Российской Федерации. В ней достаточно полно освещается история отечественного федерализма, начиная с самых ранних его проявлений в политической культуре Киевской Руси, проводится сравнительный анализ успешных и неэффективных моделей федерализма в различных странах мира, на основании чего дается новое, оригинальное понимание современных политических процессов, происходящих в России в сфере государственного строительства. Автор излагает свое видение современного состояния российского федерализма на основе анализа многовековой истории государственного устройства России.

Книга будет интересна политикам, ученым, в том числе юристам, философам, экономистам, а также аспирантам, студентам гуманитарных специальностей и широкому кругу читателей.

Dobrynin N. M.

Federalism: Historical and Methodological Aspect. — Novosibirsk: Nauka, 2005. — 368 p.

ISBN 5-02-032376-4 The monography represents basic, inter-branch, and applied research with regard to problems of state structure of the Russian Federation. The book gives quite a detailed historical account of the domestic federalism, starting from its earliest manifestations in political culture of the Kievan Rus. Subject to comparative analysis being efficient and inefficient models of federalism in different world countries on which basis the author gives a new, original treatment of the pr

–  –  –

Содержание Предисловие

Введение

Глава 1. МЕТОДОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО ПОНИМАНИЯ ФЕДЕРАЛИЗМА

1.1. Различие подходов к пониманию сути федерализма.............. 17

1.2. Федерализм и федерация: понятие и соотношение................ 29 Глава 2. ГЕНЕЗИС «ФАНТОМНОГО ФЕДЕРАЛИЗМА» В ИСТОРИИ РОССИИ

2.1. «Княжое право» Киевской Руси как одна из причин возникновения феодальной раздробленности

2.2. Становление и эволюция губернской системы в Российской империи

2.2.1. Возникновение губернской системы к правлению Петра I

2.2.2. Развитие губернской системы (от Екатерины I до Екатерины II)

2.2.3. Разложение губернской системы

2.3. «Фантомный федерализм» и его роль в государственной системе Советского Союза

2.3.1. Причины возникновения «фантомного федерализма»......95 2.3.2. Вехи региональных изменений и «сталинские критерии»

2.3.3. Неавтономные региональные образования Советского Союза

2.4. Уроки успехов и неудач российской региональной политики

Глава 3. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ПОСТРОЕНИЯ ФЕДЕРАЛИЗМА.

................. 140

3.1. Понимание федерализма и его классификационные модели

3.2. Наиболее значимые модели действующего федерализма.......147 3.2.1. Федерализм в Соединенных Штатах Америки............ 147 3.2.2. Бельгийский федерализм

3.2.3. Германская модель федерализма

3.2.4. Федерализм Индийского союза

3.3. Сравнительный анализ неэффективных моделей федерализма (СФРЮ, СССР, Нигерия)

3.4. Условия существования федерализма

Глава 4. РАЗВИТИЕ ФЕДЕРАТИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ

НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ 205

4.1. Историко-теоретический контекст становления российского федерализма

4.1.1. Крушение Советского Союза и советской модели федеративных отношений

4.1.2. Становление современного федерализма:

проблемы и перспективы

4.2. Современный этап развития федеративных отношений в России и последние инициативы по реформированию властной вертикали

4.2.1. Альтернативные пути реформирования отечественного федерализма

4.2.2. Институт полномочных представителей и система федеральных округов

4.2.3. Реформа местного самоуправления и общих принципов организации власти

4.2.4. Изменения процедуры выборов глав исполнительной власти субъектов федерации и состава высшего законодательного органа страны

Заключение

Послесловие

Библиографический список

Summary

Об авторе





Table of Contents

Foreword

Introduction

Chapter 1. METHODOLOGY OF MODERN INTERPRETATION OF FEDERALISM

1.1. Difference in approaches toward essence of federalism.............. 17

1.2. Federalism and federation: concept and correlation.

Chapter 2. GENESIS OF «PHANTOM FEDERALISM» IN THE HISTORY OF RUSSIA

2.1. «Princely law» in the Kievan Rus as one of the reasons giving rise to feudal disintegration

2.2. Build-up and evolution of gubernia (provincial) system in the Russian empire

2.2.1. Rise of the provincial system toward the rule of Peter the Great

2.2.2. Development of the provincial system (from Catherine I to Catherine II)

2.2.3. Disintegration of the provincial system

2.3. «Phantom federalism» and its role in the state system of the Soviet Union

2.3.1. Reasons giving rise to «phantom federalism»

2.3.2. Landmarks of regional changes, and «Stalin criteria»..... 104 2.3.3. Non-autonomous regional units in the Soviet Union...... 116

2.4. Lessons from ups and downs in the Russian foreign policy....... 124 Chapter 3. FOREIGN EXPERIENCE IN CONSTRUCTING FEDERALISM........ 140

3.1. Interpretation of federalism, and its classification patterns......... 140

3.2. The most significant models of active federalism

3.2.1. Federalism in the United States of America

3.2.2. Belgian federalism

3.2.3. A German model of federalism

3.2.4. Federalism of the Indian Union

3.3. Comparative analysis of inefficient models of federalism (SFRY, USSR, Nigeria)

3.4. Conditions providing federalism

Chapter 4. DEVELOPMENT OF FEDERATIVE RELATIONS IN RUSSIA AT THE

PRESENT STAGE: HISTORICAL AND METHODOLOGICAL ANALYSIS............205

4.1. Historical and theoretical context with regard to build-up of Russian federalism

4.1.1. Downfall of the Soviet Union and a Soviet model of federative relations relations

4.1.2. Build-up of modern federalism: problems and prospects.......219

4.2. The present stage in development of federative relations in Russia and the latest initiatives in reforming vertical of power...... 247 4.2.1. Alternative ways of reforming the domestic federalism.. 247 4.2.2. The institution of plenipotentiaries, and a system of federal okrugs (regions)

4.2.3. The reform of local government and general principles of power organization

4.2.4. Alterations in the elections of chief executives of the federative subjects and membership of the Russian supreme legislation body

Conclusion

Afterword

References

Summary

Personalia

ПРЕДИСЛОВИЕ

Проблемам государственного устройства посвящено достаточно много научных работ юристов, философов, социологов, политологов.

Вместе с тем следует признать, что сама по себе постановка проблемы и даже предложенное решение зачастую не дают практического результата. В частности, на протяжении длительного времени не были решены проблемы отечественной государственности. Это относится и к построению в нашей стране удовлетворительной системы административно-территориального деления, которая бы обеспечивала максимальную общественную стабильность и государственную эффективность.

Непрерывная эволюция отечественных федеративных отношений от «стихийного федерализма племен» в период образования Киевской Руси, через систему «кормлений» и губернскую систему к «фантомному федерализму» советского общества рассматривается в работе Н. М. Добрынина как единый и детерминированный процесс трагического отказа от подлинного федерализма, стремления замаскировать ширмой регионального самоуправления всего лишь искусно построенную систему для «выдавливания» налогов и эксплуатации местных ресурсов.

Автор считает губернскую систему Российской империи самой удачной из существовавших систем административно-территориального деления нашего государства. И вместе с тем он признает ее фундаментальные недостатки, связанные с отсутствием подлинной региональной демократии и нежеланием делиться с регионами реальными полномочиями. В книге остро критикуется деятельность генерал-губернаторов, которые, будучи призваны упорядочивать государственное управление, на самом деле реально, по мнению автора, его дезорганизовывали, узурпируя полномочия как местных руководителей, так и центральной власти.

По сравнению с губернской системой, советская система административно-территориального управления, базирующаяся на национальных автономиях, представляется автору еще менее эффективной, неспособной реально функционировать в качестве модели регионального управления.

Распад Советского Союза, по мнению Н. М. Добрынина, был предопределен тем обстоятельством, что после разрушения властной вертикали КПСС, реально осуществлявшей управление регионами, начала работать схема, декларативно заложенная в иерархии местных и центрального Советов, что повлекло за собой консолидацию сепаратистских сил вокруг властных институтов национальных автономий.

Для Н. М. Добрынина представляется очевидным, что подлинный федерализм — достаточно редкое явление в мире и его построение связано с немалыми трудностями. Для всякого федеративного государства существует опасность перехода к унитаризму, когда федеративные институты постепенно станут обладать все меньшей реальной властью, или же распада, когда регионы, сформированные по национальному признаку, начнут претендовать на государственную независимость.

Отечественная история как раз и становится примером того, как государство бесконечно колеблется между этими крайностями, между анархической смутой и деспотическим полицейским государством, полностью контролирующим всю жизнь регионов.

Н. М. Добрынин выделяет и некоторые важные факторы, провоцирующие подобное положение дел, и даже выдвигает в Заключении свои пять принципов, которые позволят государству построить работающую модель подлинного федерализма. Автор считает, что федеративные отношения полностью должны лежать в рамках конституционноправового поля, базироваться на бюджетных отношениях, что федеративное государство должно избегать национально-территориальных автономий, промежуточных уровней власти генерал-губернаторского типа.

Основой эффективной системы административно-территориального деления нашей страны он считает губернскую систему, дополненную реальным разграничением полномочий между центром и регионами.

Данная работа, несомненно, вызовет заслуженный интерес в среде ученых-государствоведов и просто людей, обеспокоенных судьбой России.

<

–  –  –

ВВЕДЕНИЕ

Проблема государственного устройства является одной из фундаментальных в правоведении. Без определения ее границ и рамок невозможно само понимание природы современного государства, легитимность которого изначально базируется на законе. Если вспомнить классификацию форм власти, данную М. Вебером, можно легко убедиться, что именно так все и обстоит. Опора власти на традицию достаточно слаба из-за слабости самой традиции, и даже в крайне традиционных обществах в настоящее время ее прерогативы и функционирование описываются при помощи законов. Харизматическая же власть никогда и не могла быть чем-то иным, нежели временным явлением, необходимо должным впоследствии конституироваться при помощи традиции или формального права.

Самоопределение же власти посредством права совершается, прежде всего, в сфере государственного устройства, так как это устройство является основой всего конституционного права, а последнее, в свою очередь,— базисом для права вообще. В зависимости от того, какое именно государственное устройство существует в том или ином обществе, можно говорить о той или иной форме власти.

Федерализм, в частности, является неотъемлемой частью большого демократического государства, населяемого множеством наций и народов и занимающего огромную территорию, различные участки которой сильно различаются между собой по геоклиматическим условиям, а следовательно, и тому образу жизни, который в них будет доминировать.

Современное общество придает огромное значение наличию в государстве местного самоуправления как фактора обратной связи между государством и его гражданами, как способа выражения гражданами их интересов и нужд, как условия возможного влияния общества на власть и согласования их интересов в отношении поступательного развития общества.

Но не только местное самоуправление демократизует отношения общества и власти. Другим, возможно, даже более сильным механизмом такого влияния являются федеративные отношения, которые напрямую связаны с возможностью власти обеспечить индивидуальный Пикулькин А. В. Система государственного управления. М., 2000. С. 3–24.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2003. С. 3–16.

Там же. С. 32–47.

Жарников А. Е. Этногенез народов России // Основы национальных и федеративных отношений. М., 2001. С. 53–84.

подход в управлении различными регионами в зависимости от их местных условий.

Уровень субъекта федерации в этом отношении занимает промежуточное положение между уровнем центральной власти и уровнем местного самоуправления: с одной стороны, он конкретизирует власть центральную с учетом региональной специфики, с другой — обобщает местное самоуправление в его реакции на политику центральных властей.

Важно, чтобы обе эти функции органы региональной власти выполняли эффективно, уравновешенно, выражали интересы как региональные, так и общегосударственные. Эффективность функционирования субъектов федерации должна не зиждиться на харизме их руководителей и их личных отношениях с представителями центральной власти, а строго определяться законом, что предусматривает наличие четких юридических механизмов, ограничивающих различные уровни власти и предопределяющих разделение между ними различных властных полномочий, каждое из которых должно быть гарантировано от узурпации другим уровнем власти (это последнее обстоятельство, в частности, очень плохо продумано в современном российском федерализме).

В этом отношении мы должны говорить о необходимости создания нового российского федерализма, прежде всего, как о юридической проблеме, решение которой потребует радикального изменения существующих отношений между центром и регионами и формирования региона нового типа как фундаментального, базового феномена системы федеративных отношений.

В конечном счете даже не столь важно, какую именно форму примут отношения между центром и регионами. Эффективно функционирующие зарубежные модели федераций показывают, что соотношение полномочий может очень разниться в зависимости от конкретных внешних условий. (Понятно, что условия эти внешние лишь по отношению к самой системе федерализма; по отношению же к культурным особенностям народов, населяющих это государство, или геоклиматической специфике его территории эти условия будут как раз внутренними, определенными этой самой спецификой.) Важно, чтобы существующая в государстве модель федеративных отношений была законодательно оформлена, детально юридически регламентирована и обоснована. И, быть может, эта юридическая строгость и обоснованность имеют горазБаглай М. В. Конституционное право... С. 67–75.

Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. М., 1999. С. 4–24.

Пикулькин А. В. Система... С. 20–21.

Золотарева М. В. Договорное право против конституционных устоев федерации?

// Федерализм: Теория. Практика. История. 1998. № 4. С. 91–114.

Баглай М. В. Конституционное право... С. 45–60.

Абдулатипов Р. Г. Поиск перспектив российского федерализма // Федерализм:

Теория. Практика. История. 2001. № 4. С. 17–32.

до большее значение, нежели точный выбор именно той модели федерализма, которая подойдет нашему государству.

Вместе с тем практика показывает, что некритическое принятие мирового и отечественного опыта построения федерализма приводит ко многим политическим ошибкам. В частности, весь постсоветский опыт развития российского государства, со всеми его откровенными провалами и явными успехами, демонстрирует нам, что одной «доброй воли»

мало для того, чтобы построить реально действующий федерализм.

Неверное разграничение полномочий вызывает войну за них. Эта проблема сейчас становится ключевой в отечественном конституционном праве : речь уже заходит о том, что сама Конституция Российской Федерации может не избежать правки в вопросах разграничения полномочий и юридического оформления властных отношений центра и регионов.

Поэтому нам представляется важным обозначить проблему федерализма в исторической перспективе, так как лишь в таком качестве она может быть рассмотрена в преддверии серьезного теоретического осмысления нового российского федерализма. Федерализм — сложный и исторически противоречивый феномен; когда мы говорим о федерализме, то не стоит забывать, что это скорее процесс сосуществования в сложном государстве его основных структурных частей, а вовсе не раз и навсегда данная модель отношений. Очень часто то, что описывается термином федерализм, федерализмом, по сути, не является.

Допустим, нельзя говорить о РСФСР как о федеративной республике, хотя во всех юридических документах ее статус обозначался именно так. В то же время во многих обществах, в которых федерализма формально не существовало, наличествовали некоторые его важнейшие характеристики, т. е. федерализма реально было больше, нежели в таких псевдофедерациях, как СССР.

Все это убеждает нас в том, что федерализм определяется не формальными юридическими или политическими декларациями, а реальными отношениями и механизмами, которые эти отношения обеспечивают. Киевская Русь была ближе к федерации, чем Российская империя, а Российская империя — ближе, чем Советская Россия, хотя формально можно заключить обратное. Поэтому в данном исследовании мы будем опираться прежде всего не на конкретные документы, а на политическую практику их применения, которая играла более важную роль в построении действительных отношений в государстве, нежели писаные нормы.

Не следует забывать, что история юридической практики российского общества уникальна, ибо в ней в полной мере, как ни в какой другой Агеева Л. В. Современный федерализм: опыт и перспектива // Регионология.

1996. № 3/4. С. 75–82.

Абдулатипов Р. Г. Поиск перспектив... С. 17–32.

Агеева Л. В. Современный федерализм... С. 75–82.

Абдулатипов Р. Г. Поиск перспектив... С. 17–32.

юридической практике мира, проявилась амбивалентность законодательных норм и правоприменения, характеризующаяся их противоречием, когда правоприменение существовало как бы параллельно с писаным правом, а реализация некоторых законодательных актов фактически полностью противоречила их исходному смыслу.

В истории России федерализм всегда был политическим, а не правовым феноменом, поэтому анализ конкретных правовых документов, его оформляющих, даст исследователю сравнительно мало. Гораздо больший смысл имеет изучение реальной практики взаимоотношений центра и регионов в исторической перспективе. Законодательное оформление зачастую просто отсутствовало, иногда запаздывало, иногда же просто не соответствовало существовавшей модели отношений.

Именно поэтому мы и стали рассматривать историю федерализма как историю политико-правовой практики, а не историю документов.

Именно поэтому нам пришлось отделить историческое рассмотрение проблемы от методологического. Ведь методологическое осмысление базируется на юридическом определении феномена федерализма, но именно в этом строго научном смысле федерализма в России никогда и не было, за исключением, пожалуй, постсоветского периода, а потому федерализм в узком научно-юридическом смысле не имеет в России практически никакой истории: последние 13 лет историей не назовешь, это еще современность.

Но корни современных проблем федерализма как правового феномена уходят в историю федерализма в качестве явления политического, и осмыслить одно без другого совершенно невозможно. Беда Российской Федерации в том, что политический феномен был преобразован в правовой без должного понимания разницы между ними. Поэтому-то мы и пытались рассмотреть генезис современного правового федерализма как историю развития федерализма политического, берущего начало в том времени, когда наше государство еще только складывалось. Как будет показано позднее, практически с самого начала становления Киевской Руси наметилась определенная специфика отношений между центром и регионами, развитие которой и сформировало современный российский федерализм со всеми его сильными и слабыми сторонами.



Вместе с тем мы должны понимать, что развитие отечественного федерализма не является чем-то уникальным. Одновременно с федерализмом отечественным существовал и развивался федерализм западно-европейский, а позднее этот вид государственного устройства был привнесен и в некоторые восточные государства. Невозможно поЖарников А. Е. Этногенез... С. 53–84.

Валентей С. Д. Что сменит российский псевдофедерализм? // Федерализм: Теория. Практика. История. 1999. № 1. С. 99–116.

Лагутенко Б. Россия нуждается в административно-территориальной реформе // Федерализм: Теория. Практика. История. 2001. № 1. С. 111–126.

нять отдельные стороны федеративного строительства в нашей стране, если не сравнить их с соответствующим зарубежным опытом успешного функционирования федераций, выработанного многолетней политикоправовой практикой.

Тем более странно было бы избежать рассмотрения основных «изъянов» несостоявшегося федерализма, повлекшего негативные последствия для стран, в которых он существовал: от распада государства до кровавых гражданских войн, так как вполне можно ожидать, что эти «изъяны» у других неудачных форм федерализма совпадают с нашими «пороками». В этом случае мы можем говорить о том, что федерализм для своего благополучного существования должен избегать некоторых опасностей, которые в одинаковой мере гибельны для любого государства, независимо от места его нахождения: и для СССР, и для СФРЮ, и для Нигерии.

Мы оказываемся перед главным аспектом проблемы построения нового российского федерализма. Весь мировой и отечественный опыт неприемлем для прямого некритичного копирования. Любой феномен социальной жизни совмещает в себе универсальные и уникальные черты ; точно так же всякая модель федерализма содержит общие характерные признаки федерализма вообще и те конкретные его особенности, благодаря которым он только и может быть эффективно реализован в отдельно взятом государстве.

Универсальное в федерализме может быть выявлено только ограничительно, так как вполне возможно, что некоторые формы, применяемые при строительстве федераций, всегда приводят к негативным последствиям. Если это можно проследить и на примере России, и на примере других государств мира, то логичным будет избегать этих форм в будущем федеративном строительстве. При том, если мы видим, что в мире существуют подходы, при которых федерализм успешно работает, в то время как их отсутствие этого не гарантирует, то стоит прислушаться к такому опыту.

Отечественная федерация, сложившаяся в 90-х гг. XX в., когда дезинтеграция государства уже угрожала его распадом, была построена отнюдь не идеально. Центр пытался сохранить единство государства, а потому шел на неоправданные уступки некоторым региональным лидерам, предоставляя всем остальным субъектам федерации необходимый минимум. Поэтому регионы, для которых благо государства было более важно, нежели собственные амбиции, оказались незаслуженно обойденными в правах.

Абдулатипов Р. Г. Поиск перспектив... С. 17–32.

Там же.

Жарников А. Е. Этногенез народов... С. 53–84.

Валентей С. Д. Что сменит российский псевдофедерализм? С. 99–116.

Лагутенко Б. Россия... С. 111–126.

Особенно странно было наблюдать такую практику по отношению к регионам, которые вносили наиболее весомый вклад в государственный бюджет, что еще раз показывает, что степень самостоятельности субъектов в Российской Федерации определялась не экономической, а политической целесообразностью.

Значительные преимущества получили национальные республики, многие из которых перешли в этот разряд произвольно, будучи до того областями. Центральная власть вынуждена была принять это как должное, так как в тот момент она была слишком слаба.

Наверное, тогда это решение было правильным и оправданным:

единство государства следовало спасать даже такими, не совсем традиционными мерами. Однако сейчас мы подошли к следующему этапу в государственном строительстве Российской Федерации. Опасность распада уже отступила и если теперь и угрожает нашему государству, то лишь по причине того, что результатом «сделок и компромиссов» 1990-х гг.

стало возникновение крайне асимметричной, неустойчивой федерации со значительным неравноправием ее субъектов.

В дальнейшем между субъектами может возникнуть и усилиться неприязнь. Попытка создания Уральской республики, требование части регионов о предоставлении им полномочий республик, всплеск фашизма во многих «русских» регионах — неизбежные последствия существующего неравноправия. Эти эксцессы имели место еще в тех самых 90-х гг. прошлого века, когда данная система формировалась. После прихода к власти президента, который взял курс на выравнивание прав регионов, подобные проявления сходят на нет, и это показательно. Оказавшиеся обделенными в полномочиях регионы вовсе не хотят иметь больше полномочий, они хотят устранения неравноправия в полномочиях, а по сути — создания единого универсального статуса российского региона.

Это стремление к справедливости может послужить на благо государства, а может, как в Советском Союзе, привести к его распаду. Если отдельные регионы будут получать все больше прав и прерогатив, то остальные станут всеми силами тянуться следом за ними. Поэтому при строительстве нового российского федерализма необходимо изначально уравновесить будущие регионы, чтобы у них не было повода завидовать друг другу.

Отечественная федерация, кроме того, несет в себе все недостатки советского федеративного устройства, когда государственная модель строилась не для реального функционирования государственноправового механизма, а для создания ширмы, скрывающей всевластие аппарата КПСС и ее генерального секретаря. Федерация строилась изначально на основании политической, а не экономической целесообЛагутенко Б. Россия... С. 111–126.

Агеева Л. В. Современный федерализм... С. 75–82.

разности, что совершенно непригодно в современных условиях, когда каждый регион имеет собственный бюджет и набор функций, которые он за счет этого бюджета должен выполнять. Некоторые регионы в этих условиях оказались не в состоянии обеспечить те полномочия, которыми их наделили, а это делает их изначально дотационными и зависимыми от центра.

Не совсем приемлемой будет активно пропагандируемая в последнее время схема укрупнения субъектов федерации, которая вместо желаемого всеобщего благоденствия может принести еще большую хозяйственную неразбериху. Вследствие ее необдуманного применения может оказаться, что хозяйственно самостоятельные регионы-доноры будут растворены в конгломерате присоединенных к ним неэффективных в экономическом отношении субъектов. Все это заставляет нас крайне вдумчиво относиться к подобным прожектам, не учитывающим особенности каждого конкретного субъекта федерации.

Не является столь уж бесспорной и действующая схема федеральных округов. При ее введении были однозначно определены ее цели, к которым относилось, прежде всего, формирование единого конституционного пространства и правового поля на всей территории нашего государства. И эту функцию федеральные округа, безусловно, выполнили.

Появилось мнение, что округа могут и в дальнейшем принести пользу в деле упорядочения отношений между центром и регионами. Проводили параллели с генерал-губернаторствами, не обратив при этом внимания на то, что генерал-губернаторства успешно функционировали лишь в кризисные периоды отечественной истории и в проблемных регионах, в общем же случае оказались мерой несостоятельной и только тормозили общественное развитие и препятствовали реальному отправлению власти.

Недостатки отечественного федерализма явились следствием всей предшествующей истории развития нашего государства. Понимание данного факта и заставило нас подойти к написанию этой работы, в которой главные теоретические выводы, обоснованные в нашей предыдущей монографии, были бы подкреплены и практическим историческим опытом как нашей страны, так и ряда зарубежных федераций. Обобщение практики федеративного строительства Западной Европы, Востока, США и России позволяет увидеть противоположные грани одних и тех же решений, которые на Западе привели к формированию развитой демократии и федерализма, а в нашей стране, наоборот, послужили основой для авторитаризма как в отношениях человека и власти, так и в отношениях между центром и регионами. В преодолении негативных исторических последствий и приумножении позитивных и состоит наша историческая задача.

Основными методами, использованными в исследовании, являются историко-сравнительный, компаративистский, анализ источников. РабоЛагутенко Б. Россия... С. 111–126.

Добрынин Н. М. Новый федерализм: Модель будущего государственного устройства Российской Федерации. Новосибирск: Наука, 2003.

та проведена на стыке генетического и системного подходов, с использованием некоторых приемов герменевтики, феноменологии, структурализма и экзистенциализма.

Следует учитывать, что принципиальное значение для автора исследования имеет технократический подход к построению теории нового федерализма, который он исповедует во всех своих работах, в том числе и в этой. Одним из основных положений технократического подхода является принципиальный отказ автора от рассмотрения юриспруденции как чисто гуманитарной науки, принятое в современном научном сообществе. Представляется, что такое понимание значительно снижает эвристический потенциал исследований специалистов в области юриспруденции, который может быть существенно повышен принятием соответствующей методики и методологии, способной придать их рассуждениям математическую глубину и точность.

Привнесение математических методов и математически рассчитанных критериев в юридическую науку позволит преодолеть существующий в ней разрыв в методологии понимания сущего и должного. Исследование сущего в юриспруденции обеспечено основательным фундаментом целей, средств и методов, в то время как исследование должного до сих пор остается достаточно умозрительным. Отсюда вытекает несколько запаздывающий характер юридического анализа некоторых практических последствий принимаемых властью решений, которые оказывается возможным обозначить уже после того, как они осуществились на практике.

Технократический подход позволяет преодолеть это отставание и рассматривать последствия в перспективе должного уже в момент принятия судьбоносных решений. Автор, в частности, убежден в том, что принципиальные решения, связанные с реформированием отечественного федерализма, такие, как определение числа субъектов федерации, их оптимальных размеров и состава, могут быть приняты на основании математического моделирования.

–  –  –

1.1. Различие подходов к пониманию сути федерализма Многоплановость федерализма как социально-политического и правового феномена воплощается в многообразии определений этого явления, существующих в мировой общественной мысли и последовательно реализующихся в общественном сознании на различных этапах развития социума. «В последние годы в нем все чаще видят не просто политическую и правовую доктрину, но и своеобразное учение о человеке… Это означает, что предрасположенность членов той или иной социальной общности к некоему типу взаимоотношений непосредственно сказывается на федералистских экспериментах…». В частности, подобной позиции придерживался Д. Элазар, который считал, что именно взаимоотношения, существующие между людьми в той или иной культуре, являются определяющими по отношению к конкретным конституциям, институтам, структурам и функциям.

Можно сомневаться в практической применимости подобного подхода, ведь связь между спецификой культуры народа и порождаемыми им социальными институтами доказать трудно, если не невозможно.

Различные народы, обитающие в различных геокультурных условиях, вызвали к жизни определенные аналогичные политико-правовые формы, в то время как некоторые сходные культурные общности пришли к различным формам организации общества и власти. Поэтому, конечно, вопрос о прямой и однозначной связи менталитета народа и политических форм организации власти остается спорным и нуждается в доказательстве. Вместе с тем подобная позиция, если она будет доказана, может иметь фундаментальное практическое приложение. «…Можно будет рекомендовать федералистские рецепты там, где для них есть предпосылки, и, напротив, воздерживаться от насаждения федеративной модели без должных на то условий». В свете построения современного российского федерализма, который никогда ранее не сущестЗахаров А. А.

«Исполнительный федерализм» в современной России // Полис:

Политические исследования. 2001. № 3. С. 122.

Riker W. H. Federalism: Origin, Operation, Significance. Boston: Little, Brown, 1964. P. 23–40.

Захаров А. А. «Исполнительный федерализм»... С. 122.

вовал в более или менее полноценной и завершенной форме, такой подход может означать необходимость досконального изучения перспектив с точки зрения национальной специфики российского менталитета.

С учетом разработки этой позиции конкретное воплощение (форму) федерализма можно связывать с особенностями национального менталитета, что представляется перспективным в отношении того, чтобы предписывать различным народам не просто федерализм как таковой, но конкретный федерализм, построенный на основании реальных, принятых в данной культуре взаимоотношений.

Тем не менее данная концепция на настоящий момент разработана весьма поверхностно, а это делает ее малопригодной к практическому использованию.

Другой базовый подход к описанию природы и сущности федерализма был обозначен в трудах И. А. Ильина. В рамках этой позиции «…федерализм представляет собой определенный тип взаимоотношений между политическими образованиями различного уровня». Условно говоря, здесь федерализм выступает следствием договора между различными реальными политическими организмами. «Ключевым термином в данной системе координат оказывается “государство”». В частности, сам же И. А. Ильин считал, что исходным пунктом образования федерации выступает соглашение различных государств, которые стремятся к объединению, поэтому невозможно возникновение федерации там, где этих исходных государств не существует, что, кстати, достаточно негативно характеризует будущее отечественного федерализма. На территории нашей страны не было государств, присоединившихся к России на добровольной основе, а потому всякое выделение внутри нее различных регионов, которые рассматриваются как субъекты федерации, бесперспективно. «Иначе говоря, федерация есть комплекс, связывающий отношениями координации (а не субординации) некую совокупность социальных институтов. В подобной трактовке федерализм предстает началом рукотворным; для его внедрения требуется лишь политическая воля, а двигателем такой операции является государственная власть». Отсюда следует необходимость наличия политических суверенных воль на момент возникновения федеративного государства, чего в России не наблюдается.

Бусыгина И. М. Германский федерализм: История, современное состояние, потенциал реформирования // Полис: Политические исследования. 2000. № 5. С. 110–120.

Ильин И. А. О грядущей России. М., 1991.

Захаров А. А. «Исполнительный федерализм»... С. 122.

Там же.

Ильин И. А. О грядущей России. М., 1991.

Там же.

Захаров А. А. «Исполнительный федерализм»... С. 122.

Ильин И. А. О грядущей России. М., 1991.

Вместе с тем нельзя не отметить, что при подобном подходе народ, по сути, элиминируется из системы формирования федеративных отношений, а его роль в образовании этого политического феномена сводится к нулю. Сам федерализм выступает как что-то случайное, обусловленное совпадением различных произвольных воль, и как феномен теряет самостоятельное значение, выступая в качестве промежуточного явления между унитаризмом и распадом. Вместе с тем в исторической перспективе реальный федерализм вырастал не непосредственно из соединения различных независимых государств: их объединение происходило либо унитарно, поглощением одного государства другим, либо конфедеративно, и уже эти конфедеративное или унитарное государства трансформировались в федерацию путем внутреннего перераспределения полномочий. Преувеличение политико-правовой стороны федерализма, игнорирование его обусловленности фундаментальными закономерностями человеческого развития, действующими в развитии общества, делает сам феномен федерализма поверхностным, что отнюдь не способствует его пониманию.

Существует противоположная концепция, которая рассматривает федерализм как самоорганизацию граждан, механизм, при помощи которого они пытаются согласовать свои индивидуальные интересы. Подобный подход реализуется, прежде всего, в правовой практике англоязычных стран, наиболее характерным примером которых является США. «В данной парадигме федералистский эксперимент в США удался прежде всего потому, что построение принципиально новой, нецентрализованной политики здесь начиналось с конкретного человека, обладавшего нерушимыми правами и свободами. Что же касается взаимоотношений между элементами государственной системы, то они были вторичными, “надстраивающимися” над личностным измерением федералистской идеи».

Надо отметить, что в рамках подобной концепции перспективы российского федерализма выглядят тоже достаточно проблематично. При стихийной самоорганизации, которая необходима для построения подлинного федерализма при подобном подходе, результатом может явиться как распад государства, так и возникновение в нем достаточно странных форм, которые могут противоречить всем общепринятым нынче нормам организации общества. Стихийная самоорганизация сама по себе, произвольным образом соотносится с правовым полем, в котором она осуществляется, а потому не может быть признана первичной по отношению к нему.

Концепция самоорганизации не учитывает, что возникшее однажды в процессе самоорганизации общество, в котором существуют те или иные властные институты, не исчезает уже в следующий момент времеRiker W. H. Federalism... Р. 32–36.

Захаров А. А. «Исполнительный федерализм»... С. 123.

ни, а продолжает существовать и в дальнейшем, а потому уже очередная самоорганизация населения натыкается на преграду, которую образует результат прежней самоорганизации, и между данными конкурентными формами возникает борьба. В каком-то случае новой форме удается победить старую, в каком-то — наблюдается противоположный результат, а потому любая государственная система, даже самая демократичная, является результатом борьбы множества самоорганизаций, а различные элементы этой системы относятся к разным самоорганизациям. Результаты прежних самоорганизаций выступают по отношению к самоорганизации нынешней в качестве политических и правовых институтов, а потому нельзя элиминировать из описания любого социального феномена политику и государство как носителя общественных системных традиций.

Две эти трактовки тем не менее прекрасно дополняют друг друга, высвечивая две полярные стороны феномена федерализма, возникающего в своем конкретно-историческом воплощении в процессе наложения институтов, в которые самоорганизуется наличная народная воля, на институты, в которых воплощена воля политическая.

С точки зрения следующей концепции федерализм далеко выходит за рамки чисто институциональных отношений. Здесь следует говорить не о власти-подчинении и даже не о равноправии, а о партнерстве. «Разумеется, анализируя различные пути федерализма, необходимо учитывать широкий комплекс факторов, включающий исторические, экономические, этнические и даже географические условия… Ничуть не подвергая сомнению важность каждого из упомянутых элементов, некоторые исследователи делают акцент на ценностных параметрах той или иной политической системы». Именно ценности и выступают тут в качестве основного, конструирующего государственное устройство, фактора. Вместе с тем американские исследователи, сторонники «ценностного» подхода, выдвигают в качестве ценностей, на которых может основываться подлинный федерализм, традиционную либеральную аксиологию западной демократии. Такая трактовка не может стать универсальной, так как (и в этом нельзя не согласиться с первым подходом) ценности, на которых базируется конкретная модель федерализма, зависят от культуры данного народа.

Разделяющий подобный подход П. Джонсон заявляет, что механизм избрания людей на властные должности является одним из первых достижений американских поселенцев, определивших все развитие их общества. «Следует, правда, иметь в виду, что такого рода логика обязывает. Соглашаясь с нею, придется признать, что своеобразное восприятие федерализма — трактовка его в качестве совокупности партнерских взаимосвязей, основанных на свободе индивида,— делает СоедиСолженицын А. И. Будущее России вижу трудным // Север. 2003. № 1/2. С. 6–13.

Захаров А. А. «Исполнительный федерализм»... С. 123.

ненные Штаты совершенно уникальным государством». Для рядового американца «…быть федералистом и быть либералом — это одно и то же». П. Джонсон и его сторонники считают, что «…федерализм как правовая система безусловно нуждается в подкреплении в виде развитой демократической культуры и сильного гражданского общества».

Но все вышесказанное характерно только для американского федерализма. Происходит необоснованный перенос культурных особенностей чисто американского федерализма на федерализм вообще, что противоречит тезису о культурной обусловленности этого явления. Подобная унификация представляется не совсем оправданной, противоречащей тезису о многообразии форм федерализма. Вместе с тем ценностный аспект федерализма, несомненно, важен, только нужно учитывать, что в этом ракурсе различные национальные системы ценностей вызывают к жизни различные формы федерализма, обусловленные менталитетом.

Существует иная точка зрения, в которой «…федерализм выступал лишь удобным способом распределения государственной власти…».

Американские исследователи, в частности Д. Верне, считали, что в Индии и Китае реализуется именно такая модель федерализма, что делает его ценностно необоснованным. В данном случае мы говорим не о теоретической модели, а о модели, которая осуществляется на практике и, как таковая, служит выражением интенции государственной власти в данной стране. Теоретическая и мировоззренческая разработка такой позиции особенно явно была осуществлена в нашей стране в рамках «фантомного федерализма», когда реальная властная структура маскировалась за федералистским фасадом, в то время как действительная (унитарная) власть осуществлялась через партийные органы.

Надо сказать, что подобный крайний случай отнюдь не поглощает все возможности федерализма, понимаемого как распределение государственной власти. Федерализм может возникнуть в результате стремления центральной власти большого по масштабам и численности населения государства частично разгрузить себя, перераспределив свои полномочия так, чтобы некоторые особенно трудные обязанности, которые не дают особой власти, но связаны с большими материальными и духовными затратами, отдать нижестоящему уровню власти. В подобной модели субъекты федерации формируются как квазисамостоятельные образования, полностью зависимые от центральной власти и подчиненные ей. На практике в этой модели стирается различие между федерализмом и местным самоуправлением, на уровне субъекта федеЗахаров А. А. «Исполнительный федерализм»... С. 123.

Там же. С. 124.

Там же.

Бусыгина И. М. Германский федерализм... С. 110–120.

Захаров А. А. «Исполнительный федерализм»... С. 124.

рации фактически консолидируются полномочия по управлению хозяйственной деятельностью, политические же функции целиком остаются у центральной власти. Подобную модель государственного распределения полномочий нельзя называть федерализмом вообще, это скорее удвоенное местное самоуправление, но вряд ли можно согласиться с категоричной квалификацией индийского федерализма как чистого распределения государственной власти. Исторически индийский федерализм сложился в результате преодоления исходной дифференциации различных частей индийского государства, имеющих ярко выраженную культурную, национальную и религиозную специфику. Поэтому при помощи федеративных отношений здесь реально согласуются интересы общенационального государства и отдельных регионов и, таким образом, федерализм имеет самоорганизационную и историческую базу. В Китае же федерализма нет вообще, там отдельные регионы играют самоуправленческую роль, а не федеральную.

Тем не менее подобный подход к федерализму может иметь место, и у нашего государства есть опасность к нему склониться.

Федерализм может быть рассмотрен в перспективе территориальной организации. «Следует расширить само понятие федерализма, перейдя от его трактовки как специфического территориально-политического устройства к восприятию в качестве особой системы территориальных отношений, причем не только политико-правовых, но и экономических, финансовых и даже культурных». Территориальная трактовка федерализма сродни самоорганизационной, но здесь в качестве причин регионального выделения выступают социально-географические условия, сложившиеся в данной местности, что порождает специфику существующих там отношений, для сохранения которой и требуется автономия данной местности в рамках единого государства.

Д. Н. Замятин и Н. Ю. Замятина также считают, что феномен федерализма вызван дуализмом базовых интересов гражданина государства. «Пространство федерализма — двухплоскостно. Оно характеризуется четким различением между двумя исходными составляющими, первая из которых заключается в потребности в безопасности, а вторая — в стремлении сохранить некоторую общность с ее особой локальной спецификой. Каждому из данных компонентов соответствует свой “уровень” пространства страны: безопасность соотносится с федеральным уровнем, местная специфика — с региональным». Проблема, которая обозначена здесь, заключается в том, что однородная группа, обладающая достаточным уровнем единства, слишком мала, чтобы обеспечить свою безопасность перед лицом внешней угрозы. Поэтому-то такие группы и Riker W. H. Federalism... Р. 6–17.

Замятин Д. Н., Замятина Н. Ю. Пространство российского федерализма // Полис: Политические исследования. 2000. № 5. С. 98.

Там же.

объединяются, перенося проблему по обеспечению собственной безопасности на вновь формируемый федеральный уровень, отдавая задачу по обеспечению безопасности центральной власти. В то же время функции обеспечения собственных групповых интересов в рамках единого государства остаются на уровне региональном.

Эти исследователи крайне негативно характеризуют российский федерализм. Его отличие от продуктивных моделей они видят в том, что связи между регионами и центром в России определяются отношениями между возглавляющими их личностями, что полностью противоречит идее выражения при помощи регионального уровня местных специфических отношений.

Как и в самоорганизационной версии федерализма, здесь игнорируется возможность создания федерализма на определенном этапе развития государства, изначально не являвшегося федеративным, что противоречит историческим фактам.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |
Похожие работы:

«ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ОСНОВА ДОСТОИНСТВА ЛИЧНОСТИ А.В. Залевский, Н.Н. Епифанова Энгельсский технологический институт (филиал) СГТУ имени Гагарина Ю.А. Понятие образования – весьма сложное и многоаспектное. В Законе Российской Федерации об образовании оно определяется как «целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества и государства» и трактуется как воспитание в широком педагогическом смысле. В образовательном процессе происходит усвоение человеком...»

«УДК 947.084.51.6:351.74(571.6)“192” Шабельникова Наталья Алексеевна Shabelnikova Natalia Alekseyevna доктор исторических наук, профессор, D.Phil. in History, Professor, профессор кафедры гуманитарных дисциплин Humanity Studies Department, Владивостокского филиала Vladivostok branch of Дальневосточного юридического института Far Eastern Law Institute of МВД России the Ministry of Internal Affairs of Russia Бакшутов Сергей Николаевич Bakshutov Sergei Nikolayevich аспирант кафедры истории и...»

«УДК 01/02-051+929Шамурин © Карайченцева С. А., Сухорукова Е. М., 2015 С. А. Карайченцева, Е. М. Сухорукова Новая книга о Е. И. Шамурине Статья знакомит с содержанием шестого выпуска серии Российской книжной палаты «Московские книжники и книжное дело: по архивам Книжной палаты», посвящённого жизни и деятельности Е. И. Шамурина. Этот человек сыграл выдающуюся роль в российском книговедении и библиографоведении 1930–1950-х гг. Даётся характеристика источниковой базы сборника, описываются его...»

«1 Андрей Ливадный Запрещенный контакт Экспансия. История Галактики (3895 год) © Ливадный А., 2014 © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014 *** Пролог В мерклом свете занимающейся зари, по старой заброшенной дороге бесшумно ступал Ашанг. Чахлая фиолетовая трава и багряный мох пробивались в трещинах черных, покрытых коническими выемками плит. Дорога извивалась между скал. Часто на пути встречались разрушенные укрепления. Останки их защитников давно истлели, но даже безжалостное время не в...»

«Вісник ЛНУ імені Тараса Шевченка № 10 (269), Ч. ІV, 2013 УДК 378.046-021.68(479.24:477) Гамзаев Алигасан Алы оглы РОЛЬ ПОСЛЕДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ПОДГОТОВКЕ КАЧЕСТВЕННЫХ КАДРОВ Как известно наши народы прожив 70 лет в составе одного государства имели тесное взаимоотношения и совместно развивались в области образования. Несмотря на то что, наши пути впоследствии разделились мы смогли сохранить общие черты образования и воспользовавшись передовыми качествами советского образования сумели...»

«Материалы третьих научных чтений, посвященных Дню радио Издание ФГУ «ЦМС имени А.С. Попова» ИННОВАЦИИ В ОБЛАСТИ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЙ. СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ТЕЛЕФОННОЙ СВЯЗИ Голъдштейн Борис Соломонович, д.т.н., профессор Санкт-Петербургского Государственного университета телекоммуникаций имени проф. М. А. Бонч-Бруевича (г. Санкт-Петербург); Мамонтова Нина Петровна, к.т.н., доцент Санкт-Петербургского Государственного университета телекоммуникаций имени проф. М. А. Бонч-Бруевича (г. Санкт-Петербург)....»

«Проблеми на постмодерността, Том V, Брой 3, 2015 Postmodernism problems, Volume 5, Number 3, 2015 ВЛИЯНИЕТО НА ДИАСПОРАТА ЗА ФОРМИРАНЕТО НА ИМИДЖА НА СТРАНАТА. СВЕТОВНИЯТ ОПИТ И МОЛДАВСКИТЕ РЕАЛИИ НА ДИАСПОРАТА НА МОЛДАВСКИТЕ БЪЛГАРИ Евгений Чирков* Цел на настоящето изложение представлява осмисляне на ролята на съвременната българска диаспора за укрепване на имиджа на България и Република Молдова в света. Важен фактор за възприятието и формирането на международния образ на държавата...»

«В. П. БАЛАЯН. Дипломатическая история русско-иранских войн и присоединения Восточной Армении к России, Ереван, изд-во АН АрмССР, 1988, 280 с. История р у с с к о и р а н с к и х войн и присоединения Восточной Армении к России постоянно привлекает внимание советских, особенно армянских историков. И это понятно. Ведь речь идет об исторических событиях, имевших переломное значение в судьбах армянского и других народов З а к а в к а з ь я. По этой исключительно актуальной научной проблеме, в том...»

«1 АКТ заключения государственной историко-культурной экспертизы 1. Дата начала и окончания экспертизы: 16 24 ноября 2015г.2. Место проведения: г. Петрозаводск 3. Заказчик экспертизы: ООО «НПФ «ГАМАС» (14.1) 4. Сведения об эксперте:4.1. Фамилия, имя, отчество: Герман Константин Энрикович 4.2. Образование: высшее 4.3. Специальность: историк, археолог 4.4. Наличие степени (звания): кандидат исторических наук (2002г.) 4.5. Стаж работы: 25 лет 4.6. Место работы и должность: ФГБУК...»

«Елена Юрьевна Дмитриева ДД(Ю)Т, г. Ижевск. ИЗУЧЕНИЕ ТЕКСТОВ ФРОНТОВЫХ ПИСЕМ И ОБЩЕНИЕ С ВЕТЕРАНАМИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ КАК РЕСУРС ВЗАИМОПОНИМАНИЯ ПОКОЛЕНИЙ В статье освещаются некоторые мероприятия гражданскопатриотического воспитания, проводимые педагогами дополнительного образования в содружестве с различными общественными организациями, такими как РДООУ «Родники». Автор, как педагогпрактик описывает мероприятия поисково-исследовательской деятельности: выставка фронтовых писем, уроки...»

«РАЗДЕЛ I. СОДЕРЖАНИЕ ОСНОВНЫХ ТЕМ Оценка питательности кормов и научные основы полноценного кормления Кормовая база – основа развития животноводства. Учение о кормлении животных Рациональное кормление – важнейший фактор функциональных и морфологических изменений в организме и направленного воздействия на продуктивность и качество продукции животных. Значение полноценного кормления в предупреждении нарушений обмена веществ, функций воспроизводства и заболеваний сельскохозяйственных животных....»

«Международный издательский Центр ЭТНОСОЦИУМ Учебно-методическое пособие Л. Ф. Болтенкова В. И. Власов ЭКСТРЕМИЗМ: ТЕОРИЯ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, ПРАКТИКА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ Москва, 2014 УДК 323/324 ББК 66.3(2Рос)3я7 Б79 Утверждено на заседании кафедры национальных и федеративных отношений Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»...»

«Беньковская Т.Е. Концептуальный подход к школьному литературному образованию в методических системах В.В. Голубкова и М.А. Рыбниковой: сравнительный анализ // В мире научных открытий. – 2015. №7.1 (67). Социально-гуманитарные науки. – Красноярск: Изд-во НаучноИнновационный центр, 2015. – С. 253 – 263. (Статья издания ВАК, РИНЦ) Концептуальный подход к школьному литературному образованию в методических системах В.В. Голубкова и М.А. Рыбниковой: сравнительный анализ Беньковская Т.Е. Оренбургский...»

«ХАРЬКОВСКАЯ ВИЗАНТИНИСТИКА: истоки, история, перспективы* О дним из значительных провинциальных центров российского византиноведения второй половины XIX — начала ХХ вв. заслуженно считается Харьковский университет, неизменно называемый в работах по истории отечественной византинистики в одном ряду с Новороссийским (Одесса), Казанским, Киевским, Юрьевским (Дерптским). При этом истоки харьковской университетской византинистики можно отнести к еще более раннему времени — самому началу XIX в.,...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 12 сентября 2015 г. № 972 МОСКВА Об утверждении Положения о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации В соответствии со статьей 34 Федерального закона Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации Правительство Российской...»



 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.