WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 20 |

«Н. М. Добрынин ФЕДЕРАЛИЗМ ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Новосибирск «Наука» УДК 342.1/.3 ББК 67.400 Д57 Рецензенты ...»

-- [ Страница 3 ] --

Съезд 1097 г. знаменует собой завершение процесса распада Киевской Руси, ибо объединение этого государства с тех пор становится совершенно невозможным. В дальнейшем процесс мельчания наделов будет лишь продолжаться. И вместе с тем, зафиксировав и признав дезинтеграцию Киевской Руси, внуки Ярослава сделали большой шаг впеДанилевский И. Н. Административно-территориальное устройство... С. 13.

Там же. С. 15.

ред в закреплении взаимоотношений между формальным центром и регионами. Возникла политическая система, сходная с конфедерацией, в которой центральная власть обладала лишь минимальным набором прерогатив, больше статусного, чем полномочного плана, в то время как отдельные регионы фактически становились суверенными государственными единицами.



В XII в. происходит закрепление отдельных феодальных владений за потомками Ярослава Мудрого, но процесс этот не затрагивает четыре крупных региона, выделившихся из единой Руси. Это Новгород и Псков, где князья выбирались городским вече, Переяславль, отошедший к потомкам Владимира Мономаха и постоянно переходивший из рода одного его сына в род другого, и Киев. Ситуация с Киевом объясняется тем, что в то время продолжала еще существовать практика посажения на престол великого князя самого старшего из Рюриковичей, которая, впрочем, никогда не соблюдалась строго. Особенно много проблем с ней возникло после 1097 г., когда смена великого князя стала обозначать смену доминирующего рода, а значит, и цепь военных переделов территорий в пользу вотчинных земель родни нового правителя.

На определенном этапе дробление наделов фактически прекращается и в регионах Киевской Руси устанавливается нормальный порядок наследования (от отца к старшему сыну) и майоратное право.

Исключительность же киевского престола, в отношении которого сохранялось прежнее право наследования, продолжала препятствовать объединению русских земель, которое неоднократно предпринимали различные русские князья. Сначала это делает Владимир Мономах, харизма которого заставила подчиненных ему формально родичей считаться с его волей и фактически. Закрепление киевского престола за его потомками могло бы в перспективе привести к воссозданию государственного единства, но сделать это на правовой основе не удалось, а потому после смерти Мстислава Владимировича, унаследовавшего отцовскую харизму и власть, киевский престол вновь стал предметом распри между князьями. Попытку восстановить единство предпринимает и Юрий Долгорукий, и снова неудачно, ибо его стремление учредить новый династический принцип наталкивается на традиции наследования, сложившиеся к тому времени в Киеве.

Только после перенесения Андреем Боголюбским столицы во Владимир, наследственную вотчину своей семьи, ему удается отсечь от права наследования прочие княжеские семьи и закрепить престол за своими потомками. Данное обстоятельство приводит к возрождению существовавшей до княжеского съезда 1097 г. традиции, когда трон переходил от отца к самому «сильному» из его сыновей, а затем закреплялся за потомками последнего, с отсечением от наследования отпрысков других братьев.

Данилевский И. Н. Административно-территориальное устройство... С. 22–27.

На Руси складываются три основных духовно-политических очага, конкурирующих между собой. Это Новгород с его вечевым управлением и сравнительно слабой властью князя, зависимого от выборных лиц;

Киев, где достаточно могущественный князь и сильное народное вече ограничивали притязания друг друга; Владимир, в котором в конце концов складываются основы абсолютистской монархии, не ограничиваемой никакими выборными институтами. По мнению ряда исследователей, эти конкурентные жизненные и политические уклады были одинаково жизнеспособны и вполне могли стать прообразом будущего устройства всего русского государства. «Дальнейшее развитие русских земель могло идти по любому из наметившихся путей, однако вторжение во второй трети XIII века монгольских войск существенно изменило политическую ситуацию в стране».

Видно, что автор этих строк находился под влиянием устойчивого политического мифа о том, что все беды российского государства связаны с последствиями татаро-монгольского нашествия, столкнувшего Русь с магистрального пути развития мировой цивилизации и обрекшего его на авторитаризм управления и тоталитаризм духовной жизни. При всей простоте подобного объяснения все же нельзя не признать его устойчивым заблуждением: само по себе нашествие лишь яснее обозначило политические изменения, которые наметились гораздо раньше, еще во времена Андрея Боголюбского.

Тезис о том, что все три модели будущего государственного устройства России находились в равном положении, не выдерживает никакой исторической проверки. Перенос столицы государства из Киева во Владимир отнюдь не был простым волеизъявлением отдельного русского князя, за этим стояло реальное ослабление духовного и политического влияния Киева на всем пространстве русских земель. Акт переноса столицы, по сути, был предопределен двумя обстоятельствами. Андрей Боголюбский, избранный великим князем киевским, отказывается переезжать в Киев, и все русское общество того времени воспринимает эту ситуацию нормально. У Киевского вече не хватает сил добиться признания своих прерогатив перед князем, и не находится в русской земле другого князя с территорией, тяготевшей к киевской модели управления, который был бы в состоянии оказать реальное сопротивление князю Андрею.

Русь оказывается разделенной на три государственных образования: новгородско-псковскую аристократическую республику, киевскую конфедерацию и унитарное владимирское государство,— политическое влияние которых ко времени нашествия серьезно различалось. Традиции новгородско-псковской вольницы были очень сильны, но за пределами своего государства ни Новгород, ни Псков большого влияния не имели. Киевские владения занимали самую большую территорию, но Данилевский И. Н. Административно-территориальное устройство... С. 22.





были ареной непрекращающихся войн, и, начиная со времен Юрия Долгорукого, этим землям приходилось вести постоянную борьбу за свою самостоятельность против Владимиро-Суздальского княжества.

Владимирцам удалось взять верх уже при Юрии; Андрей закрепил это преимущество, еще усилившееся при Всеволоде Большое Гнездо. И только гражданская война между наследниками Всеволода, ослабившая на время Владимиро-Суздальское княжество, замедлила этот процесс накануне нашествия, что, однако, не отменяет главной тенденции.

Процесс объединения русских земель начался, но зашел еще недостаточно далеко, и завершением этого процесса стало бы объединение именно вокруг Владимира и перенесение существовавшей там модели управления на все русские земли. К тому времени лишь три поколения владимирских князей занимались собиранием русских земель (Юрий, Андрей и Всеволод); им удалось фактически утвердить на своих землях европейскую схему майоратного наследования, создать новую традицию, которая неизбежно закрепилась бы со временем, если бы не татаро-монгольское нашествие.

Татарские ханы, начиная с Батыя, прекрасно видели, какую угрозу для них представляет возможное объединение русских земель, и всячески тормозили этот процесс. Наделение князей ярлыками на княжение должно было уравновесить силы различных родов, чтобы не позволить одному из них подмять под себя другие. Завоеватели, включившие Русь в состав Золотой Орды, столкнулись с той же самой проблемой, что и первые русские князья: с необходимостью обеспечить единство этнически и культурно разнородной территории. И татаро-монголы справились с этой проблемой в отношении Руси куда лучше, чем Святослав и Владимир. Местные управители назначались не из числа татарских принцев, а из местной знати, что разделяло центральную и местную власть.

Князья получили широкий набор прерогатив, их вхождение в состав Орды фактически выражалось лишь в выплате дани, унизительном прошении должности и некотором участии в завоевательных походах хана.

Если рассматривать «федерализм» Золотой Орды, то можно оценить его как гораздо более прогрессивный по отношению к тому, который в тот момент сложился на Руси. Киевская модель взаимоотношений центра и регионов приводила к анархии и распаду государства, владимирская — лишала регионы всех возможных прерогатив. Если вспомнить, что федерализм можно рассматривать как некое промежуточное состояние между конфедерализмом (чреватым распадом) и унитаризмом (выражающимся в авторитаризме центра по отношению к регионам) как гармоничное сочетание центральной и региональной власти, основанное на жестком разделении полномочий и прерогатив, то можно считать всю историю Киевской Руси перерастанием федерализма в конДанилевский И. Н. Административно-территориальное устройство... С. 22–27.

Там же.

федерализм с элементами распада государства, а Владимирское княжество расценить как унитаристскую альтернативу этой анархии. Золотая Орда проводила по отношению к русским землям ту же политику, которая была характерна для русских князей до Святослава, т. е. на Руси происходил возврат к более демократичным отношениям между центром и регионами.

Все это делало пирамиду власти Золотой Орды над Русью очень устойчивой, благодаря чему она и продержалась так долго без серьезных собственных усилий. Эту власть обеспечивали местные князья, удачно интегрированные в единую систему власти в роли почти полных суверенов своих княжеств. Татарский хан выступал политическим гарантом внутригосударственного права, насильственно сгоняемые со своих столов правители могли обратиться к нему за защитой, и часто получали ее. Межкняжеские ссоры решались по воле властителя Орды, и Русь, истерзанная гражданскими усобицами, смогла отдохнуть от амбиций и притязаний своих правителей.

На протяжении практически всего периода татаро-монгольского ига продолжалось соперничество моделей государственного устройства, только теперь новгородская модель была окончательно оттеснена на обочину исторического развития, северные земли лишь номинально вошли в Орду, сохраняя значительную дистанцию от общерусских проблем и поисков их решения. С течением времени происходит и дальнейшее падение влияния Киева, который становится вотчиной Великого Княжества Литовского, а затем и Речи Посполитой. Ослабление столицы городов русских не было случайным явлением или результатом наиболее сильного воздействия татаро-монгольского нашествия на юг Руси. Упадок Киева стал следствием политического и духовного провала модели управления Киевской Руси, созданной Святославом, Владимиром и Ярославом.

Дальнейшее противостояние шло между Владимиро-Суздальским княжеством и Золотой Ордой, и, хотя прогрессивнее были золотоордынские порядки управления регионами, эта модель не могла стать популярной на Руси. Во-первых, она была связана с порабощением народа иноземцами, которые к тому же исповедовали другую религию. Вовторых, Русь к тому времени была уже монокультурной, имеющей длительную историю государственной единицей, чьи граждане вполне осознавали свое государственное и религиозное единство, в то время как в Золотой Орде такого единства еще не было, а культурная традиция была слишком молода. В-третьих, монгольская центральная администрация быстро развратилась традиционными для Руси подарками и взятками, которые стали важнейшим фактором выбора кандидатов на княжение, а богатые владимирские князья могли в этом отношении всегда перекупить приближенных хана. В-четвертых, на территории самой Орды татары возродили конфедеративные отношения, сажали младших Данилевский И. Н. Административно-территориальное устройство... С. 22–27.

сыновей на уделы, передавая их по наследству, а потому за пределами русских земель власть хана оказалась гораздо более слабой, чем на покоренной Руси.

Процесс дезинтеграции Орды происходит одновременно со сплочением и объединением русского государства, и в этом отношении перенос столицы из Владимира в Москву — знаковое политическое явление.

Даниил Александрович повторяет маневр Андрея Боголюбского: занимает трон великого князя Владимирского, а сам правит в Москве. Это было обусловлено тем, что ханская власть восстановила старую систему наследования великокняжеского титула, утвердив его ханским ярлыком. Таким образом, была нарушена непрерывность правления, что не позволяло последовательно накапливать силы в интересах одного правящего рода. Каждый следующий великий князь, как это было и в Киевской Руси, первым делом перераспределял земли в пользу своих родичей, что отнюдь не способствовало поддержанию государственного единства.

Московские князья создают собственную политическую базу под объединение Руси, и этой базой выступает само Московское княжество.

Периодически московские князья утрачивают права на великокняжеский титул, но это не мешает им продолжать свои объединительные усилия, так как их казна и войско находятся в Москве, а великокняжеский титул становится лишь одним из побочных, но вовсе не основным фактором успеха. Историческая миссия Москвы подчеркивается переездом туда митрополита, что лишает окончательно и Владимир, и Киев, и Новгород роли сакральной столицы государства.

Возможно, если бы татарские ханы вычеркнули московских князей из списков претендентов на великокняжеский титул и противопоставили им враждебного номинального правителя Руси, как это однажды и случилось, когда великим стал тверской князь, то потомкам Александра Невского и Даниила Александровича и не удалось бы сыграть роль объединителей русских земель, но, как уже отмечалось, в то время ханское окружение погрязло в коррупции, было поглощено собственными политическими дрязгами и войнами и всерьез не вникало в подспудно происходящие на спокойной и лояльной Руси процессы. Московские князья смогли со временем установить хорошие отношения с ханской ставкой, что позволило им фактически прибрать к рукам великокняжеский титул, который стал рассматриваться как принадлежащий им по историческому праву. Неудивительно, что, когда Михаилу Тверскому удалось отнять великокняжеский титул у московских князей, он столкнулся с жесткой обструкцией со стороны русского общества и православной церкви в лице ее митрополита.

Данилевский И. Н. Административно-территориальное устройство... С. 22–27.

Там же.

Подобное объединение государства наглядно демонстрирует, что явилось основной причиной феодальной раздробленности на Руси и так сильно усугубило традиционные для средневекового общества проблемы государственного единства, что это привело к потере Русью политической независимости. Это было уже упоминавшееся смешение функций региональной и центральной власти, когда великий князь сажал представителя своей великокняжеской семьи на удельный стол для того, чтобы обеспечить лояльность по отношению к себе своих региональных владений. Но так как этот удельный правитель сохранял права и на стол великокняжеский, то в перспективе он становился источником государственной нестабильности, претендуя на овладение центральной властью. Стремление к чрезмерной централизации породило большую анархию.

Именно московским князьям удалось успешно продолжить дело Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского, которые стремились уничтожить один из этих двух кризисообразующих факторов. Собственно говоря, путь преодоления сложившейся здесь ситуации и определял будущее Российского государства. Можно было отменить практику назначения местных удельных правителей из центра, но в тех условиях, когда прежние славянские племена уже слились в единый русский народ, а местные династии были уничтожены, социальной базы для создания реального регионального самоуправления уже не было, а потому оставалась осуществимой только вторая возможность — ликвидация права регионального правителя на великокняжеский титул, что и попытались сделать объединители Руси.

Именно окончательное упразднение этого права и подводит итог удельному периоду развития Руси, с этого момента можно начинать говорить о возникновении централизованного московского государства.

Это происходит в тот момент, когда великий князь Московский Василий I решается, нарушив традиционное правило наследования, передать трон старшему сыну Василию в обход своего младшего брата. Надо отметить, что ничего особенного и неприемлемого по тем временам князь Василий не совершал. Практика передачи трона старшему среди Рюриковичей отмерла еще в 1097 г., после княжеского съезда, когда были закреплены наследственные уделы. С этих пор фактически пост великого князя стали занимать поочередно, по старшинству, представители сильнейшей из ветвей Рюриковичей. Сперва это были Мономашичи, потом среди них выделились потомки Всеволода Большое Гнездо, затем — потомки Александра Невского. Но внутри самой великокняжеской семьи принцип майората не был еще доведен до своего логического завершения, родные братья по-прежнему должны были наследовать трон друг за другом в обход сыновей. Московским князьям повезло, детей у них в роду было немного, и младшие братья либо не обладали харизмой, лиДанилевский И. Н. Административно-территориальное устройство... С. 22–27..

бо же спокойно наследовали власть ввиду отсутствия у старшего сына наследников.

После смерти Ивана I Калиты трон последовательно занимают его сыновья: бездетный Семион Гордый и безвольный Иван II Красный.

Дмитрий Донской был единственным сыном Ивана II, а вот у самого Донского было много сыновей, и потому после кончины его первенца и возникла ситуация, когда уже отмершая было традиция престолонаследия была вызвана к жизни благодаря харизматичности натур и политическому весу противников нового великого князя, что и привело к последнему спазму удельных отношений — гражданской войне, закончившейся ослеплением великого князя Василия II (1425–1462) и его ближайшего соперника в борьбе за власть Василия Косого, сына Юрия Дмитриевича.

Эта война началась из-за того, что сам Дмитрий Донской все так же передал удельные владения своим сыновьям, что было совершено впервые после долгого времени затишья. Предшествующим примером было такое же разделение при Всеволоде Большое Гнездо, и оба этих раздела привели к гражданской войне между братьями, к повторению удельных беспорядков и борьбы за престол. Вместе с тем со времен Всеволода централизация на Руси зашла уже достаточно далеко, а потому усобица началась не после смерти самого Дмитрия, а после смерти его сына в условиях, когда русское общество привыкло к новой ситуации. Череда предательств и переворотов завершилась победой Василия Темного, и этим закончился удельный период русской истории.

Сам Василий Темный, сделав выводы из уроков истории, прервал неудачную традицию наследования престола на Руси. Конечно, и при нем, и при его ближайших наследниках продолжалось распределение уделов между сыновьями великого князя, но владение их этими уделами было условным, а сами уделы не представляли значительной политической базы в борьбе за трон. И тем не менее даже это в течение длительного времени не позволяло новым великим князьям спокойно сосуществовать рядом с близкими родственниками, которые на основании старых правил наследования могли бы претендовать на власть. Все последние Рюриковичи на протяжении всего последующего периода своего правления вынуждены были постоянно устранять родственников, только теперь эти родственники, уже не представлявшие реального политического веса, не могли ответить на это одностороннее истребление.

Итогом многолетнего развития Киевской, Владимирской и Московской Руси ко времени завершения удельного периода стало возникновение сильного унитарного и централизованного государства. Центральная власть путем многочисленных отступлений, проб и ошибок выработала, наконец, действенную модель подавления регионов и подчинения их своей воле.

Данилевский И. Н. Административно-территориальное устройство... С. 22–27.

Там же.

Надо сказать, что такой авторитаризм центра отнюдь не был необходимой формой, свойственной монархическим государствам. В Западной Европе сложилась иная модель взаимоотношений: после завершения феодальной раздробленности во Франции, Англии, Испании и ряде других стран многие территории внутри этих государств сохранили некоторые вольности и суверенные права, которые были признаны центральной властью. Для контроля за осуществлением этих вольностей имелись выборные органы власти, которые в союзе с королевской властью ограничивали феодальных сеньоров в их сепаратистских устремлениях. Передача части властных функций на места в монархических державах Западной Европы привела не к ослаблению централизации власти, а лишь к ее ограничению, ибо именно из этих органов представительной демократии на местах органически выросли не только органы современного местного самоуправления, но и парламенты в самом центре. Демократия, допущенная в регионах, со временем распространилась на все государство. Устойчивость современного западно-европейского народовластия, таким образом, укоренена была в традициях сложившегося после завершения феодальной раздробленности демократизма в отношениях центра и регионов, прерывавшегося только на время абсолютизма.

Ранняя же история развития российского государства обошла эту вероятную перспективу. Результатом явилось становление крайне авторитарного, унитаристского типа управления регионами, сосредоточение всей реальной власти в Москве и, как следствие, полная политическая зависимость регионов от центра. В этой ситуации всякая демократизация общественной жизни в стране на много веков вперед лишилась политико-социальной базы. Были заложены основы административнокомандной системы управления государством при помощи бюрократического аппарата и грубого властного насилия.

2.2. Становление и эволюция губернской системы в Российской империи 2.2.1. Возникновение губернской системы к правлению Петра I История российского федерализма — это история долгого и трудного становления системы государственной власти. Ни одна другая юридическая проблема не имела такого политического резонанса и не оказывала столь мощного воздействия на возможность эффективного проведения государственной политики вообще. Какие бы великие реформаторы ни посягали на переустройство общественной жизни нашего Андреев И. Л. Этапы и тенденции формирования системы управления централизованного государства в XV–XVII веках // Административно-территориальное устройство России: История и современность. М., 2003. С. 27–30.



отечества, всем им приходилось проходить тернистой дорогой осмысления и решения этой воистину ключевой проблемы, от продуктивного преодоления которой зачастую зависела вся судьба их реформ.

Российскому государству начиная со времен Ивана IV Грозного (1533–1584) была присуща чрезвычайная территориальная и демографическая масштабность. При всех видимых достоинствах такое положение дел имело и очевидный недостаток: управление масштабными системами всегда требует повышенных затрат на поддержание целостности подобного рода образований. При этом большое количество ресурсов управления тратится на поддержание самой системы управления, способной обеспечить эффективное функционирование целостности и не допустить ее скатывания к патологическим формам.

Для российского государства это означало и означает, что эффективное внутреннее структурирование общества в политической сфере жизнедеятельности не просто желательно, но и жизненно необходимо для сохранения целостности России.

Российская империя возникает практически одновременно с введением на ее территории губернской системы административно-территориального устройства. Вместе с исчезновением империи исчезает и губернское деление. И это не случайное совпадение. Развитие Российской империи и ее очевидные успехи во внешней и внутренней политике были, несомненно, обусловлены развитием губернской системы управления, обеспечивавшей эффективное внутреннее устройство структур власти и их согласованное взаимодействие. Губернская система возникает как альтернатива системе кормления (или, как ее еще называют, воеводской системе), сложившейся в Московской Руси. Система «кормления» сложилась на излете удельного периода в развитии российского феодализма, унаследовав все наиболее серьезные недостатки отношений предшествующего этапа, бывших управленческим базисом раздробленности Руси. Преодолев в правление Василия II Темного последний всплеск сепаратистских настроений и установив при Иване III (1462–1505) и Василии III (1505–1533) единую власть на всей территории русских земель (этот процесс завершается присоединением Новгорода и Пскова, традиционно дистанцировавшихся от центральной влаЛишь весьма и весьма приблизительно можно говорить о существовании федеративных отношений на Руси до реформ Грозного, хотя зачатки федерализма существовали и на Руси удельного периода (см.: Ильин И. Искусство строить федерацию // Родина. 1990. № 7).

Вообще-то воеводская система и система «кормления» традиционно различаются в отечественной историографии, но рассматриваемые здесь негативные черты роднили их, а потому различение этих моделей в рамках данного исследования нецелесообразно. Воеводская система вводится впервые при Иване IV, а при Михаиле Федоровиче получает повсеместное распространение. В целом она может быть рассмотрена как разновидность системы «кормления» по характеру финансовых отношений в триаде «царь — местный начальник — местное население».

сти), отечественная монархия так и не смогла решить проблему построения централизованной властной вертикали. Раздробленность внешняя превратилась в раздробленность внутреннюю.

Интеграция русских земель могла идти двумя путями. На одном из них, как это произошло с северными республиками, старая система управления полностью разрушалась и на ее месте строились общегосударственные институты управления. Но, как правило, более распространен был второй путь, когда старые местнические органы власти сращивались с общегосударственными. В итоге государственная система Московского княжества приобретала исключительно сложную форму.

Конечно, нельзя говорить о федерализме применительно к монархическому периоду развития отечественного государства, но зачатки федерализма уже складываются к периоду правления Ивана IV. В официальном титуле русского государя перечисляются все наименования, которые входят в состав этого «сложноустроенного» титула правителя Руси: «Великий князь владимирский и московский и новгородский и псковский и тверской и угорский и вятский и пермский и болгарский». По мере присоединения к Московскому княжеству других русских земель титул князя этих земель включается в общий титул. Когда московский князь получает владимирский «стол», он становится великим владимирским князем, но при этом остается и князем московским. Один титул не включает в себя другой.

Складывается парадоксальная ситуация: по существу, сохраняются все существовавшие в раздробленной Руси титулы, просто все независимые княжеские «столы» приобретаются московским государем. Российская государственность произрастает из стихийного «федерализма»

удельного периода. Даже возведение Ивана IV в царское достоинство не приводит к упразднению титулов удельных. «Царь всея Руси», хотя и более значим, все равно рядоположен «князю московскому» и «князю новгородскому».

Таким образом, государь выступает одновременно в роли ряда удельных властителей, но каждый из этих титулов подразумевал определенный круг обязанностей, выполнять всю совокупность которых один человек был просто не в состоянии. Возникает необходимость передачи ответственности и полномочий другим лицам, но так как каждый удельный титул московского правителя мыслился независимым от всех остальных, то и управленческая политика в каждом из его владений строилась независимо от политики в других владениях. Московская Русь состояла из ряда фактически независимых государств, объединенных

Зачатки федерализма В. О. Ключевский обнаруживал в Киевской Руси, а И. Ильин писал о том, что история давала России шанс стать федерацией четыре раза (см.:

Ильин И. Искусство...). Не соглашаясь с подобной оценкой региональных отношений удельного периода, автор все же не может не отметить и это мнение об истории русского федерализма.

Андреев И. Л. Этапы... С. 27–30.

только персоной их руководителя. Отсутствие системности и более или менее четкой внутренней структуры власти оказывало дестабилизирующее влияние на положение дел в стране.

Ситуация осложняется присоединением к Московской Руси Казанского, Астраханского и Сибирского царств (соответствующие титулы по уже устоявшейся схеме переходят к Ивану IV). Параллельно княжествам в состав Московского государства входят и три царства. Статус этих новых образований рассматривается как равный по отношению к княжествам. Вместе с тем это явные национально-территориальные образования. Наблюдается хорошо знакомая нам схема устроения России из двух видов административно-территориальных образований — русских (княжеств) и нерусских (царств). Организационная встроенность последних в единую систему власти Московской Руси оставляет желать лучшего.

В правление Алексея Михайловича (1645–1676) присоединение украинских земель создает проблему вольного казачества и Запорожской Сечи как еще одного территориального образования с весьма расплывчатым и специфическим статусом.

С нашей точки зрения, подобная статусная разница самым негативным образом воздействовала на экономическую, политическую и военную ситуацию в государстве. Для упорядочения экономической жизни необходима единая система взимания налога, правил торговли, единая судебная система; все это было невозможно осуществить в случае, когда государство состояло из разностатусных образований.

Московские князья назначают на отдельные подчиненные им территории воевод. Эта система управления стала называться системой «кормления», поскольку региональные властители собирали налоги в свой карман, кормились за счет вверенных их управлению земель. Не имея независимости политической, они имели независимость финансовую. Конечно, земли отдавались не безвозмездно. Система кормления была формой оплаты государем боярской службы. Государственный деятель отправлялся на год или два в наместники или волостели для пополнения своих доходов. Главной целью «кормленца» было не несение государевой службы, а получение дохода; само же обеспечение отправления государственных функций выступало как деятельность побочная, подчиненная интересам максимальной наживы. А так как все управляющие функции были переданы наместникам и волостелям, то при сохранении над ними опекающей руки великого князя они становились полновластными хозяевами вверенных им территорий.

Система «кормления» дополнялась местническими порядками, в соответствии с которыми назначение на руководящие должности определялось знатностью и положением родни, а вовсе не личными достоСкрынников Г. Г. Иван Грозный. М., 1983. С. 30.

Ключевский В. О. Русская история. М., 1997. Кн. 2. С. 77.

инствами или пригодностью для данной работы. Местническая схема была предельно проста: «...1) потомок великих князей становился выше потомка удельных, 2) владетельный потомок удельного князя — выше простого боярина, 3) московский великокняжеский боярин — выше служилого князя и боярина удельного». Распространив эти порядки на процедуру замещения должностей наместников и волостелей, получим систему, в которой все удельные земли окажутся в руках небольшого круга семей — своеобразной боярской олигархии, представлявшей собой немалую силу, способную влиять даже на действия государя, значительно ограничивая его властные возможности. Если учесть, что зачастую на владения назначался потомок бывших удельных правителей этой территории, то мы увидим замаскированную форму все тех же удельных отношений.

На определенном этапе развития это было необходимо: чтобы более или менее мирно перейти от раздробленности к государственному единству, нужно было смягчить форму этого перехода, дабы лишенные власти бывшие правители аннексируемых регионов не организовали оппозицию правящей верхушке вновь образуемого государства,— но дальнейшее развитие Руси было невозможно без плавного устранения удельных отношений и постепенного установления единой властной вертикали управления, эффективной в динамичных условиях развития.

Потомки удельных князей и прежних великих князей составляли, таким образом, мощную «лоббистскую» группу, действовавшую в своих интересах. А так как эти интересы были преимущественно корыстными, то боярская верхушка препятствовала любым мерам по созданию эффективной системы централизованной власти, в рамках которой получили бы финансовую поддержку перспективные проекты развития государства. Окружение великого князя, а потом и царя, было заинтересовано в сохранении бессистемности. Сохранилось еще и вотчинное землевладение (вотчина — земельное владение, передаваемое по наследству без необходимости «отработки» в пользу великого князя; этим она отличалась от поместья, которое давалось в награду за службу). Все это в целом обеспечивало заинтересованный в разрухе боярский аппарат независимой финансовой опорой. В итоге в государстве образуется мощная консервативная традиция, во многом и определившая к началу петровских реформ фатальную отсталость России от ведущих стран Европы.

Реформы Ивана IV были нацелены на усиление властной вертикали, создание сильной центральной власти, способной полностью контролировать положение дел в стране. (В отечественной историографии подобное состояние государственного управления принято называть самодержавием.) Понятно, что для достижения этой цели царю требоКлючевский В. О. Русская история. М., 1997. Кн. 1. С. 455.

Андреев И. Л. Этапы... С. 27–30.

валось разрушить главные опоры боярского всевластия. Именно для этого и создается новый Судебник, в рамках которого вводятся ограничения полномочий наместников в отправлении правосудия и законодательные ограничения местничества, делается попытка заменить доходы от «кормления» раздачей земельных угодий, узаконивается стрелецкое войско, осуществляется перераспределение земель в пользу мелкого дворянства (главного союзника царя в борьбе с высшим боярством).

Царь частично систематизирует функции центральной власти, создавая систему приказов.

Вскоре становится очевидным, что на пути реформ стоит устаревшая система регионального управления. Ее не удается изменить, а потому «глохнут» и все остальные царские преобразования. Чтобы заменить «кормления» доходом от земель, нужно не только дать эти земли бывшим «кормленцам», но и предложить какую-то другую систему регионального управления. Частные ограничения в сфере судопроизводства проблемы здесь не решали.

Иван IV проводит гигантский эксперимент по опробованию новой системы управления в рамках опричнины. Деньги с мест изымаются в опричную казну и уже оттуда перераспределяются в пользу воевод. Так как главой опричнины был сам Иван IV, то казна опричнины была альтернативной государевой казной. Воевода собирал подати в пользу царя и получал от последнего деньги за работу. По сути дела, мы видим здесь именно такую форму, правда, в замаскированном виде.

Одновременно с введением опричнины Иван IV наносит роковой удар наследственной знати. Разоблачая предполагаемые крупные заговоры, царь овладевает всеми наследственными землями, дав князьям взамен далекие от центра земли и прерывая тем самым их традиционную связь с родовыми владениями. Упразднив опричнину, Грозный частично распространяет ее порядки на территории Руси. В 1575 г. он возводит на русский престол татарского хана Симеона, а тот передает в удел князю Иванцу Московскому (как называл себя сам Грозный) почти всю территорию Руси. В качестве удельного князя он уже не должен был согласовывать свои действия с Боярской думой, используя прерогативы местных руководителей против них же самих.

В целом, тем не менее, управленческие реформы Ивана IV потерпели крах. Монарху не удалось сокрушить старую систему регионального управления; построенные по приказной модели опричные отношения были отменены. «Кормленцы» ограничивались системой «двоесудия»

(судопроизводство по дворянству велось двумя параллельными судебными органами: наряду со старым дворянским вводилось земское) и радикальными мероприятиями репрессивного толка, проводимыми Андреев И. Л. Этапы... С. 27–30.

Скрынников Г. Г. Иван Грозный. С. 110.

Иваном IV. Новый порядок, как показала история, зиждился на личных качествах царя и перестал работать уже при его преемниках. Подорвав устои княжеского родового землевладения, монарх сохранил прежнюю систему «кормления» и местничества, которая без экономической независимости знати, по мнению царя, была ему не опасна.

Царь не учитывал, что «кормление» само по себе могло быть достаточной экономической опорой и альтернативы ему не было. Опричные отношения не представляли собой систему, а потому могли быть сохранены только ценой неимоверных силовых мероприятий; распространение же их на все пространство внезапно выросшей России было просто невозможно. Через опричнину царь непосредственно вмешивался во все дела подвластных земель и контролировал все возможные решения. Даже для энергичного Ивана IV подобный ритм работы был утомителен. Вернулись к «кормлению».

После краткого правления двух преемников реформатора — Федора Ивановича (1584–1598) и Бориса Годунова (1598–1605) — страна скатывается к смуте. Немаловажно подчеркнуть роль воеводства в стремительно распространившейся по Московской Руси нестабильности. Войска Лжедмитрия вступают на русские земли, переходя из Польши. Эти войска не могли представлять сколько-нибудь значительной угрозы для действующей русской армии, спешно собранной и с воеводами отправленной навстречу интервентам. Но, к несчастью для новой династии, неблагоприятные погодные условия последних лет привели к голоду, а «кормленцы», пользуясь попустительством правителей, нещадно эксплуатировали население. Результатом стало озлобление низов русского общества по отношению к местным властям. В итоге по мере приближения войск Лжедмитрия городское население переходило на его сторону и выдавало ему воевод. На сторону самозванца становится и казачья вольница, имеющая собственную волю именно из-за неустроенности власти на тех землях и неподконтрольности царю казаков.

После смерти Бориса трон наследует его сын Федор (1605, май — июнь). К этому моменту армия самозванца, поддержанная народом, уже стремительно катится к Москве. Высшее боярство переходит на сторону польского ставленника. Но короткое правление Лжедмитрия I (1605–1606) завершается боярским переворотом. При Василии Шуйском (1606–1610) и в период полного безначалия, когда на троне формально сидел польский принц Владислав (1610–1613), а фактически дела вершила Семибоярщина, страну раздирает анархия. Казаки, преследующие собственные цели, боярские дружины, иностранные интервенты — все эти силы противостоят любым попыткам создать устойчивую систему централизованной власти. Стрелецкие полки были не в состоянии оказать внушительную поддержку царю в отсутствие у него опоры в регионах.

Андреев И. Л. Этапы... С. 27–30.

Там же. С. 30–56.

Восстановление государственного единства осуществляется в результате формирования местного ополчения в одном из малозначительных регионов Московского государства. То, что это произошло лишь на третьем году после свержения последнего легитимного русского царя, Василия IV, говорит о том, что ни один из царских воевод, призванных заменять монаршую власть на местах, был не в состоянии создать местные воинские подразделения. В регионах отсутствовали реальные властные механизмы, которые способны были действовать на благо государства в условиях паралича центральной власти. А значит, не существовало и системности в управлении; оно сводилось к разовым решениям монарха и нуждалось в постоянном приложении властной воли столицы.

Опыт смуты показал: Русь нуждается в новой модели регионального управления, которая отвечала бы ряду важных условий. Во-первых, она должна быть подразделена на несколько уровней, каждый из которых имеет четко закрепленные за ним полномочия, чтобы действия царских наместников в условиях руководящей воли из центра могли быть осуществлены, были согласованы и служили заранее понятной государственной цели. Во-вторых, вся территория государства должна быть поделена между региональными управителями так, чтобы в любой местности находились достаточные ресурсы для проведения воли центральной власти в противовес всем желающим противопоставить себя ей. В-третьих, необходима была эффективная система контроля, способная заставить местных правителей выполнять свои функции, исходя из монарших интересов, а не своих собственных. Но ни Михаил Федорович (1613–1645), ни Алексей Михайлович, ни Федор Алексеевич (1676–

1682) не предпринимают решительных мер в этом направлении. Старая система регионального управления, неэффективная в рамках масштабного государства, уже показала один раз свою несостоятельность, дестабилизировав государственное управление при первой же серьезной угрозе.

К началу XVIII в. после длительного периода благоприятного развития в российском государстве назревает новый кризис, осложнившиеся внешнеполитические условия и династические неурядицы провоцируют проблему, лишь слегка скорректированная система управления на местах в отсутствие сильной центральной власти вызывает анархию. Правление Петра I Великого (1682–1725) начиналось разгулом управленческого беспорядка, который чуть не вверг Русь в новую смуту. Только опытность ближайшего окружения — Нарышкиных — и титаническая энергия молодого царя смогли переломить ситуацию.

Ознакомившись с зарубежным опытом, уже 30 января 1699 г. Петр I начинает реформу регионального управления. Указами монарха торгоАндреев И. Л. Этапы... С. 30–56.

Там же.

во-промышленным людям было предоставлено право выбирать из своей среды погодно бурмистров, которые ведали бы казенными сборами, а также уголовным и гражданским судопроизводством. Воеводы утрачивают административную и судебную власть над городским и свободным сельским населением.

Первоначально Петр предполагал компенсировать воеводские «потери» двойным окладом, выплачиваемым городским общинам, добровольно согласившимся на такую замену: власть на деньги. Из 70 городов условия приняли 11, царь отменяет двойной оклад и делает реформу обязательной. Показательный факт: правительству более важно ограничить региональных владык, чем их подданным.

В ведении воевод остаются только служилые государевы люди. В 1702 г. Петр вводит институт воеводских товарищей — выборных представителей служилого люда, которые вместе с воеводами должны были отправлять правосудие и выполнять административные функции. Но вся активная «часть» дворянства к тому времени уже была аккумулирована в регулярную армию, среди негодных к воинской службе оказалось невозможно набрать достаточное количество лиц для выполнения этих функций. Кроме того, механическое соединение выборных и назначаемых должностей в рамках одного органа изначально было бесперспективным, особенно в условиях, когда не существовало разграничения полномочий между воеводой и товарищами. Спустя 8–9 лет этот опыт прекратил свое существование ввиду полной бесполезности.

Поиски тем временем продолжались. Еще 30 января 1699 г. монарх создает ратушу (Бурмистерскую палату), которой были подчинены «земские» бурмистры, через нее государевы сборы поступали в казну. Но и эта реформа не принесла видимого результата; ратуша с трудом оплачивала военные расходы. И вот в 1708 г., после многих неудачных попыток великого царя упорядочить региональное управление, проводится губернская реформа. Предельная централизация Московской Руси, не оставлявшая возможности для создания на местах сильных органов власти, мешала Петру в его деятельности.

После первого азовского похода он вынужден был учредить в Воронеже первый региональный орган власти нового типа (Приказ адмиралтейских дел), который ведал всем управлением отведенной ему территории с целью строительства флота. Новый приказ, таким образом, совмещал в себе функции, которые раньше делились между центральными и местными органами. Часть центральных функций (создание флота) выполнялась в рамках этого органа за счет организации местных ресурсов. После завоевания Азова создается еще один приказ, к которому было приписано несколько городов с налогами и рабочей силой. Потом Ключевский В. О. Русская история. М., 1997. Кн. 3. С. 6.

Там же. С. 7.

Андреев И. Л. Этапы... С. 30–56.

в Итирии возникает еще один такой приказ, целью которого являлось строительство Санкт-Петербурга. Региональные властные центры в ущерб столичному возникают в Астрахани (1705), Смоленске (1706),

Киеве (1706), руководители этих структур уже носят название губернатор, а в Москве возникает целый ряд областных приказов, которые ведали финансовыми и, частично, военными делами обширных округов:

Казанский, Сибирский, Смоленский, Малороссийский.

Главной целью губернской реформы 1708 г. было перераспределение военных расходов таким образом, чтобы каждая статья расхода была приурочена к собственному источнику дохода. Все расходные части государева бюджета были разделены между отдельными территориями, обязанными выполнять возложенные на них функции своими усилиями. Петр распределяет тяготы, распределяя вместе с тем и полномочия по их выполнению. Понимая недостатки предельной централизации, великий реформатор видит, что только перераспределение властных полномочий способно создать препятствия на пути анархии в государственных делах. Энергии царя явно не хватало на все; чтобы обеспечить себе возможность сосредоточиться на неотложных делах, Петр перекладывает на других заботу о достаточности финансовых средств.

Указом 18 декабря 1707 г., фактически реализованным уже в 1708 г., 341 город России распределяется между восемью новыми административными округами (губерниями): Московской, Ингермландской (позднее переименованной в Санкт-Петербургскую), Киевской, Смоленской, Архангелогородской, Казанской, Азовской и Сибирской. Дальше губернский состав меняется на всем протяжении правления царяреформатора. В 1711 г. из Азовской губернии выделяется Воронежская, в 1714 г. из Казанской — Нижегородская. В 1717 г. Нижегородская губерния упраздняется, а часть городов Казанской отходит к вновь образованной Астраханской. В 1719 г. из Санкт-Петербургской губернии выделяется Ревельская. В разгар правления Петра I Российская империя состояла из 11 губерний. Распланировав новые административные единицы на основании удаленности городов от губернского центра, между губерниями распределяли затраты на содержание военных сил (окончательно этот процесс был завершен в 1712 г.).

Штатами 1715 г. подразумевался такой состав губернского руководства: губернатор, вице-губернатор (помощник и управитель части гуКаменский А. Б. Центральное и местное управление и территориальное устройство в контексте реформ XVIII века // Административно-территориальное устройство...

С. 58–99; Указ об учреждении губерний и о расписании по ним городов 18 декабря 1708 года // Российское законодательство X–XX веков: В 9 т. М., 1986. Т. 4: Законодательство периода становления абсолютизма. С. 166–170.

Две из губерний (Ингермландская и Азовская) руководились генералгубернаторами, но реального отличия в статусе от других регионов они практически не имели.

бернии), ландрихтер (судья), провиантмейстеры (для сбора доходов) и комиссары. С 1713 г. власть губернатора ограничивалась ландраторами, кои составляли при губернаторе консилиумы, в которых последний выступал в роли председателя с двумя голосами. Губернии первоначально делились на уезды, сохранившиеся еще от Московской Руси, однако несоразмерность двух этих структурных единиц обусловила введение провинции как промежуточного звена. Но уже в 1715 г. Петр упраздняет уезды и провинции, вводя вместо них ландратские доли, каждая из которых управлялась одним из губернских ландратов. Основной мотив Петра при этой реорганизации — экономическая целесообразность, расчет тягот по уездам являлся очень сложным делом, губерния была по-прежнему непомерно велика и нуждалась в еще одном управленческом уровне, так, чтобы, с одной стороны, новые единицы были не слишком велики и ими можно было эффективно управлять из одного центра, а с другой — чтобы они были не слишком малы (т. е. чтобы их было не слишком много, дабы не затруднять взаимодействия ландратов с губернатором). Больным вопросом явилась процедура назначения ландратов. В соответствии с указом от 4 апреля 1713 г. ландраты назначались Сенатом по представлению губернаторов, указом от 20 января 1714 г. их предписано было выбирать. В 1716 г. остановились на модели, по которой Сенат назначал ландратов из числа офицеров, отставленных за старостью и ранами.

Петр упраздняет все вассальные государственные структуры инородцев. У императора был личный опыт взаимоотношений с национально-территориальными автономиями. После воссоединения Украины и России украинцы получают автономию в рамках Московской Руси, что создает почву для неблагоприятного для Руси развития событий. Во время русско-шведской войны гетман Украины Мазепа встает на сторону шведского короля. Показательный пример пошел впрок будущему императору, и когда речь зашла об организации нового регионального управления, Петр упраздняет гетманство и подчиняет Украину общей губернской системе. До тех пор пока гетманство не было восстановлено, Украина легко управлялась из столицы и постоянно действовала в интересах России.

Как мы видим, главной проблемой Петра на этом этапе является ограничение властных полномочий губернатора, которые без этого делали местного владыку своеобразным «удельным князьком» регионального масштаба, неподконтрольным практически никому («царь далеко»).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 20 |
Похожие работы:

«Федеральный закон от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 13.07.2015) Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 14.10.2015 Федеральный закон от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 13.07.2015) Документ предоставлен КонсультантПлюс Об объектах культурного наследия (памятниках истории и Дата сохранения: 14.10.2015 кул. 25 июня 2002 года N 73-ФЗ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН ОБ...»

«УДК 947.084.51.6:351.74(571.6)“192” Шабельникова Наталья Алексеевна Shabelnikova Natalia Alekseyevna доктор исторических наук, профессор, D.Phil. in History, Professor, профессор кафедры гуманитарных дисциплин Humanity Studies Department, Владивостокского филиала Vladivostok branch of Дальневосточного юридического института Far Eastern Law Institute of МВД России the Ministry of Internal Affairs of Russia Бакшутов Сергей Николаевич Bakshutov Sergei Nikolayevich аспирант кафедры истории и...»

«Е. В. Зоря АВТОИСТОРИЯ В ОККУЛЬТИЗМЕ: ИСТОРИЯ ФАКТИЧЕСКАЯ И ИСТОРИЯ МИФОЛОГИЧЕСКАЯ Как известно, история оккультизма очень долго оставалась вне фокуса внимания собственно исторической науки. И хотя сейчас по мере сил различных ученых этот пробел заполняется, все это время, пока исследований истории магии и оккультных наук не существовало, их место заполняли автоисторические заметки или даже труды, некоторые из которых не утратили своего значения и сегодня. Ссылаться на подобные заметки без...»

«Фотоотчет участников историко-краеведческого и генеалогического форума немцев Поволжья об открытии историко-культурного центра в селе Зоркино (бывшей немецкой колонии Цюрих) Марксовского района Саратовской области 3 октября 2015 г. Копирование, тиражирование, цитирование, распространение по сети Интернет и прочее использование, кроме ознакомительного просмотра, допускается только с письменного разрешения обладателя прав. Alle Rechte vorbehalten. Kopieren, Vervielfltigen, Zitieren, Verbreitung...»

«Распределенный научный центр межнациональных и межрелигиозных проблем в Приволжском федеральном округе НИИ истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Амелин В. В., Денисов Д. Н., Моргунов К. А. Этноконфессиональные отношения в Оренбуржье г. Оренбург 2014 УДК 323.11:2_64(470.56) ББК 66.3(235.557),5+86.29(235.557) А61 Серия: «Этнорегиональные исследования». Вып. 9 А 61 Амелин, В. В., Денисов, Д. Н., Моргунов, К. А. ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ОРЕНБУРЖЬЕ /...»

«ГОУ ВПО «Владимирский государственный гуманитарный университет» Владимирское региональное отделение Владимирского общества РФ Кафедра философии ВГГУ Философия человека в культурноисторическом контексте Владимир ББК 87.7 Философия человека в культурно-историческом контексте: Материалы региональной (заочной) научной конференции, посвященной 80-летию доктора философских наук, профессора кафедры философии ВГГУ Цанн-кай-си Федора Васильевича, декабрь 2009 года. Владимир: Владимирский государственный...»

«Целых Александр Николаевич, Петряева Мария Владимировна ПРИМЕНЕНИЕ КОГНИТИВНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ К УПРАВЛЕНИЮ В СЛАБОСТРУКТУРИРОВАННЫХ СИСТЕМАХ В статье рассматривается вопрос о возможностях применения когнитивного моделирования в слабоструктурированных системах. Достижения когнитивного анализа в настоящее время активно используются для решения прикладных задач управления. Выделены значимые этапы в истории когнитивизма как прикладного направления. Авторами выявлены тенденции в развитии...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЧЕЧЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 4 ЕЖЕГОДНАЯ ИТОГОВАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОГО СОСТАВА ЧЕЧЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 28 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ГРОЗНЫЙ 2015 Ответственный редактор: Н.У. Ярычев, доктор педагогических наук, профессор, зав. кафедрой теории и истории социальной работы ЧГУ Редакционная коллегия:...»

«СПИСОК научных работ доктора искусствоведения, профессора кафедры теории и истории музыки ПГАИК ПЕТРУСЕВОЙ НАДЕЖДЫ АНДРЕЕВНЫ Исследования. Монографии. Авторефераты 1. Проблемы композиции в музыкально-теоретических трудах Пьера Булеза /диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. М.: МГК им. П. И. Чайковского, 1996. – 300 с. (17 п. л.).2. Проблемы композиции в музыкально-теоретических трудах Пьера Булеза. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЧЕЧЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 4 ЕЖЕГОДНАЯ ИТОГОВАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОГО СОСТАВА ЧЕЧЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 28 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ГРОЗНЫЙ 2015 Ответственный редактор: Н.У. Ярычев, доктор педагогических наук, профессор, зав. кафедрой теории и истории социальной работы ЧГУ Редакционная коллегия:...»

«В.И. ЕРЫГИНА ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ КАК ИНСТИТУТ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА (из истории политико-правовой мысли России конца XIX – начала XX вв.) Белгород 2013 УДК 342 ББК 67.400-1 Е 80 Автор: Ерыгина В.И. кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта подготовки научно-популярных изданий 2013 г. № 13-43-93015. Ерыгина В.И....»

«ВЕСТНИК РОСРЕЕСТРА № 1 (11) 2012 Содержание ГОД РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ СОБЫТИЯ И КОММЕНТАРИИ А.И. Ивакин О текущих изменениях законодательства в сфере регистрации прав В.А. Спиренков О законопроекте, вносящем изменения в федеральные законы «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», «О государственном кадастре недвижимости» Обзор событий ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Д.Ф. Зиннатшин Мероприятия по обеспечению охраны пунктов Государственной геодезической о сети на...»

«Брянская область Составлено в ноябре 2012 года Автор: С. Филатов, Р. Лункин Сбор материалов: С. Филатов, Р. Лункин, К. Деннен. Особенности исторического развития религии Брянщина принадлежит к первоначальной Святой Руси. Она была составной частью земель, на которых зародилась русская государственность и православная церковность. Православие в Брянской области имеет древние корни, восходящие еще к домонгольской Руси. Одним из почитаемых святых на Брянщине является св. блг. князь Олег Брянский....»

«Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н.Ельцина Институт социальных и политических наук Департамент политологии и социологии Кафедра теории и истории политической науки Центр региональных политических исследований Мухаметов Руслан Салихович ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ОТНОШЕНИЯ В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2014 ГОДУ Екатеринбург УДК 324 ББК 66.3 Мухаметов Р.С. Политические процессы и отношения в Свердловской области в 2014 году. Екатеринбург, 2015. – 17 с. © Центр...»

«Темляков Владимир Евгеньевич АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО ЕЙСКАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ, СТРУКТУРА, ИТОГИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В статье рассмотрена история создания и деятельности акционерного общества Ейская железная дорога (1908Показана роль в его учреждении и функционировании главы Ейска В. В. Ненашева. На основе Устава общества изучены его структура, состав и обязанности членов правления, цели. Выяснены итоги и эффективность деятельности акционерного общества, определена роль Ейской железной...»



 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.