WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


«Ф.С. Воеводин История журналистики как когнитивный феномен Невнимательное и даже пренебрежительное отношение к ...»

Ф.С. Воеводин

История журналистики как когнитивный феномен

Невнимательное и даже пренебрежительное отношение к прошлому, считающемуся устарелым, не позволяет людям видеть

даже тех постоянных стратегических уроков, которые лежат на поверхности.

(Контр-адмирал А. Т. Мэхэн)

Одной из безусловных причин зарождения журналистики как вида

деятельности и, в последующем, практической области знаний стали

познавательные процессы человеческой психики, его врожденная любознательность. Журналистика представляет собой часть мировой культуры и очень важную часть общественного движения. Это также феномен творчества и политики. В совокупности это одно из важнейших явлений современной цивилизации.



Сама история журналистики, отсчитываемая с момента упоминания о вербальной передаче социально значимой информации в античной эпохе, говорит о ее когнитивной природе. Именно возможность обмена знаниями посредством вербальных каналов общественной коммуникации подтолкнула человечество к поиску новых форм массовоинформационной деятельности – письменных. В этих условиях стало уместным говорить о зарождении публицистики, причем не только как одно из жанров журналистики, но и в определенных аспектах самостоятельного, сонаправленного журналистике творчества. Обращаясь к этимологии самих слов, обозначающих оба понятия, становится видна разница, что публикация – от лат. publicus – общественный, дословно означает: «то, что имеет общественное значение». «Само слово указывает на то, что публицистика – это особая форма освоения мира, в котором субъектом познания является социальный человек, а главным когнитивным ключом – «социальное я», предполагающее не только сознание, но и активную гражданскую позицию» (А.И. Герцен). В свою очередь журналистика – от лат. diurnalis, diurnalе – «ежедневное известие, весть», т.е., фиксация фактов. Журналистика сообщает о предмете, публицистика говорит о его смысле. Зачастую в ней утверждается определенная идея – политическая или нравственная. При этом предполагается, что публицистика по определению носит субъективный характер и ей в большей степени присущ обобщающий элемент [5]. Вместе с тем, говоря о когнитивной причине их возникновения, следует учитывать, что журналистика и публицистика постоянно взаимодействуют и влияют друг на друга. По мере их развития становится понятно, что ничто из этого не является нам в чистом виде. Наиболее емко, применительно к настоящему времени, журналистику с публицистикой как логическую последовательность увязал профессор Е.В. Ахмадулин. Согласно его определению, феномен журналистики представляет собой сложную социальную систему, предназначенную для поиска, обработки и распространенияв публицистических текстах актуальной социальной информации с помощью специализированных коммуникативных каналов неопределенной массовой аудитории с целью информирования ее, социального адаптирования, а также отражения и формирования общественного мнения [1; 4].

Исторический опыт развития журналистики как самостоятельной части фундаментальной науки не продолжителен. Мировая журналистика, будучи порождением политики, идей, экономики, культуры, образования, техники и технологий, использовавших информационно-коммуникативный феномен, перешагнула свое четырехсотлетие. В России ее появление отчитывается с несколько более позднего времени, однако, русская журналистика является важной составной частью мировой практики и, безусловно, сосредоточивает в себе богатейший многовековой исторический отечественный опыт.

Феноменология истории журналистики заключается в ее взаимосвязи между различными явлениями репортерской и издательской деятельности, а также описываемых в ее ходе событий. Когнитивные исследования заявленного феномена, как правило, основаны на следующем постулате: человеческие когнитивные структуры (восприятие, язык, мышление, память, действие) неразрывно связаны между собой в рамках одной общей задачи — осуществления процессов усвоения, переработки и трансформации знаний, которые, собственно, и определяют сущность человеческого разума.

Исследование содержания и социального влияния средств массовой информации того или иного времени с позиций когнитивной науки позволяет обеспечивать доступ к мыслительным процессам в его информационном пространстве. Журналистский дискурс как «сеть» текстов изменяет знания, социальные идентичности и социальные структуры и одновременно формируется «сетями» других видов социальной практики. Общество говорит на языке журналистики (языке фактов, идеалов, оценок, норм), поскольку язык – это форма социального действия, посредством которой люди трансформируют событие. С другой стороны, язык журналистики находится в историко-социальном контексте и сам испытывает влияние со стороны общественной практики: ее дискурсы привносят в журналистский дискурс смыслы изменений общества и смыслы для своего изменения, что неизбежно отражается как на внутренней форме, так и на внешней форме вербализации в тексте [2: 221].

В этой связи полезным представляется изучение конкретного исторического периода журналистики как своеобразного экскурса в культурное наследие, ее роль в идейно-политическом противостоянии того или иного времени, ее достижений как фактора национального просвещения и института массовой информации. В то же время ее публицистическая составляющая – это подлинная летопись тех исторических событий, детальное исследование которых придает возможность проникнуться «духом прошлого» не только с точки зрения исторического процесса, но и в его экзистенциональном измерении. В некотором смысле публицистика выступает своего рода машиной времени, позволяющей стать непосредственным созерцателем многообразия интеллектуального поля, «матрицы смыслов» и ценностной диспозиции периодической печати, сложить представления общества о самом себе в конкретный исторический отрезок времени. Важно понимать, что усвоение исторического опыта на этой основе, знаний и методов мышления, выработанных предшествующими поколениями, позволяет направлять всю практическую деятельность настоящего. В практической плоскости говорить об истории журналистики как когнитивного феномена и публицистики, как неотъемлемой ее части целесообразно с приведением конкретных, актуальных и выразительных примеров.





В периоды общественных перемен, экономических потрясений, изменений общественной жизни роль исторического знания увеличивается. Историческое знание выдвигается на первый план, поскольку знание истории дает возможность в значительной мере глубже понять сегодняшний день и спрогнозировать будущее.

Сейчас Россия переживает именно такое время. Прошедший 2014 год ознаменовался чередой глубоко отпечатавшихся в сознании народа событий: оглушительная своим успехом Олимпиада, триумфальное возвращение Крыма, горечь гражданской войны на Донбассе и, наконец, ощущение фантомной боли от ставшего враждебным за 24 года независимости населения некогда единого государства. Озабоченность вызывает и набирающий обороты экономический спад, ставший следствием «неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры».

Поверхностный анализ качественного содержания медийного пространства отечественных средств массовой информации, настроения и реакция российской общественности на перипетии ушедшего года условно делят его на «до крымский» и «посткрымский» периоды. Из них первый с точки зрения мониторинга общественных когниций уместно охарактеризовать как «патриотический подъем», во многом носящий аффективный характер в силу когерентности реальных общественных настроений с действующей информационной политикой власти. Второй период, относящийся к «посткрымскому», запустивший необратимый процесс «новой геополитической реальности», выражен скорее замешательством, некоторой неопределенностью и неуверенностью. «Сегодняшний фон – тревожный, драматический. Что ни день, то угроза, что ни день, то утрата, что ни день, то падение, смута в сердцах, смута в душах, недовольство, ропот, забвение восхитительного крымского чуда» (А.А. Проханов). Какие же исторические аналогии вызывает сложившаяся ситуация, в чем и когда возможен когнитивный консонанс при анализе информационного пространства с приведенным описанием нашей сегодняшней реальности в ее видении средствами массовой информации?

Более ста лет прошло с момента окончания русско-японской войны.

В русской общественной мысли того времени наблюдалась схожая картина, что особенно показательно демонстрировалось авторской публицистикой в периодической печати [3].

Как показывает анализ ряда общественно-политических журналов («Летопись войны с Японией», «Война с Японией», «Русская мысль») и центральных газет («Новое время», «Санкт-Петербургские ведомости», «Дневник войны», «Биржевые ведомости»), к конфликту на Дальнем Востоке было приковано значительное внимание. В обзоре газеты «Новое время» давалась краткая история взаимоотношений России и Японии, при этом ненавязчиво подчеркивалась агрессивность Японии. «Русская мысль» помещает краткий очерк о Корее и Маньчжурии, в конце которого достаточно явно угадывается позиция автора о возможности столкновения Российской империи и Японии. Однако начало боевых действий представляется аналитикам маловероятным: «Мы не верим в войну…, мы сильнее и все же соседи» [№ 1, с. 222].

Русские обозреватели подчеркивали необходимость занятия твердой и решительной позиции в дальневосточном вопросе: «…принятие полностью японских требований (полный вывод русских войск из Маньчжурии, признание японского протектората над Кореей и др.) равнялось бы жертвам тяжелого и решительного военного поражения» [№ 1, с. 222]. Русская печать отреагировала на начало русско-японской войны появлением новых журналов и приложений к ежедневным изданиям, таких как «Война с Японией», «Летопись войны с Японией», «Иллюстрированная летопись русско-японской войны», «Дневник войны», приложение газеты «Биржевые ведомости», «Иллюстрированная хроника войны «Нового мира» и «Живописной России»», «Вестник Маньчжурской армии» и др. Цель данных изданий была заявлена в выступлении Николая II по поводу начавшейся войны, в котором он выразил уверенность, что «и впредь русская печать окажется достойной своего призвания служить выразительницей чувств» [Летопись войны с Японией. 1904. 1905. № 1, c. 16].

Практически все издания в первых же номерах после объявления войны поспешили отразить патриотический подъем в империи. «Борьба Японии и России есть борьба европейской цивилизации и неоазиатской»

[Биржевые ведомости. 1904. 1905. № 97].

В японской печати был выдвинут тезис о национальном характере войны. Журнал «Война с Японией» приводит мнение первого министра Катцуры: «Вся Япония, как один человек, решила вести войну до последней крайности» [Война с Японией. 1904. № 14, c. 26], «…для японцев эта война национальная, вопрос их политической жизни и смерти и всего их будущего, что сознается у них всеми классами, вероятно, общества» [Новое время. 1904. №10270]. Российская печать, к сожалению, не использовала подобных аргументов, в чем кроется несомненная ошибка, и осознание этого раскрывается в запоздалом вопросе: «… сознаем ли это мы? « [Новое время. 1904. № 10270]. С самого начала русско-японской войны практически во всех отечественных изданиях появились небольшие заметки, аналитические статьи, касающиеся потенциалов российской и японской экономики. «Мы будем испытывать меньшее экономическое расстройство. В Японии очень скоро будет голод, недовольство народных масс и борьба партий» [Дневник войны. 1904. 1905. № 3, c. 24]. «Прочно боевая мощь России зиждется на финансовом ее благополучии» [Биржевые ведомости. 1904. 1905. № 88].

Тут же шел анализ российского бюджета и прогноз относительно благополучного его состояния на ближайшие два года. Между тем известный русский журналист того времени В. Немирович-Данченко предупреждал: «Презрение к противнику – плохое и глупое оружие».

Приводимый сравнительный анализ важно оговорить с той позиции, что он является по большей части односторонним, обращенным к исторической ретроспективе. Несмотря на это, нетрудно догадаться, что ощущение схожести с реалиями сегодняшнего дня в той или иной мере присутствуют. Для этого достаточно просто периодически читать современную прессу, смотреть телевидение и использовать возможности интернета. Сравнение способно создавать образное представление о том или ином факте, ставшее возможным в результате взаимодействия действительности и языка как средства выражения мыслей (например, при изучении публицистических материалов)[6].

В данном случае сравнение как инструмент когнитивного анализа проводится на примерах содержания СМИ разных исторических периодов и на частном примере – сугубо авторском. Используются при этом принципы изобразительности, наглядности. Сравнение играет большую роль в умозаключениях по аналогии. С точки зрения когнитивной науки сравнения – важный аспект для изучения механизмов познания мира человеком, а материалом ему в случае изучения журналистики в историческом ракурсе служит накопленный человечеством неисчислимый опыт деятельности СМИ.

Таким образом, изучение истории журналистики неразрывно связано с изучением ее «плодов» как результата деятельности. Сравнение исторических периодов по материалам прессы открывает поистине необъятные возможности создания когнитивных карт текущей реальности, ее оценки и прогнозирования.

Библиографический список

1. Беспалова А.Г. История мировой журналистики. М.-Ростов-на-Дону: МарТ, 2003.

2. Буров А.А. Два этюда о языке современной журналистики // Вестник ПГЛУ.

2012. № 4. С. 221-226.

3. Маренков А.С. Освещение русско-японской войны в официальной печати // Вестник БИСТ. 2009. № 4(4). С. 36-47.

4. Пономарев Н.Ф. Стратегии и технологии медиалегитимации власти: монография. Пермь: Перм. гос. ун-т, 2010.

5. Цит. по: Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы массовой коммуникации», 16-17 мая 2014 г.; под общ. ред.

В.В. Тулупова. Воронеж, 2014.

6. Лебедева С.В. Вербальное сходство как когнитивный феномен. Курск: Издво Курского гос. пед. ун-та, 2014.



Похожие работы:

«Г.Г.Арзуманов Л.А.Малыхина Н.Б.Мартынова В работе принимали участия Ю.Н.Пузанов А.Г.Пейсехман Фотографии взяты из архива Э.Р.Андриса Краткая история развития легкой атлетики в Узбекистане 1955-1987 годы Сборная команда республики в 50-е годы пополняется способными спортсменами: Л.Скляровой, В.Роденко, Л.Требухиной, А.Нининой, А.Пугачевой, В.Тушковым, А.Холманской, Г.Сенькиным, А.Чехониным, Ю.ПузаноБЫи, В.Пуцковым, Ю.Красильниковым, Н.Хайдаровым, Л.Иоисеенко, И.Чувилиным, В.Ломакиным,...»

«А.В. ШУБИН Теория исторических периодов, или На сколько лет Россия отстает от Америки Существуют ли закономерности истории или каждый может трактовать ее, как хочет? Второй ответ кажется сейчас более очевидным, но некоторые тенденции говорят в пользу первого. Не случайно, что политическая элита в поисках источников исторического опыта периодически обращается к определенным (и каждый раз новым!) историческим прецедентам. Так, в 1990-1991 годах общественность заболела П. Столыпиным. Былой...»

«.~ А. Г. Глебов АНГЛИЯ В РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ -#тrРАзm СанктПетербург ББК 63.3(0)4 УДК 94 rsз Глебов А. Г. ГSЗ Англия в раннее средневековье. СПб.: Евразия. 2007. 288 с. ISBN 978-5-8071-0166-9 Во втором издании монографии комплексно рассмат­ риваются наиболее существенные проблемы развития ран­ несредневековой Англии (V-середина ХI вв.). В центре внимания автора находится эволюция важнейших хозяй­ ственно-экономических. социально-политических и ду­ ховных институтов англосаксонского общества на...»

«Тема: Семья как социальный институт и малая группа Комплексная цель урока: дать знания о сущности понятий брак, семья, исторических формах семьи и брака;подвести к выводу о функциях семьи как социального института и малой группы, раскрыть причины кризиса семьи в современном обществе и путях его преодоления;продолжить формирование умений анализировать учебный материал, делать выводы на основе полученных знаний, собирать, накапливать, хранить, обрабатывать и передавать полученную информацию...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2010 История №4(12) УДК 902 А.В. Попов ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ГОРНОГО АЛТАЯ (ОЙРОТСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ) В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ* Дан анализ историографии социального развития Горного Алтая в годы Великой Отечественной войны. Ключевые слова: Великая Отечественная война, социальное развитие. Непреходящее значение имеет история Великой Отечественной войны. Именно это обусловило обращение множества...»



 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.