WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

«4 ЕЖЕГОДНАЯ ИТОГОВАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОФЕССОРСКО-ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОГО СОСТАВА ЧЕЧЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 28 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Увеличение или уменьшение продолжительности 48-часового интервала от момента инъекции простагландина до появления первых признаков охоты приводят к снижению результативности осеменения в охоту, индуцированную синтетическими простагландинами [6]. Эффективность простагландинов не одинакова в различные сезоны года и наиболее низка в пастбищный сезон [8].

С учетом этого мы провели исследования сравнительной эффективности применения отечественных аналогов простагландина F2 – клатрапростина, эстуфалана и анипроста в комплексе с прогестагенами и лазеропрофилактическим воздействием на матку и молочную железу. Обоснованием включения лазерного облучения в дополнение к комплексу гормональных средств, индуцирующих наступление охоты, служили сведения об оптимизации функциональных механизмов гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы в результате квантовых воздействий [7; 3]. Поэтому мы предположили, что квантовое воздействие, включенное в комплекс обработок, должно улучшить результативность по сравнению с контролем. Критерием биологической полноценности того или иного метода воздействия служил интервал времени прихода коров в охоту после инъекции простагландина, причем, оптимум должен быть близок к 48-часовому интервалу.



Исследования проводили в хозяйствах Баймакского и Уфимского районов Республики Башкортостан на клинически здоровых коровах черно-пестрой и симментальской породы по 3-ей лактации с удоем 4,0–5,0 тыс. кг молока в год. Крупный рогатый скот размещен в хорошо оборудованных помещениях с полной механизацией трудоемких процессов. Тип содержания животных привязной.

Комплексы работают по технологии Всероссийского государственного научноисследовательского института животноводства (ВГНИИЖа) – щелевые полы, подпольное хранение навоза, доение в доильном зале на установке «Тандем», ленточная раздача кормов, приготовленных в кормоцехах в виде мешанок, отёлы в родильных отделениях.

В период лактации животные во всех хозяйствах пользовались моционом на выгульных площадках. В сухостойный период животные прогулками и активным моционом были обеспечены. Кормление животных осуществляли по общепринятым нормам.

Методом ретроспективного анализа было сформировано шесть групп коров.

Агротехнологические науки. 2015

–  –  –

Такие нарушения неизбежно присутствуют у определенной части обрабатываемых животных, причем без каких-либо клинических проявлений. Последовательное улучшение, т.е. приближение срока проявления индуцированной охоты к оптимальному, показателей произошло в группах III и VI, в которых лазеропрофилактика была проведена в комплексе, на матку и молочную железу.

Эпизодически отмечаемая высокая частота случаев замедленного лютеолизиса, связанного с сезонными изменениями внешней среды, труднообъяснима. Отчасти это происходит за счет преждевременной атрезии, а также лютеинизации не достигших определенной стадии развития фолликулов. В таких случаях, общая масса лютеальной ткани неоднородна в смысле скорости лютеолизиса, стимулируемого простагландинами.

Свойство прогестагенов пролонгировать фолликулярные процессы в яичниках обусловливает целесообразный эффект в направлении достижения полноценной охоты, Агротехнологические науки. 2015 так как до момента распада и выведения препаратов простагландина из организма лютеальная ткань достигает однородной зрелости. Наши исследования подтверждают это положение. В естественных условиях лютеолизис происходит под действием маточного простагландина, имеющего характер пульсаторной инкреции и пульсаторного расщепления с образованием пиковых концентраций. Вероятно, равномерное и пролонгированное, на фоне предварительной гестагенизации, расщепление экзогенных лютеолитических агентов при отсутствии пиковых концентраций потенцирует их лютеолитическую активность. Случаи увеличения срока проявления охоты после направленного лизиса индуцированной лютеальной ткани, т.е. при синхронизации охоты в индуцированный цикл, нельзя связывать только с ее неоднородностью и увеличенной массой. Механизм лютеолизиса очень сложен и окончательно не выяснен. Вероятно, специфика индуцированной лютеальной ткани еще более усложняет механизм лютеолизиса. В собственных исследованиях мы зафиксировали факт, когда через 72 часа после введения простагландина уровень прогестерона опустился ниже 1 нг/мл, а коровы поведенческих симптомов эструса не проявляли.

При синхронизации охоты методом двукратной, с интервалом 11 дней, инъекции простагландина считают даже нормальным проявление эструса через 72 часа (после повторной инъекции). Так или иначе, но правильное объяснение причины задержек проявления нормальной охоты у лактирующих коров зависит от более полного понимания механизмов лютеолизиса, принципов фолликулогенеза и принципа обратной отрицательной связи эндокринной функции структур яичника и гипоталамо-гипофизарного комплекса [9].

В этом смысле наши исследования продемонстрировали вероятное позитивное влияние лазерного облучения на упорядочивание механизмов этих сложных процессов.

Констатируя практически равную и приемлемую эффективность примененных комплексов гормональных средств, следует отметить улучшение показателей в летний период на фоне предварительно проведенной комплексной лазеропрофилактики на матку и молочную железу, приближающихся к значениям показателей, получаемых в зимневесенний и осенне-зимний периоды. Это указывает на возможность выравнивания сезонных показателей плодовитости, что подтверждают и другие исследователи [8].



Время начала охоты у коров по периодам года имеет достоверную разницу, поэтому для достижения одинаковой эффективности применения лютеолитических агентов с целью индуцирования охоты следует проводить предварительную гестагенизацию и комплексную лазеропрофилактику.

Литература:

Георгиевский В.И. Физиология сельскохозяйственных животных / В.И. Георгиевский. М.:

1.

Агропромиздат, 1990. 511 с.

Воскобойник В.Ф. Эффективный метод лечения коров с послеродовым эндометритом / В.Ф.

2.

Воскобойник, Г.Г. Козлов // Ветеринария, 1991. № 5. С. 45.

Кононов В.П. Репродуктивный потенциал коров и быков в зависимости от сезона года / В.П. Кононов, 3.

О.Н. Дьякевич // Зоотехния, 1995. № 8. С. 22–23.

Миролюбов М.Г. Лечение коров с гнойно-катаральным эндометритом / М.Г. Миролюбов, О.Н.

4.

Преображенский // Ветеринария, 1998. №3. С. 39–42.

Тулкин А. Экологически безопасные технологии в животноводстве и ветеринарии / А. Тулкин // 5.

Молочное и мясное скотоводство. 2002. №1. С. 28–31.

Хилькевич С.Н. Синхронизация половых циклов в программе трансплантации эмбрионов / С.Н.

6.

Хилькевич, Е.А. Тяпугин, А.Г. Самоделкин // Зоотехния, 1993. №4. С. 24–25.

Хмиль С.В. Внутриматочная лазерная терапия в комплексном лечении послеродовых эндометритов / 7.

С.В. Хмиль, А.Е. Франчук // Лазеры в медицинской практике: сб. науч. тез. 2-ой конф. М., 1992. С. 222.

Шириев В.М. Эффективность нормализации плодовитости перегуливающих коров в зависимости от 8.

сезона года В.М. Шириев // Молочное и мясное скотоводство. 2000. № 7. С. 15–17.

Шириев В.М. Роль фолликулогенеза при вызывании суперовуляции / В.М. Шириев, А.Г. Самоделкин, 9.

С.Н. Хилькевич // Зоотехния, 2001. №10. С. 26–27.

–  –  –

В условиях Чеченской Республики установлено повсеместное распространение дикроцелиозной инвазии коз в районах их разведения при сравнительно с овцами значительно меньших показателях экстенсивности и интенсивности инвазии. Экстенсивность инвазии дикроцелиоза коз в районах их разведения варьировала на уровне 6,70–16,70% (в среднем, 10,0%) при обнаружении в 1 г фекалий 8,81,6 – 27,33,0 экз. яиц (в среднем, 16,22,3 экз. яиц) Dicrocoelium lanceatum.

Ключевые слова: Чеченская Республика, козы, эпизоотология, инвазия, дикроцелиоз, экстенсивность и интенсивность инвазии.

Дикроцелиоз коз в эпизоотологическом плане является наименее изученной трематодозной инвазией в республиках Центрального Кавказа [1]. Между тем, дикроцелиозную инвазию животных относят к числу наиболее биологически агрессивных гельминтозов в Дагестане [2], Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской республиках [3, 4], Республике Северная Осетия-Алания [5]. С увеличением пастбищной нагрузки на присельские выпасы за последние годы в регионах Центрального Кавказа отмечается возрастание численности биотопов промежуточных и дополнительных хозяев трематоды Dicrocoelium lanceatum [6]. В литературе мало научных сведений об особенностях краевой патологии и эпизоотологии дикроцелиоза коз в Чеченской Республике.

Целью исследований явилось изучение особенностей краевой патологии и эпизоотологии дикроцелиоза коз в некоторых районах их разведения в условиях Чеченской Республики.

Материалы и методы исследований. Особенности краевой патологии и эпизоотологии дикроцелиоза коз изучали на основании копроовоскопических исследований проб фекалий [7]. Пробы фекалий 480 коз из разных районов исследовали методом флотации с использованием для подсчета количества яиц дикроцелий в 1 г фекалий счетную камеру ВИГИС. Результаты обработали статистически с расчетом среднего количества яиц в 1 г фекалий с использованием компьютерной программы «Биометрия».

Результаты исследований. В условиях Чеченской Республики копроовоскопическими исследованиями на предмет обнаружения в фекалиях коз яиц трематоды Dicrocoelium lanceatum установлено повсеместное распространение дикроцелиозной инвазии коз в районах их разведения при сравнительно с овцами значительно меньших показателях экстенсивности и интенсивности инвазии (таблица 1).

Экстенсивность инвазии дикроцелиоза коз в районах их разведения сильно варьировала на уровне 6,70–16,70% (в среднем, 10,0%) при обнаружении в 1 г фекалий 8,81,6 – 27,33,0 экз. яиц (в среднем, 16,22,3 экз. яиц) Dicrocoelium lanceatum (таблица 1).

Экстенсивность инвазии дикроцелиоза коз сравнительно была больше в приусадебных хозяйствах Сунженского района (16,70%), Курчалоевского (11,67%), Шалинского (11,67%), Урус-Мартановского (10,0%) районов.

В крестьянских хозяйствах пригородной зоны животноводства г. Аргун, селений Агротехнологические науки. 2015

–  –  –

Как видно, дикроцелиоз коз в районах их разведения в Чеченской Республике проявляется, сравнительно с другими регионами Северного Кавказа, значительно меньшими значениями экстенсивности инвазии (в среднем, 10,0%), тогда как в Дагестане (ЭИ, в среднем, 36,8%), Карачаево-Черкесской Республике (ЭИ, в среднем, 27,4%), Кабардино-Балкарской Республике (ЭИ, в среднем, 32,5%), Республике Северная ОсетияАлания (ЭИ, в среднем, 21,7%). При этом следует отметить, что продолжительный выпас коз на неблагополучных присельских пастбищах с активными биотопами наземных моллюсков и муравьев может привести к распространению дикроцелиоза с большими количественными параметрами инвазии.

Заключение. В условиях Чеченской Республики установлено повсеместное распространение дикроцелиозной инвазии коз в районах их разведения при сравнительно с овцами значительно меньших показателях экстенсивности и интенсивности инвазии.

Экстенсивность инвазии дикроцелиоза коз в районах их разведения сильно варьировала на уровне 6,70–16,70% (в среднем, 10,0%) при обнаружении в 1 г фекалий 8,81,6 – 27,33,0 экз. яиц (в среднем, 16,22,3 экз. яиц) Dicrocoelium lanceatum. Дикроцелиоз коз в Чеченской Республике проявляется, сравнительно с другими регионами Северного Кавказа, значительно меньшими значениями экстенсивности инвазии (в среднем, 10,0%), тогда как в Дагестане (в среднем, 36,8%), Карачаево-Черкесской Республике (в среднем, 27,4%), Кабардино-Балкарской Республике (в среднем, 32,5%), Республике Северная Осетия-Алания (в среднем, 21,7%).

Литература:

1. Атаев А.М. Анализ эпизоотологической ситуации по дикроцелиозу овец и коз в условиях Центрального Кавказа / А.М. Атаев. Сб. научн. работ ДГПУ. Махачкала, 2006. С. 17–21.

2. Атаев А.М. Эпизоотологические особенности дикроцелиоза овец и коз в горной зоне Дагестана.

Ветеринарный врач. №2, 2009. С. 25–27.

3. Биттиров А.М. Формирование гельминтологичеких комплексов животных на Центральном Кавказе и разработка способов регуляции численности трематод: автореф. дис. … д-ра. биол. наук, 1999 / А.М.

Биттиров; ВИГИС. М., 1999. 43 с.

4. Биттиров А.М. Эпизоотологические особенности и усовершенствование мер борьбы с фасциолезнодикроцелиозной инвазией овец / А.М. Биттиров // Докл. научн.-практ. конф. ГГАУ. Владикавказ,

2005. С. 108–111.

5. Рехвиашвили Э.И. Биологическая активность паразитарной системы и эпизоотологические аспекты дикроцелиоза овец в Республике Северная Осетия (Алания) / Э.И. Рехвиашвили. Труды ВИГИС.

Москва, 2005. С. 177–181.

6. Слонов А.К. Трематодозы жвачных животных в Кабардино-Балкарской Республике / А.К. Слонов.

Труды ВИГИС. М., 2006. С. 146–150.

Агротехнологические науки. 2015

7. Скрябин К.И. Метод полного и неполного гельминтологического вскрытия животных / К.И. Скрябин.

Изд-во МГУ. М., 1928. С. 4–19.

УДК 591.9 (599)

ВСТРЕЧАЕМОСТЬ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПО ЛАНДШАФТАМ

МЛЕКОПИТАЮЩИХ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ, КАК ОСНОВА ДЛЯ

ЗООГЕОГРАФИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

–  –  –

Статья посвящена изучению проблемы путей и причин формирования современной структуры ареалов млекопитающих Чеченской Республики. Указывается, что картина распределения видов животных по высотным поясам республики отражает четкую взаимосвязь всех сторон жизнедеятельности вида от его экологической сушности и сопряженного исторического развития вида совместно с формированием ландшафтов обитания.

Ключевые слова: вид, высотные пояса, ландшафты, распространение, биотопы, встречаемость, зоогеографические группы, териофауна, история формирования.

Как известно, картина распространения и специфика структуры ареала любого вида в горах складывается, с одной стороны, под влиянием экологических особенностей горных ландшафтов и полиморфизма поясных спектров, а с другой стороны – истории происхождения и формирования фауны (Верещагин, 1959; Темботов, 1998). На территории Чеченской Республики распределение наземных животных, в том числе и млекопитающих, весьма дифференцировано, что является отражением разнообразия природных поясов и ландшафтов, почвенно-климатических условий и, конечно же, особенностей геологической истории этого района. Эти показатели накладывают отпечаток на неоднородность распределения всего животного и растительного мира.

Животное население полупустынного пояса у млекопитающих довольно разнообразное. Здесь встречаются южный и ушастый ежи, белобрюхая белозубка, поздний кожан, шакал, волк, корсак, перевязка, степной хорек, ласка, барсук, лиса, камышовый кот, заяц-русак, несколько видов тушканчиков, гигантский слепыш, черная и серая крысы, домовая мышь, серый хомячок, степная мышь, полуденная и гребенчуковая песчанки, обыкновенная и общественная полевки и другие виды. В условиях более мезофильных, по берегам водоемов, заросших разнотравьем, вдоль реки Терек, в его пойме можно отметить следующие характерные виды: обыкновенную, водяную и кустарниковую полевку, шакала, полевую и домовую мышь, серую крысу, водяную кутору, выдру, южного ежа, зайца-русака, лисицу, ондатру, енота-полоскуна, енотовидную собаку, кабана, местами – кавказского оленя.

Анализ ареалов этих видов показывает, что мезофильные и широкораспространенные палеарктические виды здесь занимают интрозональные биотопы (камыши, байрачные леса по оврагам и вдоль каналов, межгрядовые заросшие понижения среди песчаных возвышенностей), но они, вообще-то, не являются кавказцами (еж южный, волк, ласка, барсук, мышь курганчиковая (домовая), кабан и т.д.). ВосточноСредиземноморские сухолюбивые виды представлены широкораспространенными видами: ушастым ежом, белобрюхой белозубкой, перевязкой, русаком, серым хомячком, общественной полевкой. Многие виды вышеперечисленного комплекса заходят и в пределы степного пояса, где находят подходящие условия для обитания. Общий фон животного мира в полупустынном и степном поясе создают представители Аралокаспийских пустынь, Восточно-Европейских и Северо-Казахстанских степей. Много туранских и особенно северо-туранских видов: песчанки, тушканчики, корсак, малый суслик, некоторые рукокрылые. Из южноазиатских форм сохранились лишь шакал и Агротехнологические науки. 2015 камышовый кот.

Лесостепной пояс охватывает в Чеченской Республике сравнительно небольшую территорию предгорий. В основном она почти полностью преобразована антропогенной деятельностью человека (вырубка лесов, распашка территории, орошение, образование вторичных лугов и т.д.), что не могло не отразиться на составе фауны этих республик.

Млекопитающие этого пояса представлены довольно однообразно и бедно. Доминируют синантропные виды: домовая мышь, серая крыса. Характерны малая лесная мышь, обыкновенная полевка, обычны серый хомячок, белобрюхая белозубка, еж южный, заяцрусак, лисица, ласка, полевая мышь, хомяки, по зарослям и оврагам – шакалы. Из сказанного видно, что для этого пояса характерно наличие широкораспространенных видов, образующих смешанную фауну с преобладанием европейских, европейскосибирских фаунистических элементов с примесью степных видов. Здесь очень мало среднеазиатских видов, а северотуранские формы отсутствуют.

Интересными и своеобразными являются по своим условиям и составу животных аридные котловины Чечни – Итум-Калинская, Шаро-Аргунская, Шатойская и другие. Они имеют сухие ландшафты примерно с мезозоя и древние фаунистические связи с Передней Азией через соседний внутригорный Дагестан. Фауна в целом бедная. Из млекопитающих это несколько видов рукокрылых: азиатская широкоушка, нетопырь-карлик, остроухая ночница, ночница Надтерера, поздний кожан, средиземноморский нетопырь. Встречаются гудаурская полевка, серый хомячок, обычны кабан, волк, барсук, медведь, как широкораспространенные виды. Наличие в фауне внутригорных котловин переднеазиатских горных и сухолюбивых видов – безоарового козла, а по литературным данным и дагестанского хомяка, которые образовали здесь местные расы, говорят о путях формирования этой фауны.

Лесной пояс не отличается оригинальностью состава млекопитающих и представлен в основном европейским лесным эколого-фаунистическим комплексом и широкораспространенными элементами, с некоторой примесью кавказских мезофиллов (бурозубка Радде, малый крот).

Бедна, но очень оригинальна фауна высокогорья. Отметим здесь таких млекопитающих, как кавказская бурозубка, малая бурозубка, кутора Щелковникова, дагестанская полевка, возможно, и кавказская мышовка, серна, туры, кавказский подвид бурого медведя. Сюда проникает малая лесная мышь, косуля, а по экологическим руслам обыкновенная полевка, серый хомячок, обыкновенный хомяк, что связано с определенной аридизацией под влиянием лежащей у подножья полупустынной зоны. В своем происхождении и экологических адаптациях млекопитающие этой зоны неоднородны. В ней имеются виды, связанные с мезофильными условиями как лесов, так и, в первую очередь, горных лугов. Характерной особенностью фауны этого района является большой удельный вес эндемичных видов и их приуроченность к лугам субальпийского и альпийского поясов. Это подчеркивает вывод о значительно более древнем происхождении рассматриваемой фауны в целом и в то же время значительной самостоятельности процессов видо- и формообразования в высокогорье по принципу островной фауны. Таким образом, анализ ареалов видового состава различных групп млекопитающих ЧР показывает на сложный характер этой фауны, где существенную роль играют также реликтовые, третичные элементы териофауны, сохранившиеся в этом районе. Исходя из вышесказанного, намечаются следующие основные пути формирования млекопитающих Чечни.

1. Кавказская фауна.

К этому комплексу, прежде всего, следует относить характерную для Главного Кавказского хребта и большей части его отрогов мезофильную фауну (в пределах ЧР).

Часть видов этой териофауны ограничена различными участками хребта, локализована на северных или южных склонах, часто обладает узкими ареалами. К группе эндемиков местного кавказского корня следует отнести и реликтовые элементы третичного гирканского типа, сохранившиеся в регионе. К этой же группе примыкают эндемичные для Кавказа виды из групп, имеющие другие корни. Среди них наиболее древними Агротехнологические науки. 2015 являются Средиземноморские и Переднеазиатские пришельцы. Эти виды распространены в основном в горной Чечне, в условиях горностепных и остепненных лугов, в аридных котловинах. Имеются и эндемики Среднеазиатского корня, распространенные в равнинных северо-восточных районах территории.

2. Средиземноморская фауна.

Анализ ареалов средиземноморских (в основном восточно-средиземноморских) видов, обитающих в республике, показал, что они широко распространены здесь, особенно на юге, в горной части. На Кавказе первое и наиболее древнее проникновение средиземноморцев и представителей фауны Передней Азии намечается в неогене, когда поверхность выравнивания многих горных систем Средиземноморья, Передней и Средней Азии по своим амплитудам была близка к Кавказу. Эта волна пошла с юго-запада, дошла до аридного, впоследствии изолированного, горного массива Дагестана, где нашла оптимальные условия, трансформировалась, образовав за длительный период дагестанский центр ксерофильной фауны. В ней виды средиземноморского происхождения в комплексе с переднеазиатскими стали иметь ведущее положение и далее ее отдельные представители по экологическим руслам проникли и на территорию аридных котловин соседней Чечни, со сходными ксерофильными условиями. Таким путем некоторые представители средиземноморской фауны дошли даже до горной части Ингушетии, образовав там самую западную, периферийную, часть своих ареалов.

Вторая волна вселенцев из Средиземноморья на исследуемую территорию, видимо, проникла в период среднего плейстоцена по северо-западному пути, по южному побережью Манычского пролива, вдоль Кавказского хребта. Уменьшение общего количества таких видов в зоогеографическом спектре Северо-Восточных районов Восточного Предкавказья и относительное их обилие на юге связано, по мнению академика Г.М. Абдурахманова (1987), с оттеснением их на юг в верхнем плейстоцене с северо-запада Восточно-Европейским степным, а с северо-востока Северо-Туранским зоогеографическими комплексами.

3. Среднеазиатская фауна.

Наиболее древнее влияние эта фауна имела в неогеновом периоде, когда комплекс прямо не связанный с песками, а свойственный плотным почвам, пришел через ИраноСреднеазиатские низкогорные системы с юго-востока Кавказа.

Настоящая псаммофильная туранская фауна млекопитающих проникла на территорию Чеченской Республики значительно позже, по мере освобождения северной части Предкавказья от моря. При этом решающее значение имел именно этот северный путь, чем и объясняется преобладание на северо-востоке республики ряда характерных среднеазиатских и северо-туранских эндемичных и субэндемичных элементов.

4. Степная фауна.

Вполне возможно, что заселение территории Чечни и сопредельных районов представителями степной териофауны могло происходить в несколько этапов, начиная еще со среднего плиоцена. Этому способствовала время от времени восстанавливающаяся связь Предкавказья с расположенной северо-западнее территорией Крыма и прилегающих к нему степных территорий.

Эта волна, наиболее древняя из степных элементов, вместе со средиземноморскими комплексами продвинулась по побережью Манычского залива и дошла до территории Чеченской Республики и далее на юг Дагестана (Абдурахманов, Лопатин; 1986). Массовое проникновение степных группировок и частичное вытеснение ими средиземноморцев из северо-западных и предгорных районов произошло значительно позднее, в плейстоцене.

5. Европейская и Европейско-Сибирская мезофильная фауна.

Представлена почти во всех ландшафтах региона. Основной предпосылкой проникновения европейских и европейско-сибирских видов в регион была связь в четвертичный период с фауной европейской части юга России. Большую роль при этом сыграло и то, что характерной чертой аркто-третичной фауны являлось высокая экологоАгротехнологические науки. 2015

–  –  –

Как это видно из таблицы 1, наиболее многочисленными в териофауне изученного района являются виды средиземноморского типа. Их общая численность составляет 48 видов, т.е. 53,94%.

На второе место следует поставить широкораспространенные виды ЕвропейскоАзиатского степного типа фауны. Их общая численность – 13 видов или 14,61%. Почти не уступает им группа, представленная Европейскими лесными видами, состоящая из 12 видов, что составляет 13,49%. На долю Среднеазиатского аридного типа фауны и группы прочих завозных видов приходится соответственно 7 и 5 видов, т.е. 7,87% и 5,61% от общего состава териофауны ЧР.

Остальные зоогеографические группы (Европейско-Сибирский и палеотропический типы териофауны) представлены соответственно 2 (2,24%) и 2 (2,24%) видами, что составляет в целом 4 вида или до 4,48% от их общего количества в териофауне района исследований.

Приведенные выше на примере материалы еще раз свидетельствуют о гетерогенности териофауны Кавказа и его отдельных регионов и о разнообразии фаунистических связей с сопредельными зоогеографическими областями. Сложный характер этой фауны подтверждается зоогеографическим анализом видового состава территории млекопитающих Чеченской Республики. Он показывает, что зоогеографический спектр, как уже было сказано, включает выходцев из 7 зоогеографических типов фауны, состоящих из 16 эколого-фаунистических групп, Агротехнологические науки. 2015 отличающихся друг от друга с позиций требования видов к комплексу абиотических и биотических условий местообитания, то есть экологической избирательностью, выработавшейся в процессе сопряженной эволюции вида и ландшафтных условий его формирования. Наиболее многочисленными в составе териофауны Чечни являются виды Средиземноморского типа фауны. На втором месте широкораспространенные виды Европейско-Азиатского степного типа фауны. Третье место занимает Европейский лесной тип. Далее идут Среднеазиатский аридный тип фауны. Прочие завозные виды и другие.

Данные результаты еще раз свидетельствуют о высокой гетерогенности териофауны Терского Кавказа и разнообразии фаунистических комплексов бассейна р. Терек и Чеченской Республики, их фаунистических связей с сопредельными зоогеографическими областями на основе чего в процессе дальнейших исследований кавказского региона может быть предложен ряд новых дополнений к проблеме объективного зоогеографического районирования территории. Они позволяют охарактеризовать историю формирования фауны региона, пути заселения его территории, учитывать биоэкологические потребности видов в условиях их обитания и возможного изменения этих условий.

Литература:

1. Абдурахманов Г.М. Зоогеографическое районирование Восточной части Большого Кавказа // Материалы научной сессии Даг. ФАН СССР. Махачкала, 1987. С. 4–16.

2. Абдурахманов Г.М., Лопатин И.К. Основы зоогеографии. Махачкала: изд. ДГУ, 1986. 76 с.

3. Батхиев А.М. Высотные пределы распространения млекопитающих в горах Евразии (на примере Кавказа). Нальчик: изд. «Эль-фа», 2005. 242 с.

4. Верещагин Н.К. Млекопитающие Кавказа (История происхождения фауны). М.-Л.:, изд. РАН, 1959. 704 с.

5. Темботов А.К. Как сохранить биоразнообразие горного Кавказа. // Вестник Российской академии наук,

1998. Том 68, №8. С. 741–745.

УДК 574

КРАТКИЙ ЗООГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР И ЖИЗНЕННЫЕ ФОРМЫ

ПОЗВОНОЧНЫХ ЖИВОТНЫХ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

–  –  –

В статье сделан зоогеографический обзор ряда охотничье-промысловых животных природноклиматических зон Чеченской Республики. Дается анализ антропогенного воздействия на природу.

Приводятся основные лимитирующие факторы, способствующие сокращению как ареала, так и численности вида и популяций в целом. Характеризуются некоторые жизненные формы млекопитающих.

Ключевые слова: животный мир, ареал, хребты, пойма, численность.

Несмотря на масштабную вырубку лесов, отчуждение крупных земельных площадей под населенные пункты, сельскохозяйственные угодья, транспортные пути, а также разрушительные военные действия, животный мир Горной Чечни все еще богат и разнообразен. Вместе с тем, длительное антропогенное давление на горные ландшафты привело к тому, что некоторые виды животных исчезли (например, леопард Panthera pardus, зубр Bison bonasus), а численность и ареалы других животных заметно сократились.

Анализ зоогеографических и зоологических работ (Батхиев, Точиев, 1991; Рыжиков и др., 1991; Гизатулин и др., 2001; Лотиев, 2003), опросы горцев-охотников и многолетние личные наблюдения сформировали общее представление о животном мире Чеченской Республики.

Чрезвычайное разнообразие физико-географической среды (и в первую очередь геолого-геоморфологических условий, климата, почв и растительности) обусловило то, что на территории бывшей Чечено-Ингушетии было установлено свыше 80 видов млекопитающих, 323 вида птиц (из них 215 гнездящихся видов), 40 видов Агротехнологические науки. 2015 пресмыкающихся, 9 видов земноводных и более 30 видов рыб (Рашкевич, 1976; Рыжиков и др., 1991; Гизатулин и др., 2001).

Кратко охарактеризуем животный мир Горной Чечни при движении от правого берега реки Терек на севере и до водораздела Бокового хребта на юге. В пойменных лесах долины реки Терек и низовьев Сунжи встречаются обитающие почти повсеместно волк (Canis lupus), шакал (Canis aureus) и лисица (Vulpes vulpes). Изредка встречаются в пойме олень благородный (Cervus elaphus) и кот камышовый (Felis chaus). По данным И.И.

Гизатулина и др. (2001), гнездовая авифауна пойменного леса представлена 148 видами.

Среди дендрофилов здесь доминируют горлица обыкновенная (Streptopelia turtur) и синица большая (Parus major). На лесных опушках и полянах попадается широко распространенный в прошлом фазан кавказский (Phasianus colchicus). Заросли камыша, тростника и околоводные участки поймы населяют лимнофилы, уступающие дендрофилам по числу видов, но лидирующие по обилию особей. Среди лимнофилов доминируют камышевка дроздовидная (Acrocephalus arundinaceus), камышевка широкохвостая (Cettia cetti), лысуха (Fulica atra), кряква (Anas platyrhynchos), утка серая (Anas strepera), синица усатая (Panurus biarmicus).

Для Передовых хребтов Горной Чечни характерны степные животные и животныеэврибионты. Здесь встречаются грызуны: полёвки общественная и обыкновенная (Microtus socialis, М. arvalis), хомяк обыкновенный (Cricetus cricetus), хомячок серый (Cricetulus migratorius) и др. Изредка встречается на Передовых хребтах мышовка степная (Sicista subtilis). Нередки здесь животные с широким ареалом: волк, лисица, заяц-русак (Lepus europaeus), а также шакал, ёж обыкновенный и ушастый (Erinaceus europaeus, Е.

auritus).

Значительное расширение сельскохозяйственных угодий на Передовых хребтах резко сократило ареалы и численность суслика малого (Spermophilus pygmaeus), пеструшки степной (Lagurus lagurus), хорька степного (Mustela eversmanni) и перевязки (Vormela peregusna). На целинных участках степи водятся рептилии: гадюка степная (Vipera renardi), желтопузик (Pseudopus apodus), ящерица прыткая (Lacerta agilis), полоз четырёхполосый (Elaphequa tuorlineata) и, вероятно, змееголовка стройная (Ophisops elegans), а также интразональное животное – уж обыкновенный (Natrix natrix). Из амфибий в степной полосе встречается жаба зелёная (Bufo viridis). Гнездовая авифауна представлена 100 видами. Абсолютным доминантом является жаворонок полевой (Alauda arvensis) (Рыжиков и др., 1991; Гизатулин и др., 2001; Лотиев, 2003).

Животный мир Чеченской равнины претерпел наибольшую антропогенную трансформацию (Головлёв, 2004). По данным К. Самойлова (1855), на покрытой густыми лесами Чеченской равнине во множестве водились волк, кабан дикий (Sus scrofa), кот дикий (вероятно, кот лесной – Felis silvestris), встречались медведь бурый (Ursus arctos) и куница лесная (Martes martes). В лесистых балках, спускающихся с Черных гор на Чеченскую равнину, водилось много лисиц, оленей и косуль (Capreolus capreolus). На полях обитали зайцы, а в бурьянах и кустарниках – во множестве фазаны и другие птицы.

В настоящее время большая часть этих видов животных на Чеченской равнине изза ее высокой хозяйственной освоенности отсутствует. Изредка встречаются кое-где заяцрусак, волк и лисица. По данным A.M. Батхиева и Т.Ю. Точиева (1991), наиболее распространены здесь мышь полевая (Apodemus agrarius), мышь лесная (Sylvaemus sylvaticus) и полёвка обыкновенная. В садах и огородах попадаются хомяк обыкновенный и ёж обыкновенный, а на полях и выгонах – хомяк предкавказский (Mesocricetus raddei).

Из пресмыкающихся встречаются ящерица луговая (Darevskia pratincola), медянка обыкновенная (Coronella austriaca austriaca) и интразональный вид – черепаха болотная (Emys orbicularis). Согласно И.И. Гизатулину и др. (2001), гнездовая орнитофауна представлена в Чеченской равнине 94 видами. На лесных участках равнины доминирует большая синица, а на полевых угодьях – грач (Corvus frugilegus).

Широколиственные леса Черных гор, северных склонов Пастбищного и Агротехнологические науки. 2015 Скалистого хребтов населяют дикий кабан, бурый медведь, волк, лисица, барсук (Meles meles). Кроме них, в здешних лесах обычны соня лесная (Dryomys nitedula) и соня-полчок (Glis glis), лесная мышь, полёвка кустарниковая (Microtus majori). Встречаются также крот кавказский (Talpa caucasica), бурозубка кавказская (Sorex volnuchini), землеройка обыкновенная (Sorex araneus), ласка (Mustela nivalis). Кое-где обнаруживаются лесной кот, косуля, благородный олень, лесная куница. Совсем редкими видами стали здесь рысь (Felis lynx) и серна (Rupicapra rupicapra).

На лесных и послелесных полянах обитает веретеница ломкая (Anguis fragilis). Из числа амфибий в широколиственных лесах отмечены тритон обыкновенный (Triturus vulgaris), квакша Шелковникова (Hyla arborea schelkovnikovi), лягушка малоазиатская (Rana macrocnemis). Обитателем околоводных участков в лесных массивах является уж обыкновенный.

Согласно И.И. Гизатулину и др. (2001), репродуктивный орнитокомплекс широколиственных лесов состоит из 70 видов. К преобладающим видам относятся пеночка желтобрюхая (Phylloscopus nitidus), дрозд черный (Turdus merula) и сойка (Garrulus glandarius).

Высокогорные мелколиственные и хвойные леса и субальпийские криволесья населены теми же видами животных с обширным ареалом, что и широколиственные леса.

В высокогорных лесах встречаются и многие животные, характерные для низкогорных широколиственных лесов (лесная куница, лесной кот, лесная мышь, ласка, кавказский крот, кавказская бурозубка, соня лесная, соня-полчок и др.). Но здесь обитают также животные с менее широким ареалом: куница каменная (Martes foina), бурозубка Радде (Sorex raddei), белозубка малая и белобрюхая (Crocidura suaveolens и С. gueldenstaedtii), крот малый (Talpa levantis), полёвка снеговая (Chianomys nivalis).

Гнездовая авифауна высокогорных мелколиственных лесов насчитывает 47 видов.

Доминирующие лесные виды – черный дрозд и большая синица. На скалах и осыпях обычен здесь стенолаз (Tichodroma muraria), а в зарослях кустарников преобладают пеночка кавказская (Phylloscopus lorenzii) и тетерев кавказский (Lyrurus mlokosiewiczi) (Гизатулин и др., 2001).

Фауна высокогорных лугов Чечни характеризуется сравнительно низкой плотностью населения. На высокогорных лугах, помимо широко распространенных животных (волк, лисица, дикий кабан, бурый медведь и др.), представлен стенотопный вид – тур дагестанский (Capra cylindricornis). На скалистых участках и осыпях в пределах высокогорных лугов изредка встречаются серна, каменная куница и рысь. Из мелких хищников отмечена ласка.

Высокогорные луга населяют грызуны: полёвка дагестанская (М daghestanicus), кустарниковая и снеговая. Отмечена здесь и лягушка малоазиатская.

Среди 22 видов гнездящихся птиц И.И. Гизатулин и др. (2001) указывают улара кавказского (Tetraogallus caucasicus), жаворонка рогатого (Eremophila alpestris), горихвостку краснобрюхую (Phoenicurus erythrogaster), вьюрка снежного (Моntifringilla nivalis), чечевицу большую (Carpodacus rubicilla).

Крутые и скалистые склоны высокогорных хребтов с ксерофитной древеснокустарниковой растительностью (например, южные и восточные склоны массива БастыЛам) населяет редкое животное-стенобионт – безоаровый (или бородатый) козёл (Capra aegagrus). На склонах внутригорных аридных котловин обитают пресмыкающиеся – гадюка Лотиева (Vipera lotievi), ящерица дагестанская (Darevskia daghestanica) и медянка обыкновенная (Лотиев, 2003). Особенно много змей и ящериц отмечено на скалистых аридных склонах в верховьях бассейна р. Чанты-Аргун (Малхиста). В аридных биотопах Горной Чечни в большом количестве встречается скорпион кавказский (Mesobuthus caucasicus) (Динник, 1906; Головлёв, 1989 б, 2001 ж).

Авифауна аридных котловин представлена 60 видами. Абсолютный доминант аридных биотопов – конёк горный (Anthus spinoletta). Только здесь гнездятся гриф черный Агротехнологические науки. 2015 (Aegypius monachus), сип белоголовый (Gyps fulvus), кеклик (куропатка каменная – Alectoris chukar), стриж белобрюхий (Apus melba), жаворонок лесной (Lullula arborea), дрозд каменный пестрый (Monticola saxatilis) и дрозд каменный синий (М. solitarius) (Гизатулин и др., 2001).

Многочисленные скально-осыпные, щебнистые и каменистые биотопы Горной Чечни населяют ящерицы – кавказская веденская (D. caucasica vedeniса) и грузинская (A rudis chechenica).

Околоводные пространства южной части Горной Чечни бедны видами птиц. По данным П.С. Анисимова (1975), в летний период в горных долинах и ущельях отмечены трясогузки горная и белая (Motacilla cinerea, М. alba), оляпка (Cinclus cinclus), перевозчик (Actitis hypoleucos). В горных реках встречается выдра речная или порешня (Lutra lutra).

Представление об ихтиофауне Горной Чечни можно составить по данным Б.А.

Кузнецова (1974), Е.А. Веселова (1977), В.В. Рыжикова и др. (1991). В Тереке встречаются многие проходные и полупроходные рыбы. К их числу принадлежат: белуга (Huso huso), осётр русский (Acipenser gueldenstaedtii), кумжа каспийская (лосось каспийский, – Salmo trutta caspius), минога каспийская (Caspiomyzon wagneri), шип (Acipenser nudiventris), севрюга (Acipenser stellatus), шемая (Chalcalburnus chalcoides), усач каспийский (Barbus brachicephalus caspius), сельдь каспийская проходная (черноспинка, – Alosa kessleri), судак обыкновенный (Stizostedion lucioperca), лещ (Abramis brama), жерех обыкновенный (Aspius aspius) и др. На речных участках с замедленным течением встречаются чехонь (Pelecus cultratus) и плотва (Rutilus rutilus). Для размножения заходят в Терек белорыбица (Stenodus leucichthys), пузанок каспийско-черноморский (Alosa caspia). Реофильные биотопы акватории Терека населяет белоглазка обыкновенная (Abramis sapa). В придонных биотопах русла попадается стерлядь (Acipenser ruthenus).

До значительного загрязнения Сунжи нефтяными и бытовыми отходами и забора больших объемов речной воды на орошение полей, многие виды рыб заходили из Терека в его полноводные правобережные притоки. Например, Н.Я. Динник (1906) в водах р.

Аргун (вблизи слободы Воздвиженской) отмечал шемаю и, по всей видимости, пескаря терского (Gobio gobio lepidolaemus natio holurus) и усача терского (Barbus ciscaucasicus).

Пресноводные водоемы (реки, озера, а также пруды, водохранилища и каналы) Чеченской равнины в большем или меньшем количестве населяют быстрянка (Alburnoides bipunctatus), щука обыкновенная (Esox lucius), сом обыкновенный (сом европейский, – Silurus glanis), окунь речной (Perca fluviatilis), сазан (карп обыкновенный, – Cyprinus carpio), линь (Tinea tinea), карась серебряный (Carassius auratus gibelio) и карась золотой (карась обыкновенный, – Carassius carassius), густера (Blicca bjoerkna), голавль (Leuciscus cephalus). В речных заводях мелкими стаями держится краснопёрка (Scardinius erythrophthalmus). В Тереке, озерах-старицах и прудах Чеченской равнины интродуцированы дальневосточные промысловые виды рыб – амур белый (Ctenopharyngodon idella) и толстолобик пёстрый (Aristichthys nobilis).

В высокогорных реках Чечни водится форель ручьевая (Salmo trutta mor-pha fario), голец усатый (Barbatula barbatula), а также уж водяной (Natrix tessellata). В высокогорном озере Кезеной-Ам обитает форель эйзенамская (Salmo trutta ezenami) – узкоареальный эндемичный подвид весом несколько килограммов (Рыжиков и др., 1991).

Помимо животных-эврибионтов и убиквистов, в Горной Чечне представлены виды, населяющие какой-то определенный ландшафт (биотоп). Такие виды диких животных можно рассматривать в качестве своеобразных индикаторов при комплексных физикогеографических исследованиях с целью уточнения генезиса, классификации и пространственной дифференциации ландшафтов. Под зооиндикаторами мы понимаем обычные, наиболее характерные для данного ландшафта виды животных, а также стенотопные животные, жестко привязанные к строго определенному ландшафту по пищевым связям или физиологическим особенностям. С учетом данных A.M. Батхиева и Т.Ю. Точиева (1991) о высотном распределении млекопитающих Чечено-Ингушетии, Агротехнологические науки. 2015 укажем некоторые виды животных, которые можно рассматривать в качестве индикаторов тех или иных ландшафтов Горной Чечни.

Так, индикаторами степных возвышенных ландшафтов Передовых хребтов Горной Чечни являются животные-ксерофилы (например, малый суслик, хорёк степной и др.).

Индикаторными видами пресмыкающихся Передовых хребтов можно считать желтопузика, желтобрюхого полоза (Coluber caspius), полосатую и прыткую ящериц.

Мезофильные виды животных (лесная соня, соня-полчок, лесной кот, лесная куница, лесная мышь) экологически почти всегда соответствуют ареалам лесных ландшафтов. Типичным животным лесных массивов Чеченской равнины является луговая ящерица, обитающая на полянах, опушках и вырубках. Лесными индикаторами являются также веретеница ломкая и лягушка малоазиатская. Показателями ландшафтов высокогорных лугов являются мезофильные и криофильные виды млекопитающих (например, тур дагестанский, дагестанская и снеговая полёвки), гадюка Динника (Vipera dinniki) и птицы (кавказский улар, кавказский тетерев Lyrurus mlokosiewiczi, корольковый вьюрок Serinus pusillus, бородач Gypaetos barbatus, завирушка альпийская Laiscopus collaris, галка альпийская Pyrrhocorax graculus).

Индикаторными видами орнитофауны аридных ландшафтов среднегорной части Чечни выступают кеклик, конёк горный, сип белоголовый. Из числа пресмыкающихся индикаторами ландшафтов аридных котловин (нередко с каменистым, щебнистым или скальным субстратом) являются гадюка Лотиева, полосатая и прыткая ящерицы, полоз закавказский Elaphe hohenackeri hohenackeri и полоз оливковый (С. najadum najadum).

Своеобразным зооиндикатором наивысшей аридности климата в средне-горной и высокогорной полосе Чечни является скорпион кавказский, ареалы которого отвечают распространению полупустынно-степных ландшафтов.

Ценнейшим медико-географическим преимуществом Горной Чечни является то, что ее территория не входит в ареал вируса энцефалита. В низкогорной, среднегорной и высокогорной части Чечни практически не ощутимы комары. Наибольшие скопления комаров сосредоточены в территориально обособленных линейных и точечных ареалах на севере Горной Чечни (пойменные леса в долинах Терека и Сунжи, многоэтажная жилая застройка с неисправной водопроводной системой в населенных пунктах Чеченской равнины). В южной части Горной Чечни микроочагами для выплода комаров служат фрагментарные болотистые участки, места водопоев для скота и антропогенные выемки, заполненные прогреваемой солнцем стоячей водой. Полагаем, что полное отсутствие вируса энцефалита, локальное распространение и незначительное количество комаров являются важными зоогеографическими предпосылками для развития туризма и рекреации. Вместе с тем заметим, что в Горной Чечне зафиксировано немалое число видов иксодовых клещей, а на антропогенно измененных территориях (унавоженные стоянки крупного рогатого скота, кошары, сбитые пастбища, скотопрогонные тропы) обычны такие кровососущие насекомые как оводы и слепни.

Литература:

Анисимов П.С. Редкие и исчезающие позвоночные Чечено-Ингушской АССР и их охрана. Грозный, 1.

1989.

Батхиев А.М. Местная фауна (краткий обзор животного мира Чеченской Республики). Грозный, 2009.

2.

Гизатулин и др. Птицы Чечни и Ингушетии. Ставрополь, 2001.

3.

Лотиев К.Ю. Видовой и подвидовой состав пресмыкающихся на территории Чеченской Республики.

4.

Магас, 2003.

Рыжиков В.В., Самарский П.С. и др. Природа Чечено-Ингушетии, ее охрана. Грозный, 1991.

5.

Точиев Т.Ю. Териогеография Чечено-Ингушетии. Нальчик,1987.

6.

–  –  –

Одной из актуальнейших задач современной ихтиологии является оценка и прогнозирование состояния популяций рыб в условиях интенсивного нарастания антропогенного влияния на водные экосистемы (Решетников, 1980).

Ключевые слова: миграции, ручей, молодь, щука, антропогенный фактор, экосистема, родниковый ручей.

Родниковый ручей (Шовда, Черная речка) имеет равнинное происхождение и территориально относится к водосбору реки Аргун. Свое начало этот родниковый ручей берет в Джалкинском лесу на участке выхода грунтовых вод. Надо отметить, что по мере продвижения от истока к устью происходит нарастание русловой мощности данного ручья, из-за постоянного выхода грунтовых вод в русле ручьев в виде родников.

Протяженность родникового ручья Джалкинского леса более 10 км и впадает он в р. Джалку. Дебет, температура и скорость этого водотока в течение года относительно постоянны. У истока этого водоема имеется водозабор с насосной станцией, которая качает воду для питья для городов Аргун и Гудермес. Вода в ручье чистая, холодная и прозрачная, среднегодовая температура 4–6°С. Скорость течения невысокая 0,4–0,5м/с, бассейн этого ручья характеризуется значительной залесенностью и частичной заболоченностью некоторых участков. Проведенные на этом водотоке исследования позволили нам заключить, что этот ручей вполне может быть вовлечен в рыбохозяйственный оборот республики и сыграет значительную роль в развитии форелеводства. Грунт на большом протяжении галечно-песчаный, при снижении скоростей течения и образовании плесовых участков появляются илистые грунты. С давних времен данный родниковый ручей имеет статус «форелевой речки», здесь обитает ручьевая форель (Salmo trutta ciscaucasicus morpha fario.Dorofeeva, 1967),. В сезон весеннего нерестового хода здесь также отмечены предкавказская кумжа Salmo tritta ciscaucasicus Dorofeeva, 1967, шемая каспийская (Chlcalburnus chalcoides chalcoides, Gueldenstadt, 1772), кутум (Rutilus frisii kutum, Kamensky, 1901).

В настоящее время данный ручей испытывает сильнейшую нагрузку со стороны рыбаков – любителей, добывающих молодь форели крючковыми снастями, и от изменений, происшедших в русле этого водоема из-за небольших плотин в двух, трех участках, которые сильно замедлили скорость течения на довольно больших участках по профилю ручья и образовали соответственно длинные запруды. Зарегулирование этих участков родникового ручья привели к негативным изменениям в рыбном населении данного водоема. Изменения экологических условий этого водоема под воздействием антропогенного фактора привели к появлению здесь щук, которые наносят огромный ущерб молоди форели при анадромных и катадромных миграциях, когда она пересекает запруженные участки этого водотока. В желудках двух пойманных щук нами были обнаружены мальки форелей. Обыкновенная щука (Esox Linnaeus, 1758) относится к лимнофильным видам рыб и предпочитает вести охоту из засады, затаившись в прибрежных водорослях медленно текущих или стоячих водоемов.

Выше описанные изменения, происшедшие в исследуемом ручье, привели к тому, что некоторые участки этого ручья подошли для жизнедеятельности щуки, но вместе с тем имеют отрицательное, губительное воздействие на исконного обитателя этого водоема – ручьевой форели.

В настоящее время необходимо принятие мер по сохранению этого Агротехнологические науки. 2015 «краснокнижного» вида рыбы и водоема, в котором он обитает в первозданном виде.

Необдуманные действия, изменившие данный водоток и русло ручья, привели к вышеописанным негативным явлениям. Непринятие соответствующих мер по восстановлению этого ручья приведет к нарушению баланса в данной экосистеме.

Рис. Карта-схема родниковых ручьев окрестности г. Аргун. 1 – участок загрязнения родникового ручья нефтью;

# – участки сбора материала; h – высота над уровнем моря

Литература:

Агроклиматические ресурсы 1.

Кабардино-Балкарской, Северо-Осетинской и Чечено-Ингушской АССР. Л.: Гидрометеоиздат, 1980.

270. С. 86.

Агроклиматический справочник по Чечено-Ингушской АССР. Грозный: Чечено-Ингушское книжное 2.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |



Похожие работы:

«2 СОДЕРЖАНИЕ Приветствие руководителя УФССП России по Республике Татарстан – главного судебного пристава Республики Татарстан Р.М. Ильясова.. Из истории службы судебных приставов. 3-4 Поздравление юбиляру. Декада пожилых людей А жизнь продолжается.. 6-7 Спасибо за то, что вы есть.. 8 Совмещаем полезное с приятным. 9-10 Золотой фонд Службы Наш первый учитель.. 11-12 Мой папа.. 13 Во главе коллектива.. 14 Листая страницы истории.. 15 Слово о коллеге.. 16-17 Ветераны в строю. Спортивная...»

«История решений: 1904-1 (Учебно-методический комплекс) Роль Пользователь Решение Дата Комментарий Оповещены Подписант Лазутина Дарья Утвердить 05.06.2015 Васильевна 17:59 Согласующий Личева Людмила Согласовать 05.06.2015 Алалыкин Леонидовна 11:00 Александр Валерьевич Системная Автоматическое 04.06.2015 Симонова учетная запись напоминание о 16:53 Людмила задержке Михайловна документа на Личева Людмила этапе Леонидовна Дерябина Ольга Владимировна Беседина Марина Александровна Бахтеева Людмила...»

«История решений: 1902-1 (Учебно-методический комплекс) Роль Пользователь Решение Дата Комментарий Оповещены Подписант Лазутина Дарья Утвердить 05.06.2015 Васильевна 17:58 Согласующий Личева Людмила Согласовать Алалыкин 05.06.2015 Леонидовна Александр 11:05 Валерьевич Системная Автоматическое Симонова 04.06.2015 учетная запись напоминание о Людмила 16:53 задержке Михайловна документа на Личева Людмила этапе Леонидовна Дерябина Ольга Владимировна Беседина Марина Александровна Бахтеева Людмила...»

«Фотоотчет участников историко-краеведческого и генеалогического форума немцев Поволжья об открытии историко-культурного центра в селе Зоркино (бывшей немецкой колонии Цюрих) Марксовского района Саратовской области 3 октября 2015 г. Копирование, тиражирование, цитирование, распространение по сети Интернет и прочее использование, кроме ознакомительного просмотра, допускается только с письменного разрешения обладателя прав. Alle Rechte vorbehalten. Kopieren, Vervielfltigen, Zitieren, Verbreitung...»

«ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ОСНОВА ДОСТОИНСТВА ЛИЧНОСТИ А.В. Залевский, Н.Н. Епифанова Энгельсский технологический институт (филиал) СГТУ имени Гагарина Ю.А. Понятие образования – весьма сложное и многоаспектное. В Законе Российской Федерации об образовании оно определяется как «целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества и государства» и трактуется как воспитание в широком педагогическом смысле. В образовательном процессе происходит усвоение человеком...»

«История решений: 1903-1 (Учебно-методический комплекс) Роль Пользователь Решение Дата Комментарий Оповещены Подписант Лазутина Дарья Утвердить 05.06.2015 Васильевна 17:59 Согласующий Личева Людмила Согласовать Алалыкин 05.06.2015 Леонидовна Александр 11:01 Валерьевич Системная Автоматическое Симонова 04.06.2015 учетная запись напоминание о Людмила 16:53 задержке Михайловна документа на Личева Людмила этапе Леонидовна Дерябина Ольга Владимировна Беседина Марина Александровна Бахтеева Людмила...»





 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.