WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


«Трут В.П. © Доктор исторических наук, профессор, кафедра Отечественной истории Южного федерального университета ...»

Трут В.П. ©

Доктор исторических наук, профессор, кафедра Отечественной истории

Южного федерального университета

СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЙ ДОГОВОР О ДРУЖБЕ И ГРАНИЦЕ 1939 ГОДА

Аннотация

В статье рассматриваются дискуссионные вопросы советско-германского договора

о дружбе и границе 1939 года, анализируется его основное содержание и специфические

особенности. Особое внимание уделено анализу целей и задач советского руководства во

взаимоотношениях с Германией в данный период времени.

Ключевые слова: историография, внешняя политика СССР, советско-германские отношения, советско-германский договора о дружбе и границе.

Keywords: Historiography, USSR foreign policy, German-Soviet relationships, The Soviet-German Treaty of friendship and border Treaty of Non-Aggression between Germany and the USSR.

Объективного и всестороннего научного анализа заслуживают многие важные проблемы кануна Второй мировой войны, практически непрекращающиеся научные дискуссии о которых идут в отечественной и зарубежной историографии на протяжении более семи десятилетий. Центральной среди них является проблема советской внешней политики накануне Второй мировой войны, особенно советско-германских договоров 1939г.



В тоже самое время совершенно очевидно, что общее рассмотрении и конкретный анализ данных договоров, целей и задач, которых преследовало советское руководство при их подписании, содержание договоров и прилагаемых к ним протоколов, а также обусловленных ими позитивных и негативных последствий для СССР в тогдашней краткосрочной и долгосрочной перспективах, невозможны без всестороннего и обстоятельно анализа как состояния всей международной обстановки конца 1930-х годов, так и непосредственно крайне сложных и далеко неоднозначных проблем, стоявших перед нашей страной в тот чрезвычайно важный, можно сказать переломный для судеб мира период времени. [10, 277].

В отечественной и зарубежной историографии присутствуют различные подходы к исследованию и самые разнообразные оценочные суждения причин заключения советским руководством советско-германского договора о дружбе и границе 1939 года, которые условно можно разделить на три типа, а именно: обвинение и осуждение действий руководства СССР, моральное оправдание и обоснование этих действий, попытка абстрагироваться от оценки действий в моральном отношении и проводить исследование, исходя из логики международной обстановки в конкретный исторический период.

Рассматривая советско-германский договор о дружбе и границе 1939 года, необходимо анализировать два принципиально важных аспекта - сложившуюся международную обстановку, внешнеполитическую деятельность ведущих, прежде всего европейских, стран, её конкретное содержание, текущие и перспективные последствия, а также цели советской внешней политики, призванной обеспечить реализацию национальногосударственных интересов СССР в тот период времени. [11,301].

Ключевой предпосылкой Второй мировой войны в отечественной историографии традиционно считалось Мюнхенское соглашение о разделе Чехословакии и вся так называемая «политика умиротворения» Германии ведущими западными странами, прежде всего Англией и Францией. В современной историографии ряд историков, как отечественных, так и зарубежных, занимающих резко негативную позицию в отношении оценки политики СССР этого периода, предпочитают не упоминать, либо упоминают ©Трут В.П., 2013 г.

вскользь Мюнхенское соглашение и печально известную политику умиротворения Англии и Франции. Идет во многом целенаправленное смещение фокуса рассмотрения европейской политики данного периода времени, неправомерно увеличивается роль в ней одних стран и целенаправленно преуменьшается значение и последствия действий других государств. В результате в современном историческом дискурсе главными действующими странами на европейской международной арене накануне Второй мировой войны во многом абсолютно неоправданно стали СССР и Германия. Рассматривая проблемы развития международной ситуации накануне войны, анализируя основные направления и противоречия внешней политики ведущих европейских государств в то время, многие отечественные и зарубежные историки приходят к совершенно иным выводам. Так Н.А. Нарочницкая совершенно справедливо указывает, что Мюнхенское соглашение не только разрушило послеверсальскую систему международных отношений, но стало началом захватов и полного передела Европы [15]. С данным заключением можно полностью согласиться.

Поэтому характеризовать советско-германский договор о дружбе и границе сентября 1939г., как впрочем, и советско-германский договор о ненападении вместе с его секретными приложениями, как разрушавший существовавшую систему международных отношений, нарушавший нормы международного права, представляется совершенно несправедливым.

Более того, само смещение центра внимания с решений Мюнхенской конференции в сторону советско-германских договоров 1939г. представляется искусственно заданным и крайне тенденциозным. Такой подход является очевидным следствием конкретного политического заказа, очень далёкого от научного исторического исследования.

В современной отечественной историографии советско-германский договор о дружбе и границе от 28 сентября 1939 г. оценивается, в основном, достаточно однозначно и весьма критически. Заключая данный договор, Советский Союз, как считает ряд исследователей, якобы нарушил свой нейтралитет [3,14-15; 4,110-129]. Более того, некоторые авторы без каких-либо должных оснований, что, заключив пакт о ненападении в преддверии германопольской войны, СССР поддержал агрессивные устремления Германии и вовсе не был нейтрален, оказывал содействие Германии. [8,19; 5,48-49].





Другие историки, наоборот, аргументировано доказывают, что установление границы по "линии Керзона", получение СССР Западной Украины и Западной Белоруссии, свободы рук в Прибалтике и создание предела германской экспансии на Востоке Европы [1,133-135;

4,110-129].

Характеризуя отношение английского и французского правительств к вступлению советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию, известный исследователь В.Я.

Сиполс, отмечая резко антисоветскую реакцию англо-французской прессы, однозначно и совершенно справедливо отметил, что правительственные круги Англии и Франции отнеслись к этим событиям, учитывая их антигерманскую направленность, в целом спокойно [6,131-132, 139]. Более того, на Западе многие считали, что СССР не участвовал в разделе Польши, так как западные районы Украины и Белоруссии не являлись польскими территориями и проблема восстановления Польши была связана только с Германией, соответственно Англия и Франция посоветовали польскому руководству не объявлять войну СССР [2,129]. Красноречивым примером в данном плане может служить и точка зрения по данному вопросу такого «заклятого друга» Советского Союза, как Уинстона Черчилля. Так 1 октября 1939 г. У. Черчилль, в то время первый лорд адмиралтейства (военно-морской министр), выступая по радио, сделал важное заявление: «То, что русские армии должны были находиться на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России. Во всяком случае, позиции заняты и создан Восточный фронт, на который Германия не осмеливается напасть». [7, 205].

Советско-германский договор о дружбе и границе затрагивал вопросы урегулирования территориального размежевания между СССР и Германией в 1939 году и связан с присоединением к Советскому Союзу Западной Украины и Западной Белоруссии.

28 сентября 1939 г. СССР и Германия заключили договор «О дружбе и границе». Его подписали германский министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп, он прибыл в Москву 27 сентября, а советской стороны - народный комиссар по иностранным делам СССР В. М. Молотов. В переговорах по вопросу о заключении германо-советского соглашения также приняли участие И.В.Сталин, советский полпред в Германии А. А. Шкварцев, а со стороны Третьего рейха - германский посол в СССР Фридрих-Вернер фон дер Шуленбург.

Согласно договору «О дружбе и границе», советское и германское правительства, после распада бывшего Польского государства, рассматривали исключительно как свою задачу вопросы по восстановлению мира и порядка на этой территории и обеспечения народам, живущим там, мирного существования, соответствующее их национальным особенностям.

Примечательно, что в первой статье договора было указано, что «Правительство СССР и Германское Правительство устанавливают в качестве границы между обоюдными государственными интересами на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе (Подчёркнуто нами.- В.Т.). Таким образом, линия советскогерманской границе не являлась каким-то секретом, она показывалась на прилагаемой к договору карте, которая, в свою очередь, как и сам договор, открыто была опубликована в советской и германской печати.

К договору прилагалось несколько дополнительных протоколов. Конфиденциальный протокол определял порядок произведения обмена советскими и германскими гражданами между обеими частями расчлененной Польши. Два секретных протокола корректировали зоны «сфер интересов» в Восточной Европе в связи с разделом Польского государства и предстоящих «специальных мерах на литовской территории для защиты интересов советской стороны» (Литва отошла в сферу влияния Советского Союза в обмен на польские земли к востоку от Вислы, отошедшие к Германии). Кроме договора были подписаны конфиденциальный протокол о переселении немцев, проживающих в сфере советских интересов, в Германию, а украинцев и белорусов, проживающих в сфере германских интересов, в СССР, и два секретных дополнительных протокола. В одном из них стороны брали на себя обязательства не допускать "никакой польской агитации" и сотрудничать в деле пресечения подобной агитации. В соответствии с другим протоколом, Литва отходила в сферу интересов СССР в обмен на Люблинское и часть Варшавского воеводства, передававшихся Германии. После же принятия советским правительством мер по обеспечению своих интересов в Литве часть литовской территории на юго-западе страны должна была отойти к Германии [12, 586-587].

Крайне важно отметить, что границу СССР установили примерно по так называемой «линии Керзона», рекомендованной в 1919 г. Верховным советом Антанты в качестве восточной границы Польши [9,50].

Бывший в то время Верховым комиссаром Антанты лорд Керзон далеко не случайно предложил эту границу между Советской Россией и Польшей – именно такая предложенная им линия границы между двумя странами основывалась на линии этнического размежевания украинце и белорусов с одной стороны, и поляков с другой. Весьма примечательно, что линию Керзона в свое время безоговорочно признавали Англия, Франция, США и непосредственно сама Польша.

Позднее, 4 октября, в Москве был подписан протокол с описанием границы от р.

Игорка до Ужокского перевала[12, 94-97; 13, 154-157].

15 декабря 1939г. газета «Правда» опубликовала сообщение ТАСС о том, что « 14 декабря в 12 часов дня в Берлине полномочный представитель СССР в Германии тов.

Щкварцев и германский министр иностранных дел фон Риббентроп обменялись грамотами о ратификации советско-германского договора о дружбе и границе между СССР и Германией, подписанного 28-го сентября 1939 г. в Москве» [14].

Таким образом, в самом конце 1930-х годов Советский Союз находился в крайне сложной, отчасти даже чрезвычайной ситуации, во многом обусловленной целенаправленной внешнеполитической деятельностью ведущих европейских стран. Так накануне и после печально известной Мюнхенской конференции СССР стараниями тогдашних руководителе Англии, Германии, Франции, Италии и их союзников из числа европейских государств «второго эшелона» был искусственно поставлен в ситуацию фактической международной изоляции, причём изоляции в очевидном враждебном окружении. Дальнейшие перспективы развития международной ситуации для него в условиях нарастания межгосударственных противоречий, дальнейших аннексионистских требований Германии и продолжавшейся политики её «умиротворения» со стороны западных стран, подтверждением чего зримо служили англо-германское и франко-германское соглашения 1938г. и другие договоры, представлялись крайне серьёзными, во многом непредсказуемыми как в общеполитическом, так даже и в военном отношениях. И это притом, что в то же самое время на дальневосточном направлении в самой непосредственной близости от советских границ разрастался масштабный военно-политический кризис. Нельзя забывать, что состоявшиеся в Москве в 1939г. советско-германские переговоры и достигнутые на них договорённости, включая и секретные протоколы, что, кстати, было совершенно в общем духе того времени и в реальной практике многих межгосударственных соглашений, проходили в буквальном смысле слова под гром орудий – в районе реки ХалхинГол шли очень серьёзны и достаточно масштабные сражения советско-монгольских и японских войск. Дальнейшие перспективы развития событий на дальневосточных рубежах страны были во многом неясны и вызывали большую и совершенно оправданную озабоченность советского руководства. В такой ситуации советское руководство в своей внешнеполитической деятельности вынуждено было строго и последовательно исходить из своих национально-государственных интересов, действовать целенаправленно и сугубо прагматично.

Исходя же из норм международного права, существующего в тот период, действия СССР противоправными не были, и обвинения Польши носят скорее эмоциональный, а не правовой характер. Советско-германский договор о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года, не нарушал нормы действовавшего международного права, несмотря на желание ряда современных политиков и историков утверждать обратное. Если бы была возможность усмотреть подобные нарушения в действиях СССР, США и западные страны давно бы этим воспользовались за сорок лет «холодной войны».

Советский Союз имел право прибегнуть к силовым действиям для устранения внешней угрозы согласно существовавшей в 1939 году международной правовой норме – «праву на самопомощь», так как Польша после разгрома Германией уже не могла гарантировать исполнение обязательств по сохранению нейтралитета согласно советскопольским договоренностям.

Литература

-Монографии:

1. Волков С.В., Емельянов Ю.В. До и после секретных протоколов. М., 1990.

2. Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. М., 2000.

3. Орлов А.С.СССР – Германия: август 1939-июнь 1941г.М., 1991.

4. Розанов Г.Л. Сталин-Гитлер: Документальный очерк советско-германских дипломатических отношений, 1939-1941гг.М., 1991.

5. Семиряга М.И. Тайны сталинской дипломатии. М., 1992.

6. Сиполс В.Я. Тайны дипломатические. М., 1997.

7. Черчилль У. Вторая мировая война. Т.1.М., 191.

- Статьи из журналов и сборников:

8. В.М.Бережков - Просчёт Сталина.// Международная жизнь.-1989.-.№8.- С.19.

9. О.А.Ржешевский -Международное положение и основные векторы советской внешней политики накануне Великой Отечественной войныю // Великая Победа : многотомное продолжающееся издание / под общ. ред. С. Е. Нарышкина, акад. А. В. Торкунова; Моск. гос. ин-т междунар.

отношений (ун-т) МИД России. -Т.2.-Вставай, страна огромная. - Книга четвертая. Перед германским нападением.- М.: МГИМО — Университет, 2013.- С.50.

10. В.П.Трут-Актуальные проблемы Второй мировой и Великой Отечественной войн в вузовских учебниках истории: состояние и перспективы.// Великая Победа: многотомное продолжающееся издание / под. ред. С.Е.Нарышкина, А.В.Торкунова.-Том.VIII.-Книга 25.-М.:

МГИМО-Университет, 2011.-С.272.

11. В.П. Трут-Место и роль исторических исследований по актуальным проблемам отечественной истории в обеспечении национальной безопасности России (на примере проблемы советскогерманского договора о ненападении 1939 года).// Проблемы национальной безопасности России:

уроки истории и вызовы современности. К 70-летию битвы за Кавказ в годы Великой Отечественной войны.-Материалы Международной научно-просветительской конференции.

(г.Адлер, 24-28 мая 2013 г.). Краснодар: «Традиция», 2013-С.301.

Источники.

12. 1941 год. Документы. Автор сост. Л.Е.Решин и др. В двух книгах. Кн.2.М.,1998.

13. Документы внешней политики. 1939 г. Сентябрь-декабрь. Т.. XXII. Кн 2.М.,1992.

14. «Правда».- № 345 (8030).- 15 декабря 1939 г.

- Электронные ресурсы (Ресурсы Интернет):

15. Нарочницкая Н.А., Фалин В.М. Партитура Второй мировой. Кто и когда начал войну? : сб. ст. / ред.: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.x-libri.ru/elib/narch000/ index.htm

- Материалы конференций, совещаний, семинаров:

Проблемы национальной безопасности России: уроки истории и вызовы современности. К 70-летию битвы за Кавказ в годы Великой Отечественной войны.- Материалы Международной науч. просв.конф., 24-28 мая 2013 г. -Краснодар: «Традиция», 2013.-376с.



Похожие работы:

«Henker г. © 1995 В.А. Головина IфВ: ЗЕМЕЛЬНАЯ АРЕНДА В ЕГИПТЕ ЭПОХИ РАННЕГО СРЕДНЕГО ЦАРСТВА арактер наших представлений о ранней древнеегипетской аграрной истории обу­ Х словлен специфичностью информации, поставляемой соответствующими источниками: последние, с одной стороны, едва ли не раньше и лучше, чем где бы то ни было на древнем Востоке, способны воссоздать сам процесс, так сказать, прак­ тического земледелия, с другой, оставляют дольше, чем где-либо, неочевидными как многие формы его...»

«ПЕДАГОГИКА И ПСИХОЛОГИЯ УДК 9(с)22:214.3 ББК63.3(2Рос=Рус)612:86.16 Яшина Марина Анатольевна аспирант кафедра истории, культурологии, социологии и права Челябинский государственный педагогический университет г.Челябинск Yashina Marina Anatolievna Post-graduate Chair of History, Culturology, Sociology and Law Chelyabinsk State Pedagogical University Chelyabinsk Антирелигиозные образование и воспитание в СССР в 1920-годы: уроки истории и современность Antireligious Education and Upbringing in the...»

«Папа Пий XII Sacro vergente anno Апостольское послание Папы Пия XII к народам России 7 июля 1952 г. Pius PP XII Episcopus Romanus, Vicarius Christi, Successor principis apostolorum, Caput universalis ecclesiae, Pontifex Maximus, Patriarcha Occidentis, Primatus Italiae, Archiepiscopus ac metropolitanus provinciae ecclesiasticae Romanae, Princeps sui iuris civitatis Vaticanae, Servus Servorum Dei. Возлюбленным народам России привет и мир в Господе! Между тем как святой год клонился к своему...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» А.Н.НЕЧУХРИН ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РОССИЙСКОЙ ПОЗИТИВИСТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ (80-е гг. ХIХ в. – 1917 г.) Монография Гродно 2003 УДК 94 ББК 63.3 Н59 Рецензенты: профессор, доктор философских наук У.Д.Розенфельд; доктор политических наук, доцент В.Н.Ватыль. Рекомендовано советом исторического факультета ГрГУ им. Я.Купалы. Нечухрин А.Н....»

«Скоробогатов Андрей Михайлович ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РАННЕГО ЭНЕОЛИТА ДОНСКОЙ ЛЕСОСТЕПИ Статья посвящена истории исследования начала эпохи палеометалла (ранний энеолит) на территории Донской лесостепи. В работе дается характеристика основных концепций о первоначальном расселении раннеэнеолитического населения в бассейне Верхнего и Среднего Дона. Адрес статьи: www.gramota.net/materials/3/2011/2-3/48.html Источник Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и...»

«Владислав Блантон Соня Гачик Николай Ли-Вундерлих Диана Хофланд Натаниэль Флэг с Анной Яценко эссе по русской истории Рид колледж RUSSIAN 300 РУССКИЙ ЯЗЫК КУРС ПОВЫШЕННОЙ ТРУДНОСТИ ОСЕНЬ 2008 Дорогие читатели! У вас в руках первый номер студенческого журнала «Минувшие дни». В журнале опубликованы работы студентов 3-его курса русского языка в Рид-колледже (Портленд). В этом году 3-ий курс посвящен российской истории. Студенты читают, пишут и говорят об истории России по-русски. История России —...»

«Н. А. Почешхов ИСТОРИОГРАФИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ: РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ По мере развития исторического знания периодически возникает потребность в переосмыслении исторических явлений и процессов. Связано это со стремлением теоретически осмыслить традиционно сложившиеся подходы на основе новых документальных материалов, повысить информационную отдачу введенных в научный оборот источников, переосмыслить общую методологию исторического исследования. Выход из так называемых кризисных явлений в...»

«Бари Айслър Рейн-сан: Реквием за един убиец На Оуен, Рейчъл и Санди, с любов Бележка на автора Местата в Бали, Париж, Сайгон, Токио, Лос Анджелис, Калифорнийския залив, Ню Йорк, Сингапур, Ротердам и Амстердам в тази книга са описани така, както съм ги видял. Несмъртоносната милиметрова вълнова технология, която Рейн и Боаз използват в Сингапур, съществува, но не знам дали вече има преносими устройства и дали вълните могат да минават през стени, както се случва в книгата. 1. Джим Хилгър и...»



 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.