WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Собираем камушки 5 Фёдор Лукьянов Амбиции и их пределы Сильное государство: теория и практика в XXI веке 8 Андрей ...»

-- [ Страница 1 ] --

МАРТ – АПРЕЛЬ • 2015

ТОМ XIII

СПЕЦВЫПУСК

Собираем камушки 5

Фёдор Лукьянов

Амбиции и их пределы

Сильное государство: теория и практика в XXI веке 8

Андрей Цыганков

Государствам необходим институционально сложившийся механизм взаимодействия с обществом. Он обеспечит сверку сформулированного элитами курса развития и предохранит от перекоса в сторону удовлетворения амбиций политического класса.

Зачем нужны «национальные интересы»? 19 Михаил Троицкий Воплощая в себе мудрость более высокого порядка, чем потребности лидеров или партий в переизбрании, национальные интересы должны прежде всего дисциплинировать политиков, накладывая заметные ограничения на их свободу действий.

Далеко ходить не надо? 29 Андрей Фролов Либо у России отсутствуют национальные интересы, простирающихся за пределы ближнего зарубежья, находящегося в досягаемости имеющихся типов военной техники, либо их невозможно действенно и независимо защищать своими силами.

притяжение Азии Неравнобедренный треугольник Дмитрий Новиков 40 Увеличение роли российского фактора в китайско-американских отношениях и в АТР возможно за счет использования комплекса разногласий между Вашингтоном и Пекином, и их трансформации из субъективных в объективные.

Как сдержать Китай Эндрю Крепиневич 54 Некоторые полагали, что с ростом военной мощи китайские руководители почувствуют себя более защищенными и их поведение станет более сдержанным. Но более вероятным кажется совершенно иной сценарий.

Содержание Будущее Центральной Евразии 64 Подъем Центральной Евразии должен быть одной из трех составляющих новой глобальной стратегии России, наряду с отношениями с Европой и уже начавшимся поворотом к тихоокеанской Азии.

прощАние с европой?

Европеизм в эпоху кризиса 76 Владимир Лукин Дискуссия о «европейскости» и «евразийстве» России ведется давно. И на самом деле речь идет о спорах между европейцами в России и за ее пределами о степени общего и особенного в концепции европеизма.

Последствия раскола между Россией и Западом 89 Тома Гомар Амбиции западных лидеров не простираются далее сохранения привычного для них миропорядка, ослабленного вследствие их собственных ошибок или внешних вызовов. Россия же стремится переконфигурировать мировое пространство.

дАйте другой глобус Обновление себя и мира 104 Михаил Коростиков БРИКС даёт России шанс уйти от затягивающего все глубже украинского омута, занявшись интеллектуальным обновлением себя посредством обновления мира. Поле для работы огромно.

«Большая семерка» и БРИКС в мире после Крыма 116 Оливер Стункель Отказ БРИКС присоединиться к Западу и обеспечить изоляцию России можно считать победой Кремля. Но в целом страны объединения будут поддерживать Москву постольку, поскольку это не затрагивает их отношений с Западом.

соседняя держАвА Вернуть Украину 128 Эдуард Понарин, Борис Соколов Усугубляющиеся трудности будут усиливать рессентимент украинцев против Запада и недоверие и даже ненависть к собственным политическим элитам. Россия должна воспользоваться грядущим разочарованием общества в украинском национализме и проевропейском либерализме.

–  –  –

Украина: сценарий полураспада 153 Алексей Славич-Приступа В ближайшие три-пять лет наиболее вероятный вариант политического устройства Украины – мозаика практически самостоятельных автономий, номинально объединенных в единое государство.

Такой компромисс приемлем для основных акторов.

КузницА новых грАждАн Крах мультикультурализма 162 Кенан Малик Тридцать лет назад многие европейцы считали ответом на социальные проблемы Европы мультикультурализм – идеи инклюзивного, многообразного общества. Сегодня все больше людей полагают, что в них – причина неурядиц.

Новое великое переселение 180 Андрей Коробков Специфика российской ситуации связана с относительной новизной проблемы масштабной иммиграции, институциональной и психологической неготовностью государства и общества к притоку большого количества инокультурных мигрантов.

–  –  –

Фёдор Лукьянов С чувством глубокого удовлетворе- необратимыми и считает, что через ния, как было принято говорить во некоторое время острота их восвремена, не столь отдаленные, могу приятия в России начнет снижаться.

Алексей Славич-Приступа выдвиконстатировать, что специальный проект по национальным интересам гает компромиссную версию – укранабирает обороты. Интерес к теме инское государство уже вступило на объясним. После геополитических путь стихийной децентрализации, и идейных бурь прошлого года на- так что в рамках одной страны смоступает неизбежное затишье, когда гут сосуществовать совершенно развсем нужно время на осмысление. ные установки.

Андрей Цыганков подходит к События попали в «яблочко», всколыхнув весь комплекс вопросов, свя- теме приоритетов с теоретических занных и с самоидентификацией, и с позиций, разбирая различные типы приоритетам внешней политики, и с государства и моделируя его российобостренным восприятием проблем скую разновидность. Из характера безопасности. В таком контексте про- государственности, определяемого блематика национальных интересов культурно-историческими особенвыглядит более чем естественной. ностями, вытекает и трактовка интересов. Михаил Троицкий развиБудущее Украины волнует и российское общество, и истеблишмент. вает дискуссию, начатую в прошлом Именно эта тема сегодня, наверное, номере, о роли государственных самый важный индикатор того, как институтов в реализации национация понимает свои интересы, из нальных интересов. По его мнению, чего она исходит в их формулирова- основная функция госаппарата – нии. Отношения двух стран никогда быть фильтром, прежде всего исхоне будут такими, как прежде, но и дить из необходимости умеренности и самоограничения. Андрей Фролов необратимость обоюдного расхождения неясна. Эдуард Понарин и затрагивает конкретный аспект – наБорис Соколов предсказывают, что сколько военно-техническое обена фоне социально-экономического спечение позволяет проецировать провала западного и националисти- национальные интересы за рубежом.

ческого проекта на Украине у России По его мнению, состояние материесть шанс значительно укрепить там альной базы заведомо ограничивает позиции. Владимир Брутер полага- сферу реализации интересов сопреет случившиеся у соседей перемены дельными странами.

ТОМ 13 • МАРТ – АПРЕЛЬ • сПЕцвыПуск • 2015 Фёдор Лукьянов Владимир Лукин размышляет о Дмитрий Новиков размышляет о России и Европе – извечной теме нише, которую может занять Россия споров отечественных интеллекту- в комбинации все более запутанных алов, неизбывно приводящих к во- связей США и КНР. С его точки зрепросу «кто мы?». Автор уверен, что ния, выработка позиции в отношесворачивать с европейского пути нии этого международного «узла» – наша страна не может, не хочет и едва ли не самое главное для Москвы в ближайшие десятилетия. Эндрю не будет. Да и дебаты западников Крепиневич иллюстрирует суть наи евразийцев всегда велись в европейском понятийном поле. Но растающего американо-китайского исторические декорации, в которых противостояния, подробно описыразыгрывается сегодня эта пьеса, вая способы военно-морского сдерменяются. Теперь подмостками яв- живания Пекина.

Андрей Коробков и Кенан Маляется вся большая Евразия, некоглик с разных сторон подходят к да периферийная по отношению к своей западной оконечности, а те- одному из главных процессов соперь выходящая на авансцену и от- временного мира и одновременно тесняющая собственно Европу все мощному фактору неопределенности глубже к кулисам. Об этом подроб- для очень многих стран – масштабно размышляют составители докла- ным перемещениям масс людей, кода Валдайского клуба, сжатую вер- торые меняют экономику, политику сию которого мы публикуем. Тома и самовосприятие наций. Миграция Гомар смотрит на российско-запад- неостановима, однако государства, ный конфликт «с другого берега» и принимающие потоки, так и не выопасается, что начавшееся расхож- работали эффективного ответа на дение может стать фатальным для вызов меняющихся в культурно-этобеих сторон. ническом смысле обществ. Помимо Наши авторы ищут для России и всего прочего – иммигранты образуболее широкий горизонт, вглядыва- ют сообщества, которые постепенно ясь в БРИКС. По мнению Михаила тоже начинают воздействовать на Коростикова, это сообщество – спо- выработку национальных приоритетов. Екатерина Деминцева изучает соб сохранить глобальный подход, самоощущение по-настоящему ве- жизнь «новых москвичей» – переликой державы, которое сужается селенцев из Центральной Азии, копо мере погружения Москвы в му- торые в перспективе могут стать и чительные постсоветские пробле- новыми гражданами России с соотмы. Оливер Стункель поддерживает ветствующим правами.

точку зрения о значимости объеди- В следующем специальном выпунения, однако предупреждает, что от ске мы продолжим «познавать слона него не надо ждать консолидирован- наощупь», согласно древней притче, ной антизападной позиции, и под- или, пользуясь другой метафорой, держка России в этом вопросе будет собирать из разноцветных камушков очень скромной. мозаику национальных интересов.

–  –  –

С о второй половины 2008 г. мир вступил в новую полосу развития. Глобальный финансовый кризис и военный конфликт России с Грузией подвели черту под эпохой после холодной войны, связанной с политическим, экономическим и военным господством Соединенных Штатов. Система, в которой стабильность, мир и развитие в основном обеспечивались из единого центра, прекратила существование.

Направление и результаты нового переходного периода пока неясны, в связи с чем аналитики продолжают пользоваться в определении характера нового мира приставкой «пост», нередко именуя его постамериканским или постзападным. Вместе с тем он не стал и многополярным, поскольку не возникло ни новой военнополитической коалиции, ни многостороннего, институционально оформленного механизма принятия жизнеспособных решений.

Тенденции роста нестабильности делают большинство государств крайне уязвимыми перед лицом новых вызовов, подвергая их соблазну «простых» решений, связанных с замыканием вовнутрь и централизацией власти. Однако автаркия и национализм, как показал межвоенный опыт первой половины XX столеА.П. Цыганков – профессор международных отношений и политических наук, Калифорнийский университет, Сан-Франциско. Статья представляет собой сокращенную версию материала, написанного по заказу Валдайского клуба и опубликованного в серии «Валдайских записок» в мае 2015 года. Полный текст по-русски и по-английски со справочным аппаратом – http://valdaiclub.com/publication/

8 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

Сильное государство: теория и практика в XXI веке тия, не защищают от дестабилизации. Новые решения требуются не только в международных отношениях, но и в выстраивании ответственного административного механизма внутри страны.

Возрастает необходимость заново установить параметры и задачи эффективного государства. Способными к развитию окажутся лишь те, кто сможет правильно определить собственные возможности, соответствующие национальному опыту и положению в мировой системе. Остальные, как уже показал опыт «цветных»

революций, будут распадаться или балансировать на грани распада и слабости.

зАдАчи и модели госудАрствА Любое эффективное государство должно обеспечивать стране политическую стабильность, экономический рост и перспективу социального развития. Необходима способность мобилизовать ресурсы для решения поставленных задач. Однако помимо этого сильному или эффективному государству нужны элементы демократии, позволяющей осуществлять обратную связь между обществом и правящей элитой. При этом функции демократии не равнозначны функциям управляемости общества. Последние во многом осуществляются обеспечивающими порядок и стабильность государственными институтами. Эффективному государству требуется достаточная административная власть для противостояния как внешнему давлению, так и группам, лоббирующим специальные интересы. К последним относятся объединения, продвигающие интересы крупного бизнеса, этнических кланов или административно-силовых структур. Демократические процедуры могут и должны быть использованы для противостояния такого рода лоббированию и для определения приоритетов, отвечающих интересам широких слоев общества. В противном случае, как предупреждал еще Аристотель, государство способно либо превратиться в заложника олигархических групп, либо перестать быть управляемым.

Аспекты силы и эффективности государства различаются в зависимости от условий и уровня общественного развития. В разных обществах приоритет отдается разным задачам. Где-то уже достигнут высокий уровень социального и экономического ТОМ 13 • МАРТ – АПРЕЛЬ • сПЕцвыПуск • 2015 Андрей Цыганков развития и решены вопросы обеспечения внутренней и внешней безопасности, в других случаях развитие и безопасность входят в число важнейших направлений. Одни стремятся сохранить технологическое лидерство и высокий уровень социальной защиты, другие – высокие темпы экономического и демографического роста. Таким образом, можно заключить, что (1) сила или эффективность относительны ставящимся задачам; и (2) аспекты силы одного государства могут отсутствовать в другом.

Особую роль играют национальные традиции и положение в мире. Эти условия необходимо учитывать для понимания возможностей обеспечения стабильности и развития общества. Среди типов государств выделяются либеральное, социальное, а также государство развития или неомеркантилистское.

Пример либерального государства – США, возникшие на основе идеалов англо-саксонского малого (ограниченного по своим функциям) государства и оказавшиеся после Второй мировой войны в центре мировой экономической системы. Обеспечение центрального места потребовало координации и переплетения интересов крупного бизнеса и государства, создания мощной армии и военно-промышленного комплекса.

Либеральное государство вряд ли применимо в условиях (полу)периферийных обществ. Прежде всего оно стремится к сохранению глобального информационно-технологического превосходства за счет создания преимуществ для развития бизнеса как внутри, так и вне страны. Американская элита ориентирована на поддержание конкурентной среды, способствующей инновациям, и институтов глобальной открытости. При этом американские социальные программы значительно менее развиты, чем европейские, но достаточны для привлечения значительного притока иммигрантов.

Примеры социального государства нетрудно отыскать в Европе, где оно взросло на католических идеалах справедливости.

Во второй половине ХХ столетия такое государство не раз демонстрировало способность ограничивать амбиции крупного бизнеса прогрессивной налоговой политикой, выступать от имени многочисленного среднего класса и выстраивать приоритеты промышленного развития. Например, высокие темпы развития Франции и Германии в послевоенный период вплоть до 1970-х

10 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

Сильное государство: теория и практика в XXI веке гг. во многом были связаны со способностью вкладывать в «человеческий фактор» развития, связанный с улучшением качества жизни и программами переквалификации труда. Столь мощное распределительное государство стало возможным как благодаря центральному положению Европы в мировой экономической системе, так и в результате отсутствия амбиций содержать крупную армию и совершенствовать военные системы столь активно, как это делают Соединенные Штаты и Россия.

Китай – пример восточноазиатского государства развития неомеркантилистского типа, сформировавшегося на основе иерархичной конфуцианской традиции и периферийного положения в мировой системе. Периферийность продиктовала приоритет ускоренного развития, в то время как иерархичность политической культуры сделала возможным сохранение внутренней стабильности сверху. Последнее обеспечивается постепенным совершенствованием авторитарных механизмов правления и перераспределением внутреннего продукта от более развитых к менее развитым регионам. Так называемая восточноазиатская модель как раз и связана с формированием «развивающего» государства. Оно ставит долгосрочные цели, выделяет сектора экономического роста и интегрируется в мировую экономику на основе стратегии экспорто-ориентированного подъема. Успехи Китая последних тридцати лет трудно отделить от такого рода селективной открытости миру.

Незавидна участь государств со слабыми традициями внутренней консолидации, находящимися на периферии мировой экономики. Такое положение требует укрепления государства, способного ориентироваться на рост и развитие, но сплошь и рядом ведет к формированию политических систем, негодных для решения таких задач. В результате возникают либо государства слабые, плохо приспособленные для ответа на вызовы времени, либо – при наличии минеральных и энергетических ресурсов – паразитирующие. Последние, возможно, могли бы попытаться изменить положение дел сверху, но не имели к тому политической воли. Чаще всего они функционируют как государства элит, сросшихся с крупным и западным капиталом, коррумпированной бюрократии и слабого пассивного общества. Неэффективные параТОМ 13 • МАРТ – АПРЕЛЬ • сПЕцвыПуск • 2015 Андрей Цыганков зитические государства создают питательную среду для массовых протестов и революций, а отнюдь не роста и развития.

Таким образом, модели государства далеко не всегда переносимы на иную социальную почву. При этом у каждой из них имеются преимущества и недостатки, способные превращаться в свою противоположность. Например, в либеральном государстве относительно слабы социальные программы, что при определенных условиях создает конкурентную среду, способствующую росту и инновациям. Развитые механизмы сдержек и противовесов препятствуют централизации и узурпации власти, но зато, увы, создают тенденции к ее олигархизации и плутократизации. Например, власть крупного бизнеса и ВПК превратилась в серьезную проблему с точки зрения развития общества и выстраивания приоритетов, отвечающих интересам большинства нации. Слабостью государств развития по сравнению с социальными государствами является относительная политическая пассивность общества.

Это облегчает правящему классу задачу управления, но ослабляет механизмы обратной связи. Наконец, социальное государство относительно стабильно, но склонно к самозамкнутости, поскольку не поощряет конкурентоспособность и развитие, как это делают либеральные и неомеркантилистские системы.

Некоторые базовые экономические и социальные показатели обсуждаемых в данной работе моделей государства суммированы в таблице.

опыт и зАдАчи российсКого госудАрствА Российское государство исторически сложилось как отличное от перечисленных выше моделей. Православное по своим истокам, оно стремилось поддерживать справедливое распределение общественного продукта. В русское определение справедливости вкладывался прежде всего экономический смысл, уходящий корнями в понятие общинной справедливости, основания которой заложены со времени крещения Руси. В случае неспособности государя обеспечить такую справедливость народ нередко спасался бегством в отдаленные районы страны или организовывал сопротивление.

Положение России в мировой системе также отличается глубоким своеобразием. С петровских времен страна утвердилась в ка

–  –  –

США – либеральное государство; ФРГ – социальное государство; Китай – государство развития; Россия – государство безопасности и развития; Нигерия – слабое государство

Источники:

Экономический рост (%) = 2012–2014 (http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2014/update/01/);

Инновационность (место, 1 = наивысшее) (http://en.wikipedia.org/wiki/Bloomberg_Innovation_Quotient);

Социальные расходы (% ВВП) = 2012 (http://www.canadianbusiness.com/business-strategy/infographic-social-spending-by-country/);

Доля налогов (% ВВП) = 2013 (https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/ rankorder/2221rank.html?countryname=Russia&countrycode=rs®ionCode=cas&rank=157#rs);

Собираемость налогов (индекс) = 2003–2007 (http://www.qog.pol.gu.se/digitalAsse ts/1468/1468814_2013_20_ottervik.pdf); Военные расходы (% ВВП) = 2012–2013 (http://data.

worldbank.org/indicator/MS.MIL.XPND.GD.ZS);

Индекс государственности (10 = наивысший) = 2006 http://www.politstudies.ru/fulltext/2006/5/2a.htm честве великой державы, занимая полупериферийное положение в мировой экономической системе. Учитывая многочисленные внешние опасности, правители никогда не ставили под сомнение важность поддержания статуса великой державы, жертвуя для его сохранения своими обязательствами перед обществом. Парадокс заключался в том, что для сохранения свободы от внешних посягательств русским приходилось консолидироваться вокруг государства, но ценой державности становилась деградация внутренних компонентов русской свободы. Военная сила, имперское могущество и способность противостоять внешним вторжениям постепенно превращались из средств в самоцель. Экономическая полупериферийность обязывала взимать с общества все более высокие налоги и изыскивать все новые административные механизмы для его эксплуатации. Всеобщая бедность и крепостное право стали инструментами ускоренной мобилизации армии.

Власть игнорировала назревшие потребности в реформах, нередТОМ 13 • МАРТ – АПРЕЛЬ • сПЕцвыПуск • 2015 Андрей Цыганков ко видя в них лишь опасности для сложившейся в России системы самодержавия. По выражению Георгия Вернадского, «самодержавие и крепостное право стали ценой, которую русские заплатили за национальное выживание».

Такое историческое наследие делает невозможным для России развитие по европейскому пути. Этому препятствуют политическая культура, важность поддержания боеспособной армии и необходимость мобилизации общественных ресурсов в целях ускоренного экономического роста. Поэтому создание эффективного государственного механизма сопряжено с укреплением способности правящего класса решать задачи развития и безопасности, не становясь заложником интересов элиты и не теряя связи с обществом. Необходимость сильного государства развития для России диктуется важностью преодоления разрыва с ведущими экономиками мира, готовностью дать адекватный ответ на угрозы безопасности и необходимостью улучшить уровень жизни, особенно в относительно отдаленных и критически важных регионах Сибири, Дальнего Востока, Кавказа и Крыма.

Попытки формирования относительно децентрализованной и либерально-ориентированной системы западного образца лишь закрепят экономическое отставание и олигархически-сырьевую ориентацию. Без сильного государства можно забыть о создании конкурентоспособных на мировых рынках секторов и отраслей.

Как справедливо пишет Иммануил Валлерстайн, «в странах со слабой административной властью государственные управленцы оказываются не в состоянии координировать деятельность сложного промышленно-коммерческо-сельскохозяйственного механизма.

Вместо этого они превращаются в феодалов отдельных поместий, не обладая легитимными полномочиями на управление целым».

С другой стороны, в глобальном мире невозможно возвращение России к прежним моделям сильной власти, будь то самодержавная или советская. Вместо попыток контролировать бизнес необходимо установить четкие правила его деятельности и создать дополнительные стимулы развития частной инициативы и привлечения инвестиций. По-прежнему актуальна масштабная программа модернизации Петра Столыпина, которая более ста лет назад имела целью активное подключение российской экономики к мировой.

14 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

Сильное государство: теория и практика в XXI веке Курс последних полутора десятилетий исчерпал ресурсы развития. Созданное Владимиром Путиным государство зависит от энергетического экспорта, действует преимущественно в интересах влиятельных политико-экономических групп и пока не создало механизмов устойчивого долгосрочного прогресса. Политический класс во многом не удовлетворяет требованиям современного развития. Процветание 2000-х гг. не сопровождалось решением фундаментальных экономических и политических проблем. Конкурентоспособность экономики на В глобальном мире невозсравнительно низком уров- можно возвращение России не. Высокий уровень кор- к прежним моделям сильной рупции и технологическое власти, будь то самодержавотставание российского ная или советская.

бизнеса от западного существенно снижают поступления в казну, затрудняя дальнейшее укрепление государственности. Ослабление рубля в ноябре-декабре 2014 г. стало в некотором смысле выражением неэффективности созданной государственной модели.

Санкции Запада против российской экономики несут не только риски, но и новые возможности, связанные с увеличением внутренних стимулов развития и диверсификацией внешнеэкономических связей по направлению к к азиатским рынкам. База внутренней поддержки государства в связи с украинским кризисом расширилась, создавая потенциал для новой консолидации власти. Однако выбор между маневрированием и государством развития не сделан. Новых возможностей не реализовать без заметной роли государства, способствующего развитию общественной инициативы, предлагающего новые масштабные проекты и мобилизующего общественные ресурсы. Необходим комплекс мер, включающий более жесткую борьбу с коррупцией, создание правовой конкурентной среды на внутренних рынках и поддержку наиболее перспективных для интеграции в международные структуры секторов и отраслей экономики.

Сильное государство необходимо для повышения качества элиты и функционирования политической системы. Качество элиты определяется не только материальным стимулированием, ТОМ 13 • МАРТ – АПРЕЛЬ • сПЕцвыПуск • 2015 Андрей Цыганков но и предложением патриотических ценностей, которые поддерживают модель сильного государства. Помимо образования за рубежом в России должна быть создана сеть специализированных национальных институтов для формирования патриотической элиты. Другой важнейший приоритет – переход от «ручного» управления к системе российских праймериз или первичного отбора представителей элит, приемлемых для основных слоев политического класса. Пока система носит неформальный характер, задерживая создание базовых политических институтов.

Учитывая важность сохранения и преемственности сильной власти в России, можно предположить относительно длительный срок правления фигуры, согласованной с основными слоями политической элиты и затем избранной на общенациональных выборах. Наконец, Российское государство обладает достаточной зрелостью для движения от управляемой демократии к конкурентному механизму выборов в региональные и центральные органы законодательной власти. Во избежание дестабилизации сильное правление должно полнее интегрировать в себя элементы не только элитно-аристократического, но и демократического участия.

будущее сильного госудАрствА В XXI веке успешными будут государства, способные воспользоваться историческим опытом для интеграции современных показателей силы и жизнеспособности. Различные модели сильного государства укрепятся, если частично заимствуют лучшие качества других моделей. Ответить на вызовы столетия, по-видимому, смогут те, кто способен удовлетворять следующим критериям.

Управлять элитой. Предполагается не жесткое администрирование, а умение формулировать общие цели и мобилизовать ресурсы для их реализации. Цели определяются на основе широкого диалога между различными слоями правящего класса, но процесс не может быть отдан на откуп этим слоям или превращаться во взаимоисключающий набор рекомендаций, диктуемый желанием высших руководителей угодить всем. Находящимся в кризисе слабым, либеральным и социальным государствам это не слишком удается. В США, например, Республиканская партия саботирует

16 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

Сильное государство: теория и практика в XXI веке правление и инициативы президента-демократа Барака Обамы. В отношениях с Ираном дошло до открытого торпедирования официальных переговоров Белого дома с Тегераном, выразившегося, в частности, в письме верхушки республиканцев к руководству Ирана с предупреждением против принятия условий Обамы.

Планировать развитие. Сегодня для выхода из кризиса и сохранения конкурентоспособности даже экономически развитые либеральные и социально-ориентированные государства уже не могут рассчитывать на прежние механизмы саморазвития. Кризис переживает Европейский союз. Выход из него требует не только новых финансовых вложений и компромисса со странамибунтарями» и прежде всего Грецией, но и выработки долгосрочной стратегии роста. Совокупность ставящихся задач при необходимости удовлетворять высокие социальные запросы общества не решается в рамках неолиберальной модели. Если же говорить о государствах полупериферийного и развивающегося мира, то без стратегии долгосрочного планирования они не выйдут на новые позиции экономического роста и социального прогресса.

Сверять курс с обществом. Государствам необходим надежный институционально сложившийся механизм взаимодействия с обществом. Он обеспечит сверку сформулированного во взаимодействии с элитами курса развития, а также предохранит от перекоса в сторону удовлетворения амбиций политического класса.

Слабые и неомеркантилистские государства нередко пренебрегают необходимостью соотносить свои действия с реакцией общества, что чревато различными формами деструктивного социального и политического протеста.

Инвестировать в социальные программы. Современное государство не может быть успешным без вложений в будущие поколения и «человеческий капитал». В XX веке процветание США во многом обусловлено способностью привлекать лучшие человеческие ресурсы и создавать возможности для вертикальной мобильности. Дальнейшие успехи государств будут связаны с программами умного инвестирования в образование, здравоохранение и другие социальные программы. Умного в смысле способности таких программ стать не тормозом развития деловой активности, а фундаментом экономического и социального ТОМ 13 • МАРТ – АПРЕЛЬ • сПЕцвыПуск • 2015 Андрей Цыганков роста. Неомеркантилистским государствам есть чему поучиться у государств социальных, особенно тех, которые смогли использовать социальные программы для решения задач переквалификации рабочей силы и адаптации к новым условиям экономического развития.

Продвигать ценности сильного государства в мире. Сильное государство нередко отождествляется с жестким администрированием, авторитаризмом и цензурой. Такое восприятие нередко является результатом лоббирующей активности сторонников неолиберального государства, продолжающих считать его ценности универсальными и настаивающих на их повсеместном внедрении. Однако в мире в целом, включая либеральный сегмент, нарастает разочарование неспособностью правящего класса направлять деятельность крупного бизнеса в интересах широких социальных слоев. Реакция на глобальный кризис 2008 г. продемонстрировала, что государство, в том числе в Соединенных Штатах, ищет дополнительные способы стимулировать экономический рост или по крайней мере справляться с кризисами. Принципы государственной силы и эффективности могут различаться. Универсальным же является наличие у государства инструментов для решения стоящих перед обществом задач на основе конкретного исторического опыта.

18 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

Зачем нужны «национальные интересы»?

Самоограничение как благо Михаил Троицкий Т еория международных отношений предлагает несколько взглядов на интересы государств и процесс формирования этих интересов. Некоторые исследователи постулируют существование обязательных и неизменных интересов, выраженных в терминах силы или благосостояния. Другие предлагают реконструировать их по действиям государств в каждой конкретной ситуации. Наконец, третьи утверждают, что интересы государств достаточно стабильны, но могут серьезно меняться под воздействием международной среды – формирующихся и отмирающих норм, институтов и обстоятельств.

Если допустить возможность эволюции, правомерно задаться вопросом об источниках формулировок интересов и о функциях, этими формулировками выполняемых. Нас интересуют «нетривиальные» интересы – те, что выходят за рамки очевидных потребностей государства в безопасности перед лицом внешних угроз и экономическом выживании.

В явной форме текущие интересы государства отражены в официальных доктринах и неофициальных публикациях ведущих экспертов, чье мнение обычно учитывается лицами, принимающими решения. Официальные документы под названием «доктрины», «концепции» или «стратегии» внешней политики или национальной безопасности выпускаются правительствами большинства крупных держав. Неофициальные, но цельные и влиятельные доктринальные тексты обнаружить сложнее. Тем М.А. Троицкий – кандидат политических наук, доцент.

ТОМ 13 • МАРТ – АПРЕЛЬ • сПЕцвыПуск • 2015 Михаил Троицкий не менее во многих странах они существуют. Так, эксперты, наблюдающие за российской внешней политикой, с особым вниманием относятся к ежегодным выступлениям академика Евгения Примакова на заседаниях «Меркурий-клуба». Другим примером может служить доклад неправительственной «Комиссии по национальным интересам», выпущенный экспертной группой поддержки кандидата в президенты США Джорджа Буша-младшего в 2000 году. Многие члены авторского коллектива – например, Кондолиза Райс и Роберт Блэкуилл – в дальнейшем заняли ключевые посты во внешнеполитическом аппарате администрации. Несмотря на отклонения реальных действий этой администрации от некоторых (но не всех) рекомендаций «комиссии», доклад можно считать каноническим вариантом определения и осмысления национальных интересов крупнейшей мировой державы.

Авторы американского доклада стремились исключить из круга интересов США все, что не ведет к извлечению непосредственной экономической выгоды для Соединенных Штатов и от чего напрямую не зависит их безопасность. Именно такой ограничительный смысл вкладывался экспертами в понятие «национальных» интересов – в противовес «глобальным» или просто «чужим» интересам. Например, Райс, Блэкуилл и их коллеги критиковали уходившую с политической арены администрацию Билла Клинтона за неизбирательное, по их мнению, вмешательство в кризисы и конфликты за пределами Америки.

Нужны ли России аналогичным образом сформулированные национальные интересы? Кто должен их вырабатывать и какими принципами руководствоваться?

ФунКции интересов «Национальные интересы» представляют собой открытую декларацию потребностей и намерений государства, основанных на оценке текущей ситуации. Подобная декларация выполняет ряд важнейших функций.

Во-первых, устанавливается иерархия внешнеполитических приоритетов, что позволяет предотвратить распыление ресурсов и не допустить перенапряжения сил. В этом видела главное назначение своего доклада группа экспертов из «Комиссии по нациРОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ Зачем нужны «национальные интересы»?

ональным интересам США». Они не искали новые формулировки, но аргументированно расставляли в порядке приоритетности давно известные варианты интересов.

Во-вторых, официальные или полуофициальные формулировки национальных интересов накладывают разумные ограничения на свободу действий властей, которые зачастую стремятся использовать внешнюю политику для укрепления внутриполитических позиций перед лицом оппозиции. Кроме того, сформулированные в явной форме национальные интересы предоставляют обществу твердые критерии оценки эффективности линии, проводимой лицами, ответственными за принятие внешнеполитических решений.

В-третьих, национальные интересы обеспечивают как преемственность, так и возможность своевременной корректировки важнейших направлений политики. Особенно важно, что грамотные формулировки, зафиксированные в официальных документах, страхуют государство от превращения внешней политики в простое продолжение политики внутренней. В большинстве стран – независимо от уровня развития демократических институтов – многочисленные носители частных интересов ищут возможности поднять эти интересы до уровня «национальных» и обеспечить им поддержку государственного аппарата. В этом контексте национальные интересы представляют собой систему – логически непротиворечивый комплекс взаимосвязанных утверждений о том, что и почему выгодно конкретному государству в определенный исторический период.

Гармоничная система национальных интересов не позволяет легко манипулировать ее составными частями. Произвольно изменить формулировку одного или нескольких интересов, сохраняя другие в прежнем виде, чаще всего невозможно – «подрихтованные» в угоду моменту или группе влияния несколько интересов войдут в противоречие с иными частями комплекса под названием «национальный интерес». Например, как справедливо указывает Елена Черненко в прошлом номере журнала, нельзя отказаться от жесткого следования принципам нерушимости границ и святости государственного суверенитета, не проведя системной корректировки всех доктринальных основ российской внешней политики.

Наконец, национальные интересы заявляются открыто ради повышения предсказуемости их носителя для внешнего мира. ГосуТОМ 13 • МАРТ – АПРЕЛЬ • сПЕцвыПуск • 2015 Михаил Троицкий дарство в значительной степени связывает себе руки декларацией собственных интересов, объявляя о готовности идти до конца в их отстаивании, но также и обещая не делать того, что явно выходит за пределы принятых формулировок национальных интересов. Твердость курса сочетается с попыткой объяснить окружающим, почему он не представляет для них угрозы и в целом приемлем. Эффективность декларации национального интереса как инструмента внешней политики определяется правильным балансом между амбициями государства и гарантиями воздержания от жестких игр с нулевой суммой. Например, вряд ли можно считать оптимальными формулировки национальных интересов, приводящие к резкому увеличению числа влиятельных противников и тем самым повышающие сопротивление международной среды внешней политике государства.

Внешние последствия нарушения задекларированных формулировок национального интереса могут быть тяжелыми. Поверит ли кто-то существующим и будущим доктринам, если сами авторы легко ими пренебрегают? Во сколько обойдется отсутствие доверия?

Дорогостоящая гонка вооружений – одно из самых распространенных последствий утраты доверия окружающего мира (или его части) к декларации интересов и намерений какой-либо крупной державы.

Могут возразить: разве неопределенность, возникающая вследствие «гибкой интерпретации» собственных доктрин, не дает нам дополнительных выгод, не расширяет пространство для дипломатического маневра? Без неопределенности, конечно, не обойтись в публичной версии военной доктрины или стратегии безопасности. Возможный противник не должен знать, как мы планируем реагировать на конкретные агрессивные действия или угрозы с его стороны, наша реакция должна стать для него сюрпризом. Однако внешняя политика – это не оборона, а в первую очередь деятельность по созданию благоприятных условий для государства и получению им выгод посредством сотрудничества.

Сотрудничество же практически не может развиваться, если не ясны основные намерения участников взаимодействия. Поэтому государства, благополучие и безопасность которых зависят от кооперации с другими странами, стараются не пугать потенциальных партнеров неопределенностью долгосрочных намерений и открыто декларируют интересы. Более того, схожесть ценностРОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ Зачем нужны «национальные интересы»?

ных оснований национальных интересов (например, приверженность распространению либеральной демократии или принципу неограниченного государственного суверенитета) служит дополнительным сигналом для стран, разделяющих аналогичные ценности. Таким образом создается прочная основа для взаимного доверия без необходимости тратить значительные средства на страховку от повышения враждебности партнера.

нАционАльный интерес и общество Отдельного внимания заслуживает роль, которую национальный интерес играет в строительстве гражданской нации. Пользующиеся широкой поддержкой в обществе формулировки интереса сплачивают граждан, помогая преодолевать разделительные линии между этническими группами, богатыми и бедными, образованными и не очень. «Общее дело» обычно имеет объединяющий эффект. Легитимность правительства, последовательно реализующего политику «национального интереса», повышается; одновременно расширяется общественная поддержка государственных расходов на внешнюю политику и при необходимости – готовность граждан нести личные издержки ради достижения важных общественных целей.

Сплачивающую силу декларации национальных интересов, конечно, не стоит переоценивать, поскольку оценки их различными общественно активными группами и политическими силами могут сильно расходиться. Достаточным условием реализации сплачивающей функции является очевидная обществу выгода (лучше всего материальная) от последовательной реализации декларируемых внешнеполитических принципов.

Вместе с тем лицам, формулирующим национальные интересы, вряд ли стоит полагаться исключительно на общественное мнение. Для определения угроз стране и ее перспективных возможностей требуется профессиональная квалификация, выходящая за рамки обывательского «здравого смысла», и более тонкое понимание международной обстановки, чем можно почерпнуть из газет и новостных телепередач. Как констатировала на страницах этого журнала Лариса Паутова, «геополитика лежит за пределами повседневного внимания среднестатистического россиянина». Общественные настроения не могут не учитываться теми, ТОМ 13 • МАРТ – АПРЕЛЬ • сПЕцвыПуск • 2015 Михаил Троицкий кто определяет внешнеполитический курс государства, однако конъюнктурных замеров общественного мнения мало для того, чтобы сформулировать национальные интересы.

Эту задачу нельзя доверить и ограниченной группе высших государственных чиновников, взаимодействие которых с узкими группами влияния проследить крайне сложно. Любая «элита», решившая «взять на себя» выработку концепции национального интереса, с большой долей вероятности не сможет интегрировать множество частных интересов в несколько общих. В лучшем случае «элита» окажется в заложниках у нескольких групп интересов – таких как военно-промышленный комплекс, природоресурсный или иной крупный бизнес и т.д. В результате произойдет «перекос» внешней политики с вытекающим из него перерасходом средств, упущенными возможностями увеличить благосостояние и упрочить безопасность общества в целом. В худшем случае «элита» станет манипулировать общественным мнением ради повышения своих электоральных шансов, чем полностью противопоставит себя любым национальным интересам.

Частные интересы во внешней политике редко складываются в один результирующий вектор, поддержанный обществом в целом.

Скорее, конкурируя за государственный внешнеполитический ресурс, частные интересы только мешают друг другу. Отсюда следует, что доктринальные внешнеполитические документы, в которых в форме списка перечисляются «особо важные» страны-партнеры и области международного взаимодействия, в принципе не могут отражать национальный интерес, а скорее всего являются результатом хаотичного лоббистско-бюрократического процесса. Важно отметить: ни одному из этих частных интересов (развитию отношений с государством А, преодолению конфликта с государством B, обеспечению благоприятных условий для экспорта вооружений на рынки региона С и т.д.) мы априорно не отказываем в легитимности. Мы только утверждаем, что ни один из них не может претендовать на роль национального, поскольку не будет выполнять перечисленные выше базовые функции национального интереса.

Сформулировать критерии достаточности, позволяющие с уверенностью назвать некоторый интерес «национальным», совсем не просто. Возможно, к этой категории можно относить интересы,

24 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

Зачем нужны «национальные интересы»?

выработанные в результате деятельности институциональной системы, обеспечивающей связь граждан страны с политикоформирующим сообществом и учет независимой публичной экспертизы в ходе широкой общественной дискуссии. Чтобы формулировки национальных интересов, полученные в результате такой дискуссии, воспринимались бы подавляющим большинством граждан как справедливые, требуется внушительное доверие к общественным и политическим институтам (но не обязательно к конкретным лидерам, занимающим ту или иную позицию внутри институтов).

Высокий уровень доверия к институтам, доказавшим свою эффективность, характеризует зрелую гражданскую нацию – сообщество людей с консенсусной идентичностью, имеющей четкие границы, высокой степенью политического участия граждан, хорошей защищенностью индивидуальных прав, весьма ограниченная часть которых делегируется «наверх» и может быть в любой момент отозвана, и т.д. Таким образом, получается, что термин «национальный интерес» безусловно применим только к зрелой гражданской нации. Там, где нет развитой нации, скорее всего не будет и соответствующего ей национального интереса, а найдется лишь множество вполне легитимных, но частных и преходящих интересов. Такой комплекс интересов вряд ли способен обеспечить преемственность внешнеполитического курса даже в неизменных условиях внешней среды. Как отмечал Андрей Скриба в этом журнале, в государствах, где отсутствовали «эффективные институты, которые установили бы широкий диалог между всеми участниками политического процесса», после каждой смены режима «частные интересы [лишь перераспределялись] внутри национальных, и безответственность элит рано или поздно вновь давала себя знать».

Как известно, в любой стране власти стремятся снизить собственную подотчетность обществу и по возможности уйти от ответственности за достижение объявленных целей. И только система независимых общественных институтов контроля обеспечивает такую подотчетность, а значит – придает смысл национальным интересам как декларации долгосрочных целей государства.

Означает ли это, что в государстве, не соответствующем критериям развитой гражданской нации, выработать плодотворные формулировки национального интереса принципиально невозТОМ 13 • МАРТ – АПРЕЛЬ • сПЕцвыПуск • 2015 Михаил Троицкий можно? Вероятно, шансы для этого есть. Однако в этом случае на формулировки национального интереса должны изначально накладываться дополнительные ограничения, которые позволили бы избежать выдвижения частного интереса на позицию национального. Субъектом национального интереса должно являться только общество в целом, а сам интерес – иметь вид общественного блага.

Например, поддержка отечественных автопроизводителей или экспортеров вооружений может входить в программу некоторого политика или партии, однако подобный частный интерес не должен претендовать на роль интереса национального. Формулируя национальный интерес как публичный, мы страхуемся от «приватизации» государственных институтов узкими группами интересов. Характерно, например, что в вышеупомянутом докладе «Комиссии по национальным интересам США» «поддержка экспорта отдельных отраслей экономики» поставлена на последнее место в группе наименее важных национальных интересов страны.

В свою очередь, такие интересы, как «поддержка реформы отечественной системы образования посредством повсеместного внедрения лучшего зарубежного опыта», «привлечение иностранных инвестиций в высокотехнологичные отрасли экономики»

или «формирование добрососедских отношений с государствами по периметру границ», предполагают извлечение выгоды всем обществом. И хотя не все его члены получат от реализации этих интересов одинаковую выгоду (предположительно в проигрыше останутся неконкурентные педагоги и отсталые «национальные»

производства), эта выгода будет распределена справедливо с точки зрения основополагающих и неоспоримых целей повышения безопасности и экономического процветания государства, а также интеллектуального развития его общества.

Выгода от разработки концепции национального интереса (хотя бы в его внешнеполитическом измерении) кажется неоспоримой: неоправданные траты средств из государственного бюджета сокращаются, у граждан появляется ощущение общего дела, национальная бюрократия дисциплинируется, границы внешнеполитических амбиций доводятся до внимания других стран и т.д.

Тем не менее зачастую государствам не удается предложить своим гражданам, бюрократии и окружающему миру убедительную

26 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

Зачем нужны «национальные интересы»?

концепцию национальных интересов. В качестве примера сложностей выработки национальных интересов можно взглянуть на опыт Советского Союза и современной России.

По рассказам представителей советского и российского внешнеполитического сообщества, в истории СССР и России попытки выработать четкие формулировки национальных интересов неизменно заканчивались неудачей. Чтобы убедиться в этом, достаточно поискать в доктринальных внешнеполитических документах недвусмысленную декларацию интересов (помимо банальных безопасности и экономического развития), которые отвечали бы критериям национальных и выполняли бы соответствующие функции. Почему Советский Союз, а за ним Россия отказывались оперировать формулировками национальных интересов? Подробный ответ на этот вопрос выходит за рамки данного эссе. Возможно, однако, выдвинуть несколько гипотез для дальнейшего исследования и обсуждения.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 

Похожие работы:

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РАН О.Е. Трофимова Эволюция средиземноморской политики Евросоюза: путь от сотрудничества к интеграции Москва ИМЭМО РАН УДК 339.9(4) ББК 65.5(4) Трофимо 761 Серия “Библиотека Института мировой экономики и международных отношений” основана в 2009 году Рецензенты: доктор экономических наук А.В. Кузнецов доктор политических наук А.И. Шумилин Трофимо 761 Трофимова О.Е. Эволюция средиземноморской политики...»

«Мельник Галина Сергеевна, докт. полит. наук, профессор Кафедра периодической печати Журналистика, очная форма, 4 курс 7 семестр 2015-2016 уч. г. МОДЕЛИ ОБЩЕНИЯ И СТРАТЕГИИ ПОВЕДЕНИЯ ЖУРНАЛИСТОВ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СРЕДЕ Спецсеминар Искусство повседневного живого общения с людьми — органическая часть профессиональной квалификации журналиста, позволяющая получить максимальную отдачу от профессиональной работы, приобрести навыки «совершенного» поведения, воспроизводящего стратегии достижения...»

«Некоторые аспекты аНализа воеННо-политической обстаНовки коллективная монография Под редакцией А.И. Подберезкина, К.П. Боришполец УДК 327 ББК66.4 Н47 Авторы: М. В. Александров, К. П. Боришполец, Д. А. Дегтерев, А. А. Казанцев, В. П. Козин, И. М. Попов, В. А. Рубанов, В. А. Салтыковский, Д. О. Салюков, М. М. Хамзатов, М. В. Харкевич, Я. А. Чижевский Н47 Некоторые аспекты анализа военно-политической обстановки : монография / под ред. А. И. Подберезкина, К. П. Боришполец. Моск. гос. ин-т междунар....»

«УДК 342.61 ПРЯМОЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ: ПРАВОВАЯ НОРМА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА (ОПЫТ СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА) 1Дзамихов Т.К. ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова», Нальчик, Россия (360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173), e-mail: dzamikhoff@gmail.com В данной статье рассматриваются случаи, когда в отдельных государствах для обеспечения интересов граждан в местностях, где объявлено исключительное положение, вводится прямое правление центральной...»

«ХубецоваЗалина Федоровна, кандидат политических наук, доцент Кафедра теории журналистики и массовых коммуникаций Журналистика, очно-заочная форма, 4 курс 7 семестр 2015-2016 уч. г. ПАРТИЙНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА В РОССИИ Спецсеминар Журналистика политических партий – это особый сегмент медиасферы, развивающийся по своим специфическим правилам и сочетающий в себе признаки и политики, и массмедиа. Характер ее социального функционирования зависит от политического устройства государства и вектора развития...»

«Обзор торговой политики в странах Европы и Центральной Азии Ежемесячный выпуск Бюллетень №3 Июль 2015 ©FAO/Johan Spanner №3 Июль 2015 Государственное Регулирование При вступлении в ВТО Казахстан договорился о господдержке АПК, превышающей уровень России, Украины, Кыргызстана, Грузии, Хорватии По итогам завершения переговоров была достигнута договоренность на применение мер государственной поддержки сельского хозяйства, в виде прямых субсидий – «желтой корзины» на уровне 8,5% от валовой...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ПОЛИТОЛОГИЯ Библиографический указатель 1994 – март 2006 Гродно 2006 УДК 32.01(01) ББК 91:66.01 П50 Составители: В.Н. Ватыль, Ф.С. Лельчук, Л. Н. Олесюк, И.И. Селюжицкая, Л.И. Цыганкова Политология: Библиографический указатель. – Гродно: П 50 ГрГУ, 2006. – 309 с. УДК 32.01(01) ББК 91:66.01 ВВЕДЕНИЕ. Вниманию читателей предлагается библиографический...»

«ТЕЗИСЫ ДОКЛАДА Министра обороны Российской Федерации на расширенном заседании Коллегии Минобороны России (11 декабря 2015 г.) Товарищ Верховный Главнокомандующий! Продолжается тенденция обострения военно-политической обстановки в мире, особенно в Европе, Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Наблюдается последовательное расширение блока НАТО. За относительно короткое время он расширился почти в 2 раза, пополнившись 12-ю новыми членами. Сегодня активно готовятся к вступлению в блок Черногория,...»

«ИНТЕГРИРОВАНИЕ ВИРТУАЛЬНЫХ ЭКСКУРСИЙ КАК ИНСТРУМЕНТ СОЗДАНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ИМИДЖА ГОРОДА (НА ПРИМЕРЕ ГОРОДА САРОВ) Курсовой проект по курсу «Имидж международного туризма и гостеприимства» Спиридонова А. Д., Михайлова Т. Л.(руководитель) Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородский Государственный Технический Университет им. Р. Е. Алексеева Нижний Новгород, Россия INTEGRATING VIRTUAL TOURS AS A MEANS OF CREATING AN...»

«Планы семинарских занятий по дисциплине «Ювенальное право» Тема 1. Общая характеристика ювенального права.1. Особенности правовой защиты несовершеннолетних.2. Понятие ювенального права, его предмет, метод и система. Наука ювенального права. Ювенальная политика. 3.Рекомендуемая литература: 1. Преамбула Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г. / Международные акты о правах человека. // Международное право в документах. М., 1984. 430 с....»

«Основные направления социальной интеграции членов семей иностранных работников в Санкт-Петербурге на 2013–2015 годы Оглавление: 1. Общие положения.2. Миграционная ситуация и тенденции её развития.3. Основные принципы. Цели и задачи социальной интеграции членов семей иностранных работников в Санкт-Петербурге.4. Направления государственной миграционной политики в сфере социальной интеграции членов семей иностранных работников. 5. Механизмы реализации. 6. Объемы и источники финансирования...»

«Часть I. Мировая геополитика и сетевые войны ных на формирование поведения нейтральных сил, врагов и друзей в ситуации мира, кризиса и войны». То есть сетевая операция проводится до начала горячей фазы, до её пуска; во время — чтобы курировать все происходящие процессы; и по­ сле — чтобы зафиксировать и закрепить результаты. Иными словами, сетевые войны, в отличие от войн предыдущих эпох, идут всегда и против всех. Cоциальные сети как оружие десуверенизации Если подвести некий промежуточный...»

«ЗАЩИТА БЕЛОКАЧАННОЙ КАПУСТЫ ОТ КАПУСТНОЙ СОВКИ Сухова Е.A., Курасова Л.Г. ФГБОУ ВПО «Саратовский ГАУ имени Н.И. Вавилова» Саратов, Россия PROTECTION BELOKACHANOY CABBAGE FROM CABBAGE MOTH Sukova E.A., Kurasova L.G. Saratov State Agrarian University named after N.I. Vavilov Saratov, Russia Центр происхождения капусты средиземноморские районы Западной Европы и Северной Африки. Капусту кочанную начали возделывать свыше 4 тыс. лет назад. Из Древней Иберии примерно 2,5 тыс. лет назад она...»

«Новостной бюллетень ЕПФ Европейский парламентский форум по народонаселению и (ЕПФ) развитию В состав Европейского Парламента нового созыва был избран депутат. ЕПФ провел первоначальный анализ нового состава Европейского Парламента на предмет того, какие последствия эти выборы могут иметь для сферы сексуального и репродуктивного здоровья и прав 27членов европейской сети EuroNGOs из 11 стран приняли участие в двухдневном семинаре на тему “Динамика численности населения и сексуальное и...»

«Бодрунова Светлана Сергеевна, канд.полит.наук, доцент Кафедра медиадизайна и информационных технологий Журналистика, очная форма, 3 курс 5 семестр 2015-2016 уч. г. МЕДИАКРАТИЯ И ЭЛЕКТРОННАЯ ДЕМОКРАТИЯ В СТРАНАХ ЗАПАДА Спецкурс Тематика спецкурса сосредоточена вокруг изучения взаимодействия медиасистемы с системой политики и политическим процессом, то есть системного медиаполитического взаимодействия. Оно рассматривается на примере устойчивых демократий в сравнительной перспективе; делаются...»







 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.