WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


«ПОЛИТИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ КАК ЭВЕРСИОННЫЙ ВЕКТОР СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИКИ С.А. Нефёдов кандидат политических наук, доцент ...»

ПОЛИТИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ КАК ЭВЕРСИОННЫЙ ВЕКТОР

СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИКИ

С.А. Нефёдов

кандидат политических наук, доцент

Северо-Кавказский федеральный университет

Политическая практика и научные исследования показывают, что

существуют два направления (вектора) эверсии – ненасильственное

(легитимное, конституционное) и насильственное (нелегитимное,

неконституционное). История знает множество мирных переходов власти, но не меньше и случаев силового свержения режимов. Настоящая статья посвящена второму направлению. В ней предложены концептуальные рамки такого феномена как «политическое насилие». Представленный материал не только раскрывает сущность явления, но и может служить методологической базой исследований причин, следствий и разновидностей политического насилия. Мы, например, использовали его для анализа экологических факторов политического насилия, для выявления роли режима в экополитическом насилии.

Согласно Т. Гарру, политическое насилие – это все виды коллективных атак против политического режима, осуществляемых в рамках политической общины ее членами [11: 42]. Придерживаясь такого определения, можно отметить, что в любом случае политического насилия задействовано два актора – диссиденты и режим. Диссиденты (dissidents) – это индивиды и группы, которые выступают против существующего политического режима.



Политический режим (political regime) – это способ осуществления власти политически доминирующей группой. Понятие режима предполагает наличие политических акторов и набора формальных и неформальных правил, на основе которых они осуществляют свою власть. Здесь политические акторы – это группа индивидов, определяющая политический курс. Правила режима включают, по крайней мере, три элемента: правила, определяющие, кому разрешен доступ к главным правительственным должностям; правила, касающиеся методов доступа к таким должностям;

правила принятия политических решений [8: 9].

В определенный момент диссиденты начинают организованное либо неорганизованное противодействие режиму с применением насилия. Мотивы противодействия и мотивы применения насилия могут быть самыми разнообразными, чаще всего в современном мире – это стремление к обогащению (greed) и общее недовольство (grievance). Насилие диссидентов можно назвать протестом (protest). Закономерным ответом режима на насилие диссидентов является противопоставление контрсилы. Сталкиваясь с протестным насилием, режим обычно рассматривает компромисс как свидетельство своей слабости. Считается, что чем более жесткие санкции он предпримет к диссидентам, тем меньшего насилия можно ожидать с их стороны. В отличие от диссидентов режим использует силу против членов своей группы, против своих избирателей, поэтому она вызывает больше негативных эмоций и большее отчуждение. Насилие режима можно назвать репрессиями (repression). Режим осуществляет репрессии с помощью своего коерсивного аппарата, состоящего из силовых структур (полиция, армия, спецслужбы), судебной и пенитенциарной систем.

Проникнуть в суть какого-либо явления окружающего физического или социального мира можно четырьмя основными способами: можно посмотреть, к какому роду относится это явление, можно изучить близкие явления, можно исследовать его причины и последствия. Ниже мы последовательно обратимся к каждому из этих способов, чтобы выявить сущность политического насилия.

Политическое насилие относится к более общей категории социальное насилие. В целом насилие характеризуется как поведение, направленное на причинение вреда другому человеку. У этого определения существует три ключевых компонента. Во-первых, насилие – это форма поведения. Это не то же самое, что гнев – эмоция, которая часто, но не всегда, ассоциируется с насилием. Во-вторых, насилие всегда является преднамеренным или целенаправленным. Можно причинить боль или убить кого-то случайно, но это не будет классифицироваться как насилие. В-третьих, насилие направленно на то, чтобы причинить вред другому человеку. Насилие – это поведение отличное от ассертивного поведения, рассчитанного на выражение собственного превосходства и уверенности в себе [14: 53]. «Политическое»

же означает, что объектом данной разновидности насилия являются представители власти (режима) или те, кто выступает против них (диссиденты). Объектами, например, криминального или бытового насилия выступают совершенно другие лица.

Политическое насилие находится в одном смысловом ряду с такими внутриполитическими явлениями как государственный террор, геноцид и взаимное уничтожение. Все эти понятия объединяет насилие, ограниченное рамками того или иного политического сообщества. Отличаются же они по целям применения этого насилия и числу сторон, обращающихся к нему.

Насилие может применяться для уничтожения группы или для установления над ней контроля. В первом случае у объекта насилия нет возможности сдаться, капитуляция лишь ускоряет его уничтожение. Во втором случае объект может или точнее должен сдаться. Чем быстрее он это сделает, чем меньше будет потрачено на это ресурсов, тем лучше. Капитуляция здесь означает, что объект насилия готов согласиться на поведение определенного вида. Уничтожение того, от кого требовалось лишь подчинение, в этом случае рассматривается как провал. Во многих сепаратистских войнах режимы всячески поощряют дезертирство повстанцев, даруют прощение и даже вознаграждают тех, кто переходит на их сторону и активно сотрудничает с ними. При военных же действиях, называемых этническими чистками, режимы поощряют тех, кто более рьяно депортирует, пытает и убивает представителей целевой группы. Насилие может быть односторонним (когда его применяет один актор, обычно режим) или двусторонним/многосторонним (когда его применяют два или более соперничающих актора).





Совмещение двух критериев – цели применения насилия и числа сторон

– позволяет выделить четыре вида внутригосударственного или просто внутреннего насилия: государственный террор, геноцид, взаимное уничтожение и собственно политическое насилие [7: 29-31].

Государственный террор (state terror) – это убийства, лишение свободы и пытки граждан, являющихся диссидентами или считающихся таковыми.

Главная особенность террора состоит в принуждении или достижении согласия определенной группы, которая не имеет возможностей ответить с применением насилия. Объекты террора могут выбираться случайным образом, он может быть обращен не только против реальных и предполагаемых диссидентов, но и против совершенно невинных людей и даже против союзников и сторонников режима. Геноцид (genocide) – это преднамеренная, централизовано спланированная акция, которая направлена не на достижение согласия какой-либо группы, а на ее уничтожение. Он подразумевает полное, включая детей, женщин и стариков, уничтожение определенной группы, отличающейся этническими, религиозными или классовыми параметрами. Взаимное уничтожение (reciprocal extermination) – это тип многостороннего насилия, при котором ни один из осуществляющих его политических акторов не намерен управлять населением, против которого он ведет свою активность. Политические акторы имеют одинаковые намерения уничтожить друг друга. Часто этот тип насилия ассоциируется с коллапсом государства. Примеры всех этих типов насилия включают сталинский и маосистский террор, геноцид в Руанде и Камбодже, разделение Индии и сербо-хорватскую войну соответственно. Политическое насилие отличается от государственного террора и геноцида тем, что предполагает насильственные действия двух акторов. От взаимного уничтожения оно отличается тем, что, по крайней мере, один актор стремится не уничтожить какую-либо группу, а управлять ею.

Политическое насилие может иметь политологические (теория политической модернизации С. Хантингтона), психологические (теория относительной депривации Т. Гарра) и экономические объяснения (теория обогащения-недовольства П. Коллиера и А. Хоеффлер). С. Хантингтон предположил, что причины политического насилия коренятся в несоответствии уровня политического развития темпам роста политической активности [13: 24-25]. Когда темпы роста политической активности превосходят существующий уровень политического развития, то следствием становится политическое насилие и нестабильность. Рост политической активности, в свою очередь, объясняется социально-экономическими факторами: повышением образовательного уровня населения, экономическим ростом, увеличением социальной мобильности и усилением роли средств массовой информации.

Политическое развитие предполагает параллельное повышение уровня политического охвата и политической институциализации. Политический охват – это степень «поглощения» политическими организациями и процедурами населения того или иного политического сообщества.

Политическая же институциализация – это процесс усиления существующих в обществе политических организаций и утверждения в нем политических процедур. Уровень институциализации какой-либо политической системы определяется адаптивностью, сложностью, автономией и согласованностью ее организаций и процедур [13: 32]. Чем выше любой из этих критериев, тем выше уровень институциализации.

Адаптивность предполагает способность института успешно преодолевать вызовы со стороны окружающей среды. Другими словами, он должен решать все проблемы, которые могут угрожать его дальнейшему существованию. Сложность выражается в иерархическом и функциональном умножении политических институтов. Наименее устойчива та политическая система, которая зависит от одного человека. Напротив, у политической системы с несколькими различными политическими институтами намного больше возможностей. Автономия политических институтов предполагает отсутствие зависимости от какой-либо социальной группы или корпорации.

Политическая партия, выражающая интересы какой-либо одной общественной группы – будь то рабочие, предприниматели или фермеры, – менее автономна, чем партия, выражающая и суммирующая интересы нескольких общественных групп. Сплоченность означает способность институтов совместно работать на достижение общих целей. Любой институт должен быть способен работать с другими институтами, он должен признавать правила для разрешения возникающих между ними конфликтов.

Таким образом, отсутствие общепринятых институционных каналов для выражения интересов в условиях растущей политической активности приводит к тому, что притязания на участие в управлении обществом выражаются посредством механизмов гражданского насилия и военного вмешательства. Использование насилия в таком обществе становится правилом, а не отклонением от норм.

По мнению Т. Гарра, люди побуждаются к политическому насилию относительной депривацией, то есть напряжением или психологически некомфортным условием, которое развивается вследствие расхождения между «надо» и «есть», между ценностными экспектациями и ценностными возможностями. Ценностные экспектации – это блага и условия жизни, на которые, как убеждены люди, они могут с полным правом претендовать.

Ценностные возможности – это блага и условия, которые они, по их мнению, могли бы получить и удерживать. Ценности же в данном случае – это желательные события, объекты и условия, к достижению которых стремятся люди [11: 61].

Относительная депривация характеризуется масштабом и степенью, а также имеет три разновидности. Масштаб относительной депривации – это степень ее распространенности среди членов общества, интенсивность – степень негативного воздействия, которая ассоциируется с ее восприятием или, другими словами, острота неудовлетворенности или гнева, который она вызывает. Выделяются три различных вида или паттерна относительной депривации: убывающая, устремленная и прогрессивная. При убывающей депривации групповые экспектации остаются относительно постоянными, а возможности воспринимаются как снижающиеся. В таких обстоятельствах люди испытывают раздражение вследствие потери того, что когда-то имели или, как они считают, могли бы иметь. При устремленной возможности относительно статичны, в то время как экспектации возрастают или интенсифицируются. Здесь люди не предвидят или не испытывают значительной потери того, чем они обладают. Они приходят в раздражение от ощущения того, что не располагают средствами для достижения новых или возрастающих экспектаций. При прогрессивной же депривации наблюдается одновременное возрастание экспектаций и снижение возможностей [11: 84].

С экономической точки зрения причины политического насилия коренятся в стремлении отдельных индивидов и групп к обогащению (greed) и параллельном стремлении решить ряд проблем, вызывающих общественное недовольство (grievance) и препятствующих достижению материального благополучия мирным путем [3; 4; 6]. Свержение режима посредством насилия открывает перед диссидентами перспективы материального обогащения через продажу природных ресурсов и распределение иностранной финансовой помощи. Даже в ходе борьбы с режимом, которая может закончиться провалом, диссиденты способны приобретать материальные выгоды. Национальный союз за полную независимость Анголы (Uniao Nacional para a Independencia Total de Angola;

UNITA) и Объединенный революционный фронт (Revolutionary United Front;

RUF) в Сьерра-Леоне получали рентные доходы от продажи алмазов, хотя они никогда не имели контроля над государственным аппаратом. В ходе массовых беспорядков в Англии в августе 2011 года их участники активно занимались мародерством и грабежом магазинов бытовой электроники и одежды. К основным проблемам, вызывающим недовольство и мешающим материальному благополучию, относятся притеснение на этнической и религиозной почве, политическое исключение и существование системы распределения доходов, порождающей экономическое неравенство.

Господствующее положение суннитов в Бахрейне по сравнению с шиитами подтолкнуло последних выступить в 2011 году против существующего режима.

Рост неравенства в Непале привел к маосистскому восстанию [9:

121-134]. И в первом и во втором случае диссиденты действовали против монархического режима, который не допускает к процессу принятия политических решений широкие слои населения.

Политическое насилие имеет крайне мало положительных последствий, если их сравнить с количеством отрицательных последствий. Например, благотворным результатом политического насилия может считаться создание новых, более прогрессивных обществ, что иллюстрируется американской, турецкой, мексиканской и российской революциями. Негативных же последствий значительно больше. Чего только стоят человеческие потери в гражданских войнах. С 1945 по 1999 годы в 127 гражданских войнах, имевших место в 73 странах, погибло более 16 миллионов человек [5: 75].

Страны, столкнувшиеся с актами политического насилия, несут огромные экономические потери. Так называемая «Арабская весна» нанесла по экономикам Ливии, Сирии, Египта, Туниса, Бахрейна и Йемена тяжелый удар. Суммарные потери их ВВП достигают 20,56 миллиардов долларов, а потери госбюджета – 35,28 миллиардов долларов. Эти цифры не учитывают повреждений инфраструктуры, а также убытков, нанесенных коммерческим предприятиям, и потерянных прямых иностранных инвестиций. При этом страны, которым удалось избежать или остановить разгорающееся политическое насилие, получили существенную выгоду. ОАЭ, Кувейт и Саудовская Аравия заметно нарастили свой государственный доход. Так, поступления в бюджет Саудовской Аравии выросли на 25%, а рост доходов в ОАЭ составил 31% [1]. «Арабская весна» негативно сказалась на индустрии туризма в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Туристические компании эвакуировали туристов из Египта и Туниса, когда там проходили восстания, приведшие к смене режимов. В итоге популярные курорты, такие как Шармэш-Шейх, остались полупустыми. В Тунисе, например, туристический сектор является ключевым для экономики страны. Обычно он дает работу полумиллиону человек и приносит 2,5 миллиарда долларов ежегодной прибыли. Однако в 2011 году из-за волнений количество зарубежных туристов сократилось на 45% [2].

Помимо этого насилие имеет негативные последствия чисто политического характера, касающиеся политической системы, политического процесса и политического курса. Насилие понижает качество выполнения политической системой своих функций: политической социализации, политического рекрутирования и политической коммуникации.

Политическая социализация – это формирование установок и мнений о политике. Непрекращающиеся беспорядки, перевороты и гражданские войны будут постепенно превращать насилие в сознании молодежи в легитимный, приемлемый, обычный способ артикуляции интересов. Политическое рекрутирование, представляющее собой отбор индивидов на политические должности, может проводиться четырьмя способами: через выборы, назначение, наследование или аукцион. Политическое насилие заставляет режим отдавать приоритет менее демократичным способам рекрутирования элит. Например, политическое насилие может служить основанием для замены выборов губернатора его назначением. Политическая коммуникация, то есть движение информации, касающейся политической сферы жизнедеятельности общества, также искажается. Политическая коммуникация включает в себя движение информации между политическими акторами, движение информации, направленной обществом политическим акторам, и движение информации о политических акторах (новостные выпуски, статьи в газетах и т.д.). В условиях политического насилия режим начинает интересоваться только информацией одного рода, например, о вспыхнувших беспорядках, игнорируя другие важные для общества информационные сообщения.

Насилие нарушает нормальное течение политического процесса.

Политический процесс, будучи важнейшей категорией современной политической науки, представляет собой совокупность последовательно сменяющих друг друга форм активности, необходимых для выработки и реализации политического курса.

Любой процесс, независимо от типа политической системы, включает в себя пять форм такой активности:

артикуляцию интересов, агрегацию интересов, определение политического курса, его осуществление и контроль над его соблюдением [10: 81]. С этой точки зрения политическое насилие рассматривается как «ненормальное», альтернативное средство артикуляции интересов или выражения политических требований к режиму. Не признаваясь никакими режимами, оно всегда считается в отличие от непосредственного обращения к чиновнику или депутату, голосования на выборах или референдуме, участия в мирных акциях протеста нелегитимным каналом доступа. Этот способ доведения своих требований до лиц, играющих ключевую роль в выработке политического курса, относится к «ненормальным» и оказывается под запретом, поскольку угрожает жизни и здоровью граждан, созданным материальным ценностям. А жизнь, здоровье и материальные ценности – это именно те блага, на сохранение и приумножение которых прежде всего направлен политический процесс.

Политическое насилие мешает осуществлению политического курса, происходящего в форме регулирования поведения, извлечения ресурсов, распределения благ и услуг между различными группами населения.

Например, в районе, охваченном гражданской войной, игнорируются правила или законы рационального природопользования, что может привести к серьезному экологическому ущербу [12: 237-243]. Сбор налогов становится невозможным, крайне затрудняется выплата социальных пособий и финансирование различных правительственных программ.

Таким образом, концептуальное осмысление политического насилия возможно через выяснение родовидовых связей, через сопоставление с близкими явлениями, через рассмотрение его причин и следствий.

Политическое насилие относится к социальному насилию (диссиденты и режим борются друг с другом за власть). Оно по смыслу тесно примыкает к таким внутриполитическим феноменам как государственный террор, геноцид и взаимное уничтожение. Оно может корениться в социальном недовольстве и жажде наживы, в относительной депривации и слабых темпах политического развития. Его последствия огромны: тысячи жизней, многомиллионные убытки и дестабилизация политической системы.

Примечания

1 - BBC. «Арабская весна» обошлась экономике в $55 млрд. http://www.bbc.co.uk/russian/international/2011/10/111014_arab_spring_costs.shtml (14.10.2011).

2 - BBC. «Арабская весна»: как демократия может помочь туризму. http://www.bbc.co.uk/russian/international/2011/11/111110_tourism_hopes_arab_spring.shtml (10.11.2011).

3 - Collier P., Hoeffler A. Greed and Grievance in Civil War // Oxford Economic Paper. - 2004. Vol. 56. - P. 563-595.

4 - Collier P., Hoeffler A., Rohner D. Beyond Greed and Grievance: Feasibility and Civil War // Oxford Economic Papers. - 2009. - Vol. 61. - P. 1-27;

5 - Fearon J.D., Laitin D.D. Ethnicity, Insurgency, and Civil War // American Political Science Review. - 2003. - Vol. 97. - № 1. - P. 75-90;

6 - Hoeffler A. «Greed» versus «Grievance»: A Useful Conceptual Distinction in the Study of Civil War? // Studies in Ethnicity and Nationalism. - 2011. - Vol. 11. - № 2. - P. 274-284.

7 - Kalyvas S.N. The Logic of Violence in Civil War. - Cambridge: Cambridge University Press, 2006. - 508 p.

8 - Munck G.L. Disaggregating Political Regime: Conceptual Issues in the Study of Democratization. - Notre Dame: The Helen Kellogg Institute for International Studies, 1996. - 42 p.

9 - Murshed S.M., Gates S. Spatial-Horizontal Inequality and the Maoist Insurgency in Nepal // Review of Development Economics. - 2005. - Vol. 9. - № 1. - P. 121-134.

10 - Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная политология сегодня:

Мировой обзор. - М.: Аспект Пресс, 2002. - 537 с.

11 - Гарр Т.Р. Почему люди бунтуют. - СПб.: Питер, 2005. - 464 с.



12 - Нефедов С.А. Экологический ущерб в структуре военных целей: политологический анализ // Социально-гуманитарные знания. - 2008. - № 11. - С. 237-243.

13 - Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. - М.: ПрогрессТрадиция, 2004. - 480 с.

14 - Чалдини Р., Кенрик Д., Нейберг С. Социальная психология. Пойми других, чтобы понять себя! - СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. - 256 с.



Похожие работы:

«Аналитические записки Института Кавказа, #1, 2014 Молчащие пушки августа: почему не началась новая карабахская война Сергей Минасян © 2014 Институт Кавказа, Ереван Аналитические записки, #1, сентябрь 2014 г. www.c-i.am МОЛЧАЩИЕ ПУШКИ АВГУСТА: ПОЧЕМУ НЕ НАЧАЛАСЬ НОВАЯ КАРАБАХСКАЯ ВОЙНА Аналитические записки Института Кавказа, №1, Ереван, Сентябрь 2014. Автор: Сергей Минасян, доктор политических наук, заместитель директора Страница1 Института Кавказа Редакторы: Грант Микаелян, Нина Искандарян...»

«Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ФИНАНСОВАЯ АКАДЕМИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Кафедра «Ценные бумаги и финансовый инжиниринг»Работа допущена к защите: _ Зав. кафедрой, проф. Рубцов Б.Б. «» 2009 г. Дипломная работа на тему: «Организация фронт-офиса в брокерско-дилерской компании» Выполнил: Студент группы РЦБ 5-6 Сынгаевский А.Д. Научный руководитель: к.э.н., доцент Андрианова Л.Н. Москва 2009 Содержание Введение Глава 1....»

«357 страны осталось незавершенным. Многое тут закончат реформы середины XVI в. И тем не менее состоялось главное — был сделан решительный шаг в созидании единого централизованного Российского государства. Глава 15. Россия в XV — середине XVI в.: страна н общество Рождение Российского централизованного государства происходило в кровавых схватках внутренних усобиц, в жестком противостоянии большинству соседей. Россия обретала свое место в мире, свое геополитическое пространство в изнурительной...»

«ФИНАНСИРОВАНИЕ НАУКИ В РОССИИ И В МИРЕ. МИРОВЫЕ И ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В СФЕРЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ. УНИВЕРСИТЕТЫ, ИЗДАТЕЛЬСТВА, ПРАВИТЕЛЬСТВА Ирина Разумова, заместитель директора по научнй работе, Консорциум НЭИКОН razumova@neicon.ru Что мы узнаем сегодня? • Принципы финансирования мировой и российской науки и образования. • Принципы оценки мировой и российской науки и образования. • Использование аналитических инструментов в управлении процессами образования и...»

«Европа в Интернете Подборка полезных веб-сайтов, баз данных и документов для получения информации о Европейском Союзе и расширенной Европе Иэн Томсон Директор, Кардифф EDC Latest revision: September 2014 © Ian Thomson Original Russian translation by: Aysylu Gimranova, 2014 Европа в Интернете Содержание • Поиск информации o Евросоюзe • Законодательная, судебная информация и сведения по разработкe политического курса • Держа руку на пульсе • Информация о политике и странах ЕС • Гранты и займы –...»

«Отзыв официального оппонента Рыхтика Михаила Ивановича на диссертацию Кравченко И.Ю. «РОЛЬ АМЕРИКАНСКИХ ЭКСПЕРТНО-АНАЛИТИЧЕСКИХ ЦЕНТРОВ В ВЫРАБОТКЕ И ПРИНЯТИИ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ В 2008-2014 ГГ. (НА ПРИМЕРЕ ПАЛЕСТИНО-ИЗРАИЛЬСКОГО КОНФЛИКТА)», представленную на соискание ученой степени кандидата политических наук по специальности 23.00.04 —политические проблемы международных отношений и глобального развития. Диссертация И.Ю. Кавченко посвящена актуальной как в теоретико­ научном, так и...»

«СЕРИЯ: ПОЛИТОЛОГИЯ УДК 343.35:35 DOI: 10.12737/16801 «ЦВЕТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ»: ОТ SOFT POWER К ГРАЖДАНСКИМ ВОЙНАМ Нечаев Д.Н., Ницевич В.Ф., Бочанов М.А.1 В статье проводится анализ «цветных революций» в Ливии, Сирии и Украине. Авторы выявляют причины и предпосылки этих событий, связь с «арабской весной». Проводится анализ внутренних и внешних факторов, повлиявших на социально-политический кризис в этих государствах. Делается вывод о том, что экзогенные факторы оказали существенное влияние на...»

«1 Анализ сектора социального обслуживания населения Республики Беларусь Список использованных сокращений Введение Глава 1. Общая характеристика сектора социального обслуживания и его основных субъектов. 9 Объект и предмет анализа Цель и задачи анализа Рабочие гипотезы Глава 2. Государственная политика в сфере социального обслуживания населения в Республике Беларусь Глава 3. Обзор международного права и национального законодательства, оценка правового контекста сферы социального обслуживания...»



 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.