WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |

«Т. В. Дробышева ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ Ценностный подход Издательство «Институт психологии РАН» Москва – ...»

-- [ Страница 4 ] --

Фернам, Аргайл, 2006, с. 136–141) имеют психолого-педагогическую направленность, поскольку раскрывают эффективность данного вида обучения в начальной школе или дошкольном учреждении, методологические вопросы (влияние специальной подготовки педагогов, дидактических материалов, включение дискуссионных методов вместо лекционных, специальных видео- и телепрограмм, кинофильмов и т. п.) экономического образования, а не его характеристики как фактора (условий, средств и т. п.) экономической социализации. Так, А. Фернам (Furnham, Anthony, 1988), анализируя результаты различий в понимании школьниками основных экономических понятий (цена, заработная плата, инвестиции, забастовка), обнаружил, что дети имеют сходные представления вне зависимости от того, к какому социальному классу они принадлежат. Он предположил возможность того, что различия по этому признаку существуют, но стираются благодаря единой системе знаний в школе. С его точки зрения, экономическое воспитание в семье и экономическое обучение в школе в процессе экономической социализации детей не должны рассматриваться как взаимоисключающие, наоборот, данные факторы должны взаимодополнять друг друга. Вывод автора особенно важен для нашей работы, так как согласуется с системным подходом Б. Ф. Ломова (1975, 1996), который подчеркивал необходимость изучения характера связей различных факторов в процессе исследования детерминации психики и поведения личности.



В отечественной науке исследования экономического образования в большей степени проводятся в области педагогической психологии или педагогики. Основной интерес исследователей, как и западных коллег, сфокусирован вокруг методических вопросов преподавания экономики в школе и содержательных компонентов учебного предмета (Базайкина и др., 2005; Галкина, 1999; Новожилова, 2003; Стригина, 1999; Табунова, 1997; и др.).

Многочисленные исследования содержания экономического воспитания и экономического образования (Васильев, 1983; Клепач и др., 1979; Малышев и др., 1989; Попов, 1981, 1986; и др.) в отечественной педагогике до 1990-х годов носили идеологический характер. Авторы, указывая на воспитание бережливости, экономности, деловитости и социалистической предприимчивости, отмечали необходимость включения молодежи в реальную экономическую жизнь. Поэтому, когда в конце 1980-х годов выходит постановление правительства о «Перестройке системы политической и экономической учебы трудящихся», в стране начинается всестороннее внедрение экономического образования, начиная с предприятий, вузов и заканчивая школой. Позже, в первой половине 1990-х годов, появилась ориентация на западную систему экономического образования, что привело к изменению содержания, форм и методов экономического «всеобуча». Критикуемые западные экономические концепции «конфликт между неограниченными желаниями и ограниченностью ресурсов», «рациональный человек» и т. д., спустя несколько лет становятся основополагающими в российском экономическом образовании.

Мало того, сам факт существования такой дисциплины на Западе, как экономическая педагогика, приводит к развитию подобного направления и в отечественной науке. Однако экономика как учебный предмет в школе получила свое признание только к середине 1990-х, а для младших школьников к концу 1990-х годов. Таким образом, экономическое образование как микросоциальный фактор связано с теми макроэкономическими и макросоциальными изменениями, которые характеризуют развитие российского общества в разные исторические периоды. Следовательно, при изучении изменений, которые произойдут в исследуемых личностных характеристиках школьников под влиянием специально организованного обучения основам экономики, необходимо учитывать макроэкономические условия, которые косвенно обуславливают этот процесс. Речь идет о стабильном и кризисном периоде в развитии экономики.

С точки зрения социально-психологического подхода к исследованию экономического образования, такой вид образования рассматривается как фактор экономической социализации – условие, средство формирования экономического сознания, экономического поведения будущего субъекта экономических отношений. В качестве различных «эффектов» экономического образования исследователи выделяют: сформированность экономических представлений, понятий, ролей, отношений к деньгам; динамику ценностных ориентаций, экономического сознания в целом и отдельных его элементов – представлений, установок, ценностей, отношений к экономическим объектам и явлениям и т. п. (Баранов, 1996; Вяткин, 2010; Дробышева, 1999, 2002; Жилина, 2005; Землянская, 2001; Осипенко, 2005; Перевезенцева, 2007; и др.). Наиболее важный для нашего исследования аспект изучения эффектов экономического образования как фактора (условия) формирования личности связан с выявлением динамики в структуре ее ценностных ориентаций.

– Отметим следующее: экономическое образование, осуществляемое посредством школы (лицея, колледжа и т. п.), в зарубежных и отечественных исследованиях изучается в основном в рамках психолого-педагогической направленности.

Основной акцент исследователи ставят на его содержании, методах преподавания. Немногочисленные работы авторов, рассматривающих данный вид образования как фактор экономической социализации личности, ориентированы на выявление эффектов его воздействия, в качестве которых выступают изменения (динамика, сформированность/ несформированность) психологических и социально-психологических феноменов (экономические роли, Я-концепция, ценностные ориентации, экономические представления, экономическая идентичность и т. п.).





– Сравнительные исследования экономического воспитания в семье и экономического образования в школе (лицее, колледже) в большинстве случаев преследуют цель выявить преимущества того или иного фактора, в то время как данные воздействия не должны рассматриваться как взаимоисключающие друг друга. Наоборот, выявление взаимосвязей этих факторов позволит более точно определить роль каждого из них в формировании экономического сознания, поведения личности, в изменении структуры ее ценностных ориентаций.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ I

– Феномен «экономическая социализация» большинством отечественных и зарубежных исследователей рассматривается как частный случай общей социализации, что и определяет его содержание – усвоение экономического опыта, знаний, ролей и как следствие – формирование экономического сознания, мышления, соответствующего поведения и т. п.

– В зарубежной экономической психологии в области экономической социализации выделилось несколько направлений исследований, условно именуемых «когнитивное», «поведенческое» и «факторное». Первое из них ориентировано на изучение феноменов экономического сознания – представлений, понятий, образов экономических явлений и объектов. Второе направление объединяет исследования мотивов, целей, стратегий, видов и т. п. экономического поведения. Факторное направление включает наименьшее число работ в связи с тем, что первые два рассматривают различные социальные и психологические факторы как условия, предпосылки и т. п. формирования экономического сознания и поведения. Большинство исследований, выполненных в данном направлении, ориентированы на сравнительный анализ воздействия институтов социализации (школы, семьи, СМИ, сверстников) и конкретных агентов, которые рассматриваются носителями экономической информации, образцов и норм экономического поведения, системы общественных ценностей. В качестве эффектов данного воздействия изучаются экономические представления детей и подростков, их отношение к материальным ценностям, принятие решений в процессе выбора товара и т. п. Ценностные ориентации личности детей и подростков, их структура, динамика в рамках существующих направлений не изучаются ни в качестве эффектов макро- и микросоциального воздействия, ни в роли психологических детерминант экономического сознания и поведения.

– Исследования экономической социализации формирующейся личности в отечественной науке отличаются разнообразием (психологический, социально-психологический, экономико-психологический, этнопсихологический и т. п.) и разрозненностью авторских подходов, определяющих формирование предметного поля данного раздела экономической психологии. Особенность отечественных исследований состоит в построении авторами сложных многоуровневых моделей экономической социализации личности, ориентированных на ее двустороннюю направленность. В качестве результата такого вида социализации авторы выделяют сформированность экономической культуры, экономической идентичности, компетентности и т. п. как комбинированных феноменов, интегрирующих различные психологические и социально-психологические характеристики.

Объектами отечественных исследований экономической социализации формирующееся становятся не только дети и подростки, но и учащаяся, работающая молодежь, а также взрослое население страны.

– Экономическая социализация формирующейся личности – непрерывный процесс становления субъекта экономических отношений в обществе, она имеет отличительные признаки в разные периоды жизни. Так, первичная и вторичная экономическая социализация различаются по: доминированию ведущего фактора (возрастной или исторический), характеру изменений (сплошной и выборочный), соотношению микро и макросоциальных факторов, опосредованному/непосредственному участию в экономических отношениях.

– В рамках «ценностного подхода», разрабатываемого автором, экономическая социализация понимается как процесс и результат включенности личности в систему экономических отношений общества. Усваивая экономический опыт общества, социальные и экономические ценности, нормы экономического поведения и активно преобразуя их, человек становится субъектом экономических отношений данного общества. На этапе первичной социализации дети воспроизводят систему экономических отношений во взаимодействии не только со взрослыми, но и со сверстниками (бартер, долговые, инвестиционные и др.).

– Психологическим критерием экономической социализированности интенсивно формирующейся личности на этапе ее первичной социализации, с одной стороны, является динамика ценностных ориентаций личности в микросоциальных (специально организованное воздействие экономического образования в школе) и макросоциальных условиях (исторические периоды, характеризуемые различными моделями экономического развития российского общества). В качестве результативных характеристик мы рассматриваем сформированность элементов экономического сознания (к примеру, представлений о бедном/богатом), адекватных общественным представлениям. В данном процессе участвует и система ценностных ориентаций личности, которая социально детерминирована. С третьей стороны, воспроизводство усвоенного извне экономического знания и опыта может быть реализовано в экономическом поведении детей, конструировании ими «автономного мира» экономических отношений, опосредованных системой ценностных ориентаций. Данный мир отношений детей согласуется с распространенными в российском обществе экономическими отношениями взрослых, которые, в свою очередь, обусловлены общественной системой ценностей.

– Теоретической основой социально-психологического исследования экономической социализации формирующейся личности стал системный подход к детерминации психики и поведения, разрабатываемый Б. Ф. Ломовым, Е. В. Шороховой и др. Основные идеи, высказанные этими авторами и принятые для обоснования моделей экспериментального и эмпирических исследований, проанализированы в главе 2.

ГЛАВА 2

СИСТЕМНАЯ ДЕТЕРМИНАЦИЯ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ

ФОРМИРУЮЩЕЙСЯ ЛИЧНОСТИ

ВВЕДЕНИЕ

Проблема исследования детерминации психики в социальной психологии является одной из ведущих, поскольку определяется содержанием предметного поля данной дисциплины, характеризуемого многократно опосредованной взаимозависимостью личности, группы и социальной среды в целом. Сама среда, рассматриваемая как многоуровневая система, одним из элементов которой и является индивид, демонстрирует сложность, неоднозначность и нелинейность изучаемого феномена. Так, еще в 1969 г. Е. В. Шорохова, развивая детерминистические идеи С. Л. Рубинштейна, отмечала, что для анализа природы психических явлений необходимо учитывать неоднородность социальной детерминации. «В преобразованной человеком природе и созданном человеком обществе выделяются разные детерминирующие факторы, которые сами по-разному изменяются в зависимости от изменения общественно – экономических условий и оказывают дифференцированное влияние на формирование и изменение психических явлений». Выделяя уровневую организацию социальной детерминации психики, включающую факторы развития преобразованной человеком природы, фило- и онтогенеза, она подчеркивала, что «общие социальные условия по-разному сочетаются со специфическими условиями жизни и деятельности отдельной личности. Проявление этих общих детерминирующих факторов индивидуализируется у разных людей. Общее действует лишь через особенное, проявляясь в индивидуальном» (Шорохова, 1969, с. 53).

В вышеизложенном тезисе фиксируется степень сложности заявленной проблемы исследования детерминации социально-психологического, экономико-психологического явления. Е. В. Шорохова почти полвека назад пыталась ее решить, к примеру, анализируя соотношение между статистическими и динамическими закономерностями, которые по-разному связаны с законом причинности.

«Динамические закономерности отражают строго детерминированное поведение отдельного объекта, тогда как в статистических закономерностях отражаются взаимосвязи элементов, образующих определенную совокупность, и поведение этой совокупности элементов в целом» (Шорохова, 1969, с. 41). Нельзя не согласиться с автором, что для изучения массовидных явлений, носителем которых являются большие группы, учет статистических закономерностей особенно необходим. Дальнейшая логика исследования приводит автора к рассмотрению того, что жесткая детерминация возможна лишь для врожденных безусловных реакций, некоторых условных рефлексов, автоматизированных условнорефлекторных актов и т. п., в то время как внешняя среда, составляющая «арсенал» условий, при которых проявляется поведение, является динамичной. Следовательно, для решения задачи предсказания поведения оценки влияния условий на данное поведение требуются новые подходы.

Поэтому в конце 1960-х годов Е. В Шорохова (1969) обращается к «вероятностной модели» детерминации, в которой сама вероятность «есть количественная характеристика реальной возможности поведения объекта при определенных условиях, поскольку в том случае, когда существует совокупность этих условий, различное их сочетание, вероятность может характеризовать возможное поведение и отдельного объекта. Вероятностью, таким образом, могут быть охарактеризованы как совокупность условий, так и поведение вызванной определенными условиями системы. Иными словами, вероятностными могут быть и направления действия причин, и закономерности появления вызванных этими причинами следствий»

(Шорохова, 1969, с. 41).

Данная модель, безусловно, не решала всех поставленных задач, в первую очередь, не выявляла характера отношений самих детерминирующих факторов в процессе их общего воздействия. Однако следует отметить, что сам факт обсуждения двух аспектов социальной детерминации: совокупности условий как некой системы, в которых разворачивается поведение человека, и многообразия сочетаемости этих условий – во многом, на наш взгляд, предопределили следующий подход к изучаемой проблеме, развиваемый Б. Ф. Ломовым.

Длительный период времени социально-психологические исследования детерминации были нацелены на изучение каузальных связей в направлении выявления психологических эффектов, возникающих в результате какого-либо воздействия извне, т. е. основной акцент делался на социальных факторах. Подчас в данных работах проводится подмена детерминистических моделей статистическим анализом данных. Однако именно в этом контексте исследований стала проявляться та проблема, на которую указывает Б. Ф. Ломов (1975, 1982, 1984) и которая спровоцировала сам поиск ее решения: «Раскрывая закономерные связи (отношения) между, например, внешними воздействиями и соответствующими психическими эффектами, между самими этими эффектами, отношения тех или иных психических свойств и их оснований, отношения, характеризующие механизм возникновения психических явлений и т. д., мы выделяем в сложной, многоуровневой и динамической системе лишь какую-то ее сторону и отвлекаемся от всех других» (Ломов, 1982, с. 22; курсив мой. – Т. Д.). Преодоление анализа каузальности Ломов видел в системном подходе.

2.1. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К ДЕТЕРМИНАЦИИ ПСИХИКИ

И ПОВЕДЕНИЯ. СПЕЦИФИКА ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ

В СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ

Формулируя вопрос об исследовании детерминант, причинно-следственных связях в поведении и деятельности субъекта, Б. Ф. Ломов категорически отвергает принцип линейного детерминизма, согласно которому «связь причин и следствий представляет собой одномерную однонаправленную цепочку, является жесткой и однозначной»

(Ломов, 1982, с. 23). Не дает ответа на множество поставленных вопросов, по его мнению, и идея «вероятностного детерминизма», согласно которой «связь между причиной и следствием является не жесткой и однозначной, а вероятностной» (Ломов, 1982, с. 24;

1984, с. 116). Она, с точки зрения автора, содержательно не раскрывает характера причинно-следственных связей. В противовес существующим подходам он предлагает системную детерминацию, которая «реально выступает как многоплановая, многоуровневая, многомерная, включающая явления разных (многих) порядков…»

(Ломов, 1984, с. 99).

С позиций системного подхода «детерминация представляет собой систему детерминант разного типа, т. е. сама имеет системный характер. Конечно, главное в ней – причинно-следственные, каузальные отношения… Но каузальными связями детерминация не ограничивается. Она включает также внешние и внутренние факторы, общие и специальные предпосылки, опосредующие звенья. Причинные отношения – наиболее существенные, необходимые, повторяющиеся. Другие детерминанты не порождают, не вызывают событий, эффектов, рассматриваемых как следствия. Но они влияют на них, ускоряя или замедляя их возникновение, усиливая или ослабляя, изменяя их в том или ином направлении» (Ломов, 1996, с. 85; курсив мой. – Т. Д.). В данном тезисе, с нашей точки зрения, раскрывается один из наиболее важных аспектов системной детерминации для исследований социально-психологических феноменов – дифференциация детерминант по различным признакам, указание на их функциональное различие, характер направленности этих воздействий.

К примеру, при исследовании группового давления на поведение личности часто отбрасываются в сторону как артефакт те результаты, в которых фиксировано отсутствие изменения. В то же время при более глубоком анализе можно увидеть, что субъект не просто не изменил своего мнения в пользу группового, но и наоборот, стал более убежденным в своей правоте. Однако такие данные, анализируемые в качестве каузальной связи, не демонстрируют динамики;

в описанном выше примере не рассматривается изменение суждения человека, которое может приниматься как результативный показатель группового давления. С нашей точки зрения, можно обнаружить такие детерминанты, которые будут, с одной стороны, ослаблять действие причины (группового суждения), с другой – не просто сохранят мнение человека, а изменят его качественным образом, внесут дополнительные параметры оценки или усилят степень значимости существующих характеристик. Однако для того, чтобы проанализировать такие детерминанты, их нужно выявить из множества других, оценив потенциальные возможности каждой в контексте проводимой работы.

Применительно к задачам психологического исследования Б. Ф. Ломов выделяет несколько типов детерминант, каждый из которых имеет свои особенности и возможности, но преследует одну общую цель – понять каузальные связи. «Чтобы понять причинноследственные связи в сложных системных объектах, мало сказать, что они являются опосредствованными. Необходимо раскрыть реальные функции тех звеньев системы, которые выступают в роли опосредствующих» (Ломов, 1982, с. 24; 1984, с. 117). Это достаточно сложная задача, поскольку даже сама каузальность не может быть, по мнению Ломова, рассмотрена как простое соотношение причины и следствия. «В качестве причин того или иного поведенческого акта выступает как правило не отдельное событие, а система событий, или ситуация» (Ломов, 1982, с. 26; 1984, с. 120). Причем предшествующее событие не всегда является действительной причиной другого события, следующего за ним. Данное уточнение раскрывает вопрос о временных отношениях причин и следствий. «Исследуя человеческое поведение и деятельность, мы обычно пытаемся найти некоторое единичное событие, которое может быть причиной. Но в реальной жизни информация накапливается в памяти субъекта и следствие возникает как результат многих событий, сменяющих друг друга.

Следствие возникает тогда, когда эта информация достигает некоторой критической массы. В этом смысле можно говорить о кумулятивных причинах» (Ломов, 1996, с. 86; курсив мой. – Т. Д.). Здесь важно обратить внимание на два взаимосвязанных факта.

Во-первых, причина не может быть единственной (особенно это верно для социально-психологических, экономико-психологических феноменов), ее кумулятивный характер проявляется в цепочке событий, составляющих эту причину. Ломов не развивает в данном тезисе мысль о том, что сами события могут противоречить друг другу, осложняя, замедляя, изменяя направление действия причины в целом, но это следует из логики его анализа. К примеру, на формирование ценностных ориентаций личности ребенка только в семейном воспитании, определяемом как фактор социализации (кроме семьи эту цель преследуют СМИ, в частности, телепередачи, кинофильмы, рекламные роли, наружная реклама, журнальные и газетные сообщения и т. п., сверстники и др.) можно выделить разнонаправленные установки, ожидания, представления родителей, сиблингов, дедушек и бабушек, а также нянь и гувернанток, последние во многих семьях воспринимаются как полноправные члены.



На данном примере можно увидеть, что сама причина, определяемая как совокупность событий, может быть рассмотрена как система взаимодополняющих и взаимоотвергающих друг друга компонентов.

Во-вторых, отношения событий и следствий во времени, каждое из которых «само по себе не вызывает эффекта – эффект дает лишь их накопление (и сохранение информации об этих событиях в памяти)» (Ломов, 1982, с. 27–28; 1984, с. 123) также подводят к пониманию того, что в социально-психологическом исследовании накопленный эффект ряда событий не может быть рассмотрен как постоянная величина. В отличие от психологических феноменов, социально-психологические определяются не только психическими, но и социальными (экономическими) законами.

На это, кстати, указывает и Ломов, постулируя положения системного подхода:

«…законы, выявленные в психологии (прежде всего, те, которые относятся к личности и социально-психологическим явлениям. – Т. Д.) должны быть сопоставимы с законами, открытыми в истории, экономике, социологии» (Ломов, 1984, с. 128–129). В качестве иллюстрации данного тезиса можно привести экономический закон Ирвинга Фишера, сформулированный им еще в 1930-е годы и широко использующийся в современной экономической психологии как теоретическая основа исследований сберегающего поведения (Otto et al., 2006; Рабинович, 2004; и др.) Системный характер анализа ситуации проявляется и в том, что она рассматривается Б. Ф. Ломовым соотносительно с особенностями и свойствами того, кто в этой ситуации действует, и с самой деятельностью. Динамичность ситуации, по его мнению, непосредственным образом связана с поведением (деятельностью) субъекта, которое осуществляется в ней. Поскольку под влиянием поведения меняется ситуация, которая, в свою очередь, создает новые условия (причины) для изменений поведения, то сама деятельность человека рассматривается как саморегулирующаяся (самодетерминирующаяся) система. Именно внутренние условия определяются в системной детерминации нивелирующим фактором воздействия внешних факторов, важнейшим компонентом общей системы детерминант, роль которого в процессе психического развития личности возрастает.

Учет этого, конечно, создает дополнительные трудности в анализе причинно-следственных связей, но в то же время позволяет более объективно подходить к интерпретации результатов, отменяя выводы о жесткой каузальности.

Данные суждения о взаимосвязи внешнего и внутреннего, рассмотрение деятельности человека как самодетерминирующейся системы особенно важны для понимания ограничения возможностей исследователя, стремящегося учесть в социально-психологическом исследовании все воздействия на психику и поведение человека независимо от того, лабораторный это эксперимент или эмпирическое исследование с доэкспериментальными задачами.

Предложенная Б. Ф. Ломовым типология детерминант – еще один шаг в направлении преодоления линейной детерминации.

В этой связи возникает вопрос о мере в соотношении различных причин, факторов и условий, а также в выявлении на этой основе стабилизирующей детерминации, т. е. такой «комбинации внешних и внутренних детерминант, которая обеспечивает устойчивость и относительную автономность развивающейся системы» (Ломов, 1984, с. 101).

Раскрывая содержание внешних факторов, Б. Ф. Ломов приводит пример изменений в протекании когнитивных процессов в зависимости от условий, в которых они разворачиваются (действия в одиночку и в ситуациях взаимодействия с другими). Таким образом, общение рассматривается им как «внешний фактор, который может ускорить течение когнитивных процессов, повысить точность их результатов, редуцировать некоторые стадии или действовать в противоположном направлении» (Ломов, 1996, с. 88). Следует напомнить, что одна из первых экспериментальных работ в отечественной социальной психологии, проведенная В. М. Бехтеревым и М. В. Ланге (1925) была посвящена изучению именно данного феномена, т. е. внешней детерминации познавательной, эмоциональной и др. сфер психики человека. Более того, общение как специфическая форма взаимодействия людей является одним из компонентов предметного поля научной дисциплины. К сожалению, автор системного подхода не раскрывает многоуровневость построения системы внешних факторов, он лишь намечает их – межличностные отношения, уровни когнитивного развития личности и т. п., в то время как общение, коммуникации в зависимости от условий разворачивания (макро/микросреда, межличностное/межгрупповое, значимое/незначимое окружение и т. п.) по-разному опосредуют изучаемые социально-психологические процессы, состояния и свойства.

В качестве внутреннего фактора Ломов рассматривает «события или феномены, органически включенные в изучаемые явления, имманентно присущие им» (Ломов, 1996, с. 88; курсив мой. – Т. Д.).

В этой роли, по его мнению, могут выступать: установка, апперцепция, стереотип, когнитивная схема, аттитюд, психологическое отношение и т. п. Они демонстрируют влияние на всю систему психических процессов и поведение в целом. В социально-психологических исследованиях учет внутреннего фактора осуществляется в направлении выявления зависимости динамики изучаемых феноменов от темперамента, пола, ценностных ориентаций, особенностей протекания познавательных процессов или сформированности волевого контроля поведения и т. п. Здесь важно отметить, что отсутствие статистической связи не дает представления о силе воздействия внутреннего фактора. Любой из факторов сам по себе может и не оказывать влияние на выявленную динамику, но в сочетании с другими внутренними факторами начинает проявлять свои характеристики. Возможно, в данном случае нам необходимо определить тот набор переменных, который актуализирует скрытые возможности внутренних факторов.

Выделяя такой тип детерминант, как общие и специфические предпосылки, Б. Ф. Ломов отмечает, что: «…любое событие появляется не вдруг, не внезапно. Оно должно быть подготовлено развитием всех других, предшествующих ему. Если что-то не достигает определенной ступени в своем генезисе, не созревает, то никакая причина не вызовет эффекта. Предпосылка – это своего рода готовность или подготовленность к „восприятию“ (не в психологическом смысле слова) действия причины и других детерминант. Это – своего рода почва, на которой произрастают те или иные события» (Ломов, 1996, с. 89; курсив мой. – Т. Д.).

Выделяются два вида предпосылок:

общие, связанные с «родовыми» способностями человека, и специфические, определяющие своеобразие одаренности каждого конкретного человека. Отдельно автором рассматриваются «свойства нервной системы, обуславливающие формирование темперамента, индивидуального стиля и ряда других характеристик поведения и деятельности человека» (Ломов, 1996, с. 90), т. е. формально-динамические свойства. Вероятно, свойства нервной системы определяются здесь как предпосылка предпосылки, т. е. глубинный (нижний) уровень самой предпосылки, поскольку они различаются по механизму действия. Подготовленность – верхний уровень предпосылки – связана с оптимальным уровнем созревания каких-либо свойств, в то время как ее нижний уровень (свойства нервной системы) есть их оптимальное сочетание, при котором они актуализируются. Данное суждение является логическим заключением анализа, но не интерпретацией тезиса Б. Ф. Ломова.

Одним из наиболее важных аспектов теории системной детерминации является вопрос о понимании того, почему одно и то же воздействие вызывает различные эффекты? Поиск ответа, по мнению Ломова, приводит любого исследователя к идее опосредствования каузальной связи, однако «туман и неопределенности возникают тогда, когда просто утверждается факт опосредствования, но не раскрывается, что и как опосредствует связи между изучаемыми явлениями» (Ломов, 1982, с. 24; 1984, с. 117; курсив мой. – Т. Д.). В данном случае введение в логику анализа «промежуточных переменных», по его мнению, не решает указанной проблемы, так как в данной концепции (концепция промежуточных переменных Э. Ч. Толмена) не раскрывается ни то, как они включены в исследуемую связь, ни потребность включения данных переменных в модель. Что же, с точки зрения Ломова, может выполнять функцию опосредования? Это – вспомогательные средства, т. е. знаки и знаковые системы (пример с опосредованным запоминанием А. Н. Леонтьева). Могут ли в этой роли выступать другие феномены, ответа в его работе мы не находим.

Думается, что в данной роли могут быть рассмотрены язык, нормы, ценности и т. п. В любом случае выбор средств определяется предметом исследования. Поэтому в социально-психологической работе эту функцию могут выполнять различные феномены: от агентов социализации до норм поведения.

Выводы, которые формулирует Б. Ф. Ломов, органично применяются в нашем исследовании: «Во-первых, исследуя законы психики, нужно иметь в виду разные типы детерминант… Во-вторых, совокупность всех этих детерминант образует систему… В-третьих, в исследовании психических феноменов попытки искать одну единственную детерминанту – это тупиковый путь. Любое явление определяется их системой». И далее: «Соотношение между детерминантами разных типов очень динамично, подвижно. То, что в одних условиях выступает в роли предпосылки (общей или специальной). В других может стать причиной или фактором (внешним или внутренним), опосредствующим звеном и – наоборот. Структура системной детерминации зависит от конкретных обстоятельств» (Ломов, 1996, с. 91).

Последнее особенно важно помнить при изучении социально-психологических феноменов, так как четкое определение всей структуры детерминации дает возможность понимания не только характера выявленной динамики, но и механизмов, точнее, системы психологических механизмов, ее порождающих. Действительно, сложно вычленить, что повлияло на изменение отношения человека к финансовому кризису – информация, поступающая посредством всех каналов СМИ, или суждение значимого другого, или собственный опыт взаимодействия с финансовыми институтами, или ситуация увольнения как реальная «иллюстрация» этого кризиса? А может быть, система нравственных ценностей, усвоенных с детства и принятых как основа регуляции поведения вместе с нормами, стала «остро реагировать» на сочетание условий? Или все вышеперечисленное?

Можно ли выделить что-то одно и как учесть все? Какие из упомянутых факторов подготавливают изменения в психике и поведении, а какие играют роль «пускового механизма»?

В целом предложенная Ломовым концепция позволяет по-иному взглянуть на две, столь важные и для социальной психологии проблемы. Первая – соотношение социального и биологического в детерминации психики и поведения. Вторая – психическое и социальное развитие человека. Отвергая концепции последовательной смены и параллельного действия двух факторов, автор предлагает рассматривать динамичность детерминации на разных этапах психического развития, которая проявляется в изменении соотношения и функций самих детерминант в зависимости от конкретной ситуации. Следует напомнить, что учет конкретной ситуации для социально-психологического исследования определяет специфику самой дисциплины.

«В одних конкретных ситуациях то или иное социальное событие является причиной определенных действий человека; при этом его биологические особенности могут выступить в роли фактора или предпосылки или опосредствующего звена. В других ситуациях структура детерминации другая» (Ломов, 1996, с. 92).

Главный, по мнению Ломова, вопрос в теории психического развития связан с трансформацией одной стадии развития в другую (что наблюдается и в социальном, и в социально-экономическом развитии). Результаты поиска «универсальной детерминанты» в данном случае не дают ответа на поставленный вопрос. Однако понимание принципов смены детерминирующих систем позволяет иначе посмотреть на эту проблему: «Когда та или иная стадия подходит к своему завершению, результаты, достигнутые на ней (например, когнитивные структуры, знания и умения, ценностные ориентации, мотивы и т. д.), включаются в системную детерминацию, выступая в роли либо внутренних факторов, либо предпосылок, либо опосредствующих звеньев для следующей. В то же время формы активности развивающегося субъекта, особенно его общения (более широко – взаимодействия с другими людьми) изменяются; при этом остаются неизменными и психологические отношения этих других людей, сознательно или неосознаваемо. Вся совокупность обстоятельств создает новую ситуацию: системная детерминация эволюционирует, происходит рекомбинация ее компонентов, появляется возможность перехода к новой стадии» (Ломов, 1996, с. 94).

Системный подход к детерминистической концепции был предложен Б. Ф. Ломовым применительно к психологическому исследованию. Несмотря на то, что в данном параграфе приводились отдельные примеры, раскрывающие актуальность использования его положений для изучения социально-психологических явлений и объектов, тем не менее потребность в вычленении социальнопсихологической специфики данного подхода требует дальнейшего развития рассматриваемых положений.

Итак, заявляя, что проблема детерминизма в психологии имеет две неразрывно связанные стороны: «…первая касается изучения детерминации самих психических явлений, вторая – детерминирующей роли этих явлений в различных реальных процессах (не только социальных)…» (Ломов, 1996, с. 95), Б. Ф. Ломов лишь намечает основные пункты анализа второй стороны. «Данные, накопленные в социологии и социальной психологии, показывают, что социально-психологические явления, возникающие в ходе развития этих процессов, т. е. являющиеся их эффектом, могут играть различную роль и как их детерминанты. Очень часто они выступают как предпосылки (или, во всяком случае, как важнейший момент, компонент предпосылок) того или иного социального феномена» (Ломов, 1996, с. 94; курсив мой. – Т. Д.). Иллюстрацией к тезису выступает пример общественного мнения и общественных настроений как составной части предпосылок революционных изменений общества.

Социально-психологические явления, по мнению Ломова, могут выступать и в роли внутреннего фактора, ускорителя или замедлителя. К примеру, он считает, что сложившиеся установки, предрассудки и социальные иллюзии оказывают сильное влияние на инновационные процессы. «Эти явления играют также роль опосредствующих звеньев. Например, образующиеся в ходе формирования и развития общественных отношений стереотипы поведения людей придают им, этим отношениям, определенную устойчивость.

Наконец, психологические явления выступают в роли причины социальных явлений. Новая идея, коллективные образ или настроение могут вызвать то или иное общественное движение, например, в области культуры» (Ломов, 1996, с. 94–95).

Рассматривая вторую сторону проблемы, автор замыкает систему детерминации, создает ее гештальт. Тем не менее социальнопсихологические феномены проявляются в его концепции в основном как детерминанты социума, в то время как исследовательский интерес социального психолога не ограничивается этим. К примеру, ценностные ориентации личности (в нашей работе они выступают в разных ролях) формируются в условиях взаимодействия с социумом, т. е. они социально детерминированы и являются «эффектами», следствиями этого взаимодействия. Присвоение их связано с тем, что они становятся элементом психики человека, образуют сеть связей с другими психическими явлениями и могут проявлять себя как внутренние детерминанты («внутренние факторы», по Ломову) по отношению к другим психологическим феноменам или включаться в мотивационную систему, регулирующую поведение, т. е. выступают как «причина» (в терминах Ломова). В конечном итоге изменения в ценностной системе в условиях социально-экономических преобразований общества приводят к формированию типа «новых» людей с ярко выраженным преобладанием материальных ценностей, которые создают определенную общественную атмосферу в обществе.

Задавая себе вопрос, можно ли найти общее и специфичное в психологических и социально-психологических феноменах как детерминантах в рамках системного подхода, ответ усматривается в вышеизложенном примере. Социально-психологические явления, выступающие в роли детерминант, порождаются только в условиях взаимодействия человека с социальным миром. Это позволяет социально-психологическим феноменам выступать в роли и внешних, и внутренних, и опосредующих, и подготавливающих как социальную, так и психологическую динамику. Они могут быть рассмотрены и как «причина», и как «эффект». В то же время собственно психологические феномены не всегда могут быть представлены, к примеру, как «внешние детерминанты» (в понимании Ломова). Данное замечание не противопоставляет психологические и социально-психологические феномены, но указывает на специфичность последних в рамках концепции системной детерминации.

Остановимся на наиболее важных для нашей работы положениях концепции:

– Детерминанты, входящие в систему, представляют разные типы: кроме причин, вызывающих эффекты (следствия), выделяют внешние и внутренние факторы, общие и специальные предпосылки, опосредствующие звенья, которые изменяют влияние причины и, соответственно, возникновение следствия; причина – не отдельное событие, а их совокупность (ситуация), поэтому и следствие есть результат накопления информации, порождаемой ситуацией.

– Внешние и внутренние детерминанты рассматриваются как социальное и психологическое (биологическое); взаимодействуя с причиной, а также друг с другом, они могут тормозить или ускорять действие причины; общие и специальные предпосылки определяются как психологическая (психофизиологическая, физиологическая) готовность, при наличии которой успешность каузальной связи будет выше.

– Внутренние условия рассматриваются как нивелирующий фактор воздействия внешних факторов на психику и поведение человека. Данное суждение является важным для понимания ограниченности учета всех воздействий в социально-психологическом исследовании вне зависимости от того, лабораторный это эксперимент или эмпирическое исследование с доэкспериментальным планом исследования.

– Вся система детерминант на одном этапе развития рекомбинируется, изменяется при переходе на следующий этап развития. Следовательно, процесс экономической социализации интенсивно формирующейся личности можно рассматривать в контексте рекомбинации изучаемых детерминант.

– Две стороны системной детерминации связаны с изучением детерминации самих психических явлений и детерминирующей роли этих явлений в различных реальных процессах:

социально-психологические, экономико-психологические феномены, являющиеся эффектами социальных и экономических процессов, сами могут выступать в роли детерминант (внутренних и внешних факторов, предпосылок, опосредствующих звеньев).

При анализе концепции системной детерминации был обнаружен ряд идей, которые либо косвенно отмечаются в работах Б. Ф. Ломова, либо органично вытекают из им изложенного, а потому требуют более глубокого исследования.

– «Причина» в концепции Ломова – цепь событий, связанных временными отношениями. С нашей точки зрения, данные события могут друг друга дополнять, усиливая эффект, а могут взаимно отвергать, ослабляя, сдерживая эффект, т. е. события причины вступают друг с другом в определенные отношения.

– Явления, выступающие в роли причины, организованы в систему с собственной детерминацией.

– Все типы детерминант имеют разную функциональную направленность. Они могут ускорять, замедлять возникновение следствия, темп, активность воздействия, усиливать, ослаблять каузальную связь, силу воздействия.

Рассмотрим эти и другие идеи на конкретном примере исследования первичной экономической социализации личности.

2.2. РАЗВИТИЕ ИДЕЙ СИСТЕМНОЙ ДЕТЕРМИНАЦИИ

В ИССЛЕДОВАНИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ

ФОРМИРУЮЩЕЙСЯ ЛИЧНОСТИ

Экономическая социализация формирующейся личности в данной работе рассматривается как непрерывный процесс ее становления в качестве субъекта экономических отношений в обществе. На этапе первичной социализации формирование компонентов экономического сознания и поведения личности, ее качеств носит интенсивный характер и отличается доминированием микросредового влияния (но не отсутствием макросредового). Опираясь на концепцию системной детерминации исследование экономической социализации личности как двустороннего процесса (т. е. не только усвоение экономического опыта, знаний, ролей и т. п., но и воспроизводство усвоенного в экономическом поведении, системе экономических отношений) предполагает изучение, с одной стороны, детерминации социально-психологических феноменов (в нашем случае ценностных ориентаций), с другой стороны, роли этих же феноменов как детерминант экономического сознания и поведения.

Выше уже говорилось о том, что психологическим критерием экономической социализированности интенсивно формирующейся личности на этапе ее первичной социализации считается, во-первых, динамика ценностных ориентаций личности в микросоциальных (специально организованное воздействие экономического образования в школе) и макросоциальных условиях (исторические периоды, характеризуемые различными моделями экономического развития российского общества). Во-вторых, в качестве результативных характеристик предполагается рассмотреть сформированность элементов экономического сознания и поведения личности, адекватных разделяемым в обществе экономическим представлениям, отношениям и т. п. и обусловленных ее ценностными ориентациями.

В качестве иллюстрации более подробно рассмотрим детерминацию ценностных ориентаций.

Итак, при исследовании раннего экономического образования как фактора экономической социализации (в терминах Ломова – причины) можно обнаружить, что специально организованное обучение основам экономических знаний в школе приводит к изменению структуры ценностных ориентаций (ЦО) у младших школьников («эффект»). Таким образом, измерив структуру ЦО «до» и «после»

обучения, можно сделать вывод о том, что школьное экономическое образование приводит к изменению значимости тех или иных ориентаций на ценности. Однако даже в условиях эксперимента выявленная связь не может трактоваться без учета всех возможных событий (напомним, что в социально-психологическом исследовании есть ограничения). А именно того, что было «до» и «во время» обучения.

В нашем случае необходимо учитывать влияние экономического воспитания в семье, которое в социально-психологическом исследовании рассматривается как система экономических представлений, установок, ожиданий родителей, которая также детерминирована личностными характеристиками родителей, структурой семьи как социальной группы и т. п. Понятно, что мы не сможем обнаружить то, как приучали к бережливости общественного и личного имущества исследуемые родители своих детей раньше, как формировали у них отношение к собственности, деньгам, бедным и богатым людям (элементы экономического воспитания). Но нельзя не принимать во внимание тот факт, что родители в своих воспитывающих действиях в том или ином ракурсе и в различной степени осуществляют это экономическое воспитание. Следовательно, оно может быть рассмотрено как одно из событий, предваряющее, подготавливающее ребенка к другой категории причин – экономическому образованию в школе. Последнее, кроме собственно системы знаний, умений и навыков, включает методы преподавания, которые в качестве внешнего фактора могут изменять воздействие, порождаемое причиной.

К этой же категории факторов в рассматриваемом случае можно отнести и межличностные отношения, сложившиеся в классе между учениками, между учениками и учителем, преподающим данный предмет, а также социально-психологический климат, атмосферу в учебной группе и т. п. Причем сила, активность, направленность данных детерминант на разных этапах социально-экономического развития личности будет разной. Все вышеперечисленные факторы определяются как «микросредовые внешние факторы».

Еще одна категория внешних факторов – макросредовые внешние факторы. Поскольку само возникновение раннего экономического образования в нашей стране является эффектом социально-экономических изменений 1990-х годов, то не учитывать происходящие в момент исследования события в области экономики невозможно. К примеру, финансовый кризис или стабильность, которая ему предшествовала. Другое дело, что изучать все уровни внешних факторов в рамках одного и того же исследования достаточно сложно.

Как правило, для этого требуется лонгитюд. Однако рассмотреть усиливающую влияние микрогрупповых факторов принадлежность учеников к той или иной религиозной конфессии, этносу и т. п. возможно, если перед исследователем стоит такая задача. В качестве внутренних факторов рассматриваемой каузальной связи могут быть изучены: половая принадлежность респондентов; родительские установки, которые присвоены детьми и стали регуляторами поведения; показатели их социальной активности и т. п. А вот школьная успеваемость по базовому набору учебных дисциплин может быть представлена как общая предпосылка к обучению основам экономических знаний. Ее влияние проявляется в готовности к усвоению новой системы знаний. В качестве специальной предпосылки можно принять экономический опыт ребенка. Конечно, дети с раннего возраста являются косвенными потребителями. Однако в нашей культуре не принято, чтобы школьники самостоятельно зарабатывали на карманные расходы, в то время как в Европе, Канаде и США подростки не только имеют на это время, но и условия, которые создаются и поддерживаются правительственными структурами (свободный день или часы в школьном расписании). Культурные различия выступают здесь не только внешним фактором по отношению к рассматриваемой предпосылке – опыту, но и как внешний фактор (уровень макросреды) изучаемой каузальной связи «экономическое образование – динамика ЦО».

Возраст детей – индивидуально-психологическая характеристика. Традиционно считается внутренним фактором социального развития личности. Например, в рамках наших исследований он представлен как фактор, определяющий общую для всех школьников (возрастную) динамику ориентаций на ряд ценностей или как внутреннее условие различий в экономических представлениях, предпочтениях стратегий экономического поведения. В рамках системного подхода возрастная принадлежность является показателем того, что на данном этапе развития ребенок включен в определенную систему детерминант, которая на следующем этапе его психического и социального развития изменится («рекомбинируется», добавится что-то новое, усилится то, что было незначимо, и т. п.).

В каких же отношениях могут существовать изучаемые феномены, составляющие причину динамики ЦО личности, т. е. экономическое образование в школе и экономическое воспитание в семье?



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 15 |
 
Похожие работы:

«Министерство здравоохранения Российской Федерации ГБОУ ВПО Уральский государственный медицинский университет Посвящается 20-летию кафедры психологии и педагогики СЕМЬЯ В СОВРЕМЕННОМ СОЦИУМЕ: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ СВЯЗИ Екатеринбург УДК 616.356.2:37:159.9:33 Семья в современном социуме: междисциплинарные связи / Под ред. Носковой М.В., Шиховой Е.П. Екатеринбург. : ГБОУ ВПО УГМУ, 2014. – 3 с. ISBN 978-5-89895-629-5 В коллективной монографии изложены проблемы современной семьи в рамках...»

«ЗАКЛЮ ЧЕНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО СОВЕТА Д 212.285.19 НА БАЗЕ ФГАОУ ВПО «УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б.Н. ЕЛЬЦИНА», МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПО ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ ДОКТОРА НАУК аттестационное дело № _ решение диссертационного совета от 29 сентября 2015 № 14 О присуждении Смирнову Александру Васильевичу, гражданство Российской Федерации, ученой степени доктора психологических наук. Диссертация «Базовые...»

«Журнал «Психология и право» www.psyandlaw.ru / ISSN-online: 2222-5196 / E-mail: info@psyandlaw.ru 2015, № 2 -Психологические факторы риска социальной дезадаптации и защитные факторы у женщин, зависимых от алкоголя Плешакова Е.А., cтудент факультета юридической психологии Московского городского психолого-педагогического университета (jeni93@bk.ru) Иващук Н.В., студент факультета юридической психологии Московского городского психолого-педагогического университета (nina-iv-93@yandex.ru) Макурина...»

«Scientific Research in the 21st Century. Moscow, Russia, 2015 DOI: 10.17809/01(2014)-01 СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОТБОРА СПЕЦИАЛИСТОВ ВОИНСКИХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПО ОХРАНЕ ВАЖНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБЪЕКТОВ ГОСУДАРСТВ ОДКБ (НА ОСНОВЕ ВНЕДРЕНИЯ МЕТОДИКИ ПРОГНОЗА УСПЕШНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ) Андреевский Е. В. г. Санкт-Петербург, Россия Ахмедханов М. А. Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина, г. Санкт-Петербург, Россия Данейкин Ю. В. Национальный...»

«ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ СТУДЕНТОВ, ОБУЧАЮЩИХСЯ ПО НАПРАВЛЕНИЮ «СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА» Е. К. Кардовская1 В  статье рассматривается профессиональное самосознание студентов, выделяются компоненты и  механизмы его развития. В  качестве средства развития профессионального самосознания предлагается использовать учебную и  производственную практику, а  также специально разработанные занятия, направленные на помощь студентам в осмыслении полученного опыта...»

«ОСОБЕННОСТИ ЗВУКОСЛОГОВОЙ СТРУКТУРЫ СЛОВА У ДОШКОЛЬНИКОВ СО СТЕРТОЙ ПСЕВДОБУЛЬБАРНОЙ ДИЗАРТРИЕЙ Подготовила: Учитель логопед МБДОУ «Детский сад комбинированного вида №116» Наточий Анна Федоровна 2015г. Современный этап развития теории и практики специальной психологии и коррекционной педагогики, в частности логопедии, характеризуется повышенным вниманием к изучению детей с речевыми нарушениями. Анализ состава детей, нуждающихся в логопедической коррекции, показывает тенденцию увеличения роста...»

«УТВЕРЖДАЮ: Начальник Краснодарского универс e a МВД России.А. Калиниченко « » м.п. ЗАКЛЮЧЕНИЕ федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Краснодарский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации» Диссертация «Мониторинг качества высшего профессионального образования в системе МВД России с использованием рейтинговых технологий» выполнена на кафедре психологии и педагогики. В период подготовки диссертации с 2003 по...»

«УДК 338.242 Касьянова С.А., к. э. н., доцент кафедры бухгалтерского учета, анализа и аудита Краснодарского филиала РГТЭУ МЕТОДЫ ОБНАРУЖЕНИЯ МОШЕННИЧЕСТВА В ХОДЕ АУДИТА METHODS OF DETECTING FRAUD IN AN AUDIT Аннотация: многие организации в период экономического спада начинают сокращать издержки производства, но при этом зачастую забывают о том, что работа по предупреждению фактов мошенничества помогает руководству повысить рентабельность ее деятельности и не вызывает всеобщего психологического...»

«Scientific Research in the 21st Century. Moscow, Russia, 2015 DOI: 10.17809/01(2014)-01 СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ОТБОРА СПЕЦИАЛИСТОВ ВОИНСКИХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПО ОХРАНЕ ВАЖНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБЪЕКТОВ ГОСУДАРСТВ ОДКБ (НА ОСНОВЕ ВНЕДРЕНИЯ МЕТОДИКИ ПРОГНОЗА УСПЕШНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ) Андреевский Е. В. г. Санкт-Петербург, Россия Ахмедханов М. А. Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина, г. Санкт-Петербург, Россия Данейкин Ю. В. Национальный...»

«Организация времени (Time-Management) Игорь Одинцов igor_odintsov@mail.ru Используемый подход Мы понимаем тайм-менеджмент, как инструмент достижения результатов Мы говорим о BKMах в двух основных аспектах:• Куда идти, как выбирать цели (стратегия)?• Как идти быстро и грамотно, не переутомляясь в пути (эффективность)? Мы подчеркиваем, что результат будет зависеть от того, насколько Вы лично будете использовать эти BKM в повседневной работе и жизни 2 Наш план действий «Маленькие Постановка...»

«Вестник МГТУ, том 11, №1, 2008 г. стр.175-178 УДК 316.77 : 316.346.32-053.6 Анализ эффективности воздействия СМИ на формирование социально-позитивных ориентаций молодежи Л.В. Брик Гуманитарный факультет МГТУ, кафедра психологии, педагогики и теологии Аннотация. Статья выявляет значимость СМИ в реализации мероприятий по повышению качества воспитания и образования, а также предлагает направления в целях дальнейшего совершенствования образовательно-воспитательной деятельности СМИ. Abstract. The...»

«НАУЧНЫЙ ЦЕНТР «АЭТЕРНА» ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ КОЛЛЕКТИВНАЯ МОНОГРАФИЯ Уфа АЭТЕРНА УДК 00(082) ББК 65.26 Т 33 Рецензенты: 1. Н. Г. Маркова, д.п.н., доц. 2. З. Р. Танаева, д.п.н., проф. Т 33 Теоретические и практические аспекты психологии и педагогики: коллективная монография [под ред. Е.В. Гришиной]. Уфа: Аэтерна, 2014. – 194 с. ISBN 978-5-906769-30-5 Коллективная монография «Теоретические и практические аспекты психологии и педагогики» посвящена широкому...»

«РОССИЙ СКАЯ А К АДЕМИЯ Н АУК УРАЛЬ СКО Е О ТДЕЛЕНИЕ УДМУР Т СКИЙ ИНСТИТУТ И С Т ОРИИ, ЯЗЫ К А И ЛИТЕРАТУРЫ г. К. Шкляев Очерки этнической психологии удмуртов Ижевск 2003 УДК 9 02.7 ББК 63.5 Ш 66 Рецензенты Хоmинец В. ю. доктор психологических наук В олкова Л. А. кандидат исторических наук Ответственный редактор Никитина Г. А. доктор исторических наук Шкляев Г, К, Ш 66 Очерки этнической психологии удмуртов : Монография. Ижевск : Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН, 2003....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КАМЧАТСКОГО КРАЯ П Р И К А З № 1770 г. Петропавловск-Камчатский «29» декабря 2014 года О проведении социально психологического тестирования лиц, обучающихся в общеобра­ зовательных организациях, гос­ ударственных профессиональ­ ных образовательных органи­ зациях и образовательных ор­ ганизациях высшего образова­ ния в Камчатском крае В соответствии с приказом Министерства образования и науки Россий­ ской Федерации от 16 06 2014 № 658 «Об утверждении порядка...»

«ПРОФИЛАКТИКА ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ СРЕДИ ПОДРОСТКОВ ст-ка 2 к., 3 гр. ДГПУ ФСПП Казалиева Э.У. Магомедова Е.Э. к.п.н. старш.преп. PREVENTION OF DEVIANT BEHAVIOR AMONG ADOLESCENTS Kazalieva E.W. nd 2 year student, 3 group, DGPU Makhachkala. Magomedov E.E., Ph.D. senior teacher Одним из самых распространенных следствий нарушения либо деформации процесса социализации личности является возникновение отклонений в поведении. Отклоняющееся поведение поведение, в котором устойчиво проявляются...»



 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.