WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |

«А. П. Вяткин ПСИХОЛОГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ: СУБЪЕКТНО-РОЛЕВОЙ ПОДХОД Монография УДК 159.0.018 ББК 88 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и науки Российской Федерации

ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет»

А. П. Вяткин

ПСИХОЛОГИЯ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ

ЛИЧНОСТИ:

СУБЪЕКТНО-РОЛЕВОЙ ПОДХОД

Монография

УДК 159.0.018

ББК 88

В99

Печатается по решению редакционно-издательского совета

Иркутского государственного университета

Рецензенты:

доктор психол. наук, профессор В. Г. Асеев доктор психол. наук, профессор А. В. Глазков Вяткин А. П.

Психология экономической социализации личности:

В99 субъектно-ролевой подход : монография / А. П. Вяткин. – Иркутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2010. – 383 с.

ISBN 978-5-9624-0483-7 Изложены методологические, теоретические и прикладные психологические аспекты экономической социализации личности в условиях трансформации общества. На основании социально-психологического анализа современного общества определены основные проблемы социализации, выявлены специфические психологические факторы и механизмы экономической социализации.

Разработанная концепция экономической социализации личности основана на теоретической модели, включающей базовые и операциональные категории.



Разработан и апробирован методический комплекс для диагностики специфических психологических факторов и механизмов экономической социализации. Представленные эмпирические результаты отражают закономерные связи психологических факторов и механизмов с внешним критерием, что позволяет давать индивидуально-психологическую оценку готовности к экономической деятельности.

Монография может быть полезной студентам, проходящим специализацию по социальной психологии, а также студентам экономических, управленческих и правовых специальностей. Особый интерес она может представлять для практических психологов, работающих в экономической сфере.

Библиогр. 395 назв. Ил. 11. Табл. 31. Прил. 5 УДК 159.0.018 ББК 88 ISBN 978-5-9624-0483-7 © Вяткин А. П., 2010 © ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет», 2010

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Раздел I. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ

ИССЛЕДОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ

ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ

ОБЩЕСТВА

Глава 1. Трансформация современного общества как специфическое условие социализации личности.

........ 14

1.1. Социально-психологические особенности трансформации общества

1.2. Влияние трансформации современного общества на личность

Глава 2. Концептуальный анализ социализации личности в условиях трансформации общества

2.1. Конкретизация дефиниции «социализации личности»... 34

2.2. Анализ и обобщение психологических концепций социализации личности

Глава 3. Психологические факторы и механизмы социализации личности

3.1. Анализ психологических механизмов социализации личности

3.2. Систематизация психологических факторов и механизмов социализации личности

Глава 4. Теоретическое исследование экономической социализации личности в условиях трансформации общества

4.1. Общие черты и эффекты экономической социализации. 75

4.2. Психологические и социально-психологические факторы экономической социализации

4.3. Психологические механизмы экономической социализации

Выводы по разделу I

Раздел II. РАЗРАБОТКА КОНЦЕПЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ

ТРАНСФОРМАЦИИ ОБЩЕСТВА

Глава 5. Личность в системе экономических отношений.

......... 103

5.1. Экономическая социализация сознания

5.2. Личность как субъект экономической социализации......115

5.3. Психолого-экономические особенности личности..........123 Глава 6. Системный критерий экономической социализации.. 131

6.1. Психологическая готовность к экономической деятельности как интегральный критерий экономической социализации

6.2. Способности к экономической деятельности как обобщенный психологический фактор экономической социализации

Глава 7. Субъектно-ролевой подход к исследованию экономической социализации личности

7.1. Категория «субъект» как теоретическое основание концепции экономической социализации

7.2. Теоретическая модель экономической социализации.....165

7.3. Субъектно-ролевая структура экономической социализации

Выводы по разделу II

Раздел III. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ И МЕХАНИЗМОВ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ........... 179 Глава 8. Экономическая направленность как ведущий фактор экономической социализации личности

8.1. Категория экономической направленности личности.....181

8.2. Разработка и апробация методики диагностики экономической направленности личности

8.3. Эмпирическое исследование экономической направленности

Глава 9. «Я-концепция» как фактор и механизм экономической социализации

9.1. Рабочая модель «Я-концепции»

9.2. Экономический аспект «Я-концепции»: экономические представления и самооценка





9.3. Эмпирическое исследование «Я-концепции».................. 245 Глава 10. Субъективная экономическая рациональность как фактор и механизм экономической социализации..... 264

10.1. Дефиниция субъективной экономической рациональности

10.2. Теоретическая модель субъективной экономической рациональности

10.3. Эмпирическое исследование субъективной экономической рациональности

Глава 11. Личностно-экономическое конструирование как фактор и механизм экономической социализации.

... 300

11.1. Парадигма социального конструктивизма как теоретическая основа личностно-экономического конструирования

11.2. Эмпирическое исследование личностно-экономического конструирования

Заключение

Библиографический список

Приложения

Введение

С овременное общество характеризуется нестабильностью, высокой социальной динамикой и неопределенным «вектором» социальных изменений. Для личности трансформация общества выступает как ряд неясных, непредсказуемых ситуаций, создающих невозможность даже ближайшего прогнозирования своей судьбы [Андреева, 2000]. Человек пытается преобразовать новую ситуацию, обращаясь к способам решения, взятым из прошлого, что задает определенную инверсию процесса социализации. Информатизация общества и развивающиеся сетевые коммуникации приводят к снижению статуса социальной принадлежности как источника и фактора социализации, т. е. лишают личность привычной социальной идентичности [Белинская, 2006]. Масштабные изменения в обществе связаны с переходом к рыночной экономике, – современное российское общество потеряло «экономическую невинность»

[Фенько, 2004], что привело к экономическим девиациям (гиперинфляция, безработица, нищета, личностный кризис) и проявлениям маргинальности [Забродин, 2000], которые совпали с началом формирования «рыночного синдрома» [Китова, 2005]. Присутствие в современном российском обществе нескольких видов культуры [Братусь, 2000] приводит к конфликту в системе экономических ценностей – труд, деньги, товар, потребление, спекуляция и др. [Анцупов, Шипилов, 2007]. Многие теоретические и прикладные решения проблемы социализации личности, разработанные для стабильных социальных условий, оказываются недостаточно эффективными или неприемлемыми в условиях трансформации общества.

Научная проблема экономической социализации личности (ЭСЛ) в условиях трансформации общества обусловлена рядом новых социально-психологических противоречий – трансформация институтов социализации опережает традиционные изменения личности, что приводит к инверсии процессов социализации;

развитие сетевых коммуникаций вызывает кризис привычной социальной идентичности; доминирование экономических проблем в социальной сфере приводит к конфликту рыночных и этических ценностей. Проблема проявляется в новых психологических факторах и механизмах экономической социализации личности – акценты социально-психологической детерминации деятельности и социализации смещаются в сторону субъекта деятельности, экономическая направленность выступает как ведущий системообразующий фактор ЭСЛ, конфликт рыночных и этических ценностей проявляется как новый фактор и механизм ЭСЛ, конструирование социальности выступает как метамеханизм ЭСЛ. Таким образом, научная проблема ЭСЛ в условиях трансформации общества заключается в новых социально-психологических противоречиях, которые субъект разрешает, опираясь на специфические психологические факторы и механизмы социализации.

Наиболее эффективной тактикой социализации может считаться выработка готовности личности к адаптации в любых социальных условиях [Филонов, 2003], интегральным фактором которой выступают способности личности, а интегральным механизмом, – синхронизация социальных и личностных трансформаций. Решение проблемы обеспечит психологическую готовность личности к экономической деятельности и более успешное вхождение в систему социально-экономических связей современного общества. Основное возражение такому решению может быть связано с повышением статуса операциональной регуляции в процессе экономической социализации личности в сравнении с целевой и смысловой (ценностной) регуляцией [Осницкий, 2001].

Современные исследования ЭСЛ обращаются к теоретическим основам общей социализации личности (Б. Г. Ананьев, Г. М. Андреева, Н. Ф. Голованова, А. Л. Журавлев, А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов, В. В. Новиков, Е. А. Орлова, Б. Д. Парыгин, Ю. П. Поваренков, А. А. Реан, А. Л. Свенцицкий, В. Д. Шадриков, Р. М. Шамионов, и др.), к изучению экономического сознания, его становления и развития (О. С. Дейнека, А. Л. Журавлев, Ю. М. Забродин, А. Д. Карнышев, А. И. Китов, С. В. Ковалев, В. Д. Попов, А. В. Филиппов, В. А. Хащенко), к исследованию сознания в периоды острых социально-экономических кризисов (А. Л. Журавлев, Ю. М. Забродин, А. Б. Купрейченко и др.), а также к исследованию компонент экономического сознания: когнитивного (В. В. Визир, О. С. Дейнека, Т. В. Дробышева, А. Л. Журавлев, А. В. Карпов, Т. В. Корнилова, Е. В. Щедрина, Д. Канеман, А. Campbell, Е. Shafir, А. Tversky и др.); эмоционального (А. Л. Журавлев, В. П. Позняков, О. С. Дейнека, А. Б. Фенько, И. Ю. Калмыкова, М. М. Юдкевич, А. Furnham, В. Kirkcaldy и др.); мотивационного (И. В. Алешина, С. М. Исаев, А. И. Китов, Ф. Котлер, Г. Фоксол, J. Engel, D. Hawkins, A. Lewi, P. Webley и др.).

Отдельным направлением исследований является изучение особенностей экономического сознания представителей различных социально-экономических групп: предпринимателей (А. Л. Журавлев, В. П. Позняков, П. Н. Шихирев и др.); безработных (В. П. Ростовский); школьников (Т. В. Дробышева, В. С. Дудик, Ж. А. Жилина, Н. А. Помуран, М. Н. Стельмашук, А. Б. Фенько, П. Лунт и др.).

Известны работы, направленные на изучение экономических установок личности (О. С. Дейнека, А. Н. Лебедев, А. К. Боковиков, А. Б. Фенько, J. Gunnarsson, G. Katona, P. Lunt и др.); экономических ценностей (А. Л. Журавлев, Н. А. Журавлева); экономических притязаний (С. В. Малахов), субъективного экономического благополучия (В. А. Хащенко, В. Strumpel, В. Headey, R. Mullis), экономической идентичности личности (В. А. Хащенко), а также нравственно-психологической регуляции экономической активности и экономического самоопределения (А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко и др.). Появляются современные работы по теории экономического поведения на основе математической теории психики (А. Н. Орехов). В то же время исследований экономической социализации в контексте новых социально-психологических противоречий и порождаемых ими психологических факторов и механизмов социализации личности не проводилось.

Целью монографического исследования является выявление специфических психологических факторов, механизмов и закономерностей экономической социализации различных социальных групп (предприниматели, госслужащие, работающие специалисты, безработные, студенты разных специальностей) в условиях трансформации общества.

Проблемы и гипотеза исследования. Экономическая теория, в основе которой лежат гипотетические представления об «экономическом человеке», сталкивается с множеством теоретических и эмпирических исследований психологического плана, которые демонстрируют ограниченность этих представлений или высокую степень противоречия экономических и психологических моделей. Присуждение в 2002 г. Нобелевской премии по экономике американскому психологу Д. Каннеману вызвало эйфорию у некоторых экономических психологов, которые считали, что экономисты как бы принесли извинения за то, что «столько лет морочили людям голову» [Фенько, 2004]. Несомненно, полученные результаты, и в первую очередь, в отношении рациональности выбора, заставляют совсем иначе взглянуть на модели экономического поведения, которые ранее считались вполне приемлемыми. Однако и эти результаты имеют свои ограничения и допущения, связанные с культурно-историческими константами, теоретико-методологическими положениями самого исследования, которые отразились на моделировании решений в эксперименте и их результатах. Кроме того, какие-либо исследования на российской выборке, подтверждающие или опровергающие выводы Д. Каннемана, не проводились.

За тем или иным экономическим поведением или деятельностью стоит личность субъекта. Исследования связей свойств личности с результатами деятельности показали, что плотность или информативность этих связей очень низкая. Сама деятельность напрямую никак не «вытекает» из свойств личности, а опосредуется особенностями личности как субъекта деятельности. Предмет деятельности как бы «замыкает» целостную структуру «субъект – предмет – средства» [Ананьев, 2000]. Характеристики субъекта экономической деятельности, отражая объективные экономические условия, являются основными признаками субъектности, к ним можно отнести предметность, активность, автономность, целостность [Анцыферова, 2000; Брушлинский, 2003;

Петровский, 2007; Сергиенко, 2007]. Однако теоретические и прикладные аспекты экономического субъекта до настоящего времени остаются неразработанными, что проявляется в изучении психологических феноменов с позиций экономического поведения, либо экономического сознания.

Субъект экономической деятельности, несомненно, отличен от субъекта экономического поведения. Первый уровень отличия может быть отнесен к предмету. Связь деятельности с предметом выражена, а в поведении эта связь ослаблена или отсутствует.

Второй уровень отличия связан с потребностями субъекта. Деятельность порождается общественными потребностями, главное в оценке продукта деятельности – общественная значимость. А поведение порождается индивидуальными потребностями и его результат не является продуктом, т. е. не обладает потребительской стоимостью. Третий уровень отличия относится к соотношению мотива и цели. Для деятельности связь мотива и цели опосредована продуктом деятельности, а для поведения эта связь непосредственна, цель деятельности – планомерная, «пошаговая» и трансформируется в конкретные задачи, а поведения – спонтанная, близкая, мало изменчивая [Ломов, 1984]. Отсутствие точности и однозначности в понимании экономической деятельности и экономического поведения часто приводят к определению одного через другое и, как следствие, отсутствие качественного содержания каждого понятия.

Одна из проблем экономической социализации личности – это проблема психодиагностики. При разработке психодиагностического комплекса мы опирались на авторскую субъектноролевую концепцию экономической социализации. Ключевое положение концепции состоит в том, что экономическая социализация рассматривается и исследуется на трех уровнях – личности, экономического сознания, субъекта экономической деятельности. При этом деятельность субъекта представлена репертуаром экономических ролей – предприниматель, производитель (работник по найму), продавец, покупатель, потребитель, плательщик налогов, собственник [Карнышев, 2002] – и выступает в качестве обобщенного психологического механизма деятельностной социализации в экономических ролях.

Общая гипотеза исследования сформулирована на основании предварительного теоретико-методологического анализа проблемы социализации личности в условиях трансформации общества, а также пилотажного исследования экономической социализации нескольких социальных групп – предприниматели, специалисты предприятий, студенты, безработные. За тем или иным видом социальной активности, являющейся обязательным атрибутом социализации, стоит, в первую очередь, субъект деятельности (поведения, отношений). Сама активность напрямую не «вытекает» из свойств личности или сознания, а опосредуется особенностями субъекта деятельности и его взаимодействием с социальным окружением. Психологические свойства субъекта, личности и сознания, соответствующие объективным социальным условиям, выступают как психологические факторы социализации, которые преобразуются в эффекты посредством психологических механизмов. В условиях динамичной трансформации общества традиционные психологические факторы и механизмы социализации становятся недостаточно эффективными для присвоения субъектом экономического опыта и вхождения в систему социально-экономических связей. Могут эффективно использоваться специфические психологические факторы ЭСЛ – экономическая направленность личности, экономическая «Я-концепция», субъективная экономическая рациональность, способность к личностно-экономическому конструированию, – каждому из которых соответствует свой психологический механизм социализации. Обобщенным психологическим фактором экономической социализации являются способности личности, обобщенным психологическим механизмом присвоения и воспроизводства нового социального опыта становится деятельность в экономических ролях, а обобщенным психологическим критерием выступает готовность к экономической деятельности, что в конечном итоге выражается в социально-экономическом статусе личности.

Основное содержание исследования изложено в трех разделах.

В первом разделе «Теоретико-методологическое исследование экономической социализации личности в условиях трансформации общества» (главы 1–4) социализация личности рассматривается как актуальная предметная область социальной психологии, интерес к которой обусловлен выраженными социально-культурными тенденциями современности. К таким тенденциям относятся усиление динамики социальных процессов, возрастание значимости индивидуально-личностного начала во всех проявлениях жизни современного человека, а также переосмысление теоретических идей и практик коммунистических отношений. Экономическая социализация личности приобретает статус нового научного направления, приоткрывающего с позиций социальной психологии личности «тайну» вхождения человека в сложный самостоятельный цикл экономической жизни.

Во втором разделе «Разработка концепции экономической социализации личности в условиях трансформации общества»

(главы 5–7) отражена разработка субъектно-ролевой концепции экономической социализации. Теоретико-методологической основой концепции является ряд положений:

– субъектно-деятельностный подход, иерархическая структура базовых категорий – личность, экономическое сознание, субъект экономической деятельности;

– категория экономической роли, которая является единицей анализа деятельности и функциональной единицей социализации;

– операциональная структура экономической социализации – факторы, механизмы, эффекты.

В третьем разделе «Эмпирическое исследование психологических факторов и механизмов экономической социализации»

(главы 8–11) представлена разработка методического комплекса для эмпирического исследования, выполнено сравнительное эмпирическое исследование психологических факторов и механизмов экономической социализации по внешнему критерию, разработан системный критерий психологической готовности к экономической деятельности.

Автор выражает глубокую благодарность научному консультанту профессору Л. Б. Филонову за содержательное обсуждение работы и ценные замечания, декану факультета психологии ИГУ И. А. Конопаку за организационную поддержку, а также всем участникам эмпирического исследования, добросовестно выполнившим предложенные задания.

–  –  –

ТЕОРЕТИКОМЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ

ИССЛЕДОВАНИЕ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ

В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ

ОБЩЕСТВА

C оциализация личности в настоящее время становится предметной областью многих научных направлений, интерес к ней обусловлен выраженными социальнокультурными тенденциями современности. К таким тенденциям относятся усиление динамики социальных процессов, возрастание значимости социально-психологического и субъектного начала во всех проявлениях жизни современного человека, а также переосмысление теоретических идей и практик коммунистических отношений [Мамардашвили, 1989]. Экономическая социализация личности приобретает статус нового научного направления, приоткрывающего с позиций социальной психологии личности и субъекта «тайну» вхождения человека в сложный самостоятельный цикл экономической жизни. Целью настоящего раздела является предварительное выделение психологических факторов и механизмов эффективной экономической социализации личности в условиях трансформации общества для обоснования разрабатываемой концепции экономической социализации и дальнейшего эмпирического исследования.



Глава 1

ТРАНСФОРМАЦИЯ СОВРЕМЕННОГО

ОБЩЕСТВА

КАК СПЕЦИФИЧЕСКОЕ УСЛОВИЕ

СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ

Непременным атрибутом социализации в разных подходах и у разных авторов (Г. М. Андреева, А. Н. Леонтьев, В. В. Новиков, Б. Д. Парыгин, В. Д. Шадриков и др.) является ее культурноисторический контекст – социальное окружение есть и обязательное условие, и источник социализации. Личные качества, социальные нормы, ценности, идеалы предъявляются индивиду культурой («значимого другого», референтной группы, социального окружения), принимаются, присваиваются и индивидуализируются им, и человек входит в систему социальных связей и отношений. Инкультуризация и трансляция культуры – перманентный процесс и механизм, лежащий в основе «субъектной социализации» [Новиков, 2003, с. 32].

1.1. Социально-психологические особенности трансформации современного общества Трансформация современного общества вызвана, в первую очередь, переменами, которые «еще недостаточны для окончательного перелома ведущей тенденции, однако уже обеспечивают необратимость нового» [Новиков, 2000, с. 14]. Основные тенденции трансформации связаны с интернационализацией и глобализацией социально-экономических отношений во всем мире и направлены на решение глобальной проблемы – «не просто прокормить растущее человечество, но и просто выжить по отдельности» [Там же, с. 15]. Современная трансформация общества часто характеризуется как экономический кризис, который продолжает нарастать и имеет существенные особенности в отличие от ранее прошедших кризисов в разных странах.

К основным признакам острых кризисных социальнопсихологических изменений можно отнести:

– быстрое падение производства, прекращение деятельности огромного количества предприятий;

– резкое возрастание безработицы во всех сферах народного хозяйства и по подавляющему большинству профессий;

– интенсивная инфляция, резкое подорожание товаров и продуктов первой необходимости;

– быстрое рассогласование или нарушение экономических, организационно-управленческих и социальных связей между регионами, отраслями, предприятиями [Бирштейн, 2000; Журавлев, 2007; Лепский, 2007; Позняков, 2002; Стефаненко, 2004; Шишкина, 1995; Шорохова, 1998 и др.].

Среди инициаторов радикальной трансформации российского общества не было субъектов российского развития, т. е. никто из субъектов – организаторов перестройки не был заинтересован в развитии общества и не был нацелен на него. Поэтому главная болезнь трансформации в России – это бессубъектность и «системная дезорганизация» [Лепский, 2007, с. 12].

К основным причинам этой «болезни» относится следующее:

– государство не сформировало стратегию развития, понимаемую и принимаемую большинством населения;

– существенную роль в управлении играют коррумпированные чиновники, криминал и другие асоциальные элементы;

– «средний класс» атрофирован и не включен в реальные процессы управления и развития;

– политические партии и общественные образования имеют бутафорский характер;

– граждане в большинстве социально пассивны [Лепский, 2007].

«Драма новейшей истории России заключается в том, что лишь несколько сот человек «сдвинули с места гигантскую империю и перевели ее движение совсем на другую орбиту» [Бирштей, 2000, с. 18]. Однако программа социально-экономических преобразований оказалась настолько чуждой для России, что вызывала подозрения о стратегическом предательстве [Бирштейн, 2000].

Небывалый размах социальных изменений в стране, стремительная экономическая, политическая, социальная и идеологическая переориентация России привели не только к материальному и социальному, но и к духовному кризису в обществе. Девальвация высших ценностей, системный кризис в стране быстро расширяют группу риска, обусловливая развитие психических расстройств, нарушение адаптации и распространение различных форм отклоняющегося поведения [Козлов, 2007, с. 81].

Для России присуща специфическая модель «догоняющей модернизации» европейского общества, всегда проводимой по велению «сверху» и преимущественно насильственными административными методами. Такой путь модернизации имеет свою историческую традицию и способствует сохранению и укреплению российской ментальности и тех черт национального характера, которые позволили сохранить этнос и его культурные традиции [Емчура, 2006].

Переход от подавляющего, но одновременно опекающего общества «развитого социализма», дававшего минимальные социальные гарантии, к обществу рыночных отношений и личной ответственности вызывает громадное общее повышение напряженности, так как далеко не все способны адаптироваться к новым экономическим отношениям и устоять перед натиском новых ценностей. Личность в современном российском обществе переживает состояние, близкое к культурному шоку: ценности социалистического общества во многом оказались разрушенными, а «новые», в основном потребительские и эгоцентрические, приняты частично или не приняты вообще. «Утрата ориентиров относительно иерархии ценностей оплачивается дорогой ценой, она порою порождает нравственный беспредел» [Козлов, 2007, с. 85].

Сегодня в массовом сознании российского общества присутствует, как минимум, три вида культуры: досоветская, советская, западноевропейская. Для досоветской культуры и соответствующего типа личности характерны «тонкая душевная организация, ранимость, лиризм, жалость, милосердие, сострадание» [Братусь, 1993, с. 12]. Советский вид культуры и порожденный ею тип личности определяются как группоцентрические, т. е. главную ценность составляют классовые интересы, а человек, вопреки лозунгу «кто был никем, тот станет всем», в действительности остается «никем», сохраняя по сей день «донравственные установки»

[Там же, с. 13]. Западноевропейская культура «выносила в себе просоциальную, гуманистическую ориентацию: стремление в идеале нести благо всем людям, человечеству в целом», что «соответствует стремлению к праву, такому порядку, при котором каждый член общества был бы в равной степени защищен законом и ответственен перед ним» [Братусь,1993, с. 9]. Принимая замечания автора об абстрактности типов, мы не претендуем на их обсуждение. Важно подчеркнуть, что в процессе социализации человек сталкивается с несколькими противоречивыми или в чем-то противоположными видами культуры и вынужден делать выбор, от которого зависит его жизненный путь.

Важная методологическая проблема социализации личности связана с тем, что социальные изменения опережают темп развития личности, и это существенно затрудняет традиционное присвоение «общественных концептов», «коллективных представлений», обретение духовности, приобщение к системе социальных связей. Учет быстрой трансформации социально-экономических условий порождает новые концепции, в которых социализация трактуется как «присоединение индивидуальных черт личности к фактам социума» [Ловецкий, 2002, с. 72], «конструирование социального пространства личности» [Белинская, 2001, с. 43], прыжок к новому культурному значению» [Леонтьев, 1996, с. 45] или как «симбиотическая индивидуализация» и «производство внутреннего плана сознания» [Асмолов, 2001, с. 211].

Таким образом, характерной чертой трансформации является то, что актуальный социальный опыт, который должен быть усвоен, противоречит прошлому опыту, а потому чаще отторгается, чем принимается, что неизбежно вызывает интрапсихическое напряжение, конфликт или кризис. Только активно разрешая противоречия, человек может полноправно вступить в мир социальных отношений.

Другой теоретической проблемой социализации является переделка сознания без традиционных, т. е. культурно обусловленных образцов экономического поведения. По меткому выражению А. Фенько, российское общество в перестроечный период потеряло «экономическую невинность» [Фенько, 2003, с. 12]. Таким образом, произошло «вбрасывание» новых, в первую очередь, рыночных ценностей, даже простое осмысление которых выходит за рамки традиционно сложившегося общественного сознания, а их личностное принятие неизбежно связано с разрешением конфликта ценностей и представлений.

В качестве третьей теоретической проблемы выступают разные научные взгляды на психическую регуляцию экономической активности. С одной стороны, это стремление экономического субъекта оптимизировать собственную выгоду, преследование узко эгоистических интересов, конкурентная борьба (В. С. Автономов, О. С. Дейнека, Г. И. Ловецкий, П. Лунт, А. Маршалл, Э. Фромм и др.), что соответствует «рыночному синдрому» [Китова, 2003, с. 11] или «рыночному характеру» [Фромм, 2003, с. 187]. С другой стороны, это следование этическим нормам как общечеловеческим тенденциям (А. Л. Журавлев, В. Д. Шадриков, Е. А. Климов), «вечной философии человека с ее незыблемой истиной преодоления всех пределов» [Козлов, 2000, с. 101], как включение «специфических духовных органов, характерных для человека на протяжении всей его истории» [Мамардашвили, 1989, с. 82]. Взгляд на духовную, этическую регуляцию экономической активности как на вторичную сохранялся до середины ХХ в., что отчасти было обусловлено доминированием теорий «экономического человека». В настоящее время в соответствии с теоретическими моделями нравственной регуляции экономической активности, этика признается одной из ее важнейших детерминант. Изначальная экономическая цель – удовлетворение потребностей человека – декларируется как нравственная в той же мере, что и экономически выгодная. «Жесткий контроль над бизнесом в условиях острой конкурентной борьбы приводит к тому, что нарушение нравственных норм становится экономически нецелесообразным» [Журавлев, 2003, с. 25]. Авторы теоретически снимают противоречие между этическими и рыночными регуляторами экономической активности. Однако следует признать, что как этические, так и рыночные нормы экономических отношений в целом в России только начинают формироваться, имеют свою специфику и остаются малоизученными.

Главной особенностью современных социальных изменений в России является сочетание скорости и радикализма проводимых реформ с отсутствием у них «единого вектора», что в целом определяется как социальная нестабильность, которая для обыденного человека «воспринимается прежде всего как абсолютная неопределенность ситуации и, следовательно, невозможность даже ближайшего прогнозирования своей судьбы» [Андреева, 2000, с. 115]. Особое значение это имеет для молодого поколения, которое проходит целый ряд социальных выборов. Отсутствие общепринятых ценностей и нормативных моделей «выводят молодого человека на «перекресток» самоопределения, где он обнаруживает, что установленные общественные «светофоры»

дают противоречивую информацию, а то и не работают вовсе»

[Белинская, 2006, с. 219]. Подобное положение выдвигает новые требования и подходы к проблеме социализации молодежи, подчеркивает особую важность формирования моделей социального поведения без опоры на общепринятые стандарты, конструирования персональной системы ценностей и идентификационных структур. Это приводит к необходимости креативного поведения, включенного во множественные коммуникации, постоянно выходящего «за пределы» своего индивидуального «Я». Образ изменяющегося социального мира неизбежно вызывает изменяющиеся представления человека о самом себе в нем [Абельс, 1999; Лебедева, 1999; Муратов, 2004; Стефаненко, 2004; Яковенко, 2004;

Abrams, Hong, 1990; Banaji, Prentice, 1994], персональная система ценностей постоянно соотносится с современной ситуацией ценностных «сдвигов» [Гаврилюк, 2002; Головаха, 2000; Леонтьев, 2000; Тихомандрицкая, 2000; Яницкий, 2000; Doise, 1999; Grusec, 1999; Helkama, 1999], индивидуальные стратегии поведения и обеспечивающие их когнитивные механизмы соотносятся с изменяющимися социальными обстоятельствами [Абабков, Перре, 2004; Анцыферова, 1994; Быструшкин, 2002; Демченко, Васильева, 2001; Aspinwall, Tailor, 1997; Breakwell,1986; Cross, 1995].

В целом акцент смещается на активность личности в ходе социализации – человек пытается преобразовать наличную ситуацию, не оглядываясь на сложившиеся межличностные связи и отношения, что соответствует «определенной инверсии общего хода адаптационного процесса» [Белинская, 2006, с. 128]. В отличие от адаптации в условиях эволюционной траектории развития, когда вначале меняются когнитивные структуры, в условиях неопределенной социальной среды «субъект вынужден менять свои стандарты поведения, сохраняя на относительно длительное время неизменной структуру сознания (ценности и установки)» [Корель, 1988, с. 27].

В период социально-экономических кризисов происходит рассогласование социально-психологических и экономических детерминант экономического сознания, самосознания и поведения. В кризисные периоды объективная потребность в материальных ресурсах, как правило, возрастает, однако представители многих социальных групп проявляют прямо противоположную тенденцию – снижают субъективную значимость материальных ценностей. Личность как бы «отступает» на надежные и проверенные позиции – к базовым ценностям как устойчивым компонентам самоопределения, к ценностям предыдущего этапа жизни или ранее пережитого социально-экономического уровня. Возникает феномен непоследовательного или «колебательного» экономического поведения субъекта, который характерен, в первую очередь, для личности с противоречивой, конфликтной системой ценностей. «Колебательное поведение» может быть следствием латентного влияния социально-экономических факторов или специфического типа экономического самоопределения [Журавлев, 2007].

Основными особенностями современных социальноэкономических изменений, непосредственно влияющих на экономическую социализацию личности, являются:

– переход экономических и социальных функций от капитала к информации;

– не собственность, а уровень знаний становится ведущим фактором социальной дифференциации;

– новое общество отличает симбиоз социальных организаций и информационных технологий. Развитие информационных технологий не может рассматриваться как единственный источник социальных трансформаций. Исчезает сама идея «линейной»

детерминации любых проявлений в социальном пространстве, заменяясь идеей всеобщей множественной взаимообусловленности [Бодрияр, 2001; Гидденс, 1999; Кастельс, 2000; Ласло, 2000;

Хабермас, 2001]. По мнению многих авторов, моделей социальных трансформаций, в современном мире социальная принадлежность «уже ничего не объясняет» [Balsamo, 1995; Becker, 1997; Dubur, Frmand, 1995; Sanford, 1988]. Таким образом, иное отношение человека к традиционным общностям, принципиально иное отношение к виртуальным общностям лишают его привычной социальной идентичности, что ставит под сомнение и саму идею самоотождествления через социальную идентичность. Тезис, что социальная принадлежность является и источником и фактором социализации во многом теряет свое первоначальное содержание, особую значимость приобретает собственная активность личности, которая преобразует свой прошлый опыт и согласует его с новым социальным опытом.

В современном обществе «идет решительная борьба между теми, кто пытается поддержать индустриальное общество, и теми, кто готов двигаться вперед, за его пределы» [Тоффлер, 1990, с. 314]. Основная ошибка заключалась в переоценке материального производства и недооценке продуктов ума. Цивилизация третьей волны убедительно доказывает, что именно знание двигает экономику, а не экономика – знание, и что с увеличением сложности современного общества знание занимает центральное место в экономическом и экологическом выживании людей.

Приоритетными каналами социализации в условиях трансформации общества являются рынок труда, институт предпринимательства, СМИ и сетевые коммуникации. Рынок труда и осуществляющийся на нем «спрос – предложение», а также наличие свободных рабочих мест, позволяют реализовать конкретные пожелания в своей будущей работе, а также реализовать определенный уровень знаний. Рынок труда проверяет личные качества молодежи как моральные, так и деловые, их культурные миры и профессиональные умения. Цель этого института – обеспечить молодежь социальными качествами, которые будут востребованы в течение всей активной жизни. Для СМИ как канала социализации характерно то, что большинство из них принадлежит или подчиняется масс-медиа монополиям, и очень большое пространство отдается рекламе. Реклама выступает сильным раздражителем, формируя у многих людей четко выраженную потребительскую идеологию, стремление к неограниченному потреблению, а иногда и к противоправному или делинквентному поведению.

Идиотические викторины и шоу, триллеры и вестерны оглупляют молодежь, формируют установку на погоню за чистоганом.

Фильмы с большим количеством насилия, катастроф угнетающе действуют на психику, размывают границы дозволенного, стирают грань между вымыслом и реальностью. Большую часть времени молодежь тратит на досуг, деформируются ценности в сфере труда, растет иждивенчество, инфантилизм. Современные СМИ являются не только «фабрикой грез», но и творцами мифов и виртуальных миров. Все это закладывает потенциальную опасность в будущем как для конкретного человека, так и для общества в целом.

Современное информационное общество имеет ряд особенностей или свойств, которые принципиально отличают его от общества середины XX в., к таким свойствам можно отнести следующее:

– нарастает глобализация СМИ и коммуникаций, которые реализуют насильственное распространение западной культуры по всему миру [Гидденс, 1999];

– происходит трансформация самой структуры коммуникативного опыта человека, главным признаком которой становится его интерактивность;

– ценность информации определятся не столько ее массовостью и доступностью, экономическим или политическим потенциалом, сколько возможностью персонификации, открывающей ее обладателю новые возможности и грани самоидентификации;

– важная особенность коммуникации заключается в необходимости постоянного «достраивания» как образа партнера, так и правил взаимодействия с ним [Poster, 1990; Postmes, 1998;

Turkle, 1997];

– развитие социальных структур отождествляется с развитием процессов электронной коммуникации, т. е. за развитием «сетевой» коммуникации следует возникновение «сетевой» социальной организации;

– изменения традиционных представлений и опыта коммуникации ведет к изменениям культурного пространства – «единственно важным вопросом для культуры становится вопрос о доступе к сети» [Кастельс, 2000, с. 158].

Скорость инноваций превращает самые разные сферы жизни в «постоянно исчезающую ситуацию», буквально ежедневно требуя от человека адаптироваться к новым условиям. И здесь важнейшим средством социализации опять становится не столько знание или собственно информация, которая при таких темпах быстро теряет актуальность, а степень доступа к информации.

Именно степень доступа будет определяющим образом влиять на степень социализации личности и служить основой социальной стратификации, что потребует определенного психологического типа личности, – прежде всего, обладания разнообразием и гибкостью когнитивных стилей [Turkle, 1997], обеспечивающих ее темповые характеристики.

Электронная коммуникация неизбежно вызывает децентрализацию и «умножение» субъекта. В социальном плане это задает и усиливает децентрализацию во всех социальных системах, вызывает «общую эрозию центров» [Штихве, 1999, с. 125], что представляет опасность для личности и ее социализации. Сетевой субъект коммуникации становится практически «социально невидимым», поэтому сам процесс социального сравнения не только существенно затрудняется, но и приобретает кардинально новые формы, значения и смыслы.

В условиях нестабильной экономики при малочисленности среднего класса формирование и нормальное функционирование экономики обеспечивают предприниматели. Проблема становления предпринимательства в России связана: а) со слабостью института частной собственности; б) с недостатками реализации принципов демократии в экономической жизни и социальнополитической сфере; в) со слабым функционированием гражданского общества – низкий авторитет общественного мнения, слабая система социального контроля [Емчура, 2005].

Предпринимательство представляет собой сложный социально-экономический и психологический феномен, это особый вид экономической деятельности, в рамках которой субъект выступает создателем и организатором собственного дела, предприятия и средств производства, что принципиально отличает предпринимателя от наемного работника. Предпринимательству присущи специфические социально-психологические особенности, которые проявляются в особенностях психологических отношений субъектов экономической деятельности. Эти отношения предшествуют реальной экономической деятельности и выражают готовность к ней [Позняков, 2002]. Таким образом, готовность рассматривается как интегральная характеристика личности, предшествующая деятельности и обусловленная прошлым опытом, что дает основания рассматривать готовность как интегральный критерий экономической социализации личности.

Выполненный анализ позволяет отметить основные социально-психологические особенности трансформации общества, которые имеют значение для социализации личности.

1. Социальная нестабильность и неопределенность. Высокая скорость и радикализм проводимых «сверху» реформ, неопределенность вектора социальных изменений. Отсутствие общепринятых моделей социального поведения. «Средний класс» общества атрофирован, не включен в реальные процессы управления и развития Отсутствие коллективного субъекта социальных преобразований вызывает «системную дезорганизацию».

2. Информатизация общества. Переход от капитала и собственности к информации как главному фактору социальной дифференциации и стратификации. Повсеместное использование информационных технологий. Глобальные информационные сети приводят к формированию сетевой концепции знания и сетевой культуре.

3. Рыночная экономика. Доминирование экономических проблем в социальной сфере, доминирование финансов и финансовых решений в экономике. Экономические девиации – инфляция, безработица, нищета, криминал, коррупция. Критическое социальное расслоение по признаку «богатый – бедный». Утрачена всякая ценность воспроизводящего труда.

4. Конфликт ценностей, жизненный кризис. В обществе присутствуют одновременно несколько видов культуры, представляющих конфликтующие ценности. СМИ и Интернет откровенно пропагандируют культ жестокости, насилия, аморальности.

Поток сериалов о правоохранительных органах насаждает ряд милицейских «героев», которые на каждом шагу нарушают закон, тем самым дискредитируя его. «Рыночный» тип мышления и прагматизм становятся ведущей нравственной нормой успешной жизнедеятельности. Жизненный кризис затрагивает наибольшую часть общества.

5. Новые институты социализации – предпринимательство, рынок труда, СМИ, сетевые коммуникации. Основным барьером развития предпринимательства является правовой нигилизм, слабость института частной собственности, разгул криминала и коррупции, недоверие со стороны общества. Рынок труда не обеспечивает предложение и спрос не только моральных и культурных, но и деловых качеств работников. Для СМИ характерны засилье рекламы, низкопробных развлекательных программ, откровенное шулерство, огромное количество насилия и криминала, что создает реальную опасность для конкретных людей и потенциальную опасность для общества. Сетевые коммуникации, порождая сетевые социальные организации, сетевые концепции знания и сетевую культуру, одновременно поддерживают интерактивность личности, когда социальная ситуация постоянно исчезает. Доступ к сети становится «единственно важным вопросом для культуры».

1.2. Влияние трансформации современного общества на личность Исследование влияния социально-экономических трансформаций на личность соответствует общим положениям системной детерминации, когда первоначальная идея «линейной» детерминации любых проявлений психики преобразуется в требование всеобщей множественной взаимообусловленности [Бодрияр, 2001, Гидденс, 1999, Карпов, 2006]. Принцип детерминизма в психологии реализуется во взаимодействии двух аспектов – детерминация самих психических явлений и поведения социальными условиями, а также детерминирующая роль психических явлений в поведении и деятельности человека [Ломов, 2002]. Проблема социализации затрагивает оба эти аспекта, а точнее, их взаимодействие – личность усваивает социальный опыт в деятельности.

Характер влияния радикальных социально-экономических изменений на личность и социальные группы теоретически исследуется в работах В. Г. Асеева, Н. В. Гришиной, Т. П. Емельяновой, А. Л. Журавлева, В. П. Познякова, И. А. Суриной, Е. В. Шороховой и др. Новые экономические отношения (отношения к собственности, производственные отношения, отношения обмена и потребления и др.) оказывают социально-психологические влияния на личность, – чем более динамичными являются социально-экономические изменения, тем в большей степени они действуют на социокультурные факторы и социально-психологические явления, вызывая изменения личности. Периоды бурных социальных изменений ведут к ломке устоявшихся стереотипов, возникновению противоречий в системе ценностей, в уровнях диспозиционной регуляции [Советова, 2000].

В ходе экономической реформы, связанной с переходом к рыночной экономике, с появлением новых форм собственности, происходят радикальные изменения социально-экономических условий экономических субъектов [Позняков, 2000]. Эти изменения складываются независимо от выбора субъектом вида экономической деятельности, объективно ставят их в ситуацию выбора формы собственности и одновременно формируют определенные психологические отношения к происходящим изменениям. Характер психологических отношений и реальное экономическое поведение субъектов тесно взаимосвязаны, однако могут проявляться по-разному. Например, выбор формы собственности, содержание и уровень деловой активности детерминированы экономическими факторами, но имеет место существенное влияние со стороны субъекта. Неоднозначна и связь между психологическими отношениями и реальным экономическим поведением, вызванным выбранной формой собственности. Выбор субъектом формы собственности, экономической деятельности и ее конкретных условий в значительной степени определяется социально-психологическими особенностями субъекта [Там же]. Таким образом, подтверждается сложность влияния социальноэкономических трансформаций на социализацию личности, что подчеркивает ее системную детерминацию. Заслуживает внимания дальнейшая разработка субъектного подхода.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
Похожие работы:

«ГБОУ Московский городской психолого-педагогический университет ФГБУ «Научный центр психического здоровья» РАМН «Медицинская (клиническая) психология: традиции и перспективы» К 85-летию Юрия Федоровича Полякова Москва УДК 159.9:61 ББК 88.4 М42 Редакционная коллегия: Зверева Н.В. кандидат психологических наук, доцент (отв. ред.) Рощина И.Ф. кандидат психологических наук, доцент Ениколопов С.Н. кандидат психологических наук, доцент М42 Медицинская (клиническая) психология: традиции и перспективы....»

«Психологические науки 137 ганизма каждого из нас по решению тех или иных проблем возникших в организме. Так «работает» саморегуляция.Список литературы: 1. Грачев В.В., Секач М.Ф. Профилактика и коррекция кризисных состояний здоровья: монография. – М.: Изд-во АПК и ППРО, 2006.2. Грачев В.В., Закс Л.А., Перелыгина Е.Б. Здоровье кадров управления как фактор организационной безопасности. – М.: Изд-во СФГА, 2006. 3. Закс Л.А., Перелыгина Е.Б. Психологическая безопасность личности в организации. –...»

«Том 7, №5 (сентябрь октябрь 2015) Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал «Науковедение» ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Том 7, №5 (2015) http://naukovedenie.ru/index.php?p=vol7-5 URL статьи: http://naukovedenie.ru/PDF/119PVN515.pdf DOI: 10.15862/119PVN515 (http://dx.doi.org/10.15862/119PVN515) УДК 378 Фугелова Татьяна Анатольевна ФГБОУ ВО «Тюменский государственный университет» Институт психологии и педагогики Россия, г. Тюмень1...»

«УДК 001.895 ББК 94 И 665 Авторcкий коллектив: Боженькина С.П. (1), Гутова С. Г. (6), Мочалова Л. Н. (5), Нестерова О. Р. (4), Петренко М.А. (2), Ремех Т. А. (3), Смирнов Е. И. (1).Рецензенты: Асланов Рамиз Мутталим Оглы, доктор педагогических наук, профессор, Московский педагогический государственный университет (1). Пометун Е.И., доктор педагогических наук, профессор, член-кореспондент НАПН Украины, ведущий специалист отдела обществоведческого образования, Института педагогики НАПН Украины...»

«ПСИХОЛОГИЯ Выпуск № 4 (16) / 2013 Шенцева Н. Н. Описательная модель социально-психологической реабилитации группы «молодых людей-инвалидов» / И. Н. Шенцева, А. Ю. Давыдова // Научный диалог. – 2013. – № 4 (16) : Психология. Педагогика. – С. 85–95. УДК 316.614.034 Описательная модель социально-психологической реабилитации группы «молодых людей-инвалидов» Н. Н. Шенцева, А. Ю. Давыдова Излагаются вопросы актуальности включения социально-психологической помощи в состав мер социальной реабилитации...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ТАМБОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Г. Р. ДЕРЖАВИНА» РАЗВИТИЕ ПОЛИТИКОЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ КОЛЛЕКТИВНАЯ МОНОГРАФИЯ Тамбов 2015 УДК 33 ББК 65 Р17 Редакционная коллегия: Юрьев В. М., доктор экономических наук, профессор (главный редактор); Грошев И. В., доктор психологических наук, доктор экономических наук,...»

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» К.В. КАРПИНСКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ Монография Гродно 2002 УДК 159.923.5 ББК 88 К21 Рецензенты: кандидат психологических наук, доцент Г.Ф.Михальченко; кандидат психологических наук, доцент П.А.Ковалевский; доктор педагогических наук, профессор В.А.Барков. Научный редактор кандидат психологических наук,...»

«Семинар для специалистов муниципальных органов управления образованием «Введение ФГОС основного общего образования в штатном режиме» Модель сетевого взаимодействия Ректорат РЦИТО Кафедра Кафедра Учебноздоровьесберегающих общеобразователь методический технологий в Кафедра ных дисциплин отдел педагогики и образовании Кафедра психологии Кафедра управления Кафедра профессионального образованием дошкольного и образования начального ЦМИМ Отдел аттестации образования 2012 год 2014 год 11 школ 2013 год...»

«МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ КАФЕДРА ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ ДИПЛОМНАЯ РАБОТА На тему: ДИНАМИКА РАЗВИТИЯ ПОЛОРОЛЕВЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ У СОВРЕМЕННЫХ ПОДРОСТКОВ И ЮНОШЕЙ. Выполнила студентка 5 курса группы ПО-5-1 Горская Анастасия Александровна Научный руководитель Доцент Барабанова Вера Викторовна Москва, 2002 уч. год. ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 4 Глава 1. Пол как психологическое явление 1.1. Понятие «пол» 7 1.2. Происхождение психологических половых различий: 1.2.1....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ СЕМЬЯ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ Монография Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 12-06-00020 Издательский дом «Астраханский университет» УДК 375.015(075.8) ББК 88.5я73 С56 Рекомендовано к печати редакционно-издательским советом Астраханского государственного университета Р е ц е н з е н т ы: доктор психологических наук,...»

«ЕДИНАЯ ФОРМА ОЦЕНКИ Руководство по оценке и междисциплинарному ведению случая для оказания помощи детям и семьям, находящимся в социально опасном положении или в трудной жизненной ситуации Санкт-Петербург В данном издании представлен инструмент для проведения комплексной социальнопсихологической оценки ситуации в семье: Единый Формат Оценки (ЕФО) Руководство адресовано специалистам, работающим в сфере защиты детства: специалистам по социальной работе, органов опеки и попечительства и всем, кто...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ » МЕТОДИКИ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ МАЛЫХ ГРУПП В ОРГАНИЗАЦИИ Под редакцией А.В. Сидоренкова Ростов-на-Дону Издательство Южного федерального университета УДК 159.9.07 ББК 88.5 С 34 Рецензенты: зав.кафедрой социальной психологии Южного федерального университета, д.пс.н., проф. В.А. Лабунская;...»

«МИНИСТРЕСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КУРГАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ В.С.ГОНЧАРОВ ПСИХОЛОГИЯ ПРОЕКТИРОВАНИЯ КОГНИТИВНОГО РАЗВИТИЯ МОНОГРАФИЯ Курган, 2005 Гончаров В.С. Психология проектирования когнитивного развития: Монография. Курган: Издательство Курганского государственного университета, 2005. 235 с. Рецензенты: Е.И.Исаев, доктор психологических наук, профессор (Столичный гуманитарный институт) Н.А.Алексеев, доктор педагогических наук, профессор (Тюменский...»

«ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ НА КУБАНИ О. Г. Кукосян, Б. А. Ясько1 Анализируются региональные психолого-педагогические исследования на Кубани. Выделены основные сферы и перспективы научного поиска в области педагогической психологии. Ключевые слова: педагогическая психология, региональные психологические исследования. Analyzed regional psycho-pedagogical studies in the Kuban. Marked the main areas and perspectives of the scientific search in the pedagogical psychology...»

«ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России Кафедра психиатрии факультета дополнительного профессионального образования И.В.Забозлаева, Е.В.Малинина, Е.Н.Кривулин КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕПРЕССИЙ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ Монография предназначена: для слушателей системы дополнительного профессионального образования врачей по специальности «Психиатрия» Челябинск 2014 УДК 616.895 – 053.2 (075.8) ББК 56.14 я 75 З – 12 Рецензенты: И.В. Шадрина, ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России, кафедра психиатрии, заведующая...»



 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.