WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«М.Н. Панков ПОЗИТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ В ПАЛЛИАТИВНОЙ ОНКОЛОГИИ Монография Архангельск Поморский университет УДК ...»

-- [ Страница 4 ] --

коррекция астено-депрессивных проявлений у инкурабельных пациентов (41,20% среди всех причин обращений);

коррекция партнерских (семейных) отношений (31,05%).

Также частой причиной обращения (11,34%) была необходимость усиления противоболевой терапии с включением в схему обезболивания психотропных препаратов (антидепрессанты, нейролептики, транквилизаторы). Кроме того, консультации психотерапевта требовались в случаях возникновения острых психотических нарушений (2,98%), панического (с проявлениями ажитации) страха смерти (2,09%), при купировании тошноты и рвоты с применением психотерапевтических техник (1,79%);

другие мотивы обращения составили 9,55%.

Проведение лечебно-консультативной психотерапевтической работы с терминальными пациентами имеет ряд особенностей, связанных как с социально-психологическими характеристиками инкурабельных пациентов, так и с условиями, в которых она реализуется.

Наиболее часто встречаются:

1. Возрастающая внушаемость и доверчивость.

2. Легкость появления «рентных» установок, связанных с наличием тяжелого соматического заболевания.

3. Выраженность и неустойчивость различных эмоциональных реакций с резкими сменами фона настроения.

4. Легкость возникновения сверхценных идей, связанных с возможностью «чудесного исцеления» запущенного заболевания с помощью «народных рецептов», знахарства, «методов оздоровления».



5. Отрицание необходимости продолжения комбинированной терапии, назначенной онкологом, пассивное отношение к собственному состоянию.

6. Защитные психологические реакции с блокированием любых взаимоотношений.

7. Несоответствие внутренних мотивов поведения, установок, взглядов, переживаний их внешним проявлениям; подавление и контроль эмоциональных потребностей, подчинение субъективным социальным стандартам.

8. Несоответствие между физическим (соматическим) состоянием и завышенным уровнем требований к себе, своим социальным обязанностям.

9. Динамика состояния терминальных пациентов, связанная с прогрессированием злокачественного опухолевого процесса и нарастанием осложнений заболевания.

10. Проведение психотерапевтических сеансов в условиях привычной и нередко тягостной обстановки, напоминающей о неизлечимой болезни и ее осложнениях.

11. Наличие «критического окружения» со стороны членов семьи, влияющего на принятие решений пациентом, «негативное» обсуждение целесообразности врачебных назначений, самостоятельное изменение дозировок.

12. Особая специфика (открытость) работы психотерапевта с пациентом на дому, в присутствии родственников, занятых домашними делами, чрезмерно опекающих пациента, вмешивающихся по собственной инициативе в психотерапевтическую беседу.

Эти особенности работы с инкурабельными онкологическими пациентами должны обязательно учитываться при организации психокоррекционных мероприятий в хосписах, при обучении не только сотрудников психотерапевтической службы данного учреждения, но и всего медицинского персонала, занятого в паллиативном лечении и уходе.

Кроме того, необходимо подчеркнуть, что в подавляющем большинстве случаев заметную положительную роль в работе психотерапевта с терминальными пациентами играли следующие факторы.

1. Наличие постоянного стресса актуализировало необходимость адаптации к новым условиям, осознанную востребованность психотерапевтической работы.

2. Появлялась возможность активно влиять на процессы адаптации пациентов путем комплексного воздействия со стороны всех лиц, участвующих в паллиативном уходе (психотерапевт, онколог, медицинские и патронажные сестры, родственники и социальное окружение больного).

3. Медико-социальная помощь и психотерапевтическая работа проходили в относительно прогнозируемых условиях.

4. Открытость и более высокая рефлексивность инкурабельных онкологических пациентов помогали установить глубокие эмоциональные контакты, дифференцировано активизировать потенциальные возможности личности и актуальные способности больных, способствующие их социальной адаптации.

Важнейшей задачей при первой же встрече являлось выяснение степени информированности и установок больного по отношению к своему диагнозу, предстоящему лечению, прогнозу. Проводилось комплексное психосоциальное обследование каждого обратившегося за психотерапевтической помощью пациента хосписа, особое внимание уделялось психологическим особенностям и психическому статусу с целью своевременной и достаточной по объему психотерапевтической и медикаментозной коррекции астено-депрессивных состояний, профилактике суицидных тенденций в данной группе терминальных больных.

План психотерапевтической работы с каждым пациентом составлялся с учетом индивидуальных психоэмоциональных и социальных особенностей пациента, его установок; конкретных условий и обстоятельств, в которых находится пациент. Четкое планирование работы помогало максимально обеспечить: проведение психокоррекционных мероприятий (психотерапия и психофармакотерапия) с терминальным больным; психокоррекционную работу с его социальным окружением;

включение в психотерапевтический реабилитационный процесс всех лиц, занятых в паллиативном уходе.

Особое внимание представляют этико-деонтологические аспекты в психотерапевтической работе с инкурабельными онкологическими пациентами. Больные обостренно воспринимают любое проявление неискренности, фальшивой заботы, нарушение эмоциональных связей, скрытое неприятие, чувствуют изменение отношения к себе со стороны медицинских работников, что провоцирует у них тяжелые переживания собственной ущербности. Эта сторона индивидуальной психотерапевтической работы должна учитываться и контролироваться в рамках всех реабилитационных мероприятий, в условиях преемственности и взаимодействия не только со стороны сотрудников хосписа, но и со стороны участковой терапевтической службы и врачей-онкологов.





5.2. Психофармакотерапия На рисунке 6 в виде диаграммы представлена структура психофармакотерапии в группе инкурабельных онкологических больных представлена. В группе пациентов хосписа, с которыми проводилась психотерапевтическая работа, наиболее часто требовалось назначение препаратов, корригирующих нарушение сна (36,25% случаев). Эти препараты представлены в основном группой бензодиазепиновых производных.

Нарушения сна включали в себя как пре- и постсомнические, так и инсомнические проявления, нередко связанные с болевым синдромом.

Примерно равными долями в структуре психофармакотерапии представлены антидепрессанты (26,64%) и транквилизаторы (24,89%). Наиболее часто пациентам с депрессивным синдромом назначались амитриптилин (трициклические антидепрессанты) и мелипрамин (ингибиторы МАО). Помимо непосредственного антидепрессивного эффекта, препараты частично купировали болевой синдром, что позволяло на фоне их применения снижать дозу анальгетиков, а в двух случаях полностью купировать болевой синдром, исключив прием анальгетиков на срок до 6 месяцев.

Равными долями представлены группы анксиолитиков и нейролептиков (по 6,11% в каждой группе). Эти препараты применялись в случаях появления страха смерти, острых психотических нарушений (бредовые идеи причинения ущерба здоровью и собственности), в комплексной терапии при купировании тошноты и рвоты с целью потенцирования эффекта анальгетиков при лечении болевого синдрома.

6,11 6,11 снотворные средства 36,25 антидипрессанты 24,89 транквилизаторы

–  –  –

Рис. 6. Структура психофармакотерапии в группе инкурабельных онкологических больных (%) Необходимо подчеркнуть, что организация консультативной психокоррекционной работы психотерапевта в хосписе имеет значительные трудности в силу психологических особенностей терминальных пациентов, нарастающей социальной дезадаптации и частичной социальной деривации, прогрессирующих проявлений злокачественного опухолевого процесса. Добиться полного психического и физического комфорта пациента в процессе паллиативного ухода на терминальном этапе практически невозможно. Поэтому эффективность лечебнореабилитационной помощи терминальным пациентам определяется комплексностью, многокомпонентностью ухода и обязательным включением в ее объем психотерапии, позволяющей не только корректировать имеющиеся симптомы, но и готовить пациента к предстоящим изменениям, обсуждать с ним мировоззренческие и религиозные темы, ретроспективно и перспективно анализировать свой жизненный путь, помогая принять свою жизнь и быть ею удовлетворенным.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Материалы исследования показывают, что в процессе психотерапевтической работы с инкурабельными онкологическими пациентами выявляется динамика ряда актуальных способностей (конструктов), достоверно различающаяся с аналогичными показателями как в основной группе (до начала психотерапевтической реабилитации), так и в контрольной группе.

В обеих группах изначально выявлены сходные социально-психологические и культуральные паттерны поведения, механизмы взаимодействия с окружающими, построения партнерских отношений, реагирования в конфликтных ситуациях. Базовая модель, отражающая стереотипы социального взаимодействия, сформированные в детстве, достоверно не различалась у пациентов обеих групп. Доминирующую позицию в базовой модели занимала сфера «Я», характеризующая взаимоотношения детей и родителей в родительской семье пациента. Прочные эмоциональные связи, открытость к проявлениям нежности, семейные концепции, имеющие отношение к телу и здоровью, обеспечили важность данной сферы, заложили более высокую, по сравнению с другими сферами, внутреннюю готовность реагировать на жизненные события посредством тела, физических ощущений, психосоматических симптомов.

Отношения между родителями, братьями и сестрами, другими родственниками в семье, умение конструктивно решать внутрисемейные проблемы, гармоничность и открытость в этих отношениях обусловили важность сферы «Ты», которая являлась второй значимой сферой деятельности в базовой модели терминальных пациентов.

Таким образом, соматическое (физическое) здоровье и самореализация в профессиональной и социальной среде, мотивация на успех и признание, достижения в работе, являлись очень важными целями в данной группе больных, были критерием социальной ценности как в отношении себя, так и в отношении окружающих.

Результаты исследования реакции на конфликт в обеих группах обнаружили, что основным способом реагирования являлась реструктуризация сферы «достижения/работа» в нарастающей конфликтной ситуации, или «бегство» в работу. Показатели остальных способов реакции на конфликт в сферах «тело», «контакты» и «фантазия» существенно не различались, находясь в пределах средней значимости по WIPPF.

Результаты тестирования по Висбаденскому опроснику показали, что пациенты обеих групп сравнительно одинаково оценивали степень значимости актуальных способностей, имели сходную базовую модель и похожие способы реакции на конфликт. Для пациентов основной группы, с которыми проводилась психотерапевтическая работа в рамках позитивной психотерапии, достоверно возросла значимость в их жизни как в отношении себя, так и в отношении окружающих таких признаков, как «контакты», «доверие», «надежда», «вера/религия/смысл», относящихся к эмоциональным способностям. Значимость актуальных способностей, относящихся к социальному блоку, достоверно не изменилась.

Таким образом, в результате исследования были получены следующие выводы:

1. В группе инкурабельных онкологических пациентов показатели значимости социальных конструктов достоверно выше показателей значимости эмоциональных конструктов, для пациентов данной группы характерны контроль и подавление эмоциональных проявлений, а также подчинение их социальным требованиям и представлениям.

2. В базовой модели онкологических больных наиболее значимыми являются сферы «тело/ощущения» и «работа/достижения», сфера «семья/контакты» менее значима в этой группе; сфера «фантазия/интуиция/будущее» наименее развита в базовой модели.

3. Реакция на конфликт в данной группе пациентов представлена следующими механизмами (в порядке значимости): «бегство» в работу, психосоматические нарушения, «бегство» в семью/общение, «бегство» в мечты, фантазии.

4. Неразвитость сферы «Пра-Мы» (вопросы «смысла жизни», «жизни и смерти», «жизни после смерти») на фоне психотравмирующих ситуаций, сопряженных с терминальным периодом онкологического заболевания, является дополнительным фактором, отягчающим состояние больного и отрицательно влияющим на качество жизни пациента и на эмоциональный фон его социального окружения.

5. В данной группе инкурабельных онкологических пациентов ярко выражена превалентность эмоциональной поддержки в психотерапевтическом процессе, проявляемая возрастающим стремлением к общению и контактам, большей открытостью и доверчивостью, поисками позитивной психологической поддержки в настоящей ситуации, значительным усилением интереса к вопросам веры, религии, мировоззрения.

6. Психосоциальная реабилитация инкурабельных онкологических пациентов, основанная на подходах и методах позитивной психотерапии, является актуальной и востребованной в данной группе больных, соответствует их интересам, предоставляет возможности для ресоциализации и самоактуализации в терминальный период онкологического заболевания.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Притчи и истории О вечной жизни Царь Ановширван, которого народ называл также Справедливым, однажды отправился в паломничество по стране как раз в то время, когда родился пророк Мухаммед. На освещенном солнцем склоне горы он увидел сгорбившегося над работой почтенного старого человека. В сопровождении своих придворных царь подошел к нему и увидел, что старик сажает маленькие, не больше года, саженцы. «Что же ты делаешь?» — спросил царь. «Я сажаю ореховые деревья», — ответил старик. Царь удивился: «Ведь ты уже так стар. Зачем тебе саженцы, листву которых ты не увидишь, в тени которых не будешь отдыхать и не вкусишь их плодов?» Старик взглянул на него и ответил: «Те, кто был до нас, сажали, а мы пожинали плоды. Теперь мы сажаем, чтобы те, кто будет после нас, тоже могли бы пожинать плоды».

Небольшая разница (История, иллюстрирующая позитивный подход) Один восточный властелин увидел страшный сон, будто у него выпали один за другим все зубы. В сильном волнении он призвал к себе толкователя снов. Тот выслушал его озабоченно и сказал: «Повелитель, я должен сообщить тебе печальную весть. Ты потеряешь одного за другим всех своих близких». Эти слова вызвали гнев властелина. Он велел бросить в тюрьму несчастного и призвать другого толкователя, который, выслушав, сон, сказал: «Я счастлив сообщить тебе радостную весть — ты переживешь всех своих родных». Властелин был обрадован и щедро наградил его за это предсказание. Придворные очень удивились. «Ведь ты сказал ему то же самое, что и твой бедный предшественник, так почему же он был наказан, а ты вознагражден?» — спрашивали они. На что последовал ответ: «Мы оба одинаково истолковали сон. Но все зависит от того, не что сказать, а как сказать».

Стеклянный саркофаг У одного восточного царя была жена дивной красоты, которую он любил больше всего на свете. Красота ее освещала сиянием его жизнь.

Когда он бывал свободен от дел, он хотел только одного — быть рядом с ней. И вдруг жена умерла и оставила царя в глубокой печали. «Ни за что и никогда, — восклицал он, — я не расстанусь с моей возлюбленной молодой женой, даже если смерть сделала безжизненными ее прелестные черты!». Он велел поставить на возвышении в самом большом зале дворца стеклянный саркофаг с ее телом. Свою кровать он поставил рядом, чтобы ни на минуту не расставаться с любимой. Находясь рядом с умершей женой, он обрел свое единственное утешение и покой.

Но лето было жарким, и, несмотря на прохладу в покоях дворца, тело жены стало постепенно разлагаться. На прекрасном лбу умершей появились отвратительные пятна. Ее дивное лицо стало день ото дня изменяться в цвете и распухать. Царь, преисполненный любви, не замечал этого. Вскоре сладковатый запах разложения заполнил весь зал, и никто из слуг не рисковал зайти туда, не заткнув нос. Огорченный царь сам перенес свою кровать в соседний зал. Несмотря на то, что все окна были открыты настежь, запах тления преследовал его. Даже розовый бальзам не помогал. Наконец он обвязал себе нос зеленым шарфом, знаком его царского достоинства. Но ничто не помогало. Все слуги и друзья покинули его. Только огромные блестящие черные мухи жужжали вокруг. Царь потерял сознание, и врач велел перенести его в большой дворцовый сад. Когда царь пришел в себя, он почувствовал свежее дуновение ветра, аромат роз услаждал его, а журчание фонтанов радовало слух. Ему чудилось, что его большая любовь еще живет. Через несколько дней жизнь и здоровье вновь вернулись к царю. Он долго смотрел, задумавшись, на чашечку розы и вдруг вспомнил о том, как прекрасна была его жена, когда была живой, и каким отвратительным становился день ото дня ее труп. Он сорвал розу, положил ее на саркофаг и приказал слугам предать тело земле.

Сад на крыше и два разных мира (История, иллюстрирующая межкультурные отношения) Летней ночью в саду на крыше дома спали все члены семьи. Мать увидела, что невестка, которую она вынуждена была терпеть против своей воли, и сын спали, тесно прильнув друг к другу. Смотреть на это было свыше ее сил. Она разбудила спящих и закричала: «Как это можно в такую жару так тесно прижиматься друг к другу! Это вредно для здоровья».

В другом углу сада спала ее дочь с любимым зятем. Они лежали на расстоянии по крайней мере одного шага друг от друга. Мать заботливо разбудила обоих и прошептала: «Мои дорогие, почему в такой холод вы лежите врозь, вместо того чтобы согревать друг друга?» Эти слова услышала невестка.

Она встала и громко, как молитву, произнесла:

«Сколь всемогущ Бог. На крыше один сад, а какой разный в нем климат».

Наберись смелости — сделай попытку Однажды царь решил подвергнуть испытанию всех своих придворных, чтобы узнать, кто из них способен занять в его царстве важный государственный пост. Толпа сильных и мудрых мужей обступила его.

«О вы, подданные мои, — обратился к ним царь, — у меня есть для вас трудная задача, и я хотел бы знать, кто сможет решить ее». Он подвел присутствующих к огромному дверному замку, такому огромному, какого еще никто никогда не видывал. «Это самый большой и самый тяжелый замок, который когда-либо был в моем царстве. Кто из вас сможет открыть его?» — спросил царь. Одни придворные только отрицательно качали головой. Другие, которые считались мудрыми, стали разглядывать замок, однако вскоре признались, что не смогут его открыть.

Раз уж мудрые потерпели неудачу, то остальным придворным ничего не оставалось, как тоже признаться, что эта задача им не под силу, что она слишком трудна для них.

Лишь один визирь подошел к замку. Он стал внимательно его рассматривать и ощупывать, затем пытался различными способами сдвинуть с места и наконец одним рывком дернул его. О чудо, замок открылся! Он был просто не полностью защелкнут. Надо было только попытаться понять, в чем дело, и смело действовать.

Тогда царь объявил: «Ты получишь место при дворе, потому что полагаешься не только на то, что видишь и слышишь, но надеешься на собственные силы и не боишься сделать попытку».

Лекарь знает все!

В постели лежал тяжело больной, и казалось, что дни его уже сочтены. Жена в страхе за жизнь мужа пошла за деревенским лекарем. Он более получаса выстукивал и выслушивал больного, щупал пульс, прикладывал ухо к груди пациента, поворачивал его то на живот, то на бок, то опять на спину, поднимал ноги, открывал глаза, смотрел ему в рот и наконец изрек уверенно и определенно: «Добрая женщина, к сожалению, я должен сообщить вам печальную истину, ваш муж уже два дня как мертв». Тут тяжело больной в ужасе поднял голову и испуганно застонал: «Да нет же, моя любимая, я еще жив!» Тогда женщина энергично стукнула кулаком больного по голове и гневно закричала: «Замолчи!

Лекарь лучше знает, жив ты или мертв!»

История – напутствие В одной персидской истории рассказывается о путнике, который с великим трудом брел по бесконечной, казалось, дороге. Он весь был обвешан всякими предметами. Тяжелый мешок с песком висел у него за спиной, туловище обвивал толстый бурдюк с водой, а в руках он нес по камню. Вокруг шеи на старой истрепанной веревке болтался старый мельничный жернов. Ржавые цепи, за которые он волок по пыльной дороге тяжелые гири, обвивались вокруг его ног. На голове, балансируя, он удерживал наполовину гнилую тыкву. Со стонами он продвигался шаг за шагом вперед, звеня цепями, оплакивая свою горькую судьбу и жалуясь на мучительную усталость.

В палящую полуденную жару ему повстречался крестьянин. «О, усталый путник, зачем ты нагрузил себя этими обломками скал?» — спросил он. «Действительно, глупо, — ответил путник, — но я до сих пор их не замечал». Сказав это, он далеко отшвырнул камни и сразу почувствовал облегчение.

Вскоре ему повстречался другой крестьянин:

«Скажи, усталый путник, зачем ты мучаешься с гнилой тыквой на голове и тащишь за собой на цепи такие тяжелые железные гири?» — поинтересовался он. «Я очень рад, что ты обратил на это мое внимание. Я и не знал, что утруждаю себя этим». Сбросив с себя цепи, он швырнул тыкву в придорожную канаву так, что она развалилась на части. И вновь почувствовал облегчение. Но чем дальше он шел, тем сильнее страдал. Крестьянин, возвращавшийся с поля, с удивлением посмотрел на путника: «О, усталый путник, почему ты несешь за спиной песок в мешке, когда, посмотри, там вдали так много песка. И зачем тебе такой большой бурдюк с водой — можно подумать, что ты задумал пройти всю пустыню Кавир. А ведь рядом с тобой течет чистая река, которая и дальше будет сопровождать тебя в пути!» — «Спасибо, добрый человек, только теперь я заметил, что тащу с собой в пути». С этими словами путник открыл бурдюк, и тухлая вода вылилась на песок. Задумавшись, он стоял и смотрел на заходящее солнце. Последние солнечные лучи послали ему просветление: он вдруг увидел тяжелый мельничный жернов у себя на шее и понял, что из-за него шел сгорбившись. Путник отвязал жернов и швырнул в реку так далеко, как только смог. Свободный от обременявших его тяжестей он продолжал свой путь в вечерней прохладе, надеясь найти постоялый двор.



Пятьдесят лет вежливости

Одна пожилая супружеская пара после долгих лет совместной жизни праздновала золотую свадьбу. За общим завтраком жена подумала:

«Вот уже пятьдесят лет, как я стараюсь угодить своему мужу. Я всегда отдавала ему верхнюю половину хлебца с хрустящей корочкой. А сегодня я хочу, чтобы этот деликатес достался мне». Она намазала себе маслом верхнюю половину хлебца, а другую отдала мужу. Против ее ожидания он очень обрадовался, поцеловал ей руку и сказал: «Моя дорогая, ты доставила мне сегодня самую большую радость. Вот уже более пятидесяти лет я не ел нижнюю половину хлебца, ту, которую я больше всего люблю. Я всегда думал, что она должна доставаться тебе, потому что ты так ее любишь».

–  –  –

Наблюдение 1 Больная Ш., 1935 г.р.

Время постановки на учет в хоспис: 23.08.94 г.

Первичная консультация психотерапевта, назначенная онкологом хосписа, от 21.10.94 г.

Жалобы на боли в ногах, слабость в коленных суставах, выраженную внутреннюю тревогу и беспокойство. Больная боится вставать на ноги и ходить самостоятельно, не уверена в своих силах, когда остается одна, но в присутствии кого-либо в доме чувствует себя спокойнее, ходит по квартире. Испытывает гнетущее чувство собственной бесполезности («много работы по дому, а у меня не хватает сил»), настойчиво просит снять страх и неуверенность при ходьбе.

Соматическое состояние. Правильного телосложения, избыточного питания. Кожные покровы чистые, обычной влажности. В области левой голени и стопы — трофические язвы. Тургор кожи снижен. В легких дыхание везикулярное. Хрипов нет. Тоны сердца приглушены, ритмичные. А/Д — 135/80 мм рт. ст. Пульс ритмичный, 70 ударов в минуту. Язык влажный, чистый. Живот при пальпации мягкий, слегка болезненный в эпигастрии. Печень — на 1 см ниже края реберной дуги.

Симптом Пастернацкого отрицательный. Физиологические отправления не нарушены. Отмечаются умеренные (со слов больной) болевые ощущения в области коленных суставов при пальпации и движении.

Неврологическое состояние. Зрачки D=S. Конвергенция сохранена.

Аккомодация не нарушена. Движения глазных яблок в полном объеме.

Нистагма нет. Лицо при оскале зубов симметрично. Язык по средней линии. Сухожильные рефлексы с рук и ног равномерные, слегка ослаблены. Сила мышц в руках достаточная. Пальценосовую пробу выполняет удовлетворительно. Походка медленная, ровная. Чувствительность не нарушена.

Психическое состояние. В беседу вступает охотно, подробно рассказывает о своем состоянии. Фон настроения субдепрессивный. В беседе обнаруживается тревожность, мнительность, чувство собственной неполноценности и ненужности, ипохондрическая фиксация на собственном состоянии.

Эмоциональные реакции порой неадекватны, сопровождаются избыточной плаксивостью. Эмоционально лабильна. Фиксирована на своем заболевании, на взаимоотношениях с окружающими («я им в тягость, они меня избегают...»). Отношение к беседе заинтересованное, искреннее. Поведение адекватно настоящей ситуации. Речь обычного темпа, эмоционально окрашена. Мнестико-интеллектуальных нарушений не обнаруживает. Сон медикаментозный, субъективно достаточный. В беседе прослеживаются психастенические черты характера.

Результаты психологического тестирования.

И н т е р п р е т а ц и я т е с т а Л ю ш е р а. Стремится к богатому действиями и переживаниями образу жизни и близости, которая приносит эротическое и эмоциональное удовлетворение. Занимает оборонительную позицию. Считает, что существующее положение недостаточно прочно и что имеется угроза. Полна решимости достичь своих целей, несмотря на тревогу и раздражение. Очень разборчива в выборе партнера. Стремится к отношениям, основанным на откровенности, взаимном доверии и честности. Требует (в особенности, от близких), чтобы ей великодушно предоставили свободу решать, исходя из собственных убеждений. Отвергает любое авторитарное вмешательство. Хочет, чтобы ее отношения с другими людьми были такими, чтобы они не мешали осуществлению намеченных целей. Коротко: требует честности и независимости в делах.

И н т е р п р е т а ц и я о п р о с н и к а W I P P F. Все социальные актуальные способности по шкалам 1-11, за исключением конструкта «послушание» (шкала 9), оценены пациенткой как имеющие очень важное значение в ее жизни (значения в интервале 80–100%). Максимально важными для нее являются честность (искренность в отношениях) и верность, послушание оценено как средняя по значимости актуальная способность.

В оценке эмоциональных актуальных способностей наблюдается большая вариабельность. Показатели, отражающие среднюю значимость способностей, соответствуют таким конструктам, как «терпение», «чувство времени», «надежда», «нежность», «вера/религия/смысл». Как максимально важные эмоциональные актуальные способности, выделены «контакты», «доверие» и «любовь».

Реакция на конфликт у пациентки наиболее часто проявляется психосоматическими нарушениями (максимальная оценка), вторым важным психологическим защитным механизмом является «бегство» в работу. Вариант «бегство» в общение имеет среднюю степень значимости, наименее значимым признано «бегство» в мечты.

В базовой модели доминируют сферы «Я-мать», «Я-отец» и «Мы»

(максимальная значимость), менее значимой признана сфера «Ты», сфера «Пра-Мы» наименее развита в базовой модели.

Клинический диагноз. Рак молочной железы, 4-я клиническая стадия течения. Астено-депрессивный синдром.

Сопутствующие заболевания:

инсулиннезависимый сахарный диабет.

Дневник психотерапевтической работы.

21.10.1994 г. Психологическое тестирование. Сеанс психотерапии.

Главной задачей сеанса была работа со страхами больной. В рамках метода нейро-лингвистического программирования использовались техники работы с субмодальностями, техники создания «якорей» и наложения. Базовым воспоминанием послужил выезд на природу с сотрудниками предприятия. Было много игр, спортивных мероприятий, танцев, соревнований, которые пациентка проводила и принимала в них непосредственное участие. Неоднократное погружение в позитивную жизненную ситуацию с применением техник нейро-лингвистического программирования позволило больной дистанцированно осознать и попытаться оценить с позиций активизированного прошлого жизненного опыта нынешнюю ситуацию в целом и страх передвижения. Это воздействие сочеталось с одновременно проводимым первым интервью в позитивной психотерапии (стадии дистанцирования, наблюдения, инвентаризации). По завершении беседы пациентка отметила появившееся чувство контроля над страхом, определенную уверенность. Назначения: амитриптилин по 12,5 mg (1/2 табл.) 3 раза в день.

06.12.1994 г. Объяснение пациентке результатов психологического тестирования. Сеанс позитивной психотерапии: стадия ситуативного одобрения, работа с историями, иллюстрирующими позитивный, конструктивный подход; позитивный анализ жизненных этапов, настоящей ситуации и взаимоотношений с родными. Отменен прием амитриптилина из-за появившихся побочных эффектов (сухость во рту, неприятные ощущения в мышцах ног).

22.03.1995 г. Сеанс позитивной психотерапии (стадия расширения целей). Психоэмоциональное состояние — более ровное, спокойное, объективно и субъективно как в отношении себя, так и окружающих.

Беспокоит нарастающий ночью болевой синдром, из-за болей в ногах сон поверхностный, прерывистый. С целью седации и усиления противоболевой терапии назначены: хальцион 0,25 mg (1 таб.) на ночь; золофт 50 mg (2 таб.) на ночь. Беседа с сыном пациентки: обсуждение состояния больной, разъяснение схем приема обезболивающих и психотропных препаратов, длительности эффекта, разъяснение особенностей поведения и общения в контексте настоящей ситуации.

28.03.1995 г. Сеанс позитивной психотерапии: обсуждение актуальных способностей, их значение в различные периоды жизни пациентки.

Роль эмоциональных способностей как компенсации в настоящей ситуации ограниченных социальных способностей.

04.04.1995 г. Работа с первичными актуальными способностями пациентки — значение возможности общения с родственниками на уровне большей открытости, любви, надежды и доверия. Отмечает улучшение психоэмоционального состояния. Внешне — значительно менее тревожна и плаксива. Сон медикаментозный, достаточный.

11.04.1995 г. Обсуждение значения каждой из сфер деятельности в жизни. Обсуждение важности сферы «Пра-Мы» («Фантазия/интуиция/ будущее»), вопросов мировоззрения, смысла жизни в различные периоды жизни каждого человека.

25.04.1995 г. Позитивная интерпретация жизненных достижений и стремлений. Повторное тестирование по WIPPF и тесту Люшера.

04.05.1995 г. Болевой синдром нарастает, ухудшается общее состояние. С целью усиления противоболевой терапии — золофт до 3-4 таб.

(100 mg) в сутки. Нарастают проявления тревожности, беспокойства, плаксивость, страх смерти.

В дальнейшем проходило назначение наркотических анальгетиков из-за нараставшего болевого синдрома.

26.05.1995 г. Больная скончалась.

Клинико-психодинамический анализ. В рассматриваемой клинической иллюстрации можно выделить следующую психодинамическую картину в рамках модели позитивной психотерапии.

Изучение базовой модели и способов реакции на конфликт обнаружило, что ведущей сферой деятельности для пациентки являлась сфера «тело/ощущения», обусловленная семейными концепциями и воспитанием и проявляющаяся психосоматическими нарушениями как основным компенсаторным защитным механизмом. Практически неразвитой являлась сфера «Пра-Мы», и такой компенсаторный психологический механизм, как «бегство» в мечты, не использовался пациенткой в любой конфликтной (психотравмирующей) ситуации.

Неразвитость данной сферы, с одной стороны, и реальность настоящей ситуации, напрямую затрагивающей вопросы «жизни и смерти», с другой — вызвали внутренний конфликт, продуцирующий страх, тревогу, беспокойство и другую симптоматику астено-депрессивного круга.

Внутренний конфликт развивался на фоне психастенических характерологических особенностей больной, таких как тревожность, мнительность, сензитивность, ипохондрическая фиксация, астеническая ментальность (навязчиво-тревожно и безрадостно окрашенные мыслительные процессы, описанные как «психическая жвачка»).

Склонность к постоянному обдумыванию своих проблем, мысленному возвращению на новый круг рассуждений и внутренняя конфликтность данной темы (терминальное заболевание) усиливали растерянность, чувство безысходности и усугубляли имевшуюся астенодепрессивную симптоматику.

Индивидуальный план психотерапевтической работы строился в рамках модели позитивной психотерапии, включавшей стадии наблюдения, дистанцирования, инвентаризации, ситуативного одобрения, вербализации и расширения целей. На первом этапе основной являлась симптоматическая помощь с использованием суггестивных техник для коррекции имевшихся страхов и беспокойства, рациональная психотерапия (помощь в дистанцировании). Следующим этапом было рациональное и позитивное (стадия инвентаризации) обсуждение настоящей ситуации, переход к возможности открыто интерпретировать внутренне конфликтные проблемы. Далее в психотерапевтический процесс вовлекались родственники, участвующие в уходе за пациенткой: обсуждение ее состояния, моральной поддержки, вариантов поведения; необходимая психотерапевтическая помощь самим родным. Создание особой духовной атмосферы, более теплый и эмоционально насыщенный семейный микроклимат (стадия ситуативного одобрения) создавали базу для открытого обсуждения мировоззренческих вопросов, вопросов «жизни и смерти», «жизни после смерти» (стадия вербализации); жизненных достижений и стремлений, личных и семейных перспектив (стадия расширения целей).

Ухудшение состояния больной, нарастание соматических проявлений запущенного заболевания, усиление болевого синдрома потребовали увеличения объема противоболевой терапии (в том числе, применения наркотических анальгетиков) и психофармакотерапии; основным в дальнейшем психотерапевтическом процессе была эмоциональная поддержка больной в последние дни жизни.

Наблюдение 2 Больная З., 1932 г.р.

Время постановки на учет в хоспис: 03.09.1994 г.

Первичная консультация психотерапевта, назначенная онкологом хосписа от 15.09.1994 г.

Жалобы на постоянную тревогу, беспокойство и внутреннее напряжение. Постоянный страх смерти («все время словно стоит за спиной»), приходящий во время любого ухудшения состояния.

Соматическое состояние. Правильного телосложения, умеренного питания. Кожные покровы чистые, влажные. Состояние после левосторонней мастэктомии. В легких дыхание везикулярное, единичные свистящие хрипы. Тоны сердца приглушены, ритмичные. А/Д — 135/85 мм рт. ст. Пульс ритмичный, 68 ударов в минуту. Язык влажный с незначительным беловатым налетом. Живот при пальпации мягкий, безболезненный. Печень — по краю реберной дуги. Симптом Пастернацкого отрицательный. Физиологические отправления не нарушены. Умеренные болевые ощущения в области левой половины грудной клетки при поворотах тела.

Вредные привычки: курит до 5-7 сигарет в день.

Неврологическое состояние. Зрачки D=S. Конвергенция сохранена.

Аккомодация не нарушена. Движения глазных яблок в полном объеме.

Нистагма нет. Лицо при оскале зубов симметрично, язык по средней линии. Сухожильные рефлексы с рук и ног равномерные, сила мышц в руках и ногах достаточная. Пальце-носовую пробу выполняет удовлетворительно. Походка ровная. Чувствительность не нарушена.

Психическое состояние. В беседу вступает охотно, оживленно. Контакт продуктивный. Подробно рассказывает о своем состоянии. Настроение с заметными колебаниями — от плаксивого до оптимистическишутливого. В беседе выявляются тревожность, мнительность, заметная демонстративность, ипохондрические проявления.

Эмоциональные реакции порой неадекватны, лабильны. Глубокая фиксация на своем состоянии отсутствует, легко переходит на другие темы в беседе. Рассказывает о тревожной ситуации в семье — систематической алкоголизации дочери. Отношение к беседе заинтересованное, искреннее. Поведение в основном адекватно настоящей ситуации, порой с истероидным оттенком. Речь обычного темпа, эмоционально окрашена. Мнестико-интеллектуальных нарушений не обнаруживает.

Сон — пресомнические нарушения. В беседе прослеживаются истерические черты характера.

Результаты психологического тестирования.

И н т е р п р е т а ц и я т е с т а Л ю ш е р а. Жаждет интересных и волнующих встреч и событий. Хотела бы, чтобы ее любили исключительно благодаря ее обаянию. Слишком сильно развито воображение, мечтательница и фантазерка. Преследует свои цели и свои интересы с упрямой решительностью без каких-либо уступок или компромиссов.

Чувствует себя отрезанной от других и несчастной из-за неумения установить сердечные, гармоничные отношения. Измучена и считает, что неспособна испытывать чувство сердечной привязанности. Считает, что не достигнет поставленных перед собой целей, если будет вести размеренный образ жизни. Не хочет зависеть от физической удовлетворенности и чувственных наслаждений. Испытывает неудовлетворенную потребность в объединении с людьми, имеющими такие же высокие духовные стандарты, проявляет желание выделиться из толпы. Иногда ей хочется быть как все, но она подавляет в себе такие порывы, считая их проявлением слабости. Стремится достичь поставленных перед собой целей, чтобы поддержать чувство собственного достоинства и устранить неуверенность в себе. Считает, что только сохранение умения владеть собой обеспечит ей превосходство над другими. Желает, чтобы ее любили и восхищались ею бескорыстно. Нуждается во внимании, признании и уважении. Коротко: требует уважения к себе как к исключительной личности.

И н т е р п р е т а ц и я о п р о с н и к а W I P P F. Среди социальных актуальных способностей пациентка выделяет как максимально важные, «пунктуальность», «усердие», «обязательность» и «верность».

Средний уровень значимости выявлен для конструктов «аккуратность», «чистоплотность», «вежливость»; а такие признаки, как «честность/открытость», «бережливость», «послушание», «справедливость»

могут игнорироваться во взаимоотношениях с окружающими. Среди эмоциональных актуальных способностей максимально значим конструкт «доверие»; такие групповые признаки, как «терпение» и «чувство времени» имеют среднюю значимость; все остальные эмоциональные способности («контакты», «надежда», «нежность», «любовь», «вера/религия») не являются значимыми для пациентки.

В реакции на конфликт превалируют психосоматические нарушения и (менее значимо) «бегство» в работу/деятельность. «Бегство» в общение и «бегство» в мечты — нехарактерные компенсаторные психологические механизмы в настоящем случае.

В базовой модели доминируют сферы «Я» (с превалентностью роли матери) и «Мы»; менее значима сфера «Ты»; практически не развита сфера «Пра-Мы».

Клинический диагноз. Рак молочной железы, 4-я клиническая стадия течения. Депрессивное состояние. Истероидные личностные особенности.

Дневник психотерапевтической работы.

15.09.1994 г. Проведение первого интервью в позитивной психотерапии. Психологическое обследование по WIPPF и тесту Люшера. Работа с историями, иллюстрирующими позитивный подход. Элементы рациональной психотерапии. Назначения: настойка пустырника по 20 капель 3 раза в день.

21.09.1994 г. Позитивная психотерапия (стадия наблюдения, дистанцирования), работа с позитивными аспектами настоящей ситуации.

Элементы нейро-лингвистического программирования. Начат курс терапии антидепрессантами: амитриптилин — 50 mg в сутки.

26.09.1994 г. На фоне приема амитриптилина отмечает улучшение психоэмоционального состояния (заметное снижение тревоги, беспокойства, страха смерти), стойкое купирование болевого синдрома. Рекомендовано постоянное снижение дозы принимаемых анальгетиков.

При анализе семейной ситуации выявляется проблема с дочерью:

нарушение прежних отношений с дочерью и алкоголизация дочери с прогредиентной динамикой.

05.10.1994 г. Беседа с дочерью. Анализ ее злоупотребления спиртным и развития конфликтной ситуации в семье как реакции на тяжелое заболевание матери, нежелания смены привычных ролевых семейных установок. Назначен курс противоалкогольной медикаментозной терапии, направлена на курс суггестивной терапии к наркологу.

21.10.1994 г. На фоне приема амитриптилина купирован болевой синдром. На день консультации больная практически не принимает анальгетиков. В беседе оживлена, доброжелательна. Фон настроения ровный. В семейной ситуации положительные изменения — дочь более спокойна, конструктивна в общении, проходит курс противоалкогольной терапии. Назначения: берлидорм — 1/2 таб. (2,5 mg) на ночь.

01.11.1994 г. Сеанс позитивной психотерапии (стадия инвентаризации); коррекция психофармакотерапии — постепенное снижение суточной дозы амитриптилина. Подробное обсуждение результатов психологического тестирования.

17.11.1994 г. В беседе пациентка доброжелательна и конструктивна, оживленно рассказывает о домашних делах, активна, отмечает заметное потепление семейного микроклимата. Коррекция назначений: берлидорм — отменен, ксанакс — 0,125 mg вечером. Беседа с дочерью пациентки — обсуждение семейных взаимоотношений.

29.11.1994 г. Позитивная психотерапия (стадия ситуативного одобрения). Консультация для дочери пациентки в связи с проводимым лечением у нарколога.

06.12.1994 г. Сеанс позитивной и рациональной психотерапии. Беседа с дочерью пациентки, связанная с предстоящим сеансом кодирования от алкогольной зависимости, обсуждение необходимости этого шага и его позитивного влияния на семейную ситуацию.

13.12.1994 г. Достигнута стабилизация психоэмоционального состояния пациентки, болевой синдром купирован постоянным приемом амитриптилина в дозе 12,5-25 mg в сутки, тревога и страх смерти заметно редуцировались. В семейной ситуации также отчетливые улучшения, связанные с гармонизацией отношений, более теплым и доброжелательным общением, в значительной мере обусловленные изменением поведения дочери. Планируется дальнейшая психотерапевтическая работа, к которой больная обратится самостоятельно после прохождения очередного курса комбинированной терапии в областном онкологическом диспансере.

23.03.1995 г. Обратилась самостоятельно в связи с ухудшением состояния. В предыдущие две недели отмечает нарастание тревоги и беспокойства, связанные с возникновением соматических проявлений заболевания: болей в области левой грудной железы, левой половины грудной клетки; кашля, периодических приступов тошноты. Сеанс суггестивной терапии с элементами нейро-лингвистического программирования с целью коррекции тошноты. Медикаментозные назначения:

золофт, этаперазин, кодеин.

04.04.1995 г. После приема золофта отмечаются неприятные ощущения в мышцах рук и ног; симптоматика астено-депрессивного круга, болевой синдром без изменений. Сеанс позитивной и рациональной психотерапии: работа со страхами, обсуждение семейной ситуации.

Прием золофта прекращен.

11.04.1995 г. Нарастает болевой синдром, постоянный кашель, чувство тошноты. Эмоционально лабильна, тревожна. Назначен амитриптилин — 50 mg в сутки.

13.04.1995 г. Назначенную психотропную терапию переносит хорошо. Назначения в прежнем объеме. Обсуждение семейной ситуации, проблем, связанных с ухудшением состояния пациентки (беспокойнотревожный эмоциональный фон в семье).

18.04.1995 г. Достигнуто уменьшение болевого синдрома, но полного купирования (как в ноябре-декабре 1994 г.) нет. На фоне постоянного приема психотропных препаратов — назначение ненаркотических анальгетиков.

20.04.1995 г. Общее состояние больной продолжает ухудшаться.

Постоянно принимает антидепрессанты, транквилизаторы, ненаркотические анальгетики. Психоэмоциональное состояние — с незначительной стабилизацией, болевой синдром купируется удовлетворительно.

Рациональная психотерапия, обсуждение схемы приема препаратов, ожидаемого эффекта, возможных побочных проявлений. Беседа с дочерью: необходимость мощной эмоциональной поддержки в терминальный период болезни пациентки, роль семьи и близких, поведение в настоящей ситуации.

25.04.1995 г. По инициативе пациентки обсуждение религиозных, мировоззренческих вопросов, вопросов «жизни и смерти», «жизни после смерти». Позитивная психотерапия: стадия ситуативного одобрения, позитивная оценка жизненных достижений и стремлений.

04.05.1995 г. Рациональная и позитивная психотерапия. Коррекция назначений: противорвотные (нейролептики), противокашлевые, седативные препараты.

06.05.1995 г. Ухудшение общего состояния пациентки. Коррекция назначений: увеличение дозировок принимаемых психотропных препаратов. Беседа с дочерью больной: ухудшение состояния мамы, тактика поведения, необходимая неотложная помощь.

09.05.1995 г. Больная скончалась.

11.05 и 23.05.1995 г. Беседы с дочерью: психотерапевтическая помощь; назначение транквилизаторов, психологическая поддержка.

Клинико-психодинамический анализ. Исследование первичных и вторичных актуальных способностей у данной пациентки показало, что значимость эмоциональных признаков для нее несколько ниже значимости социальных признаков. Среди социальных конструктов выделены «усердие», «обязательность», «верность»; среди эмоциональных — «доверие». Актуальные способности «честность», «бережливость», «послушание», «справедливость» (социальный блок) и «контакты», «надежда», «нежность», «любовь», «вера/религия» (эмоциональный блок) являлись малозначащими в жизни пациентки.

Базовая модель и реакция на конфликт отражали сходную степень значимости четырех сфер деятельности.

Основным психологическим компенсаторным механизмом в рамках четырех сфер деятельности являлись психосоматические проявления;

сфера «Пра-Мы» была практически неразвитой, а, следовательно, такой способ реакции на конфликт, как «бегство» в мечты был нехарактерным для больной.

Такие результаты в определенной степени иллюстрировали истерические характерологические особенности больной, отражали показную гиперэмоциональность, демонстрируемую, например, при посещении сотрудников хосписа (врачей и медицинских сестер), внешнюю аффективность и театральность в общении, за которыми определялся трезвый рассчет, практичность и настойчивость в разрешении конфликтных ситуаций.

Особенностью психотерапевтической работы в данном случае была превалентность решения семейных проблем, в частности нарастающей частоты алкогольных эксцессов дочери, в свете которых собственное состояние больной для нее самой в тот момент отступило на второй план.

Таким образом, план работы в рамках модели позитивной психотерапии включал в себя изучение и коррекцию семейной ситуации, терапевтическую работу с дочерью.

Начатый курс противоалкогольной терапии с последующим полным отказом от спиртного позволил разрядить напряженный семейный микроклимат, сформировать более эмоциональную и доброжелательную обстановку.

Следующим этапом была психотерапевтическая и психофармакологическая коррекция психоэмоционального состояния пациентки; был достигнут устойчивый позитивный эффект; хорошее купирование болевого синдрома психотропными препаратами позволило снизить дозу пероральных ненаркотических анальгетиков, а в дальнейшем полностью отказаться от них на длительный период. При встречах обсуждалось общее состояние больной и достаточно открыто анализировались проблемы и социальные изменения, связанные с онкологическим заболеванием (стадии наблюдения, дистанцирования, инвентаризации).

Благоприятное разрешение алкогольных проблем дочери и ее моральное возвращение в семью создали мощную позитивную базу для дальнейшего психотерапевтического взаимодействия на стадиях ситуативного одобрения, вербализации и расширения целей, позволили откровенно обсуждать возможные перспективные проблемы, формировать атмосферу доверительной помощи в семье, развивать эмоциональные актуальные способности, увеличивать степень эмоциональной поддержки.

В данном случае у больной не было ярко выраженных проявлений внутреннего конфликта, связанного с вытеснением проблем «жизни и смерти» с одной стороны и реальной ситуацией, обусловленной злокачественным опухолевым процессом и потребностью обсуждать мировоззренчески-перспективные вопросы — с другой. Практически с самого начала психотерапевтической работы пациентка могла реалистично и откровенно (и даже с определенной долей иронии) говорить о собственных перспективах, и именно эта реалистичность мотивировала ее на то, чтобы успеть разрешить в первую очередь конфликтную ситуацию с дочерью, помочь в трудный период, снять напряженность и дисгармонию в семье дочери.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
Похожие работы:

«УДК 37.015.3:159.98 ПРОБЛЕМА ГОВНОСТИ ПЕДАГОГОВ К СОЦИАЛИЗАЦИИ ШКОЛЬНИКОВ В УСЛОВИЯХ ИНКЛЮЗИВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ © 2012 Демченко И. И. – кандидат педагогических наук, доцент кафедры коррекционной педагогики и психологии Уманский государственный педагогический университет имени Павла Тычины, Умань (Украина) Ключевые слова: инклюзивное образование, подготовка педагога, социализация школьников, структура готовности учителя к инклюзивному обучению школьников. Аннотация. В статье анализируются...»

««Общая психология» Составители аннотации: Беганцова И.С. Кафедра общей и педагогической психологии Цели изучения содействовать формированию у студентов дисциплины: представлений о психической реальности и овладение основами теоретико-эмпирических методов психологических исследований; освоение умений понимать общие закономерности функционирования психики и поведения человека как в нормативном, так и девиантном вариантах его развития; сформировать способность выявлять специфику психического...»

«1 ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ г. МОСКВЫ ЗЕЛЕНОГРАДСКОЕ ОКРУЖНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ДО г. МОСКВЫ ГБОУ ЦЕНТР ПСИХОЛОГО-МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ Москва, 124683, Зеленоград, корп. 1554, тел./факс: 499-738-50-20, тел: 499-738-50-22, e-mail: cpmss(5)lgb.ru. pmsc(S)zou.ru В ы д в и ж е н и е на п р е м и ю монографии Богоявленской Д.Б., Сусоколовой И.Л. «Психометрическая интерн pe i а ни vi творчества. Научный вклад Дж.Гилфорда» Зеленоградский Центр психолого-медико-социального сопровождения...»

«Кто такой педагог-психолог? Это специалист, который может профессиональным оком взглянуть на вашу проблему и помочь найти решение. Это проводник, который несет фонарь, пока вы не выйдите на свет. Психолог и психиатр не одно и то же. Психиатр это специалист, с медицинским образованием в области диагностики и лечения психических расстройств (заболеваний). Методами лечения является медикаментозная терапия. Психиатр работает с психически нездоровыми людьми, имеющими серьёзные отклонения в психике....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ИНСТИТУТ ПЕДАГОГИКИ И ПСИХОЛОГИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ Лаборатория психологии профессионального образования ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ГОТОВНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ К ТРЕБОВАНИЯМ РЫНКА ТРУДА Коллективная монография Казань Издательство «Данис» ИПП ПО РАО УДК 159.9:316.6 Рекомендовано в печать ББК 88.5 Ученым советом ИПП ПО РАО П 86 П 86 Психологические условия формирования готовности студенческой...»

«ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России Кафедра психиатрии факультета дополнительного профессионального образования И.В.Забозлаева, Е.В.Малинина, Е.Н.Кривулин КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕПРЕССИЙ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ Монография предназначена: для слушателей системы дополнительного профессионального образования врачей по специальности «Психиатрия» Челябинск 2014 УДК 616.895 – 053.2 (075.8) ББК 56.14 я 75 З – 12 Рецензенты: И.В. Шадрина, ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России, кафедра психиатрии, заведующая...»

«ИНСТИТУТ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ ЭЛЕКТРОННЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ ПЕДАГОГИКА ИСКУССТВА N 1 2008 год Бережная М.С., кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник ИХО РАО Творческая самореализация студентов ВУЗов в художественно-творческой деятельности Период обучения в вузе является наиболее важным для человека в плане происходящего в это время личностного роста, реального становления его как личности. Этот период, являющийся началом взросления,...»

«УДК 372.3/.4 ББК 74.1 Т 23 Paul Tough HOW CHILDREN SUCCEED Copyright © 2012 by Paul Tough Перевод Э. Мельник Художественное оформление П. Петрова Таф П. Т 23 Как дети добиваются успеха / Пол Таф ; [пер. с англ. Э. И. Мельник]. — М. : Эксмо, 2013. — 400 с. — (Психология. Бестселлер для родителей). ISBN 978-5-699-66608-9 Принято считать, что успех приходит к тем, кто получает самые высокие баллы на экзаменах, начиная тестированием в детском саду и заканчивая поступлением в вузы. Но автор этой...»

«Психолог об агрессивности у детей Агрессивное поведение на сегодняшний день – одно из самых распространенных нарушений среди детей дошкольного возраста, так как это воспринимается ими, как наиболее быстрый и эффективный способ достижения цели. В связи с этим, тема данной статьи представляется нам – психологам и родителям в одном лице, весьма актуальной и животрепещущей! Прежде всего, давайте разведм понятия «агрессия» и «агрессивность». Агрессия-это мотивированное деструктивное поведение,...»

«К нам приехал «Самокат» «Мы делаем книжки для наших собственных детей и видим своего читателя с книжкой «Самоката» и фонариком в руке под одеялом». Создатели Самоката Ирина Балахонова и Татьяна Кормер В данном разделе представлены книги, изданные в московском издательстве «Самокат». «Самокат» издает литературу интеллектуальную и психологическую, которая интересна и детям, и взрослым. Даниэль Пеннак, Олег Григорьев, Артур Гиваргизов, Сильвана Гандольфи, Мария Парр, Игорь Ефимов, Виктор Голявкин,...»

«Социально – педагогическая гостиная как одна из форм работы с семьями, имеющими проблемы Савринович Лариса Алексеевна, педагог социальный ГУО «Средняя школа №9 г. Молодечно», Лицкевич Юлия Олеговна, педагог-психолог ГУО «Средняя школа №9 г. Молодечно», Кузьмицкая Ирина Ивановна, педагог-психолог, ГУО «Средняя школа №9 г. Молодечно» Семья как ячейка общества и социальный институт требует действенной профессиональной помощи и поддержки на всех этапах своего существования. Но особенно они...»

«Включаем обаяние по методике спецслужб Установление и поддержание длительных отношений Люди не станут обсуждать с вами важные темы до тех пор, пока не поверят в вашу искренность. Зиг Зиглар Все длительные отношения вырастают из мимолетных знакомств и, как всякие дружеские отношения, проходят путь создания и поддержания взаимного доверия, которое можно сформировать с помощью разных психологических инструментов. Иногда с течением времени дружеские отношения между мужчиной и  женщиной перерастают...»

«Психология Валлон Анри (1812-1904). В 15 От действия к мысли : очерк сравн. психологии / Валлон Анри ; Анри Валлон ; пер. с фр. Е. К. Андреевой и Ю. В. Жуковой ; общ. ред. и вступ. ст. А. Н. Леонтьева. М. : Изд-во иностр. лит., 1956. 236, [1] с. ; 20 см. Библиогр. в подстроч. примеч. Доп. тит. л. фр. Пер. изд.: De l'acte a la pensee / H.Wallon (Paris: Flammarion,1942). Экз. № 7143-10 из б-ки Е.М. Мелетинского. Ярошевский, Тадеуш М. Я 77 Личность и общество : (проблемы личности в современной...»

«ПСИХОЛОГИЯ УДК 338.24 Ю.Б. Андреева, Шадринск Особенности мотивационной сферы персонала организации В данной статье собран материал по мотивационной сфере персонала, ее особенностях, также эмпирические данные в виде показателей по методикам выявления преобладающей потребности и мотива, на основе которых сделано заключение по наличию особенностей мотивационной сферы. Потребность, мотив, мотивация, мотив достижения успеха, мотив избегания неудач. Yu.B.Andreeva, Shadrinsk Features motivational...»

«Константин Корнев -Константин Корнев аспирант факультета психологии Омского государственного университета lorkey@yandex.ru ОСОБЕННОСТИ ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ И ТИПЫ ИНТЕРНЕТ-ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ В МОЛОДЕЖНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ СРЕДЕ В настоящее время лишь немногочисленные исследования посвящены проблемам психологии интернета, между тем интернет как новая форма массовой коммуникации становится все более популярным в жизни каждого современного человека и, наряду с телевидением и прессой, прочно вошел в нашу...»



 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.