WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 


«Проблематика идентичности в последнее десятилетие все больше привлекает к себе внимание исследователей. По данным ...»

Нуркова В.В.

Роль автобиографической памяти в структуре идентичности личности1

Проблематика идентичности в последнее десятилетие все больше привлекает к себе

внимание исследователей. По данным реферативного журнала Psychological Abstracts, с 1996

г. вышло более 4 000 статей и 10 монографий, посвященных этой теме. Однако трудно не

согласиться с мнением С.А. Баклушинского и Е.П. Белинской, что ни одно из

психологических понятий не страдает такой неопределенностью, как понятие идентичности.

Причина этой неопределенности нам видится в том, что термин «идентичность» объединяет не только весьма разнородную, но и противоречивую психологическую феноменологию.

Уже в рамках первого систематического рассмотрения процесса становления идентичности в основополагающей работе Э.

Эриксона «Идентичность: юность и кризис» были выделены следующие ракурсы анализа идентичности:

• Социальная солидарность — переживание внутренней слитности с идеалами и поведением своей социальной группы и общества в целом.

• Индивидуальность — сознательное ощущение собственной неповторимости и собственного отдельного существования.

• Тождественность — переживание внутренней непрерывности собственного бытия на протяжении жизни, преемственности жизненных этапов.

• Единство — ощущение целостности личности.

Отметим, что Э. Эриксоном и Э. Фроммом идентичность понимается не только как результат социализации личности, но и как продукт процесса индивидуализации.

Говоря об идентичности, исследователи подразумевают как минимум два разноплановых процесса:

рефлексивный, который в норме дает человеку непрерывное переживание целостности и самотождественности, и когнитивно-эмоциональный, определяющий представление субъекта (в форме знания, понимания, отношения) об устойчивой и внутренне непротиворечивой части системы присущих ему характеристик. Внутри этой системы мы считаем обоснованным выделить собственно идентичность (социальную) и Нуркова В.В. Роль автобиографической памяти в структуре идентичности личности // Мир психологии: научно-методический журнал. – № 2 (38). – М; Воронеж: Московский психолого-социальный институт РАО, 2004. – Сс. 77-86. [Текст приводится в сокращении].

самоидентичность (персональную и автобиографическую). Социальная идентичность отражает совокупность социальных ролей, интериоризированных личностью в результате переживания своей причастности к различным социальным группам. В этом случае идентичность мыслится как «продукт самокатегоризации в рамках значимых социальных групп», как «аспект Мы в концепции Я». Такое социально ориентированное понимание содержания идентичности является господствующим в современной науке и представлено в целом массиве работ, концентрирующихся на различных по содержанию видах идентичности: расовой, этнической, географической, профессиональной, половой, семейной, организационной, нозологической и т. д.

Персональная идентичность обеспечивает глубинную тождественность с комплексом знаний об уникальном сочетании индивидуальных характеристик — психологических (личностных), поведенческих, физических (индивидных). И наконец, в современной литературе намечается новая тенденция, связывающая механизмы формирования и функционирования идентичности с работой автобиографической памяти.

Философское основание необходимости включения в содержание идентичности временного аспекта существования человека в мире — отдельных событий и целостной истории жизни — можно найти в концепции Л. фон Берталанфи, где жизнь человека рассматривается и описывается как траектория движения самоорганизующейся системы во времени.

Автобиографическая идентичность определяется единством уникальной личной истории жизни, что предполагает отражение человеком (на осознаваемом и неосознаваемом уровнях) преемственности этапов своей жизни и внутренней «логики» организации ее движения.

Таким образом, социальная идентичность несет в себе ответ на вопрос: «С кем я?», персональная — на вопрос: «Какой я?», автобиографическая — «Как я стал тем, кто я есть?»

Только взаимодействие социальной идентичности и самоидентичности дает человеку целостное переживание самотождественности, выражающееся в ярком субъективном переживании «я — это Я».

Автобиографическая память, являясь личностно-когнитивной психологической структурой (посредником), преломляет реальное бытие человека в различные формы идентичности.

Каждый из выделенных нами типов идентичности невозможен без обращения к реальности автобиографической памяти, которая, обеспечивая фиксацию, сохранение, организацию и актуализацию информации о личностно значимых событиях и состояниях, определяет временной аспект существования и самопрезентации идентичности. Механизмом формирования и поддержания идентичности служит анализ и ревизия зафиксированных в автобиографической памяти событий жизни. По словам Дж. Робинсона, «быть личностью — это значит иметь самоидентичность и свою историю. Автобиографическая память — это инструмент конструирования и поддержания этих структур».

Как указывает Пол Иакин:

«Если внутреннее переживание субстанциональности Я гарантирует существование идентичности, то память дает жизнь самому этому гаранту». Поскольку и мы сами, и наше социальное окружение постоянно изменяемся, именно функцией автобиографической памяти обеспечивается сама возможность идентичности — сохранение бытия «тем же» (the feeling оf sameness). Согласно исследованиям Д. Макадамса автобиографические воспоминания являются своеобразной «базой данных» для формирования идентичности.

На рубеже ХХ и XXI вв. психологи приступили к активному изучению структуры и механизмов функционирования автобиографической памяти, выделяя ее как самостоятельный вид памяти (подструктуру), отличающийся существенной спецификой.

Проблематика анализа автобиографической памяти оказывается на стыке психологии личности и психологии когнитивных процессов.

В нашей работе обнаружены 4 различных способа организации автобиографического материала в памяти, которые были названы:

«яркие события» — «flashbulb», «важные события», «переломные события», «сущностные события».

В эмпирическом исследовании, проведенном нами на заключенных следственного изолятора, неожиданно для себя оказавшихся в заключении в силу стечения внешних обстоятельств, было показано, что в трудной жизненной ситуации сохранение стабильной позитивной самоидентичности существенно зависит от активного обращения к воспоминаниям о прошлом. Вынужденная смена идентичности с позитивной (законопослушный гражданин) на негативную (преступник) провоцировала феномены «обеднения прошлого» и «утраты» детства, заключавшиеся в значительном сокращении объема доступного автобиографического материала за счет обеднения тематики истории жизни и исключения воспоминаний о детстве. Прошлое субъективно «обесценивалось», т. к.

не могло служить ресурсом для адаптации к новым условиям жизни (тюремному окружению). Разработанные нами процедуры воздействия, направленные на «оживление»

событий детства, повышение тематического и фактологического разнообразия прошлого и переоценку жизненного пути в целом, помогали людям сохранить сложившуюся ранее идентичность даже в критической ситуации заключения.

Роль автобиографической памяти в переживании идентичности подтверждается и клиническими данными. Имеющиеся в литературе достоверные описания больных, страдающих автобиографической амнезией вследствие травмы мозга, инсультов, болезни Альцгеймера и др., свидетельствуют, что с утратой автобиографических воспоминаний нарушается способность к переживанию идентичности, больные «отчуждаются» от самих себя. Отчаянную и безуспешную борьбу за обретение идентичности, за возвращение прошлого себе и себя прошлому описывает А.Р. Лурия в своей книге «Потерянный и возвращенный мир».

Дэниел Шехтер приводит случай пациента Дж. Р., художника по специальности, который в 1992 г. перенес обширный инсульт. Результатом стало массированное выпадение личных воспоминаний: Дж. Р. не мог вспомнить свою профессию, узнать жену и детей, не мог воспроизвести какого-либо специфического эпизода своего прошлого. На протяжении нескольких месяцев он пребывал в состоянии глубочайшей депрессии, которую объяснял, прежде всего, тем, что «у него нет больше Я, которое он мог бы выразить». Уникальность истории Дж. Р. заключается не в самом его заболевании, а в чудесном излечении, которое наступило в одно мгновение: лежа на операционном столе, он сначала вспомнил обстоятельства похожего хирургического вмешательства, которое перенес несколько лет назад, а затем и полностью обрел утраченную автобиографическую память. Хотя Дж. Р. так и не избавился окончательно от последствий инсульта (в частности, он испытывал трудности с запоминанием новой информации), радость возвращения самоидентичности была столь велика, что депрессивная симптоматика больше его не беспокоила.

С нашей точки зрения, перспективными направлениями исследования проблемы идентичности являются, во-первых, учет механизмов опосредования формирования и функционирования всех видов идентичности и самоидентичности автобиографической памятью и, во-вторых, выделение автобиографической идентичности в качестве самостоятельного объекта изучения.

Автобиографическая память и социальная идентичность Автобиографическая память необходима для переживания феномена идентификации с определенной социальной общностью (группой). Многие социальные группы формируются вокруг автобиографических воспоминаний. Общие воспоминания позволяют человеку пережить единение с различными социальными общностями, начиная с семьи (семейные легенды и предания), поколения и кончая нацией, человечеством в целом. Они дают возможность противопоставить свою социальную группу иной, не имеющей сходного опыта: «Вы этого не пережили и поэтому вам нас не понять!» Разделенные воспоминания (в том числе и выходящие за рамки одного поколения) цементируют многие союзы, общины и организации («Союз потомков русского дворянства», общество «Мемориал» и др.). Недаром известная националистическая организация, пытаясь узурпировать право на российскую историю, выбрала себе название «Память».

Физическое присутствие в группе не ведет автоматически к соответствующей идентичности. Индивидуальная структура соподчиненных социальных идентичностей формируется не логически, а эмпирически, на основе придания субъективной значимости опыту, фиксируемому автобиографической памятью. Ключевую роль в превращении нейтрального знания о факте (фактах) присутствия в той или иной группе в фактор формирования идентичности играют воспоминания о важных событиях. Основное содержание воспоминания о важном событии составляет описание результатов и последствий события, «взгляд на прошлое из сегодняшнего дня». В автобиографической памяти важное событие погружено не в ситуативный (событийный), а в смысловой контекст истории жизни. Важное событие может быть прерывным, собираться и конструироваться из разнесенных во времени фрагментов — «континуальное» автобиографическое событие по У.

Найсеру. В этом случае в качестве события выступает не дискретный момент, а то, что можно назвать событийным этапом жизни, например «работа над книгой», «взаимоотношения с детьми».

Именно в таких событиях отражается кризис требований новой социальной роли и конфигурации тех идентичностей, которыми субъект обладает в настоящий момент.

Например, едва ли можно сказать, что посетители мюзикла «Норд-Ост» обладали какой-либо групповой идентичностью «зрителей музыкального спектакля» до того момента, как они оказались заложниками террористов-смертников.

Автобиографическая память и персональная идентичность «Да, такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных свойств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; меня никто не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен... Я был готов любить весь мир, — меня никто не понял: и я выучился ненавидеть», — говорит лермонтовский Печорин. Заметим, что герой именно вспоминает о том, как его воспринимали другие люди. «Я-концепция» и, следовательно, внутриличностная идентичность формируются не непосредственно в общении, в оценках других, а строятся на автобиографических воспоминаниях об ограниченном круге этих оценок (значимом, запомнившемся) и своих реакциях на них.

Другим механизмом формирования «Я-концепции» служит анализ и ревизия зафиксированных в автобиографической памяти случаев из жизни, на основании которых делается вывод о присущих субъекту чертах характера и свойствах личности. Реалистичная «Я-концепция» всегда базируется на воспоминаниях о действительно совершенных в жизни поступках и действиях. Нереалистичная существует в сознании личности без автобиографического фактологического базиса. Известный немецкий психиатр, психолог, невролог Карл Леонгард для диагностики истероидной демонстративности личности считал обязательным методом проверку возможности доказательства примерами из собственной жизни тех качеств, которые называются при самоописании. Истерикам свойствен большой разрыв между тем, что человек помнит о своей жизни, и тем, каким он себе видится.

Существенную роль в формировании персональной идентичности играют воспоминания о переломных событиях. Переломное событие как особый тип единицы организации структуры автобиографической памяти отличается критической важностью и вызывает переориентацию субъекта с ассимиляции событий внешнего мира к аккомодации самого себя к этим новым, нарушающим преемственность существования событиям (от «Я меняю мир» к «Мир меняет меня»). Основное отличие переломного события от важного заключается в том, что в первом случае предметом интерпретации выступает жизненная ситуация, а во втором — сам субъект. В то время как важные события существуют в автобиографической памяти в контексте истории жизни, переломные определяют историю изменений личности. Переломные события качественно и резко модифицируют самооценку в различных областях деятельности, представление о своих психологических качествах, образ себя. Структура автобиографического воспоминания о переломном событии строится из содержательного сопоставления двух разновременных систем самоописаний (selfdescriptions) в их отношении к точке перелома («точке разрыва»).

Автобиографическая память и автобиографическая идентичность Автобиографическая идентичность базируется на субъективном отражении пройденного личностью отрезка жизненного пути и характеризуется определенной динамикой (включает в себя временное измерение). Человек и субъективно и объективно не остается одним и тем же и на протяжении своей жизни, сохраняя при этом уверенность в том, что «я есть Я». Основной категорией, которую необходимо ввести для описания факта субъективной непрерывности жизненного пути и преемственности жизненных этапов, является понятие «интервала самоидентичности личности». Интервал самоидентичности личности — это отрезок жизненного пути, границы которого личность осознает как точки качественного преобразования (кардинального изменения) самой себя. Окончание одного интервала характеризуется сдвигом самотождественности с различной амплитудой переживания масштаба изменений от «Я — не тот, что прежде» до «Теперь я — другой человек».

Переход от одного интервала самоидентичности к другому может носить «взрывной»

(изменения происходят скачкообразно, моментально и иногда переживаются как кризис) или «кумулятивный» (изменения накапливаются постепенно) характер. Обычно личность, перешедшая рубеж интервала самоидентичности, сохраняет свою целостность, не раскалывается и феномен «множественной личности» не возникает. В автобиографической памяти именно эти «точки разрыва единой линии личностного пути» маркируются как особый тип событий жизни — «переломные». При переходе через «точки перелома»

личность становится другой (по крайней мере, в собственных глазах). «Трижды они (события. — В. Н.) переворачивали мой дом и всю жизнь, отрывали меня от прошлого и швыряли с ураганной силой в пустоты, в столь прекрасно известное мне "никуда"...

Настолько мое Сегодня отличается от любого из моих Вчера, мои взлеты от моих падений, что подчас кажется, будто я прожил не одну, а несколько совершенно не похожих друг на друга жизней. Поэтому всякий раз, когда я неосторожно роняю: "Моя жизнь", я невольно спрашиваю себя: "Какая жизнь? "», — пишет Стефан Цвейг.

Функция построения интервалов самоидентичности личности определяет содержание процесса периодизации самой личностью этапов своего жизненного пути и рефлексию человеком ключевых моментов в собственном развитии, ведущих к качественному преобразованию личности как целостной структуры при сохранении интегральной идентичности, т. е. представлении о себе как о целостном, тождественном самому себе психологическом субъекте. Согласно полученным нами данным интервальная структура автобиографической самоидентичности содержит три аспекта: тематический, количественный и глоссарный.

Тематический подход обнаруживает присутствие в судьбе человека сквозных жизненных тем, отражающих сферы его активности. Наши исследования показали, что количество одновременно присутствующих в «поле памяти» тем стабильно соответствует числу 3 — 5. При этом на протяжении воспоминаний о всей жизни 2 — 3 темы не меняют степени своей значимости, консолидируя представление о непрерывности и преемственности своей судьбы (наиболее распространенными стабильными темами в нашем исследовании были «образование», «семья» и «смена места жительства»). Динамика развития жизненных тем может идти двумя путями: интенсивным и экстенсивным. В первом случае с течением времени тематический горизонт сужается, происходит специализация личности, количество жизненных тем сокращается при глубокой и трудоемкой их проработке. Подобное положение можно проиллюстрировать моментом перехода от подросткового возраста к возрасту профессионального самоопределения, когда наполненный многочисленными разнообразными интересами мир юноши перерождается в узкий мир избранной профессии.

Во втором случае специализация не выражена резко, сферы деятельности экстенсивно расширяются, теряя при этом глубину. Возникает личностный тип «дилетанта» — человека, обладающего широчайшим кругом интересов, но не имеющего профессиональной определенности. Оптимальной для полноты личностной реализации представляется ситуация, когда проработанные жизненные темы, потерявшие актуальность, не отбрасываются, а, перейдя на экономный автоматизированный уровень функционирования, остаются в потенциально доступном поле. Не являясь объектом каждодневной работы, автоматизированные жизненные темы сохраняют свой эвристический потенциал и обеспечивают резерв гибкости при изменении условий жизни человека, например потере работы или разрушении семьи. Человек как бы расширяется сам, включая в сферу своей активности все больше жизненных тем.

Количественный подход позволяет оценить субъективные представления о величине и значимости изменений в процессе перехода от одного жизненного этапа к другому, а также динамику изменений внутри каждого этапа. В отчете испытуемых, процентно оценивавших изменение своей личности при смене интервала самоидентичности, нижней границей перехода, «порогом» интервала идентичности признавали в среднем 13процентное изменение. Более чем 50-процентное изменение влечет за собой «размывание»

самоидентичности, переживание чувства «потери себя» («Я сам себя не узнаю»). Таким образом, выражаясь метафорически, сохранение целостного личностного статуса требует того, чтобы «контрольный пакет акций прошлого находился в руках субъекта».

Глоссарный подход описывает субъективный «образ Я» и использует язык тезауруса личностных черт. Он также детерминирован деятельностной природой существования личности, т. к. содержание самоописаний прямо зависит от деятельностей, в которые включен индивид. Для переживания самоидентичности определяющим является словарь, которым человек пользуется для описания себя. Какие свойства кажутся ему центральными атрибутами своей личности, являются ли эти свойства устойчивыми, независимыми от возрастных изменений или они ситуативны, однозначно привязаны к обстоятельствам жизни? Система понятий, выделяемая человеком для самоописания, отражает не только фокус его внимания по отношению к собственной личности, но и высвечивает систему координат его бытия, его отношений с собой и внешним миром. Несомненно, наиболее благоприятен акцент на личностно-деятельностных, а не физических атрибутах, когда человек, рассуждая о себе, говорит: «Я — добрый, я — заботливый, я — трудолюбивый», а не «Я — высокий, я — толстый или я — больной и я — старый». Деятельностные параметры задают активную позицию, которая к тому же подконтрольна самому человеку, а не вынесенным вовне его обстоятельствам. Кроме того, физические характеристики с возрастом изменяются, конечно, не в лучшую сторону, в то время как личностные — могут развиваться и углубляться. Понимание человека как носителя деятельностей очень важно для организации психокоррекционных процедур.

Сохранение автобиографической самоидентичности вопреки личностной изменчивости, воплощенной в ее интервальной структуре, зависит от особого типа воспоминаний — воспоминаний о сущностном событии. Воспоминание о сущностном событии голографически презентирует суть личности («В этом воспоминании — весь Я»).

Процесс воспоминания сопровождается специфической эмоцией, отражающей переживание самоидентичности личности: «Это Я», ощущением конгруэнтности события и личности.

Автобиографическая память и интегральная идентичность

Представителями современной когнитивной психологии выдвинуто положение о том, что создание и поддержание идентичности составляет одну из центральных функций автобиографической памяти. Однако приходится констатировать, что в настоящее время не существует работ, целостно освещающих автобиографические воспоминания как содержание особого вида самоидентичности. На сегодняшний день достаточно убедительно показано, что кардинальное изменение идентичности связано с особыми трансформациями в автобиографической памяти. Несколько упрощая, можно сказать, что люди помнят себя до смены идентичности не так, как после нее. В. Нуркова, Д. Бернштейн и Э. Лофтус предложили считать момент изменения личной идентичности гипотетической границей, разделяющей «субъективное прошлое» и «субъективное настоящее». Проведенные эксперименты подтвердили, что люди с большей готовностью принимают дезинформацию относительно «субъективного прошлого», чем относительно «субъективного настоящего», независимо от абсолютной временной дистанции (например, 5 лет назад), разделяющей сегодняшний день и целевой период. Имеются также данные, что люди с прерванной идентичностью (diachronic disunity) меньше доверяют точности своих воспоминаний, актуализируют больше негативных эпизодов и менее активны в качестве действующих лиц своих воспоминаний, чем те, кто сохраняет стабильную идентичность (diachronic unity).

В недавней остроумной работе Джеймса Лампинена, Тимоти Н. Одегарда и Джулианы К. Лединг рассматриваются обыденные представления о роли автобиографической памяти в личной идентичности. Разработанная авторами методика предполагает исключение автобиографической идентичности из целостной интегральной идентичности личности. По их мнению, подобный «метод вычитания» может продемонстрировать уровень допустимого сомнения в уникальной истории жизни, который позволяет человеку принять/отвергнуть гипотезу о целостности своего Я. Лампинен с коллегами предлагали испытуемым фантастические сценарии, в которых изменению подвергались физические характеристики, личностные свойства и содержание автобиографической памяти. Каждый сценарий сопровождался вопросом: «Представьте, что с вами произошло N. Останетесь ли вы в этом случае тем же человеком, что и теперь?»

Испытуемые использовали для ответа шкалу от 1 до 6, где 1 означала полную утрату идентичности, а 6 — сохранение идентичности.

Наличие или отсутствие автобиографических воспоминаний, с точки зрения испытуемых, является значимым фактором в структуре идентичности. Искажение телесности (ребенок — другой человек — животное) или личностных свойств в большей мере провоцирует распад идентичности, если сопровождается исчезновением индивидуальной истории. К сожалению, авторы не полностью использовали возможности своей методики, оставив без ответа вопрос: в какой степени потеря автобиографических воспоминаний сама по себе ведет к нарушению переживания идентичности? Однако и полученных данных достаточно для того, чтобы выстроить предварительную модель иерархической системы различных по содержанию видов идентичности, которую удобно представить как состоящий из трех уровней конус, каждый срез которого образуется вложенными окружностями, где основание обозначает социальную идентичность, затем следует персональная самоидентичность и автобиографическая самоидентичность.

Различие отражает разнообразие опосредующих их автобиографических воспоминаний. Социальная идентичность формируется с опорой на многочисленные воспоминания о важных событиях прошлого, персональная — с опорой на немногочисленные воспоминания о переломных событиях, и, наконец, автобиографическая идентичность зачастую переживается при помощи единственного крайне семантически емкого и метафорического по форме образа воспоминания о сущностном событии.

|

–  –  –

По критериям механизмов развития идентичности (социализация — 1.

индивидуализация), а также по ее содержательной отнесенности (принадлежность к социальным группам, осознание индивидуальных характеристик, переживания преемственности жизненных событий и этапов) можно выделить три вида идентичности — социальную, персональную и автобиографическую.

–  –  –

Для осознания социальной идентичности ключевыми являются воспоминания 3.

о важных событиях прошлого, в которых зафиксированы изменения социальных аспектов жизни субъекта (требования, ожидания, санкции, нормы поведения).

Персональная идентичность основана на воспоминаниях о переломных 4.

событиях прошлого, которые делают явной рефлексию личностных свойств.

Автобиографическая идентичность выражается в воспоминаниях о 5.

сущностных событиях прошлого, которые делают возможным переживание субъективной целостности вопреки интервальной (этапной) организации автобиографической памяти.

В заключение следует еще раз обратить внимание на то, что как изучение автобиографической идентичности в качестве особого неотъемлемого компонента целостной личности, так и степень вклада автобиографической памяти в формирование и функционирование всех известных форм идентичности на сегодняшний день остаются открытой областью психологической науки. Между тем исследования в этом направлении могут обеспечить более глубокое проникновение в механизмы взаимосвязи когнитивных и личностных процессов человеческой психики.




Похожие работы:

«УДК 371.13 Бокова Оксана Александровна психолог реабилитационного центра для детей и подростков с ограниченными возможностями «Лучик» г.Ханты-Мансийск oksa128@mail.ru Bokova Oksana Aleksandrovna Psychologist Rehabilitation center for children and youth with disabilities Luchik. Khanty-Mansiysk oksa128@mail.ru КРИТИКА ОБОСНОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ АКЦЕНТУАЦИЙ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ ИССЛЕДОВАНИЯ CRITICISM OF THE PROFESSIONAL ACCENTUATIONS JUSTIFICATION AND THE RESEARCH PERSPECTIVES Аннотация: В статье...»

«Влияние семьи на становление личности ребенка Педагог-психолог ГБОУ Школа №896 Шаронова Л.А. Традиционно главным институтом воспитания является семья. То, что ребенок в детские годы приобретает в семье, он сохраняет в течение всей последующей жизни. В ней закладываются основы личности ребенка, и к поступлению в школу он уже более чем наполовину сформировался как личность. Семья может выступать в качестве как положительного, так и отрицательного фактора воспитания. У тревожных матерей часто...»

«Bulletin of Medical Internet Conferences (ISSN 2224-6150) 154 2015. Volume 5. Issue 3 ID: 2015-03-23-R-5276 Обзор Малеина А.Ю. Методы оценки когнитивных нарушений у пациентов с поражением нервной системы при сифилисе ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России Ключевые слова: сифилис, нейросифилис, офтальмосифилис, сифилитическая энцефалопатия, когнитивные нарушения, деменция, нейропсихологическое тестирование, электроретинография Поражение нервной системы при сифилисе...»

«Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология 2012. Вып. 2 (25). С. 131–137 ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ РЕЛИГИОЗНОСТИ СОВРЕМЕННОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ МОЛОДЕЖИ А. М. ДВОЙНИН, Г. И. ДАНИЛОВА В данной статье изложены результаты исследования психологических особенностей современной православной молодежи: основных типов религиозности верующих, структуры индивидуальной религиозности, смысложизненных ориентаций. Введение Роль религиозного фактора в общественной жизни современной России значительна. Об этом...»

«УДК 378 ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА: ПРОБЛЕМЫ И ВАРИАНТЫ РЕШЕНИЯ Т.Н. Князева1, Л.Э. Семенова2 доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой классической и практической психологии, 2 доктор психологических наук, профессор кафедры классической и практической психологии ФГБОУ ВПО Нижегородский государственный педагогический университет им. Козьмы Минина (Мининский университет), Нижний Новгород, Россия Аннотация. Обсуждаются актуальные аспекты подготовки...»

«SWorld – 1-12 October 2013 http://www.sworld.com.ua/index.php/ru/conference/the-content-of-conferences/archives-of-individual-conferences/oct-2013 SCIENTIFIC RESEARCH AND THEIR PRACTICAL APPLICATION. MODERN STATE AND WAYS OF DEVELOPMENT ‘2013 Доклад/Педагогика, психология и социология – Организационная и экономическая психология УДК 159.91; 331.1 Названова И.А., Подопригора М.Г., Тытарь А.Д. ПРОГНОЗ КОПИНГ-ПОВЕДЕНИЯ МЕНЕДЖЕРОВ В СТРЕССОВОЙ СИТУАЦИИ Южный федеральный университет, Таганрог,...»

«Психология ПСИХОЛОГИЯ Василенко Елена Анатольевна канд. психол. наук, доцент ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» г. Челябинск, Челябинская область ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ, ВОСПИТЫВАЮЩИХСЯ В НЕПОЛНЫХСЕМЬЯХ стей социальнопсихологической адаптации детей и подростков, воспитываюАннотация: в статье представлено эмпирическое исследование особеннощихся в неполных семьях. Выявлены достоверные различия в распределении по уровню...»

«Российская академия наук Институт психологии В.В. Знаков ПСИХОЛОГИЯ ПОНИМАНИЯ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ Издательство «Институт психологии РАН» Москва — 2005 УДК 159.955 ББК 88 З 71 Знаков В.В.З 71 Психология понимания: Проблемы и перспективы. — М.: Изд во «Институт психологии РАН», 2005. — 448 с. УДК 159.955 ББК 88 В монографии представлены результаты теоретических и экспери ментальных исследований в области психологии понимания. Осуществ лен анализ методологического значения феномена понимания в...»

«Елизавета Сопруненко СОЗНАТЕЛЬНОЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ В ПОВЕДЕНИИ ГЕРОЕВ Э. А. ПО И В. Ф. ОДОЕВСКОГО Психологизм в литературе всегда вызывал интерес у исследователей. С момента появления в художественных текстах данного приема – описания психологических причин поступков героя – и до наших дней психология личности не является изученной до конца. О взаимодействии сознательного и бессознательного в поведении человека писали еще Зигмунд Фрейд и Карл Густав Юнг, но споры и гипотезы по данной теме...»

«УДК 159 Козлова Ольга Владимировна аспирант. Московский городской психолого-педагогический университет o.v.kozlova@inbox.ru Olga V. Kozlova graduate student. Moscow City Psychology and Pedagogical University o.v.kozlova@inbox.ru ИСТОКИ СОЦИАЛЬНО-ЭМОЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА РАННЕГО ВОЗРАСТА THE ORIGINS OF SOCIAL AND EMOTIONAL DEVELOPMENT OF THE CHILD OF EARLY AGE Аннотация. В основе работы лежит изучение подходов социально эмоционального развития ребенка раннего возраста, анализа...»

«ГБУК «Молодежный центр «ПОТЕНЦИАЛ» Приложение Анонсы мероприятий на май 2013 года Все события проходят по адресу: Москва, ул. Малая Черкизовская, д. 22. (метро «Преображенская площадь»), тел. 8(499) 162-29-10. gcgz@mail.ru Дата Анонс Психология Межличностных Отношений 14.05 вторник 19.00-22.00 Тренинг о закономерностях любых парных отношений Тренинг о том, что, как и почему происходит между нами: бесплатно мужчинами и женщинами влюбленными супругами родителями и детьми начальниками и...»

«Многоосевая диагностика и клиническая систематика школьной дезадаптации у детей с легкой умственной отсталостью В последние годы во всем мире, включая нашу страну, наблюдается рост распространенности нарушений поведения, в том числе школьной дезадаптации в различных контингентах детского и подросткового населения. Это наносит значительный ущерб психическому здоровью общества, общественному порядку, трудовым ресурсам. В связи с этим разработка практических мер профилактики этих расстройств и...»

«Российско-американский круглый стол Наталия Осухова ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ В КОНТЕКСТЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ В СИТУАЦИЯХ ОТСРОЧЕННЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ КРИЗИСА Первое, что хочется сказать, – слова благодарности всем участникам плодотворного взаимообучающего сотрудничества, в которое включил нас международный семинар «Прикладной анализ поведения: теория и практика». Во время мастер-класса Адама Дрейфуса я невольно вспоминала практику другого терапевта, тоже работавшего с предельно отчужденными...»

«Проанализируйте проблемную ситуацию, выделите структурные единицы (локус жалобы, запрос, скрытое содержание жалобы) выполните психологический анализ проблемы и сформулируйте терапевтическую задачу, укажите способы психологической помощи. ситуация № 1 Женщина 55 лет, два месяца назад ушла на пенсию, работала инженером в конструкторском бюро. На работе пользовалась уважением сотрудников, к ней часто обращались за помощью как новички, так и опытные, она никому не отказывала в совете и дружеском...»

«Информация с сайта: www.endosur.narod.ru ЗППП (заболевания передаваемые половым путём) Венерические болезни и заболевания, передающиеся преимущественно половым путем – одна из серьезнейших социальных и психологических проблем современности. Основная причина их распространения – внебрачные беспорядочные половые связи, которые обусловлены как социальными причинами, так и причинами нравственно – этического характера. Современная венерология изучает сифилис, гонорею, урогенитальный хламидиоз,...»







 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.