WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 

Pages:   || 2 |

«МОРСКОЙ СПОР (ПЕРУ против ЧИЛИ) 206. Решение от 27 января 2014 года 27 января 2014 года Международный Суд вынес решение ...»

-- [ Страница 1 ] --

Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда

МОРСКОЙ СПОР (ПЕРУ против ЧИЛИ)

206.

Решение от 27 января 2014 года

27 января 2014 года Международный Суд вынес решение по делу, касающемуся

морского спора (Перу против Чили).

Суд заседал в следующем составе: Председатель Томка; Вице-председатель

Сепульведа-Амор; судьи Овада, Абраам, Кит, Беннуна, Скотников, Кансаду-Триндаде, Юсуф,

Сюэ, Донохью, Гайя, Себутинде, Бхандари; судьи ad hoc Гийом, Оррего Викунья; Секретарь Куврер.

* * *

Пункт постановляющей части (пункт 198) решения гласит:

"… СУД пятнадцатью голосами против одного 1) постановляет, что начальной точкой единой морской границы, разделяющей соответствующие морские районы между Республикой Перу и Республикой Чили, является пересечение параллели, проходящей через Пограничный знак № 1, с линией наибольшего отлива;

ГОЛОСОВАЛИ ЗА: Председатель Томка; Вице-председатель Сепульведа-Амор; судьи Овада, Абраам, Кит, Беннуна, Скотников, Кансаду-Триндаде, Юсуф, Сюэ, Донохью, Себутинде, Бхандари; судьи ad hoc Гийом, Оррего Викунья;

ГОЛОСОВАЛ ПРОТИВ: судья Гайя;

пятнадцатью голосами против одного 2) постановляет, что первоначальный сегмент единой морской границы проходит по параллели, проходящей через Пограничный знак № 1, в западном направлении;



ГОЛОСОВАЛИ ЗА: Председатель Томка; Вице-председатель Сепульведа-Амор; судьи Овада, Абраам, Кит, Беннуна, Скотников, Кансаду-Триндаде, Юсуф, Сюэ, Донохью, Гайя, Бхандари; судьи ad hoc Гийом, Оррего Викунья;

ГОЛОСОВАЛА ПРОТИВ: судья Себутинде;

3) десятью голосами против шести постановляет, что этот первоначальный сегмент доходит до точки (Точка А), расположенной на расстоянии 80 морских миль от начальной точки единой морской границы;

ГОЛОСОВАЛИ ЗА: Вице-председатель Сепульведа-Амор; судьи Овада, Абраам, Кит, Беннуна, Скотников, Кансаду-Триндаде, Юсуф, Донохью; судья ad hoc Гийом;

ГОЛОСОВАЛИ ПРОТИВ: Председатель Томка; судьи Сюэ, Гайя, Себутинде, Бхандари;

судья ad hoc Оррего Викунья;

4) десятью голосами против шести постановляет, что от Точки А единая морская граница проходит в юго-западном направлении вдоль линии, равноудаленной от берегов Республики Перу и Республики Чили, Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда как они измеряются от этой точки, до ее пересечения (в Точке В) с рубежом на расстоянии 200 морских миль, измеряемых от базисных линий, от которых измеряется территориальное море Республики Чили. От Точки В единая морская граница продолжается в южном направлении вдоль этого рубежа до достижения точки пересечения (Точка С) рубежей на расстоянии 200 морских миль, измеряемых от базисных линий, от которых измеряются соответственно территориальное море Республики Перу и территориальное море Республики Чили;

ГОЛОСОВАЛИ ЗА: Вице-председатель Сепульведа-Амор; судьи Овада, Абраам, Кит, Беннуна, Скотников, Кансаду-Триндаде, Юсуф, Донохью; судья ad hoc Гийом;

ГОЛОСОВАЛИ ПРОТИВ: Председатель Томка; судьи Сюэ, Гайя, Себутинде, Бхандари;

судья ad hoc Оррего Викунья;

–  –  –

постановляет, что по причинам, указанным выше, в пункте 189, отсутствует необходимость в вынесении решения по второму окончательному представлению Республики Перу;

ГОЛОСОВАЛИ ЗА: Председатель Томка; Вице-председатель Сепульведа-Амор; судьи Овада, Абраам, Кит, Беннуна, Скотников, Кансаду-Триндаде, Юсуф, Сюэ, Донохью, Гайя, Себутинде, Бхандари; судья ad hoc Гийом;

ГОЛОСОВАЛ ПРОТИВ: судья ad hoc Оррего Викунья".

* * * Председатель Томка и Вице-председатель Сепульведа-Амор приложили к решению Суда заявления; судья Овада приложил к решению Суда особое мнение; судья Скотников приложил к решению Суда заявление; судьи Сюэ, Гайя, Бхандари и судья ad hoc Оррего Викунья приложили к решению Суда совместное несовпадающее особое мнение; судьи Донохью и Гайя приложили к решению Суда заявления; судья Себутинде приложила к решению Суда несовпадающее особое мнение; судья ad hoc Гийом приложил к решению Суда заявление; судья ad hoc Оррего Викунья приложил к решению Суда особое, частично совпадающее и частично несовпадающее, мнение.

* * * Хронология разбирательства (пункты 1–15) Суд напоминает, что 16 января 2008 года Республика Перу (далее – Перу) подала в Секретариат Суда заявление о возбуждении разбирательства против Республики Чили (далее – Чили) в отношении спора, касающегося, с одной стороны, "делимитации границы между морскими зонами двух государств в Тихом океане, начиная с точки на побережье, называемой "Конкордия"... конечной точки сухопутной границы, установленной согласно Договору… от 3 июня 1929 года" и, с другой стороны, признания в пользу Перу "морской зоны, расположенной в пределах 200 морских миль от побережья Перу", которая, таким образом, должна относиться к Перу, "но которую Чили считает частью открытого моря".

I. ГЕОГРАФИЯ (пункт 16)

Район, в котором должна быть проведена запрашиваемая делимитация, расположен в Тихом океане. В этом регионе побережье Перу проходит в северо-западном направлении от Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда начальной точки сухопутной границы между сторонами на тихоокеанском побережье, а побережье Чили в целом проходит в направлении север–юг (см. карту-схему № 1.





Географический контекст).

–  –  –

Напомнив вкратце о соответствующих исторических фактах, Суд уточняет, что сухопутная граница между Перу и Чили была установлена в Лимском договоре 1929 года. Он также отмечает, что в 1947 году обе стороны в одностороннем порядке объявили о своих морских правах в отношении 200 морских миль от их побережий (соответствующие документы именуются далее собирательно как Заявления 1947 года). Затем Суд напоминает, что впоследствии Перу, Чили и Эквадор подписали двенадцать документов, на которые ссылаются стороны настоящего дела. Четыре из этих документов, в том числе Декларация о морской зоне, называемая Сантьягской декларацией, были приняты в августе 1952 года на Конференции по разработке и сохранению морских ресурсов в южной части Тихого океана. Шесть других, включая Дополнительную конвенцию к Сантьягской декларации, Соглашение о мерах осуществления надзора и контроля в морских зонах подписавшихся стран и Соглашение об особой морской пограничной зоне, были приняты в Лиме в декабре 1954 года. И наконец, два соглашения о функционировании Постоянной комиссии для южной части Тихого океана были подписаны в Кито в мае 1967 года.

III. ПОЗИЦИИ СТОРОН (пункты 22–23)

Суд напоминает, что Перу и Чили заняли принципиально разные позиции в настоящем деле. Перу утверждает, что между двумя странами не существует никакой согласованной морской границы, и просит Суд установить линию границы с помощью метода равной удаленности, с тем чтобы добиться справедливого результата. Со своей стороны, Чили утверждает, что в Сантьягской декларации 1952 года установлена международная морская граница вдоль параллели, проходящей через начальную точку сухопутной границы между Перу и Чили и продолжающейся как минимум на протяжении 200 морских миль. Поэтому она просит Суд, соответственно, подтвердить эту линию границы (см. карту-схему № 2. Линии морской границы, на которые претендуют Перу и Чили соответственно).

Перу также утверждает, что за точкой, где заканчивается общая морская граница, она вправе осуществлять исключительные суверенные права в отношении морского района, простирающегося на расстояние 200 морских миль от ее базисных линий. (Этот морской район отмечен на карте-схеме № 2 синим затенением.) В ответ Чили заявляет, что Перу не имеет никаких прав на какую-либо морскую зону, расположенную к югу от параллели, по которой, по утверждению Чили, проходит международная морская граница.

IV. СУЩЕСТВУЕТ ЛИ СОГЛАСОВАННАЯ МОРСКАЯ ГРАНИЦА (пункты 24–151) В целях урегулирования переданного ему спора Суд должен прежде всего определить, существует ли согласованная морская граница, как утверждает Чили.

1. Заявления Чили и Перу 1947 года (пункты 25–44) Прежде всего, Суд рассматривает Заявления 1947 года, которыми Чили и Перу в одностороннем порядке провозгласили определенные морские права в отношении 200 морских миль от их соответствующих побережий. Отметив, что стороны согласны с тем, что Заявления 1947 года сами по себе не устанавливают международную морскую границу, Суд рассматривает их лишь с целью определения того, являются ли эти тексты свидетельством взаимопонимания между сторонами относительно установления будущей морской границы между ними. Суд отмечает, что формулировки Заявлений 1947 года, а также их временный характер не позволяют толковать их как отражение взаимопонимания между сторонами в вопросе о делимитации морских пространств. В то же время Суд обращает внимание на то, что принятые сторонами Заявления 1947 года содержат аналогичные претензии в отношении их Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда прав и юрисдикции в морских зонах, и поэтому в будущем необходимо установить латеральные пределы этих зон.

2. Сантьягская декларация 1952 года (пункты 45–70) Переходя к рассмотрению Сантьягской декларации 1952 года, Суд обращает внимание на то, что более не оспаривается международный характер этого документа. Задача Суда состоит в том, чтобы определить, установлена ли в этом договоре морская граница между сторонами. С этой целью Суд применяет нормы толкования, признанные в международном обычном праве, как они отражены в Венской конвенции о праве международных договоров.

Прежде всего, Суд рассматривает обычное значение, придаваемое терминам Сантьягской декларации 1952 года в их контексте. Он отмечает, что в Декларации прямо не упоминается делимитация морских границ зон, образованных континентальными побережьями ее государств-участников. Тем не менее Суд обращает внимание на то, что Сантьягская декларация содержит определенные элементы, которые имеют отношение к вопросу о морской делимитации. Однако, изучив соответствующие пункты Декларации, Суд приходит к выводу, что эти пункты всего лишь закрепляют договоренность сторон в отношении рубежей между определенными островными морскими зонами и зонами, образованными континентальными побережьями, которые примыкают к таким островным морским зонам.

Затем Суд рассматривает объект и цели Сантьягской декларации 1952 года, отмечая, что преамбула посвящена сохранению и защите природных ресурсов сторон в целях экономического развития на всем протяжении их морских зон.

Суд добавляет, что в принципе отсутствует необходимость в использовании дополнительных средств для толкования, таких как материалы по подготовке Сантьягской декларации 1952 года и обстоятельства ее заключения, с тем чтобы установить смысл этой Декларации. Тем не менее Суд, как и в других делах, изучил соответствующие материалы, которые подтверждают вышеуказанное толкование Декларации.

Однако Суд отмечает, что различные элементы, такие как первоначальное предложение Чили, представленное на Конференции 1952 года (которое, судя по всему, было направлено на осуществление общей делимитации морских зон вдоль латеральных линий), и использование параллели как предела морской зоны острова одного из государств-участников, расположенного менее чем в 200 морских милях от общей морской зоны другого государстваучастника, указывают на то, что, возможно, существовала некоторая степень более общего взаимопонимания между государствами-участниками относительно их морских границ.

Суд приходит к выводу, что, вопреки утверждению Чили, Сантьягская декларация 1952 года не установила латеральную морскую границу между Перу и Чили вдоль линии параллели, проходящей в Тихий океан от точки, где их сухопутная граница достигает моря.

3. Различные соглашения 1954 года (пункты 71–95) Затем Суд рассматривает соглашения, заключенные Перу и Чили в 1954 году, на которые ссылается Чили в поддержку своего утверждения, что параллель является линией морской границы.

В числе соглашений 1954 года Чили обращает особое внимание, в частности, на Дополнительную конвенцию к Сантьягской декларации 1952 года, Соглашение о мерах осуществления надзора и контроля в морских зонах подписавшихся стран и Соглашение об особой морской пограничной зоне. Суд отмечает общность позиций сторон в отношении того, что предложенная Дополнительная конвенция была главным документом, которому Перу, Чили и Эквадор уделили внимание в ходе подготовки заседания Постоянной комиссии для южной части Тихого океана и Межгосударственной конференции в Лиме в последние месяцы 1954 года. С учетом возражений против Сантьягской декларации 1952 года, выдвинутых несколькими государствами, главная цель этой Конвенции состояла в том, чтобы Перу, Чили и Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда Эквадор отстояли, особенно перед крупными морскими державами, свои претензии на суверенитет и юрисдикцию, которые были совместно заявлены в 1952 году в отношении как минимум 200 морских миль от их побережий. Конвенция была также направлена на то, чтобы помочь им сформулировать общее обоснование своих претензий для отвода возражений этих государств. Однако, как считает Суд, из этого не следует, что "главная цель" была единственной целью, а тем более что главная цель определяла единственный итог совещаний и Межгосударственной конференции 1954 года.

Кроме того, в своих доводах Чили приводит еще одно соглашение 1954 года, а именно Соглашение о мерах осуществления надзора и контроля в морских зонах подписавшихся стран.

Однако Суд приходит к выводу, что этот текст не содержит указаний относительно места расположения или характера границ этих зон.

Затем Суд переходит к рассмотрению Соглашения об особой морской пограничной зоне 1954 года, подписанного Перу, Чили и Эквадором, которое устанавливает зону допуска, начинающуюся на расстоянии 12 морских миль от побережья "и составляющую 10 морских миль на каждой стороне параллели, которая представляет собой морскую границу". Эта зона была определена в интересах маломерных и плохо оснащенных судов, с тем чтобы избежать "трений между соответствующими странами" в результате непреднамеренных нарушений морской границы этими судами. Прежде всего, Суд отмечает, что в условиях указанного Соглашения вообще отсутствует какое-либо положение, которое ограничивало бы его только морской границей между Перу и Эквадором. Кроме того, Суд обращает внимание на то, что затягивание процесса ратификации этого Соглашения со стороны Чили и подачи его на регистрацию не имеет отношения к его сфере применения и действию. Как только Чили ратифицировала это Соглашение, оно стало иметь для нее обязательную силу.

И наконец, Суд заявляет, что, хотя положения постановляющей части и цель Соглашения об особой морской пограничной зоне 1954 года носят узкий и конкретный характер, на данной стадии разбирательства этот вопрос не рассматривается. Суд сосредоточивает свое внимание на одном центральном вопросе, а именно на существовании морской границы. По этому вопросу Суд отмечает, что условия Соглашения об особой морской пограничной зоне 1954 года, особенно статья 1 в сочетании с пунктами преамбулы, вполне определенны: в них признается как в имеющем обязательную силу международном соглашении, что граница уже существует.

Однако Суд обращает внимание на то, что в Соглашении об особой морской пограничной зоне 1954 года не указано, когда и каким образом была согласована эта граница.

Поэтому он считает, что прямо выраженное признание сторонами существования морской границы может отражать только молчаливое согласие, которое было установлено между ними ранее. В связи с этим Суд напоминает, как уже было указано, что определенные элементы Заявлений 1947 года и Сантьягской декларации 1952 года подтверждают складывавшееся между сторонами взаимопонимание относительно их морской границы. В любом случае Суд, признав, что "установление постоянной морской границы является вопросом огромной важности", подчеркнул, что "доказательства существования молчаливого, имеющего юридическую силу согласия должны быть неопровержимыми" (Территориальный и морской спор между Никарагуа и Гондурасом в Карибском море (Никарагуа против Гондураса), решение, I.C.J. Reports 2007 (II), p. 735, para. 253). В настоящем деле Суд имеет в своем распоряжении соглашение, в котором ясно указано, что морская граница между сторонами вдоль параллели уже существовала. Соглашение 1954 года вполне однозначно в этом отношении. Данное Соглашение закрепляет молчаливое согласие.

Далее, Суд отмечает, что Соглашение об особой морской пограничной зоне 1954 года не содержит указания на характер морской границы. В нем также не обозначена ее протяженность, за исключением того, что в его положениях ясно указано, что морская граница выходит за пределы 12 морских миль от побережья.

Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда Затем Суд напоминает, что стороны также ссылались в этом контексте на составленное в 1964 году заключение, в котором глава Юридического отдела чилийского Министерства иностранных дел г-н Рауль Базан Давила рассмотрел вопрос о том, существовало ли между двумя государствами какое-либо конкретное соглашение о морской делимитации. Суд считает, что ни одно из положений заключения, подготовленного г-ном Базаном в ответ на просьбу чилийского Пограничного управления относительно "делимитации границы между чилийскими и перуанскими территориальными морями", или сам факт, что в первую очередь было запрошено такое заключение, не дают Суду оснований изменить свой вывод о том, что к 1954 году стороны признавали существование согласованной морской границы.

4. Договоренности о маяках 1968–1969 годов (пункты 96–99)

Затем Суд рассматривает договоренности сторон, заключенные в 1968–1969 годах и предусматривающие, что каждая из сторон установит один маяк "в пункте, в котором общая граница достигает моря, около пограничного знака номер один". Суд придерживается мнения, что цель и географическая сфера применения этих договоренностей были ограниченны, что и признают стороны. Кроме того, он обращает внимание на то, что в документах процесса, приведшего к заключению договоренностей и строительству маяков, не упоминается какоелибо уже существующее соглашение о делимитации. Однако, по мнению Суда, важно, что указанные договоренности исходят из того, что морская граница, проходящая по параллели за пределами 12 морских миль, уже существует. Наряду с Соглашением об особой морской пограничной зоне 1954 года договоренности признают этот факт. Кроме того, как и в том Соглашении, в них не указаны протяженность и характер этой морской границы.

5. Характер согласованной морской границы (пункты 100–102)

Сделав вывод, что стороны признали существование морской границы, Суд должен определить ее характер, то есть является ли она единой морской границей, применимой к водной толще, морскому дну и его недрам, или же она является границей, применимой только к водной толще. Суд обращает внимание на то, что молчаливое согласие, которое было признано в Соглашении об особой морской пограничной зоне 1954 года, следует понимать в контексте Заявлений 1947 года и Сантьягской декларации 1952 года. Он отмечает, что в этих документах прямо выражены претензии на морское дно, воды над морским дном и их ресурсы и что в связи с этим стороны в то время и впоследствии не проводили различий между этими пространствами. Поэтому Суд приходит к выводу, что граница является единой во всех целях.

6. Протяженность согласованной морской границы (пункты 103–151)

Затем Суд переходит к установлению протяженности согласованной морской границы.

Для этого он поочередно рассматривает соответствующую практику сторон в начале и середине 1950-х годов, а также более широкий контекст, включая развитие морского права в то время. Суд также анализирует дополнительные элементы практики, в основном после 1954 года.

Начав с рассмотрения потенциала рыбных ресурсов и рыболовного промысла, Суд напоминает, что цель Соглашения об особой морской пограничной зоне 1954 года была узкой и конкретной: оно ссылается на существовавшую морскую границу с практической целью установления зоны допуска для рыболовного промысла, осуществляемого на маломерных судах. Поэтому необходимо учитывать, что морская граница, существование которой признается в Соглашении, проходя по параллели, неизбежно простирается как минимум до расстояния пространства, в котором в то время осуществлялся такой промысел.

В связи с этим Суд обращает внимание на то, что приведенная сторонами информация показывает, что виды рыб, вылавливаемых в начале 1950-х годов, водились в основном в пределах 60 морских миль от побережья. Он также учитывает направленность побережья в этом регионе и расположение самых важных в то время соответствующих портов сторон.

Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда Суд напоминает, что цель Соглашения об особой морской пограничной зоне 1954 года состояла в установлении зоны допуска вдоль параллели для маломерных рыболовных судов, которые не имели достаточного оснащения. Лодки, отправлявшиеся из Арики (чилийский порт, расположенный всего в 15 километрах к югу от конечной точки сухопутной границы, где она достигает моря) для ловли вышеупомянутых видов в направлении вест-норд-вест в радиусе 60 морских миль от побережья, которое в этой точке проходит в основном с севера на юг, не пересекли бы параллель за пределами точки, расположенной приблизительно в 57 морских милях от начальной точки морской границы. Направление побережья в этом районе резко поворачивает на северо-запад (см. карты-схемы № 1 и 2) таким образом, что с перуанской стороны рыболовные суда, отправлявшиеся в море из Ило (порт, расположенный приблизительно в 120 километрах к северо-западу от конечной точки сухопутной границы, где она достигает моря) в юго-западном направлении, в зону ловли тех же самых видов, пересекли бы параллель в точке, находящейся на расстоянии приблизительно до 100 морских миль от начальной точки морской границы.



Суд заявляет, что он не считает имеющим большое значение знание сторонами вероятного или возможного объема морских ресурсов в районе до 200 морских миль или масштаб их ловли в последующие годы. Показатели вылова свидетельствуют о том, что основной морской промысел в начале 1950-х годов осуществлялся маломерными судами, такими как суда, которые были конкретно указаны в Соглашении об особой морской пограничной зоне 1954 года и которым также были выгодны договоренности 1968–1969 годов о строительстве маяков.

Кроме того, напоминает Суд, универсальный характер морской границы означает, что доказательства осуществления рыболовного промысла сами по себе не могут иметь решающее значение для установления протяженности этой границы. Тем не менее рыболовный промысел в некоторой степени подтверждает мнение, согласно которому стороны в тот момент, когда они признали существование согласованной морской границы, вряд ли считали, что она простирается на всем протяжении до 200-мильного предела.

Затем Суд переходит от рассмотрения конкретного, регионального контекста к изучению более широкого контекста, существовавшего в 1950-х годах, когда стороны признали существование морской границы. Этот контекст определяется практикой сторон, а также соответствующими исследованиями и предложениями Комиссии международного права и реакцией государств или групп государств на эти предложения относительно установления морских зон за пределами территориального моря и делимитации этих зон. Суд обращает внимание на то, что в течение рассматриваемого периода предложение, касающееся прав государства в отношении его вод, которое больше всех приблизилось к всеобщему международному признанию, предусматривало территориальное море в 6 морских миль с дополнительной зоной рыболовства в 6 морских миль и в определенной степени сохранение за государством сложившихся прав на рыболовство. Как отмечал Суд ранее, в этот период еще не существовало понятие исключительной экономической зоны протяженностью 200 морских миль, и оно появилось "лишь много лет спустя" (Делимитация морских пространств в Черном море (Румыния против Украины), решение, I.C.J. Reports 2009, p. 87, para. 70), а его общее признание на практике и в Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 года (КООНМП) состоялось спустя почти 30 лет. Кроме того, Суд напоминает, что, отвечая на вопрос члена Суда, обе стороны признали, что их требование, заявленное в Сантьягской декларации 1952 года, не соответствовало международному праву того времени и не подлежало обеспечению в отношениях с третьими сторонами, по крайней мере первоначально.

Исходя из рыболовного промысла, осуществляемого сторонами в то время на расстоянии около 60 морских миль от главных портов в этом районе, а также соответствующей практики других государств и работы Комиссии международного права в области морского права, Суд считает, что находящиеся в его распоряжении доказательства не позволяют ему Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда сделать вывод о том, что согласованная морская граница вдоль параллели распространялась за пределы 80 морских миль от своей начальной точки.

С учетом этого предварительного вывода Суд рассматривает дополнительные элементы практики, в основном после 1954 года, которая может иметь отношение к вопросу о протяженности согласованной морской границы. Суд изучает законодательную практику сторон, прежде чем рассмотреть Протокол 1955 года о присоединении к Сантьягской декларации 1952 года и правоприменительные меры в отношении судов третьих государств, а также Перу и Чили. Затем Суд анализирует договоренности 1968–1969 годов о строительстве маяков и протоколы переговоров, проводившихся Чили и Боливией в 1975–1976 годах в отношении предложенного обмена территориями, который обеспечил бы Боливии "коридор в море" и прилегающую морскую зону. Суд также рассматривает позиции сторон на третьей Конференции Организации Объединенных Наций по морскому праву, меморандум, направленный перуанским послом Бакула чилийскому Министерству иностранных дел 23 мая 1986 года и содержащий призыв к "официальной и окончательной делимитации морских пространств", а также практику сторон после 1986 года.

Суд признает, что рассмотренные им элементы не дают ему оснований для изменения уже сделанного им предварительного вывода. Поэтому на основе анализа всей совокупности представленных ему доказательств Суд приходит к заключению, что согласованная морская граница между сторонами проходила вдоль параллели и продолжалась на расстоянии 80 морских миль от ее начальной точки.

V. НАЧАЛЬНАЯ ТОЧКА СОГЛАСОВАННОЙ МОРСКОЙ ГРАНИЦЫ

(пункты 152–176) Сделав вывод о том, что между сторонами существует согласованная морская граница, Суд должен установить расположение начальной точки этой границы. Как напоминает Суд, обе стороны признают, что сухопутная граница между ними была установлена и делимитирована более 80 лет назад в соответствии со статьей 2 Лимского договора 1929 года, в которой предусмотрено, что "граница между территориями Чили и Перу… начинается с пункта на побережье, называемого "Конкордия" и расположенного в десяти километрах к северу от моста через реку Льюта". Далее Суд напоминает, что в соответствии со статьей 3 Лимского договора 1929 года демаркация границы проведена смешанной комиссией, при этом первый знак на физической демаркационной линии сухопутной границы обозначен как Пограничный знак № 1. Однако стороны расходятся во мнениях относительно точного расположения пункта Конкордия. Если Перу утверждает, что Пограничный знак № 1 не был предназначен для обозначения начала согласованной сухопутной границы, то Чили утверждает, что этот знак является начальной точкой сухопутной границы. В связи с этим Суд отмечает, что значительный объем доводов, приведенных сторонами, касается вопроса, который явно не поставлен перед Судом, а именно вопроса о расположении начальной точки сухопутной границы, указанной как пункт Конкордия в статье 2 Лимского договора 1929 года.

Суд напоминает, что его задача заключается в определении того, согласовали ли стороны какую-либо начальную точку их морской границы, и что юрисдикция Суда на рассмотрение вопроса о морской границе не оспаривается.

Для того чтобы установить начальную точку морской границы, Суд рассматривает документы процесса, который привел к заключению договоренностей о маяках 1968– 1969 годов, и определенные картографические доказательства, представленные сторонами, а также представленные доказательства в отношении рыболовства и другой морской практики в этом регионе. Считая, что два последних элемента не имеют отношения к данному вопросу, Суд сосредоточивает свое внимание на договоренностях о маяках 1968–1969 годов. Он придерживается мнения, что морская граница, о которой стороны намеревались заявить с помощью договоренностей о маяках, устанавливалась по параллели, проходящей через Пограничный знак № 1, и отмечает, что обе стороны впоследствии построили маяки в соответствии с их договоренностью, обозначив тем самым параллель, проходящую через Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда Пограничный знак № 1. Поэтому договоренности о маяках 1968–1969 годов служат неопровержимым доказательством того, что согласованная морская граница проходит по параллели, пересекающей Пограничный знак № 1.

Отметив, что Суд не просили выразить позицию относительно расположения пункта Конкордия, где начинается сухопутная граница между сторонами, Суд заявляет, что вышеуказанный пункт мог бы не совпадать с начальной точкой морской границы, которая была только что определена. Однако Суд обращает внимание на то, что такая ситуация должна быть следствием достигнутых сторонами договоренностей.

Суд приходит к заключению, что начальной точкой морской границы между сторонами является пересечение параллели, проходящей через Пограничный знак № 1, с линией наибольшего отлива.

–  –  –

Сделав вывод, что согласованная единая морская граница между сторонами существует и что эта граница начинается в точке пересечения параллели, проходящей через Пограничный знак № 1, с линией наибольшего отлива и продолжается на протяжении 80 морских миль вдоль этой параллели (до Точки А), Суд переходит к установлению линии морской границы от этой точки.

Суд исходит из положений пункта 1 статьи 74 и пункта 1 статьи 83 КООНМП, которые, как он уже признал, отражают нормы международного обычного права (Делимитация морской границы и территориальные вопросы между Катаром и Бахрейном (Катар против Бахрейна), существо дела, решение, I.C.J. Reports 2001, p. 91, para. 167; Территориальный и морской спор (Никарагуа против Колумбии), решение, I.C.J. Reports 2012 (II), p. 674, para. 139). Тексты этих положений идентичны, и единственное отличие состоит в том, что в статье 74 речь идет об исключительной экономической зоне, а в статье 83 – о континентальном шельфе.

В них предусмотрено следующее:

"Делимитация исключительной экономической зоны [континентального шельфа] между государствами с противолежащими или смежными побережьями осуществляется путем соглашения на основе международного права, как это указывается в статье 38 Статута Международного Суда, в целях достижения справедливого решения".

Суд напоминает, что методология, которой он обычно пользуется для достижения справедливого решения, состоит из трех этапов. Во-первых, он проводит предварительную равноудаленную линию, если этому не препятствуют веские причины. На втором этапе он рассматривает вопрос о том, существуют ли значимые обстоятельства, которые могут потребовать корректировки этой линии для получения справедливого результата. На третьем этапе Суд применяет критерий диспропорциональности, при помощи которого он определяет, не является ли результат проведения этой уже скорректированной линии таковым, что соответствующие доли сторон в разграничиваемом районе являются заметно несоразмерными по отношению к длине их соответствующих побережий (Делимитация морских пространств в Черном море (Румыния против Украины), решение, I.C.J. Reports 2009, pp. 101-103, paras. 115Территориальный и морской спор (Никарагуа против Колумбии), решение, I.C.J. Reports 2012 (II), pp. 695-696, paras. 190-193).

В настоящем деле делимитация морского района должна начинаться с конечной точки согласованной морской границы, длина которой, согласно установлению Суда, составляет 80 морских миль (Точка А). Ссылаясь на свое прецедентное право, Суд поясняет, что на практике некоторые делимитации начинаются не с линии наибольшего отлива, а с точки, расположенной еще дальше в море, в результате уже существующего соглашения между Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда сторонами. Однако ситуация, с которой столкнулся Суд в настоящем деле, необычна в том отношении, что начальная точка делимитации в данном случае расположена гораздо дальше от побережья: в 80 морских милях от ближайшего пункта на чилийском побережье и примерно в 45 морских милях от ближайшего пункта на перуанском побережье.

Затем Суд переходит к первому этапу своей обычной методологии и проводит предварительную равноудаленную линию, которая начинается в конечной точке уже существующей морской границы (Точка А). Для проведения такой линии Суд прежде всего выбирает надлежащие базисные точки. С учетом того что Точка А находится на расстоянии 80 морских миль от побережья на параллели, ближайшая первоначальная базисная точка на чилийском побережье расположена около начальной точки морской границы между Чили и Перу, а на перуанском побережье – в точке, где дуга окружности с 80-мильным радиусом от Точки А пересекает перуанское побережье. В целях проведения предварительной равноудаленной линии только те точки на перуанском побережье, которые находятся на расстоянии более 80 морских миль от Точки А, могут соответствовать точкам, находящимся на эквивалентном расстоянии на чилийском побережье. Дуга окружности, указанная на картесхеме № 3, используется для определения первой перуанской базисной точки. В качестве дополнительных базисных точек для проведения предварительной равноудаленной линии были выбраны самые крайние (выдающиеся в море) точки на побережье, "расположенные ближе всего к району, подлежащему делимитации" (Делимитация морских пространств в Черном море (Румыния против Украины), решение, I.C.J. Reports 2009, p. 101, para. 117). Эти базисные точки расположены к северо-западу от первоначальной базисной точки на перуанском побережье и к югу от первоначальной базисной точки на чилийском побережье.

Никакие точки на перуанском побережье, которые расположены к юго-востоку от первоначальной точки на этом побережье, не могут соответствовать точкам на чилийском побережье, поскольку все они находятся на расстоянии менее 80 морских миль от Точки А (см.

карту-схему № 3. Проведение предварительной равноудаленной линии).

Проведенная таким образом предварительная равноудаленная линия проходит в целом в юго-западном направлении почти по прямой, что отражает ровный характер обоих побережий, пока она не достигает предела в 200 морских миль, измеряемых от чилийских базисных линий (Точка В). К югу от этой точки 200-мильные проекции побережий сторон более не накладываются друг на друга.

Прежде чем продолжить использование обычной методологии, Суд напоминает, что в своем втором представлении Перу просила Суд вынести решение и объявить, что после точки, где заканчивается общая морская граница, Перу вправе осуществлять суверенные права в отношении морского района, расположенного в 200 морских милях от его базисных линий (это требование касается района, затененного синим на карте-схеме № 2). В ответ на это Чили утверждает, что в Сантьягской декларации 1952 года установлен единый латеральный предел для всех морских районов государств – участников этой Декларации, как фактических, так и будущих, и приводит ссылку в пункте II Декларации на "расстояние как минимум 200 морских миль". Поскольку Суд уже пришел к заключению, что согласованная линия границы на параллели заканчивается на расстоянии 80 морских миль от побережья, оснований для довода Чили не существует. Кроме того, поскольку Суд решил, что он будет осуществлять делимитацию совпадающих морских притязаний сторон посредством проведения равноудаленной линии, второе представление Перу утратило актуальность, и поэтому отсутствует необходимость в вынесении Судом решения по этому представлению.

Вернувшись к использованию своей обычной методологии, Суд напоминает, что в направлении к морю от Точки В 200-мильные пределы морских притязаний сторон, делимитированных на основании равной удаленности, более не накладываются друг на друга.

Суд обращает внимание на то, что от Точки В 200-мильный предел морских притязаний Чили проходит в целом в южном направлении. Конечный сегмент морской границы проходит от Точки В до Точки С, где 200-мильные пределы морских притязаний сторон пересекаются.

Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда Затем Суд должен установить на втором этапе своей обычной методологии, существуют ли какие-либо значимые обстоятельства, которые требуют корректировки предварительной равноудаленной линии, с целью, о чем всегда следует напоминать, достижения справедливого результата. В настоящем деле при проведении равноудаленной линии удалось избежать чрезмерных усечений морских проекций каждого из государств, а в представленных Суду материалах отсутствуют какие-либо значимые обстоятельства. Поэтому отсутствуют основания для корректировки предварительной равноудаленной линии.

Следующий, третий этап состоит в установлении того, не приводит ли предварительная равноудаленная линия, проведенная от Точки А, к результату, который значительно диспропорционален в аспекте длины соответствующих побережий и разделенных долей данного района. Цель заключается в оценке справедливого характера этого результата.

Как отмечал Суд ранее, существование согласованной линии, проходящей на протяжении 80 километров по параллели, ставит Суд в необычную ситуацию. Существование этой линии осложнило бы, а то и сделало бы вовсе невозможным расчет длины соответствующих побережий и размера соответствующего района, если применять обычный математический расчет пропорций. Суд напоминает, что в некоторых случаях в прошлом по причине практических трудностей, возникающих в результате особых обстоятельства дела, он не производил такой расчет. В одном из недавних дел он отметил, что на этом заключительном этапе процесса делимитации расчет не преследует цель быть точным и является приблизительным; "цель делимитации состоит в получении справедливого результата, а не в равном разделе морских районов" (Делимитация морских пространств в Черном море (Румыния против Украины), решение, I.C.J. Reports 2009, p. 100, para. 111). В таких случаях Суд проводит общую оценку диспропорциональности. С учетом необычных обстоятельств настоящего дела Суд придерживается в данном случае того же подхода и приходит к заключению, что отсутствует явная существенная диспропорциональность, которая поставила бы под сомнение справедливый характер предварительной равноудаленной линии.

Соответственно, Суд приходит к заключению, что морская граница между двумя сторонами от Точки А до Точки В проходит по равноудаленной линии до Точки В, а затем вдоль 200-мильного рубежа, измеряемого от чилийских базисных линий, до Точки С (см. карту-схему № 4. Линия морской границы).

VII. ЗАКЛЮЧЕНИЕ (пункты 196–197)

Суд приходит к заключению, что морская граница между сторонами начинается в точке пересечения параллели, проходящей через Пограничный знак № 1, с линией наибольшего отлива и проходит на протяжении 80 морских миль по этой параллели до Точки А. От этой точки морская граница проходит вдоль равноудаленной линии до Точки В, а затем по 200-мильному рубежу, измеряемому от чилийских базисных линий, до Точки С.

С учетом обстоятельств настоящего дела Суд установил линию морской границы между сторонами без указания точных географических координат. Кроме того, в своих заключительных представлениях стороны не просили Суд об этом. Суд рассчитывает на то, что стороны установят эти координаты в соответствии с настоящим решением в духе добрососедства.

* * *

–  –  –

Председатель Томка соглашается с выводом Суда о том, что единая морская граница между Перу и Чили начинается с точки пересечения параллели, проходящей через Пограничный знак № 1, с линией наибольшего отлива. От также согласен с тем, что единая Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда морская граница проходит по этой параллели. Однако он не разделяет мнения своих десяти коллег, согласно которому эта согласованная граница прекращается на расстоянии 80 морских миль от ее начальной точки. Поэтому он не может поддержать проведение Судом морской границы de novo от этой точки далее.

Председатель Томка прежде всего отмечает, что в Соглашении об особой морской пограничной зоне 1954 года стороны не устанавливали свою общую морскую границу, а ясно признали, что такая граница уже существовала. Он не рассматривает практику сторон в соответствии с этим Соглашением как имеющую значение для установления протяженности морской границы и считает, что граница простирается на расстояние, соответствующее тому, как его определили стороны в своих притязаниях в отношении морских зон, то есть 200 морских миль. В решении Суда особая морская зона, установленная в соответствии с Соглашением 1954 года, ограничивается расстоянием 80 морских миль от побережья. Однако, хотя стороны указали восточные, южные и северные пределы этой зоны, они намеренно решили не указывать западный предел. Из этого Председатель делает вывод, что данная зона должна была простираться в море вдоль параллели до предела морских притязаний, заявленных сторонами.

Председатель Томка считает, что текст Сантьягской декларации 1952 года и материалы переговоров о ее принятии, а также внутренние акты сторон по формулированию их морских притязаний подтверждают вывод о том, что согласованная морская граница простиралась на расстояние 200 морских миль. Кроме того, он считает, что из обсуждений в ходе Лимской конференции 1954 года можно сделать вывод, в соответствии с которым стороны согласились подтвердить, что Декларация 1952 года была принята при том понимании, что параллель, начинающаяся в точке, где их сухопутная граница достигает моря, является линией, разделяющей их заявленные морские зоны. Процесс разработки и материалы по подготовке Соглашения 1954 года об особой зоне подтверждают существование этой морской границы, при этом в Декрете Перу 1955 года подразумевается также, что линия границы следует по параллели.

В заключение Председатель Томка выражает мнение, согласно которому стороны считали, что в Декларации 1952 года урегулированы вопросы, касающиеся делимитации их морских зон. Он рассматривает Декларацию не как фактический правовой источник этого урегулирования, а как свидетельство признания такого урегулирования сторонами. Хотя в Декларации прямо не указано, что параллель является морской границей между сторонами, Председатель Томка считает, что протоколы Лимской конференции 1954 года и заключенное в результате Соглашение об особой зоне должны учитываться при ее толковании. В пункте IV Декларации предполагается существование общей морской границы, и стороны, судя по всему, рассматривали этот вопрос как не вызывающий разногласий. Важно отметить, что официальные представители сторон пришли к согласию и заявили, что вопрос о латеральной делимитации их объявленных 200-мильных зон урегулирован и Соглашение об особой зоне 1954 года подтверждает существование границы вдоль параллели.

Далее Председатель Томка отмечает, что, по его мнению, ряд доказательств, на которые ссылался Суд, в частности в отношении течения Гумбольдта, свидетельствуют о том, что граница простиралась далеко за пределы расстояния 80 морских миль.

Не соглашаясь с выводом Суда о том, что согласованная граница заканчивается на расстоянии 80 морских миль от своей начальной точки на берегу, а значит, и с выводами относительно протяженности границы от этой точки, Председатель Томка поясняет, что он не возражает против методологии, использованной Судом при проведении продолжения линии границы, но не согласен с расстоянием, с которого граница отходит от параллели.

И наконец, Председатель Томка, отмечая, что решение Суда следует уважать, соглашается с тем, что у Суда не было необходимости в вынесении постановления по представлению Перу относительно "внешнего треугольника", являющегося частью Краткое изложение решений, консультативных заключений и постановлений Международного Суда исключительной экономической зоны и континентального шельфа Перу. По его мнению, это привело бы к тому же результату, даже если бы согласованная морская граница простиралась на расстояние 200 морских миль от побережья.

–  –  –

В своем заявлении Вице-председатель Сепульведа-Амор выражает серьезные сомнения относительно доводов, которые привел Суд в обоснование существования молчаливого согласия в отношении делимитации морской границы.

Вице-председатель Сепульведа-Амор признает, что в соответствующих обстоятельствах прохождение морской границы может основываться на молчаливом согласии.

Однако он возражает против того, что Соглашение об особой морской пограничной зоне 1954 года (Соглашение 1954 года) безусловно свидетельствует о существовании такого согласия.

По мнению Вице-председателя Сепульведы-Амора, изучение вопроса о возможном существовании молчаливого согласия относительно делимитации морской границы должно было побудить Суд провести системный и скрупулезный анализ поведения сторон за пределами сферы действия Соглашения 1954 года, поскольку только изучение практики сторон на протяжении многих лет может позволить определить наличие согласованной границы.

Вместо этого, к сожалению Вице-председателя, анализ поведения сторон остается недостаточно глубоким и имеющим второстепенное значение в доводах Суда, тогда как он должен занимать центральное место в обосновании его решения.

Вице-председатель Сепульведа-Амор опасается, что подход, которого придерживался Суд, может быть истолкован как отступление от строгого критерия доказанности, сформулированного в деле, касающемся территориального и морского спора между Никарагуа и Гондурасом в Карибском море (Никарагуа против Гондураса), в связи с установлением постоянной морской границы.

Однако решение Суда не следует толковать таким образом, поскольку оно не продиктовано намерением отступить от предыдущих решений Суда.

–  –  –

В своем особом мнении судья Овада, выражая свое согласие с выводами, содержащимися в пунктах постановляющей части решения Суда, не может полностью присоединиться к доводам Суда, на основании которых был сделан вывод относительно конкретной делимитации единой морской границы между Перу и Чили.

Судья Овада поддерживает отклонение в решении Суда позиции Чили, согласно которой соответствующие притязания Перу и Чили на морские зоны были полностью делимитированы по договоренности, а также поддерживает отклонение в решении Суда позиции Перу, согласно которой соответствующие морские зоны Перу и Чили никогда не были делимитированы по договоренности или иным образом. Однако судья Овада заявляет, что у него имеются серьезные сомнения в отношении вывода Суда, согласно которому Соглашение об особой морской пограничной зоне 1954 года (Соглашение 1954 года) свидетельствует о том, что стороны признали существование договоренности между ними о делимитации зон их соответствующих морских притязаний вдоль параллели, проходящей через Пограничный знак № 1. По мнению судьи Овады, для того чтобы сделать такой вывод, в решении должно быть установлено: 1) что у сторон существует некий новый юридический факт (действия/бездействие), который юридически создает такую договоренность; и 2) что граница простирается только на расстояние 80 морских миль, после которых не существует никакой делимитированной морской границы, признанной сторонами. Судья Овада считает, что, как представляется, в настоящем решении эти пункты не подкреплены достаточно убедительными подтверждающими доказательствами.



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«КУБАНЬ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ. Кириченко В.С. Филиал ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет» в г.Тихорецке Тихорецк, Россия KUBAN IN THE FIRST WORID WAR. VS Kirichenko. Branch FGBOU VPO Kuban State University Tikhoretsk, Russia Первая мировая война, или «Вторая Отечественная», как именовалась она в российском обществе тех лет, началась между восемью европейскими странами, а к концу войны число её участников возросло до 38 государств.[1] Мировые державы к 1914 г. создали два блока,...»

«УТВЕРЖДЕН Совет директоров Открытого акционерного общества Концерн Калина Протокол от 15 мая 2012 года № 3 ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество Концерн Калина/ Open Joint Stock Company Concern KALINA Код эмитента: 30306-D за 1 квартал 2012 г. Место нахождения эмитента: 620138 Россия, Екатеринбург, Комсомольская 80 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Лоран Жак...»

«Г.Т. Ли ОСНОВЫ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (учебно-методический комплекс) Москва УДК 656(075.8) ББК 39я73 Л55 Ли Г.Т. Л55 Основы научных исследований (учебно-методический комплекс) : монография / Г.Т. Ли. — М. : РУСАЙНС, 2015. — 298 с. ISBN 978-5-4365-0568-8 DOI 10.15216/978-5-4365-0568-8 Учебно-методический комплекс (УМК) дисциплины «Основы научных исследований» разработан с учетом требований ФГОС ВПО третьего поколения для направления подготовки 260200 «Продукты питания животного происхождения»,...»

«СЕМЬЯ КАК ФАКТОР ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА Машутина Н.Ю, Головнева Е.В. СФ ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет» Стерлитамак, Россия FAMILY AS FACTOR OF EDUCATION OF CHILDREN OF PRIMARY SCHOOL AGE Mashutina N.Yu, Golovneva E.V. Bashcircki gosudarstvan university Sterlitamak, Rossiy Развитие младшего школьника зависит от многих факторов, самым важным из которых является семья. Семья – это базовая ячейка общества, особого рода коллектив, играющий важнейшую роль в...»

«Севостьянов Артём Валерьевич 4 Г класс МБОУ СОШ «Гимназия № 22»Научные руководители: Водолажская Наталия Александровна, учитель музыки Выгоренко Надежда Васильевнаучитель начальных классов МБОУ СОШ «Гимназия № 22» г. Белгорода СОВРЕМЕННА ЛИ КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ? Sevostyanov Artyom Valeryevich of 4 G class Gymnasium No. 22 Belgorod Research supervisors: Vodolazhskaya Natalia Aleksandrovna, music teacher Vygorenko Nadezhda Vasilyevna-elementary school teacher Gymnasium No. 22 Belgorod WHETHER THE...»

«ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ РЕФОРМЫ АУДИТА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Implementation of Auditing Reform, Russian Federation Белая книга по новой концепции системы аттестации аудиторов в Российской Федерации 11 Gogolevsky Boulevard Россия, Москва, 119019 Moscow 119019 Russia Гоголевский бульвар, 11 tel. +7 (095) 937 4477 тел. +7 (095) 937 4477 This project is funded by the EU project tel. +7 (095) 937 2951 тел. проекта +7 (095) 937 2951 Этот проект финансируется ЕС fax +7 (095) 937 4400 факс +7 (095) 937 4400...»

«ISSN 2335-8408 MOKSLINIS METODINIS CENTRAS „SCIENTIA EDUCOLOGICA“ GAMTAMOKSLINIS UGDYMAS BENDROJO LAVINIMO MOKYKLOJE-2014 XX nacionalins mokslins praktins konferencijos straipsni rinkinys, Panevys, 2014 m. balandio mn. 25–26 d. NATURAL SCIENCE EDUCATION IN A COMPREHENSIVE SCHOOL-2014 Proceedings of the Twentieth National Scientific-Practical Conference, Panevys, 25–26 April, 2014 Konferencijos rengjas / Conference Organizer Visuomenin organizacija mokslinis metodinis centras „Scientia...»

«ТЕМАТИКА ЗАНЯТИЙ для студентов VI курса лечебного факультета субординаторов-анестезиологов по акушерству и гинекологии на 2015 – 2016 уч. год 1. Заболевания сердечно-сосудистой системы и беременность. Сахарный диабет, пиелонефрит.2. Острая хирургическая патология у беременных (аппендицит, холецисцит, панкреатит).3. Гестозы.4. Кровотечения во время беременности.5. Кровотечения в родах, раннем послеродовом периоде. ДВС-синдром. 6. Патология послеродового периода. Беременность и роды у юных и...»

«Список работ, выполненных с применением типизации циркуляции атмосферы внетропических широт северного полушария, разработанной Б.Л. Дзердзеевским, В.М. Курганской и З.М. Витвицкой 1. Ananicheva M.D., Kononova N.K. (2005). Relationship of climatic and glaciologic parameters to circulation types and the modern dynamics of nature hazards in the North-Eastern Siberia Mountains International symposium on latest natural disasters. September, 5-8, 2005. Sofia, Bulgaria. Abstract Book. Topic 1V Hazard...»

«МНОГООБРАЗИЕ ЖИВЫХ ОРГАНИЗМОВ – ОСНОВА ОРГАНИЗАЦИИ И УСТОЙЧИВОСТИ БИОСФЕРЫ Мамбетова А.И., Давыденко Е.А., Френкель Е.Э. Вольский военный институт материального обеспечения, Вольск Саратовской обл., Россия THE VARIABILITY AMONG LIVING ORGANISMS THE FOUNDATIONS OF ORGANIZATION AND STABILITY OF THE BIOSPHERE Mambetova A.I., Davydenko E.A., Frenkel` E.E. Military Institute of material support, Volsk Saratov region., Russia Содержание Введение 1. Основа организации и устойчивости биосферы 2....»

«Секция ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ Оптимизация присвоения частот радиолиниям А.А. Карпук Применение аппарата нечеткой логики при выборе маршрута передачи пакетного трафика.185 Е.Ю. Тихонова Имитационные модели цифровых систем фазовой синхронизации С.А. Ганкевич Декодирование многократных ошибок не примитивными кодами Хемминга методом ужатия орбит А.О. Олексюк, В.А. Липницкий Анализ математических моделей мобильных беспроводных самоорганизующихся сетей связи В.В. Шаболтиев Устройство...»

«Русская жизнь №11, сентябрь 2007 1937 год * НАСУЩНОЕ * Драмы Сердюков. Несостоявшаяся отставка министра обороны Анатолия Сердюкова, который подал президенту соответствующий рапорт с формулировкой «учитывая близкие родственные связи» (как известно, Сердюков женат на дочери премьера Виктора Зубкова), стала самым ярким эпизодом многодневного сериала «смена правительства». Оснований верить (как, впрочем, и оснований не верить) в то, что отставка Сердюкова - это...»

«СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ИЗУЧЕННОСТИ ГРАВИТАЦИОННОГО ПОЛЯ ЗЕМЛИ Дремченко В.В. Андреева Н.В. БГТУ имени В.Г. Шухова Белгород, Россия CURRENT STATUS STUDY THE GRAVITATIONAL FIELD OF THE EARTH Dremchenko V.V. Andreeva N.V. BSTU behalf V.G. Shukhova Belgorod, Russia Гравитационное поле, или поле тяготения — физическое поле, через которое осуществляется гравитационное взаимодействие(рис. 1). В общей теории относительности (ОТО) гравитационное поле является не отдельным физическим понятием, а свойством...»

«Первый Международный Ноосферный Северный Форум (С.-Петербург, 20-24 октября 2007г.) Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке (материалы Форума в форме коллективной монографии в 2-х книгах) КНИГА 1 Под научной редакцией А.И. Субетто и А.Т. Шаукенбаевой С.-Петербург Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие человечества и России. Материалы Первого Международного Ноосферного Северного Форума (С.-Петербург, 20-24 октября 2007г.) в форме...»

«Генеральный партнер 71 ВЕНЕЦИАНСКИй ФЕСТИВАЛЬ прЕдСТАВЛЯЕТ 3-7/03 ИЗ ВЕНЕЦИИ DA VENEZIA В МОСКВУ A MOSCA ФЕСТИВАЛЬ ИТАЛЬЯНСКОГО КИНО FESTIVAL DEL CINEMA ITALIANO VI ИЗ ВЕНЕЦИИ 3 МАрТА. ВТОрНИК ФЕСТИВАЛЬ 19:00 DA VENEZIA ИТАЛЬЯНСКОГО СбОр ГОСТЕй КИНО 19:30 В МОСКВУ FESTIVAL ОТКрыТИЕ. DEL CINEMA УдИВИТЕЛЬНый юНОшА/IL gIOVANE FAVOLOSO A MOSCA ITALIANO 4 МАрТА. СрЕдА 2015 19.00 ЖЕНщИНы-ЛЕГЕНды. СОФИ рАССКАЗыВАЕТ О ЛОрЕН/ DONNE NEL MITO. SOphIA rACCONTA LA LOrEN 20:30 СУп дЬЯВОЛА/LA ZuppA DEL...»





 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.