WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 

«Алексеенко Л.В. © Аспирант, кафедра социологии, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при ...»

Алексеенко Л.В. ©

Аспирант, кафедра социологии, Российская академия народного хозяйства и

государственной службы при Президенте Российской Федерации

СОЦИОЛОГИЯ МОДЫ: КЛАССИЧЕСКИЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСКУРС О

МОДЕ

Аннотация

Статья посвящена анализу фундаментальных социологических концепций в рамках

изучения феномена моды. В статье представлены ключевые концепции классиков

социологии, исследовавших феномен моды. Данная статья является частью теоретикометодологической базы социологии моды и дает общее понимание о ключевых моментах в функционировании моды.

Ключевые слова: мода, социология моды, классическая социология.

Keywords: fashion, Sociology of Fashion, Classical Sociology.



Мода – феномен общественной жизни, характеризующийся временным выделением определённых объектов из общей массы как особо популярных, обладающих определенным характеристиками, одной их которых является новизна. Тема моды недооценивается многими науками, и ее часто относят к отрасли примитивного производства одежды и ее потребления. Но, нельзя недооценивать роль моды в обществе, ведь мода – это не только феномен общества, но и элемент социально-производственной системы, который откладывается отпечаток на развитие общества и оставляет свой след в динамике и направлении развития каждой из его сфер. И социологи сегодня неохотно принимают тот факт, что мода, в какой-то степени, - это латентный путеводитель, она направляет развитие сфер общественной жизни в заданном направлении, и необходимо изучать феномен моды, чтобы уметь регулировать это направление.

Изучение социологии моды началось со становлением социологии как науки.

Феномен моды и его значение прослеживался в работах многих классиков социологии.

Взгляды на феномен моды имели как много общего, так и различного. Прежде всего, следует рассмотреть несколько основных, фундаментальных позиций феномена моды, чтобы понять общий классический обзор социологических концепций моды: мода с позиции концепции подражания, мода и теория демонстративного потребления, концепция объяснения моды на основе коллективного поведения и, конечно, семиотический подход к изучению моды.

В рассуждениях о моде классики социологии сходятся в одном – концепции подражания. Тема концепции подражания прослеживается в работах Г. Зиммеля, Г.

Спенсера, Г. Тарда.

Подражание – это относительное понятие, в обязательном порядке отражающее социальные взаимоотношения и потому считающееся значимым с социологической точки зрения. Ранние социологи поясняют, каким образом мода, будучи процессом подражания, оказывается включенной в понимание культуры и общества. Понятие подражания, которое лежит в основе анализа моды, - это обычно «вид сверху», поскольку предполагается, что представители низших слоев общества завидуют высшему обществу и подражают поведению элиты в стремлении завоевать признание и даже стать членом привилегированной социальной группы.

©© Алексеенко Л.В., 2012 г.

Герберт Спенсер считал моду подражательной по своей сути: «Изначально имитируя изъяны элиты, а затем мало-помалу и другие присущие ей черты, мода всегда в некотором роде содействовала социальному выравниванию. Размывая и в конечном итоге стирая признаки классовых различий, она способствовала развитию индивидуальности.

[2]. Он выделял два типа подражания – почтительное и соревновательное. В основе первого лежит чувство глубокого уважения по отношению к объекту копирования.

Например, любые нововведения в платье короля имитируются придворными и распространяются по нисходящей – от высших слоев к низшим; результатом данного процесса становится мода в одежде. Это фундаментальный принцип теории моды «просачивание вниз». Соревновательное подражание возникает из желания заявить о своем равенстве с объектом подражания.

По мнению Г. Спенсера, мода символизирует проявление отношений между высшим и низшим слоями общества, а ее основная функция заключается в социальном контроле. Самые различные формы подчинения – унижения, подарки, визиты, формы обращения, титулы, знаки отличия и костюмы – являются средствами выражения господства и повиновения, а потому мода представляет собой символ социального положения и статуса [2]. Хотя Спенсер и не проводит четких различий между одеждой и модой, он все же дает понять, что значима не сама одежда, которую носит сам человек, а его положение в обществе, позволяющее сделать одежду модой.

Наибольшее внимание подражанию уделил французский ученый Габриель Тард [3], положив данное понятие наряду с двумя другими – изобретением и сопротивлением – в основу своей теории социологии. Изобретения, придуманные гениальными творцами, получают распространение во всех социальных системах в ходе процесса подражания, который продолжается, следуя от центра к границам системы, до тех пор, пока не столкнется с каким-либо препятствием. Порождая друг друга различными способами и взаимовлияя один на другой, все три процесса – изобретение, подражание и сопротивление – находятся в отношении взаимозависимости. Так, представительницы высшего общества придумывают новые фасоны, а когда их идеи принимаются копировать другие люди, изобретательницы в знак протеста развернувшейся тенденции начинают носить что-нибудь иное.

Подобно Герберту Спенсеру, Габриель Тард утверждал, что социальные отношения подражательны по своей сути. Следовательно, мода с ее имитативным характером – ключевое явление для понимания закономерностей жизни общества. Как и многие другие социологи, Тард был уверен, что, по сути, мода сводиться к подражанию многими из числа не принадлежащих к высшему обществу – несколькими представителями элиты.





Георг Зиммель [4] утверждал, что помимо подражания, важной составляющей моды является разграничение, поскольку имитация рождается из стремления к демонстрации классовых отличий. По убеждению социолога, мода служит для сплочения каждого конкретного класса и отчуждения последнего от всех остальных; она представляет собой угрозу высшему капиталистическому классу и дает возможность представителям низшего рабочего класса нарушить существующую межклассовую границу. Георг Зиммель выдвигает следующее предположение [4, 546]: значение моды как барьера, препятствующего проникновению представителей низшего класса в высшее общество, усиливается пропорционально общему развитию культуры, по крайней мере до тех пор, пока тенденция к смешению классов и нейтрализующий эффект разграничения общества не окажут ей противодействия.

Следовательно, мода по Зиммелю, представляет собой форму имитации и социального выравнивания, но парадоксальным образом, постоянно изменяясь, она дифференцирует периоды истории и слои общества; она объединяет представителей одного социального класса и отделяет их от других. Элита инициирует появление моды, но, когда массы в стремлении стереть внешние признаки классовых различий начинают имитировать эту моду, отказывается от нее в пользу новых модных тенденций. С увеличением благосостояния этот процесс ускоряется. Одной из удивительных черт моды является ее способность быть гибким инструментом дифференциации. Скажем, одежда, не подразумевающая занятий физическим трудом, указывает на принадлежность ее носителя к праздному классу или по крайне мере позволяет ему некоторое время играть роль представителя этого класса. [5] Т. Веблен рассматривает моду, придерживаясь теории формирования и институционализации праздного класса посредством потребления. Американский ученый выявил три свойства моды.

1) Мода – это способ демонстрации богатства. Расходы на одежду представляют собой яркий пример демонстративного потребления. Одежда является материальным проявлением экономической состоятельности и тем показателем богатства, который сразу бросается в глаза. То, что дешево, не заслуживает внимания и не имеет значения.

2) Ношения модной одежды свидетельствует о том, что человеку не нужно зарабатывать себе на жизнь и он не занят никаким производительным физическим трудом.

Элегантная и аккуратная девственно чистая одежда тонкой работы говорит о праздной жизни ее владельца. Чем менее практичным и менее функциональным является предмет гардероба, тем большим весом он обладает в качестве символа высшего общества.

Ношение некоторых фасонов одежды даже требует постоянной помощи слуг при облачении.

3) Мода современна. Быть модным – значит соответствовать настоящему моменту времени.

В отличие от других классиков социологии, таких как Г.Зиммель, Г.Спенсер, Г.

Тард, считающих имитацию позитивным явлением, Т. Веблен принижает ее значение до банального подражательства, вторичного и второсортного воспроизведения. Ничто не может компенсировать отсутствие настоящих вещей, таких как настоящий жемчуг или настоящий шелк. Другими словами, использованные материалы должны быть труднодоступными, а предметы потребления – трудоемкими в производстве. Свою позицию Веблен поясняет следующим образом: «С точки зрения красоты и удобства мы все отдаем предпочтение дорогостоящему предмету гардероба ручной работы, а не дешевой имитации, какой бы искусной она не была. Следует заметить, что эта фальшивка оскорбляет наши чувства отнюдь не неточным повторением формы ли цвета дорогого оригинала и не своим видом. Иногда копия оказывается выполненной настолько высококачественно, что сам факт подделки удается обнаружить лишь при внимательнейшем рассмотрении; но все же стоит нам узнать, что заинтересовавшая нас вещь не является подлинником, как она тут же теряет свою ценность – и эстетическую, и коммерческую». [5] Веблен утверждает, что увеличение благосостояния побудило правящий класс уделять больше внимания демонстрации своего праздного времяпровождения и товаров, с ним связанных. Такое демонстративное потребление – одновременно и способа показа личного богатства / покупательной способности. В рамках своей теории Веблен рассматривает причины, по которым некоторые потребители предпочитают платить больше, но не объясняет, каким образом последние распознают предметы, способные послужить цели демонстративного потребления, как создается и определяется ценность предмета потребления.

Это видение моды, на мой взгляд, имеет актуальность и сегодня. Подтверждением этого являются различного рода мероприятия, презентации, на которых правящий класс, и класс с высокой покупательской способностью демонстрирует личное богатство через одежду, а СМИ затем освещает это в прессе, комментирует, тем самым давая остальным массам возможность быть в курсе.

Р.Кениг – один из немногих современных социологов, чей взгляд на имитацию совпадает с точкой зрения классиков социологии. Кениг [6] делает критический обзор научных работ о моде, написанных ранее, и тех идей, которые положили в основу своих теорий Тард, Спенсер, Зиммель, и приходит к выводу, что подражание с самого начала задает импульс появлению течений, ведущих к единообразному поведению масс.

Некоторые факторы стимулируют имитацию, другие – наоборот, сдерживают ее.

Например, наличие связей с копируемым объектом ускоряет процесс имитации.

Немаловажное значение могут играть такие факторы, как симпатия к объекту подражания, восхищение его мудростью или положением или почтительное к нему отношение. Тем не менее, наличие неких отношений между имитатором и тем, кому подражают, абсолютно необходимо. Из этого следует вывод: имитация не является случайной. Она возможна лишь тогда, когда между субъектом и объектом действия уже сложились некоторые социальные отношения: имитируемый может иметь либо одинаковое с подражателем социальное положение, либо более высокое. Неслучайный характер имитации подразумевает также, что сама по себе имитация не создает новых социальных отношений, а лишь является одним из признаков и средств демонстрации уже существующих связей. Данный принцип еще раз подтверждается, если проанализировать другую сторону проблемы – сдерживание имитации. Мы не испытываем никакого желания подражать другому человеку, если его поведение или образ мыслей кажется нам странным или абсурдным.

Существует еще одна концепция в русле социологического анализа моды концепция объяснения моды на основе коллективного поведения.

Трансформация вкуса – коллективного вкуса – является следствием разнообразия опыта индивидуумов в процессе социального взаимодействия. Г. Блумер [7] считает, что направление моде задает потребительский вкус, а задача модельера – предугадать и воспроизвести вкусы народных масс. Ученый выдвигает теорию моды «просачивание вверх» и отдает функцию создания моды потребителям. Но мода охватывает не только потребителей, хотя их нельзя исключать из уравнения.

Г. Блумер [7] отрицает способность модели моды как инструмента классовой дифференциации в полной мере объяснить роль моды в современном обществе и предлагает заменить ее понятием «коллективный выбор». Блумер высоко ценил вклад Г.

Зиммеля в изучение моды и признавал, что строит собственную теорию, отталкиваясь от его идей, но при этом заявлял, что предложенное немецким социологом узкое понимание моды применимо только лишь к моде XVII, XVIII, XIX веков в Европе, имевшей определенную классовую структуру. Предложенная Зиммелем модель не объясняет те процессы моды, которые происходят в современном мире с его разнообразием и подчеркнуто модернистским характером. Не отрицая значимости престижа, которым пользуется человек, носящий модную одежду, Блумер считает, что отнюдь не это задает направление моды.

Американский социолог занимает иную позицию и утверждает:

«Усилия элиты, помогающие ей выделиться посредством своего внешнего вида, неотъемлемая составляющая процесса развития моды, но отнюдь не ее первопричина… Механизм моды запускается не в ответ на потребность в классовой дифференциации и классовой имитации, но в ответ на желание быть модным, не отставать от того, что считается в обществе хорошим вкусом, стать носителем новых веяний и тенденций меняющегося мира » [7].

«Не престиж элиты делает ту или иную модель модной, а наоборот, потенциальная фешенебельность модели позволяет закрепить за ней характеристики «престижная» и «элитарная». Дизайн модели должен соответствовать направлению, в котором зарождающийся вкус публики, потребляющей предметы моды» [7, 280].

Подобно Герберту Блумеру, Фред Дэвис [8] также не приемлет модель классовой дифференциации, предложенную классиками социологии, и считает ее устаревшей.

Предпочтения в одежде, как и способ ее ношения, способны многое поведать о социальном положении людей, облаченных в нее, но это далеко не вся и зачастую отнюдь не самая важная информация, которую потенциально несет в себе одежда. Дэвис согласен с Блумером и в том, что мода обращена именно к коллективным аспектам нашей социальной идентичности, но переносит акцент на связь, существующую между модой/одеждой и индивидуальной идентичностью в современном обществе. При этом, по мнению Дэвиса, возрастает амбивалентность значения моды, что вполне созвучно постмодернистскому образу мышления. Дэвис пишет: «Мы привыкли думать, что наша социальная идентичность – это некое неизменное сочетание определенных характеристик, но так случается крайне редко. Под влиянием социальных и технологических изменений, уменьшения биологического жизненного цикла, утопического видения мира и могочисленных бедствий и катастроф наша идентичность находится в состоянии постоянного «брожения», что ведет к возникновению напряжения, парадоксальности, двойственности и противоречивости внутри нас самих. Именно из этой коллективно переживаемой и периодически возникающей в истории нестабильности идентичности и черпает энергию для своего развития мода» [8, 17].

Существует также еще одно фундаментальное видение моды - известный семиотический подход к изучению моды.

Р. Барт рассматривает мифы как систему коммуникаций, состоящую не только из письменных дискурсов, но и продуктов киноиндустрии, спорта, фотографии, рекламы и телевидения. Аналогичным образом миф о моде формируется социальными институтами и установившейся социальной практикой.

Р. Барт применяет лингвистические системы наравне с системами моды для объяснения понятий «мода» и «одежда». Согласно точке зрения исследователей, эти понятия взаимозаменяемы, а одежда может использоваться в качестве метафоры. Данный момент неоднократно подвергался критике со стороны других ученых, занимавшихся вопросами моды, на том основании, что одежда и мода могут выступать в качестве такого же средства коммуникации, как язык, на котором мы говорим. Подход Барта очень ограничен. Проводя семиотический анализ одежды и моды, он исходит из принципов структурной лингвистики, родоначальником которой был Фердинанд де Соссюр.

Разработанная швейцарским лингвистом наука о знаках, известная как семиотика, помогает провести границу между одеждой и модой. Хотя работа Барта и называется «Система моды» [9], автор говорит о системе одежды, а не моды, однако проведенный им комплексный анализ позволяет выявить различия между ними. Так, система одежды регулирует то, как мы носим одежду и что мы носим в условиях определенного социального и конкретного культурных контекстов, поскольку каждый из них наделен различными социальными значениями.

Мода по заключению Бодрийяра [10] появляется только в социально мобильных обществах, хотя и не во всяком обществе, отличающемся мобильностью и открытостью классовой системы, она наблюдается. Бодрийяр подчеркивает, что мода – это модернистское явление: она «существует только в системе модернизма… В политике, в технологиях, в искусстве модернизм характеризуется степенью перемен, которые способна выдержать система, не изменяясь по своей сути… Модернизм – это код, мода – его символ».

Далее он заявляет:

«Формальная логика моды навязывает повышенную мобильность всем знакам социального отличия. Соответствует ли эта формальная мобильность знаков реальной мобильности социальных структур (профессиональной, политической, культурной)?

Конечно, нет. Мода – и, в более широком смысле, потребление, неотделимое от нее, скрывает под собой глубинную социальную инертность. Мода сама по себе является фактором социальной инертности, поскольку потребность в реальной социальной мобильности теряется в моде, представляющей собой неожиданную и зачастую циклическую смену объектов, предметов гардероба и идей. Таким образом, иллюзии перемен сопутствует иллюзия демократии» [10, 78] Для Бодрийяра мода – это один из тех институтов, которые чрезвычайно эффективно реконструируют и еще более упрочивают неравенство и социальную дискриминацию, хотя лицемерно заявляют, что призваны упразднить их. Мода обусловлена социальной стратегией общественного класса.

Таким образом, мы рассмотрели основные концепции социологического видения моды, которые являются фундаментом теоретико-методологической базы социологии моды. Это концепции подтверждают актуальность феномена моды в обществе, дает нам понимание ключевых моментов в функционировании моды как элемента социальнопроизводственной системы. Классический социологический дискурс о моде - есть тот фундамент социологии моды, который не только дает общее понимание феномена, но является отправной точкой в дальнейшем ее изучении.

Литература

1. Кавамура Ю. Теория и практика создания моды. Минск, 2009.

2. Спенсер Г. Принципы социологии. Том 2. Нью-Йорк, 1966.

3. Тард Г. Законы подражания. Санкт-Петербург, 1892.

4. Зиммель Г. – Мода//Американский журнал социологии.- 1957. – LXII.

5. Веблен Т. Теория праздного класса. Москва, 1984.

6. Кениг Р. Тревоги картин: социология моды, 1973.

7. Блумер Г. Символический интеракционизм: перспективы и методы, 1969.

8. Дэвис Ф. – Одежда и мода как коммуникация//Психология моды. – 1985.

9. Барт Р. Система моды, 1967.

10. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть, 1993.



Похожие работы:

«ББК С– Бушмин И.А., к. т. н. Современная служба занятости региона: новый вектор и технологии развития: «Издательский дом Барнаул», 2011. 110 с., ил.Рецезент: Доктор социологических наук, профессор А.Я. Троцковский В монографии «Современная служба занятости региона: новый вектор и технологии развития», обобщён опыт работы управления Алтайского края по труду и занятости населения и лично автора по совершенствованию организационно-экономического механизма функционирования государственной службы...»

«Общественные науки в целом С8 К31 Кашкин, Вячеслав Борисович Введение в теорию коммуникации: учеб. пособие/ В. Б. Кашкин. Изд. 5-е, стер. Москва: Флинта: Наука, 2014. 224 с. : ил. Библиогр.: с. 223-224 ISBN 978-5-9765-1424-9: 192 р. 50 к. ISBN 978-5-02-037769-1 аб3 чз1 С5 Л84 Луков, Валерий Андреевич Социальное проектирование: учеб. пособие/ В. А. Луков. 9-е изд. Москва: Изд-во Московского гуманитарного ун-та: Флинта, 2010. 239 с. : ил. Библиогр.: с. 231-232 ISBN 978-5-85085-747-9: 165 р. ISBN...»

«РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО СОЦИОЛОГОВ ДЕПАРТАМЕНТ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА ЮГРЫ ЦЕНТР НЕЗАВИСИМЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ «ГОРИЗОНТ» Давыдов С. Г. Дерман Г. Н. Костерин И. М. Стожаров А. В. Стожарова Д. А.Информационное пространство Югры: состояние и динамика развития Санкт-Петербург – Ханты-Мансийск Издательство «Любавич» ББК 60.56в7(2Рос-4) Информационное пространство Югры: состояние и динамика развития Российское общество социологов, департамент информационной политики...»

«В. П. КОЛОМИЕЦ МЕДИАСОЦИОЛОГИЯ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Москва 2014 УДК 316 ББК 60.56 К 612 Коломиец В.П. МЕДИАСОЦИОЛОГИЯ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА / К 612 Научная монография / Аналитический центр Vi. М.: ООО «НИПКЦ Восход-А», 2014. – 328 с. ISBN 978-5-93055-363-5 Рецензенты: Полуэхтова Ирина Анатольевна, доктор социологических наук, профессор. Руководитель отдела социологических исследований Аналитического центра Vi. Милехин Андрей Владимирович, доктор социологических наук. Президент Ромир холдинга. В...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Кафедра социологии и политологии БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК СПРАВОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ К КУРСУ «СОЦИОЛОГИЯ ТРУДА» Методические рекомендации для студентов социологического факультета очной и заочной форм обучения Издательство «Самарский университет» Печатается по решению Редакционно-издательского совета Самарского государственного университета...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА Современные кадровые технологии на государственной гражданской службе Монография Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 35.08:005.95 ББК 67.401 С56 Издание подготовлено при финансовой поддержке Института государственного управления и предпринимательства Уральского федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина (грант на...»

«Российская академия образования Отделение профессионального образования Научно-исследовательский институт развития профессионального образования СМИРНОВ И.П., ТКАЧЕНКО Е.В., БУРМИСТРОВА А.С. ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И МОЛОДЕЖЬ РОССИИ СРАВНИТЕЛЬНОЕ (2000 и 2010 гг.) СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ МОСКВА 2012 УДК 371 СМИРНОВ И.П., ТКАЧЕНКО Е.В., БУРМИСТРОВА А.С. Профессиональное образование и молодежь России. Сравнительное социологическое исследование (2000 и 2010 гг.). – М. : НИИРПО, 2012. –...»

«КАФЕДРА СОЦИОЛОГИИ БЕЗОПАСНОСТИ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. М.В. ЛОМОНОСОВА ОСНОВЫ СОЦИОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА Коллективная монография Москва УДК 301 ББК 60.56 К 89 Рекомендовано к изданию кафедрой социологии безопасности Социологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Коллектив Авторов К 89 ОСНОВЫ СОЦИОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА. Коллективная монография. М.: 2008. 351 с. Коллективная монография посвящена итогам...»





Загрузка...


 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.