WWW.OS.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Научные публикации
 

«© 1998 г. Г.А. НЕСВЕТАЙЛОВ НАУЧНЫЕ КАДРЫ: ВОЗРАСТ И ТВОРЧЕСТВО НЕСВЕТАЙЛОВ Геннадий Александрович - доктор ...»

Социология науки и образования

© 1998 г.

Г.А. НЕСВЕТАЙЛОВ

НАУЧНЫЕ КАДРЫ: ВОЗРАСТ И ТВОРЧЕСТВО

НЕСВЕТАЙЛОВ Геннадий Александрович - доктор социологических наук, заведующий отделом

социологии науки Института социологии НАН Беларуси.

Индивидуальный возраст

Влияние возраста научного работника на его профессиональную деятельность давно стало предметом специальных исследований и научных дискуссий. Широко известны исследования в этой области, проведенные американским психологом Г. Леманом [1], в ходе которых было установлено, что максимум продуктивности приходится на возраст ученого 30-39 лет [2]. Пики творчества зависят от специфики отрасли знания: для физиков это 32-33 года, для математиков - 23 года, для физиологов - 35-39 лет, астрономов года.

Внутри темы "возраст ученого и научное творчество" можно выделить по крайней мере три раздела: возраст и крупные научные достижения; возраст и продуктивность среднего научного работника; возраст и освоение новых научных направлений. В изучении первого аспекта наиболее распространенным методом является статистический анализ массива работ, удостоенных Нобелевской премии. Все исследования дали качественно одинаковые результаты: вероятность выдающегося достижения выше в середине жизни ученого и этот возраст зависит от специфики отрасли науки.



На примере массива из 414 нобелевских премий за период с 1901 по 1992 г. показано, что распределение лауреатов по возрастным группам в трех науках (физика, химия, медицина) в разные годы существенно не отличаются [3]. Время достижения творческого пика в физике соответствует возрасту 31-35 лет, в химии-36-40 лет, в медицине - 31-35 лет. В целом лауреаты-физики несколько моложе, чем ученые в медицине, а заметная часть физиков (7%) получают свой выдающийся результат в возрасте до 25 лет. Особо отмечается резкое падение вероятности получения такого научного результата в возрасте после 50 лет (6% ученых по всему массиву).

Таким образом, в молодые и зрелые годы у исследователей оказывается максимальной вероятность получения наиболее значимых научных результатов принципиальной новизны и фундаментального характера. Именно под такие целевые установки создавалась вся организация академической науки в СССР и в странах Центральной и Восточной Европы, в том числе кадровая политика. И в новых условиях, обусловленных процессом трансформации социальных институтов, многие академические научные центры и вузы продолжают оставаться основным местом проведения фундаментальных исследований, ориентированных на получение принципиально новых знаний. Поэтому статистические распределения лауреатов по возрасту можно рассматривать как идеализированную модель нормативного характера для кадровой политики учреждений, работающих на переднем фронте мировой науки.

Более половины ученых должны быть моложе 40 лет - вот рекомендация для коллективов, занятых фундаментальными исследованиями в естественных науках.

Вместе с тем в повседневной научной деятельности хорошо видно, что возрастная динамика творчества существенно различается применительно к выдающимся и "нормальным" результатам научных исследований. Еще Г. Леман утверждал, что пик творчества оказывается более "острым" для самых выдающихся достижений и пологим для менее значимых результатов (статьи, монографии, патенты и т.д.) [1]. Широкомасштабное исследование индивидуальной публикационной продуктивности в зависимости от возраста было проведено в 1977 г. в рамках международного проекта ICSOPRU. В шести европейских странах было обследовано 1222 группы, опрошено более 10 тыс. исследователей, 62% которых представляли академическую науку [4]. Результаты этого уникального во многих отношениях проекта подтвердили в общем известные данные о двух пиках публикационной продуктивности - в возрасте 45-49 лет и 55 лет для ученых из академических подразделений естественно-научного профиля.

Таким образом, продуктивность среднего научного работника также заметно зависит от его возраста, хотя эта зависимость менее выражена, чем для высших научных достижений.

Перейдем к третьему вопросу возрастной проблемы, связанному с освоением новых областей исследований. Известно, что для успеха в научной деятельности одинаково важны два фактора: объем накопленных знаний и традиций ("мудрость"), и способность к новаторству, свежесть подхода ("гибкость") [5]. С годами запас "мудрости" увеличивается, а "гибкость" обычно уменьшается, научный работник становится менее восприимчивым к новым идеям. И наоборот, чем моложе ученый, тем больше он склонен к освоению фундаментальных парадигм в науке. По мнению Т. Куна, "почти всегда люди, достигшие фундаментальных результатов в разработке новой парадигмы, были либо очень молодыми, либо новичками в той области, парадигму которой они изменили. Это представление о роли молодежи в фундаментальных научных исследованиях настолько всеобщее, что уже стало своеобразным клише" [6].

Известны попытки эмпирического исследования влияния возраста ученых на их готовность к восприятию или генерации новых научных идей на примере появления дарвинизма [7], теорий тектонических плит [8] и континентального дрейфа [9]. Показано, что проблема старения научных кадров тесно связана с когнитивной стороной научной деятельности.

Готовность осваивать новые области исследований зависит от возраста ученых в значительно большей степени, чем количество публикуемых ими статей или получаемых патентов на изобретения. Динамизм научного прогресса существенно определяется приходом новых поколений исследователей.





Коллективный возраст Возрастная динамика научного коллектива имеет много общего с индивидуальным старением ученых. Как и отдельная личность, каждый коллектив (группа, лаборатория, институт) проходит разные фазы развития во времени. Однако в отличие от отдельной личности, возрастная динамика научных коллективов поддается управлению. В частности, большое значение имеет управление средним возрастом коллектива, что для отдельной личности невозможно.

К сожалению, старение научных кадров стало одной из острейших проблем трансформации постсоветской науки. Так, среди специалистов Беларуси, занятых НИОКР, за период 1993-1996 гг. доля лиц моложе 40 лет уменьшилась с 49,4 до 41,0%, и одновременно доля специалистов старше 50 лет повысилась с 19,4 до 23,9% (табл. 1). Особенно интенсивно происходит старение кандидатов наук, занятых НИОКР: доля лиц моложе 40 лет снизилась с 22,4 до 17,6%, а доля кандидатов наук старше 50 лет поднялась с 35,5% до 42,3%. Это объясняется прежде всего оттоком молодых кандидатов наук по собственному желанию из науки в другие сферы деятельности, преимущественно не связанные с научными исследованиями.

По данным кадровых служб научных учреждений НАН Беларуси, молодежь в возрасте не старше 30 лет составляет в целом по академии 11 % от общей численности специалистов, занятых НИОКР, и только 2% от общей численности кандидатов наук. Из руководителей структурных подразделений только 1 человек моложе 30 лет, из старших научных сотрудников-только 7 человек. Средний возраст докторов наук составляет 58 лет, кандидатов наук - 48 лет.

Среди должностных категорий самый зрелый возраст отмечается у руководителей структурных подразделений (54 года), из них 30% старше 60 лет, а 2/3 - старше 50 лет. Средний возраст старших научных сотрудников - 48 лет, из них 44% старше 50 лет. Обращает на себя внимание высокий средний возраст младших научных сотрудников —38 лет, причем среди них 8% старше 50 лет. Таким образом, традиционное представление об этой должностной категории как промежуточной для молодых ученых уже не соответствует действительности.

Таблица I Изменения в возрастной структуре научных работников Беларуси (данные в % от общей численности)

–  –  –

Оказалось, что академические институты существенно различаются между собой по возрастной структуре кандидатов наук и в значительно меньшей степени - по возрасту всех специалистов, выполняющих НИОКР. Кандидаты наук как промежуточная квалификационная группа отражают, с одной стороны, результаты усилий учреждений по подготовке научных кадров из молодых исследователей, с другой - перспективы подготовки лидеров научных направлений и школ в лице докторов наук. Данные по ряду институтов отражают их активную и успешную деятельность по поддержке воспроизводственных процессов. Ученые в возрасте до 40 лет составляют среди кандидатов наук около 20—30% в ряде институтов физического, химического и биологического профиля. Наибольшие успехи в обеспечении молодого пополнения добился Институт математики, где более 50% кандидатов моложе 40 лет. К сожалению, более типичной является стареющая структура с преобладанием предпенсионного возраста и отсутствием молодых кандидатов наук в возрасте до 30 лет.

Распространенной картиной становится вообще отсутствие в данном учреждении кандидатов наук моложе 30 лет. Согласно данным кадровых служб, из 39 обследованных институтов таких учреждений насчитывается 20. Уже есть учреждения, где нет вообще кандидатов наук моложе 40 лет.

Низкий социальный престиж научного работника отталкивает от науки талантливых выпускников университетов: «Раньше мы выбирали и отбирали студентов, а теперь при слове "академия" глаза у студентов тускнеют» (эксперт из института технического профиля НАН Беларуси). Для той небольшой части молодежи, которая все же поступает в академические институты, типичной становится схема поведения "пришел-осмотрелся-ушел".

Научные учреждения становятся для молодых специалистов промежуточным местом, где они могут повысить свою профессиональную квалификацию для последующей работы не в сфере научных исследований, а в бизнесе [10].

Последствия коллективного старения Из-за коллективного старения кадров снижается вероятность освоения принципиально новых направлений фундаментальных исследований. Происходит взаимообусловленный процесс одновременного старения кадров и тематики исследований. Длительная разработка одних и тех же направлений исследований постепенно снижает уровень их фундаментальности и продуктивность занятых в них научных работников [11].

Излишняя в долгосрочном масштабе времени стабильность тематики фундаментальных исследований сочетается с неустойчивостью научной деятельности в оперативном масштабе времени. Высокая текучесть научных кадров, и прежде всего молодых, создает неуверенную обстановку при заключении и выполнении контрактов или грантов. Взятые обязательства в любой момент могут оказаться под угрозой из-за увольнения специалистов.

"Работу беру, а потом сижу как на пороховой бочке" - жаловался один из руководителей лабораторий. Такая нестабильность препятствует формированию долгосрочных программ приоритетных исследований.

Типичным последствием сокращения молодого пополнения можно считать уменьшение численности аспирантов и количества защищенных диссертаций. Так, во всех отделениях НАН Беларуси наблюдается резкое снижение количества вновь подготовленных кандиТаблица 2 Данные о количестве диссертаций, защищенных сотрудниками институтов и учреждений НАН Беларуси

–  –  –

1990-1991 гг. 1995-1996 гг. 1990-1991 гг. 1995-1996 гг.

Отделение физики, математики и информатики Отделение физико-технических проблем машиностроения и энергетики Отделение химических и геологических наук Отделение биологических и отделение медико-биологических наук Отделение гуманитарных наук и искусств В целом по организациям НАН Беларуси датов и докторов наук (табл. 2). Как видим, интенсивность подготовки кандидатов наук особенно резко снизилась у представителей общественных и технических наук.

Из возрастной динамики индивидуальной научной деятельности следует, что каждому ученому природа дает весьма короткий промежуток времени для реализации его творческого потенциала. Фактически вся последующая научная карьера зависит от того, удалось ли молодому человеку в возрасте 20-30 лет войти в науку, пройти период адаптации и начать самостоятельную исследовательскую деятельность. Стартовые условия в возрасте до 30 лет - это необходимая предпосылка для максимального раскрытия творческих способностей в возрасте до 40 лет. Длительная потеря наукой социальной престижности и привлекательности для молодежи означает, что по крайней мере одно поколение молодежи с высшим образованием будет "потерянным" для фундаментальной науки. А обществу небезразлично, чему посвятит свою жизнь талантливая молодежь.

Для многих опрошенных экспертов характерны пессимистические оценки перспектив сохранения научных школ. Даже в относительно благополучных учреждениях отмечается тревога по поводу воспроизводства научных кадров. Так, в одном из ведущих институтов НАН Беларуси почти половина сотрудников находятся в возрасте до 40 лет, однако 80% кандидатов наук - старше 40 лет. По мнению экспертов, отсутствие молодого пополнения создает реальную угрозу утраты преемственности научных традиций: "Произойдет разрыв поколений, и когда начнется экономический подъем, многие научные направления придется создавать заново с большими затратами".

Приведенные выше примеры возрастной структуры научных кадров показывают, что в большинстве институтов основной груз ответственности за развитие научных направлений до сих пор лежит прежде всего на старшем поколении ученых. Именно они обеспечивают стабильность научных систем в жестких условиях переходной экономики. Но в ближайшее время начнется их массовый уход на пенсию, а естественное замещение средним поколением во многих институтах будет сильно затруднено по ряду причин. Во-первых, доля средних возрастных групп среди исследователей отдельных институтов постоянно уменьшалась. Во-вторых, качество среднего поколения также снижалось из-за многолетнего "вымывания" наиболее активной и жизнеспособной его части в другие сферы деятельности.

Поэтому нельзя рассчитывать на эволюционное развитие кадрового потенциала с преобладанием элементов самоорганизации. Приходится исходить из того, что массовый уход в течение короткого времени лидеров научных направлений и школ, руководителей подразделений станет серьезным испытанием для коллективов обследованных институтов с далеко идущими последствиями.

С одной стороны, создается уникальная возможность для кардинального изменения приоритетов исследований, "закрытия" научных направлений, потерявших или свою научную актуальность, или практическую полезность. С другой стороны, возникает угроза неконтролируемого разрыва в преемственности традиций научной деятельности. Эта угроза особенно остра в научных направлениях с небольшим количеством занятых в них исследователей. Внутренние резервы таких социально-профессиональных групп весьма невелики, и "критическая масса" кадрового потенциала, необходимая для полноценной научной жизни, может быть легко утеряна.

Проблема смены поколений ученых не ограничивается рамками отдельных институтов и приобретает национальный масштаб. Послевоенная история развития науки в бывших социалистических странах имеет много общих черт. В частности, большинство стран прошло периоды быстрого роста кадрового потенциала науки в 1950-1960-х гг. Это был "золотой век роста" не только для западной, но и для советской и восточноевропейской науки. Лучшая часть выпускников университетов сформировала высококвалифицированный и сильно мотивированный кадровый потенциал в большинстве отраслей естественных наук. Это было "поколение роста", лучшие представители которого стояли зачастую у истоков новых направлений исследований и стали основателями научных школ.

Затем наступил период стагнации в 1970-1980-х гг., когда наука в СССР и странах СЭВ сохраняла или даже продолжала наращивать свои количественные показатели, но уже теряла социальный приоритет. Значительно меньшая, чем раньше, часть молодежи стремилась к полноценной карьере исследователя, остальные попадали в науку случайно и увеличивали в ней долю кадрового "балласта". Это было "поколение застоя". Его основное отличие от предыдущего поколения состояло не в предмете или объекте исследований, а в ослабленной мотивации к научному труду.

В 1990-е годы в посткоммунистических странах начался период трансформации науки, который повсеместно характеризуется резким сокращением притока молодежи. Называя это время периодом выживания, надо подчеркнуть, что есть такой период, но нет такого поколения. Оно не успевает сформироваться из-за высокой текучести молодых научных кадров. Отсутствие на макроуровне сильной государственной кадровой политики приводит к тому, что смена поколений становится проблемой локального масштаба отдельных институтов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Lehmann N.C. Age and achievement. Princeton, New Jersey, 1953.

2. Lehmann N.C. The creative production rates of present versus past generations of scientists - in: Middle age and aging. Reader in Social Psychology. Ed. by B.L. Neugarten. Chicago, 1968.

3. Paula Stephan, Sharon Levin. Age and the Nobel prize revisited. Scientometrics, vol. 28, N 3 (1993), 387-399.

4. Scientific Productivity. The effectiveness of research groups in six countries. Cambridge University Press.

UNESCO. Paris. 1979.

5. Donald С Petz and Frank M. Andrews. Scientists in Organizations. Productive Climates for Research and Development. N.Y., Wiley, 1966.

6. T. Kuhn. The structure of scientific revolutions. 2nd ed. Chicago: University of Chicago Press, 1970, p. 90.

7. Hull D.L. Science as a Process: an Evolutionary Account of the Social and Conceptual Development of Science (Chicago: Chicago University Press, 1988), pp. 379-384.

8. Messeri, Peter. Age Differences in the Reception of New Scientific Theories: the Case of Plate Tectonics, Social Studies of Science, 1988, vol. 18, p. 101.

9. Stewart, John A. Drifting Continents and Colliding Paradigms: a Quantitative Application of the Interests Perspective, Social Studies of Science, 1986, vol. 16, p. 261-279.

10. Dan Radulescu. Romanian youth and scientific research. Academies in transformation. Higher education in Europe, vol. XX, No. 4, 1995, p. 220-229.

11. Несветайлов ГА. Интенсификация академической науки (в условиях союзных республиках). Минск:

Наука и техника, 1986.



Похожие работы:

«К.В. ХАРЧЕНКО УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ: МЕТОДОЛОГИЯ И ОПЫТ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Москва 2011 ББК 60.5 Х 22 Рецензент: доктор социологических наук, профессор В.И. Патрушев Харченко К.В. Удовлетворенность: методология и опыт муниципальных Х 22 исследований. – М.: АЛЬПЕРИЯ, 2011. – 260 с. В монографии дан теоретический анализ понятия «удовлетворенность», показан скрытый в нем дуализм оценки и состояния. Доказывается, что в рамках муниципальной социологии использование категории удовлетворенности...»

«ББК С– Бушмин И.А., к. т. н. Современная служба занятости региона: новый вектор и технологии развития: «Издательский дом Барнаул», 2011. 110 с., ил.Рецезент: Доктор социологических наук, профессор А.Я. Троцковский В монографии «Современная служба занятости региона: новый вектор и технологии развития», обобщён опыт работы управления Алтайского края по труду и занятости населения и лично автора по совершенствованию организационно-экономического механизма функционирования государственной службы...»

«Социологические исследования, № 10, Октябрь 2008, C. 46-51 О СТАНОВЛЕНИИ И РАЗВИТИИ СОЦИОЛОГИИ В КЫРГЫЗСТАНЕ Автор: К. Б. БЕКТУРГАНОВ БЕКТУРГАНОВ Кубан Бектурганович доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой социологии Кыргызского национального университета им. Ж. Баласагына. Социологические исследования в Кыргызстане имеют сравнительно длительную историю. Еще в 1966 г. в Кыргызском государственном университете философом А. Табалдиевым была создана социологическая лаборатория,...»

«Кафедра. Консультации © 2003 г.СИ. ГРИГОРЬЕВ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В УСЛОВИЯХ ДЕЙСТВИЯ ГОССТАНДАРТОВ ВТОРОГО ПОКОЛЕНИЯ ГРИГОРЬЕВ Святослав Иванович доктор социологических наук, профессор, декан факультета социологии Алтайского государственного университета, член-корреспондент РАО. На страницах Социологических исследований неоднократно поднимались вопросы, касающиеся положения социологии в высшей школе, ее преподавания, отношения к ней в вузах различного профиля (см., например, публикации:...»

«Дискуссии. Полемика © 2000 г. М.В. МАСЛОВСКИЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПЦИИ ТОТАЛИТАРНОЙ БЮРОКРАТИИ МАСЛОВСКИЙ Михаил Валентинович кандидат социологических наук, старший преподаватель Нижегородского государственного университета. Концепция тоталитарной бюрократии представляет собой результат одной из немногочисленных в отечественной социологии попыток развить некоторые положения классических политологических и социологических теорий. В качестве исходных теоретических моделей в данном случае, очевидно,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ РАН НА ПУТИ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ: девиантное поведение подростков и риски взросления в современной России: (ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА) Москва Краснодар УДК 316.624 – 053.6 (075.8) ББК 88.5 я 73 Н 12 Рецензенты: Доктор социологических наук, профессор М.Ф.Черныш Доктор социологических наук, профессор В.Н.Петров Авторский коллектив: ИС РАН: М.Е. Позднякова, Л.Н. Рыбакова, В.В. Моисеева...»

«Размышления над новой книгой © 1996 г. Р.Г. ЯНОВСКИЙ ПРОБЛЕМЫ МАКРОСОЦИОЛОГИИ Несмотря на переживаемые российской наукой трудности, социология в стране продолжает развиваться. Но в отличие от эмпирических исследовании разработка теоретических проблем находится в кризисном состоянии по двум взаимосвязанным причинам. Во-первых, из-за ограниченности средств и немыслимой дороговизны издания научной литературы (этот «экономический» рычаг оказался, пожалуй, более действенным, нежели ограничения...»

«Выставка новых поступлений читального зала гуманитарных наук в марте-апреле 2015 года Словари С5 К772 Кравченко, Альберт Иванович Краткий социологический словарь / А. И. Кравченко. – Москва: Проспект, 2015.– 347 с. В словаре в доступной форме раскрываются традиционные, так и новые ключевые понятия отечественной и зарубежной социологии. Он содержит статьи об основных социологических дисциплинах, идеях ведущих социальных теоретиков современности, методах и подходах к изучению общества, о его...»





Загрузка...


 
2016 www.os.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Научные публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.